home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17 (без сцены менаж)

Маленькая ведьмочка тянула время. Трей улыбнулся. Пятнадцать минут назад она сказала ему раздеться, лечь на кровать и ждать её, а затем исчезла в ванной комнате.

Он лежал голый, ждал и был настолько твёрдым, что это причиняло боль. Трей был возбуждён с момента, когда Тарин сказала ему, что на ней соблазнительное нижнее бельё от "Виктории Сикрет".

Единственный раз, когда член дал Трею передышку, произошёл тогда, когда парень решил прокатиться на той чёртовой "Смертельной западне". Теперь пришло время Тарин выполнять свою часть сделки, и у него складывалось впечатление, что его половинка уже пожалела, что вообще заключила её.

Он чувствовал, что она нервничала. Так и должно быть – сегодня вечером он многое приготовил для своей пары. Сейчас он познакомит её со своими идеями веселья.

Вернее, так будет, если Тарин выйдет из чёртовой ванной комнаты.

– Детка, ты уже готова?

– Почти, – ответила она из-за двери.

Он спросил улыбаясь:

– Ты же не думаешь отвертеться от нашей сделки?

– Конечно нет,- отрезала она.

– Тогда тащи сюда свою задницу.

После долгожданных тридцати секунд щёлкнул замок, и Тарин вышла из ванной. У Трея отвисла челюсть.

– Срань господня.

Её великолепные груди так и норовили выпасть из атласных чашечек, удерживаемых бретельками.

Ткань ночной рубашки свободно спадала до середины бедра и едва скрывала подходящие комплекту кружевные чёрные стринги.

А что ещё лучше, она расходилась посередине, выставляя на показ полоску бархатистой кожи её живота.

Волк Трея зарычал, желая, чтобы тот поставил Тарин на колени и трахал до тех пор, пока ни один из них не сможет двигаться.

Он сел, передвинулся на край кровати и произнёс напряжённым от страсти голосом:

– Иди сюда, – когда она заколебалась, он приподнял бровь и строго сказал: – Ты моя игрушка в течение следующего часа, помнишь? Ты должна делать то, что я скажу.

Чертов ублюдочный неандерталец. Предвкушение, возбуждение, любопытство, и нервозность бушевали в Тарин, когда она подошла и встала между его ног.

Долгое время он к ней не прикасался, просто ласкал с головы до кончиков пальцев своим взглядом. Голод в его глазах послал вспышку жара в её тело.

Словно она не была достаточно возбуждённой, просто глядя на него сидящего там в чем мать родила! Боже, у этого мужчины было чертовски красивое тело. Трей был мускулистым, мощным, а неприкрытая сексуальность, исходящая от него, пленяла её волчицу.

О да, это тело обещало удовлетворение – то, что он уже доставлял ей много раз.

– Моя. Целиком и полностью моя,- выражение его лица подталкивало её опровергнуть его утверждение, но она не сделала этого.

– Руки за спину.

К его удивлению, Тарин сразу же подчинилась.

Трей гадал, насколько хватит её хорошего поведения.

– Очень хорошо. Там их и держи.

Он скользнул руками под разрез её ночной рубашки и обнял за талию, наслаждаясь ощущением нежной кожи под пальцами.

Просунув ладони ей за спину, он опустил их и обхватил её попку, продолжая тем временем вылизывать округлости ее грудей.

Трею нравилась задница Тарин, которая была упругой и шикарной, и так идеально помещалась в его ладонях, как и груди, на которые он смотрел.

– Думаю, больше всего мне нравиться доступ вот к этому, – он скользнул руками в атласные чашечки лифчика и вытащил из них её груди. Идеально.

У Тарин вырвался стон, когда он обвел языком один из ее сосков. Трей посасывал, кусал, лизал и теребил его зубами, а затем двинулся ко второму.

Ее кожа покрылась мурашками, когда он отстранился и стал дуть на обе мокрые горошины, пока те болезненно не напряглись.

Нуждаясь в том, чтобы его рот вновь оказался на них и унял боль, она слегка наклонилась вперед и выгнулась к нему. Вместо этого засранец шлепнул ее по заднице.

– Разведи чуть ноги. Хорошая девочка. – Без предварительных ласк Трей скользнул в нее пальцем и застонал, когда внутренние мышцы Тарин крепко сжались, и его обволокла влага.

Трей медленно толкался пальцем внутрь и наружу, все время наблюдая за ее лицом и эмоциями, которые появлялись на нем: наслаждение, потребность, разочарование, беспокойство.

– Тебе нравится? – он нахмурился, когда Тарин кивнула. – Произнеси это, детка.

– Да, мне это нравится.

– Хорошая девочка.

В качестве награды он втянул в рот сосок, в то же время лаская клитор круговыми движениями большого пальца той руки, которой её трахал.

Тогда он добавил ещё один палец и продолжил медленные движения, которые сводили Тарин с ума… и в этом-то и была вся задумка.

Трей хотел, чтобы напряжение покинуло её тело, чтобы она отключила мозги и стала ведомой лишь потребностью кончить, и не отказалась от тех желаний, которых притворялась, что не имеет.

Поэтому он продолжал неторопливые толчки, иногда сгибая пальцы, чтобы отыскать её сладкое местечко, но затем, всякий раз, когда Тарин была близка к кульминации, замедлялся, почти останавливаясь.

Сраный сын суки-минетчицы! В восьмой раз не позволил ей кончить.

Тарин подумывала, а не сломать ли ему нос… но потребовалось бы время для того, чтобы она его исцелила, а это только лишь продлило бы ее ожидание. Трей отлично знал, что она не нуждалась в мягкости, медлительности и возможности смаковать каждую минуту.

Сейчас ей хотелось, чтобы супруг оттрахал её до беспамятства.

Неужели она просит слишком многого? Тарин трясло от желания и сексуальной неудовлетворённости, и слова мольбы были готовы сорваться с ее языка. Хотя, будь она проклята, если скажет это

Она резко вдохнула, когда Трей вновь вернул своё внимание её соску, сильно втянув его в рот и посылая жар блаженства к её клитору.

Тарин даже не поняла, что запустила руки в волосы Трею, пока он не поднял голову и не одарил ее предупреждающим взглядом. Зарычав от раздражения, Тарин сцепила руки за спиной.

Она почти зарыдала, когда уже в девятый раз он подвел ее к краю, но не позволил шагнуть за грань. Официально – он само зло.

– Хочешь знать, что случиться дальше, детка?

Глаза Тарин округлились, когда он сунул руку за спину и вытащил небольшую верёвку.

Как Трей и ожидал, Тарин замерла. Он весьма жестко толкнулся в нее пальцами и прижал большой палец к клитору, вырвав у неё стон.

– О, да, детка, я собираюсь связать твои руки за спиной, пока ты будешь сосать мне.

Хитрый ублюдок. Он намеренно вводил Тарин в отчаянное, безумное состояние, когда её уже не волновало ничего, кроме желания кончить… и это работало! Даже то, что она должна подчинится не злило девушку. Тарин была готова его убить. Правда. Но завтра. После того, как он доведёт её до оргазма полдюжины раз. Вот тогда она его прикончит.

– Тебе бы этого хотелось, да, детка? Тебе может не нравится это желание, но ты этого хочешь.

Доминант внутри нее говорил решительное "нет", но голос был погребен под насущной необходимостью кончить. Она солгала бы, сказав, что ей не любопытно.

– Не зависимо от нашей сделки, я не стану тебя принуждать. И никогда не заставлю тебя делать то, чего ты не хочешь. Но я знаю, что ты достаточно сильна, чтобы сделать это. Я не предложил бы такое, если бы думал, что ты не сильна, – он вновь изогнул пальцы, добравшись до райской точки, уговаривая Тарин толчками. – Что думаешь, малышка? Попробуем?

С трудом сглотнув, она, в конце концов, кивнула.

Он прикусил ее губу.

– Ты снова киваешь. Я хочу услышать слова.

– Да, я постараюсь.

– Вот моя хорошая девочка.

Тарин резко вдохнула, когда пальцы его свободной руки запутались в ее волосах, и Трей проник в её рот, переплетая их языки.

Как всегда, его поцелуй поглотил ее, и Трей жадно впился в её губы. Она могла лишь ответить на поцелуй и льнуть к нему – к единственной твердыне в ее мире в тот момент.

Наконец, он отстранился.

– Повернись, – она медленно выполнила его приказ. – Вот так.

Трей мягко взял ее руки и обвязал веревкой запястья, крепко, но так, чтобы Тарин не чувствовала никакой угрозы.

– Сделано, малыш.

Когда она вновь оказалась лицом к Трею, он произнес:

– Встань на колени, Тарин. Я хочу, чтобы ты взяла в рот мой член. Я хочу, чтобы ты сосала у меня, пока твои руки связаны.

Это не подстегнет мои обороты, сказала себе Тарин. Ни капли.

Покорно – чёрт, это послушание должно было на самом деле разозлить ее – она опустилась на колени и провела языком по всей длине его члена, от основания до самого конца.

Тарин улыбнулась, когда он застонал. Глядя Трею прямо в глаза, она слизнула выступившую капельку семенной жидкости.

Трей легонько похлопал Тарин членом по щеке.

– Открой рот, – Трей застонал, когда она наконец, взяла его в рот. – О, да, именно так. Ты знаешь, что я люблю. – При виде ее, стоящей перед ним, скользящей губами по его члену, с грудью, вываливающейся за края ночной сорочки, Трей уже готов был кончить.

Его надолго не хватит; оргазм быстро приближался.

Он грубо схватил рукой её за волосы и стал руководить движениями, вынуждая сосать быстрее.

Он почти болезненно дёрнул её за волосы, зная, что Тарин это нравится, ощущая, как ей это нравится.

– Я собираюсь кончить, Тарин. Приготовься. Я хочу, чтобы ты все проглотила, – и Трей, и его волк хотели пометить свою женщину, свою пару, в течении месяцев, он жаждал сделать это самым первобытным способом.

Громкий, гортанный стон сорвался с его губ, когда он достиг оргазма, и излился ей в горло.

Это было настолько хорошо, что Трей удивился, как не свалился в обморок, ведь он жаждал разрядки весь проклятый день. Он поднял девушку на ноги и нежно провел пальцем по её подбородку.

– Очень хорошо. Думаю, что теперь ты заслуживаешь награды. Как считаешь?

Если под вознаграждением он подразумевает оргазм, Тарин обеими руками за. Удивив её, Трей мягко развернул девушку и развязал узел, удерживающий её руки.

Черт, всё произошло как-то слишком просто… что не похоже на Трея. Когда он вновь повернул девушку к себе лицом, то начал нежно поглаживать ее запястья, без сексуального подтекста. И опять, такое поведение совсем не в стиле Трея.

Его рот прижался к её, захватывая губы, пока он медленно поднимал руки Тарин над головой. Она ахнула, когда Трей вновь связал её руки, сложив их, будто в молитве.

Подлый ублюдок. Вот это как раз похоже на Трея. Когда Трей заговорил снова, его темный, затуманенный взгляд поймал ее в ловушку, а голос, властный и могучий, всегда действовал на Тарин таким образом, что она никогда не могла сдержать дрожи. Ее волчице это понравилось.

– Я хочу, чтобы ты легла на кровать на спину, раздвинув ноги и подняв руки над головой. Сможешь это сделать для меня?

Разве нужно было ещё спрашивать? Тарин незамедлительно вскарабкалась на кровать и сделала, как он просил.

– Великолепно, – он мягко провел кончиком пальца по ее влажным складкам. – Такая мокрая для меня. Тебе понравилось сосать мой член, детка? Ты наслаждалась? – спросил он, нависнув над ней, а когда она лишь кивнула, то выгнул бровь. – Я не слышу тебя.

– Да.

Не моргнув глазом, Трей встал на колени и опустил лицо между её ног.

Тарин дернулась от неожиданности и застонала. Он мучил ее языком, чередуя пощипывания клитора с поглаживанием складок языком и кружением у входа в ее тело – не проникая внутрь.

Вместо того, чтобы предоставить ей хоть какое-то облегчение, Трей лишь добился того, что довел её до безумства.

– Мне нужно кончить

Трей небрежно пожал плечами.

– Я еще не закончил, детка. Тебе нужно просто подождать.

Она отстранилась от своего супруга-засранца.

– Не будь придурком, Трей!

Он припечатал её взглядом.

– Ты перестанешь дёргаться, или мне кончить и оставить тебя вот в таком состоянии?

Она заматерилась, как сапожник, но Трей просто рассмеялся, посылая вибрации к её клитору, который дразнил языком.

Затем он стал покусывать, облизывать и вводить в неё свой талантливый язык, а Тарин стонала, скулила и вскрикивала, не в силах сохранять спокойствие.

– Мне очень, очень сильно нужно кончить.

– Хорошо, потому что я готов позволить тебе сделать это, – мгновенно двумя пальцами он проник в нее и начал жестко трахать Тарин ими пока облизывал клитор – это все, что требовалось.

Кончая, она сжала бедрами голову Трея и вскрикнула. Он продолжал дразнить клитор Тарин, помогая пережить оргазм, пока она, наконец, не опустилась на матрас. Он смотрел прямо ей в глаза, начисто облизывая свои пальцы.

От вида Тарин, почти обезумевшей от страсти, Трей опять чуть не кончил.

– Думаю, маленькая сука готова принять мой член, – Трей встал на колени на кровати и притянул её ноги прямо к своей груди.

Не отводя взгляда от ее, Трей вошел нее и начал грубо вбиваться, зная, что именно этого она и жаждала.

– Тесная, влажная, горячая и моя. Ведь так, детка? Ты создана для меня. Ты существуешь для того, чтобы принимать мой член, верно?

Тарин кивнула, вновь подавив рефлекс воспротивиться ему. Она могла чувствовать оргазм, готовый взорваться в ней и последнее, чего сейчас хотела – это чтобы Трей остановился.

Боже, на этот раз она кончит невероятно мощно. Затем, внезапно, Трей замедлился, и его толчки стали неглубокими. Эй! Тарин делала все, что он ей говорил! Она не жаловалась!

И не материлась в его адрес – ну, не вслух, по крайней мере. А он вел себя, как гребаный придурок.

– Трей…

– Ты не ответила мне, детка. Ты знаешь, мне не нравятся твои кивки. Я спрошу снова. Ты существуешь для того, чтобы принимать мой член?

Тарин была готова прибить его прямо сейчас! Как смеет он относиться к ней как, как, как… ну, как к игрушке. Проклятье, зачем она пошла на эту сделку!

– Да! Теперь трахни меня!

Тогда он начал вновь вбиваться в нее, и Тарин почти рыдала от удовольствия и боли, так сильно сминая простынь, что не удивилась бы, порвав её.

Не то, чтобы Тарин заботила простынь или что-то еще, кроме яростных толчков, которым подверг Тарин Трей.

– Мне стоит трахать тебя жестче? А? – он очень сильно, почти до боли, толкнулся в неё. – Так? – она кивнула. – Тарин, я тебя не слышу.

Она демонстративно не ответила. Трей остановился в тот самый миг, когда она была на грани оргазма. Ублюдок.

Трей не удивился, когда Тарин приподняла верхнюю часть тела и щёлкнула зубами в опасной близости от него. Он цыкнул.

– Ну вот, это было не очень вежливо. Хочешь жесткого секса, да, или нет?

Что она на самом деле хотела, так это откусить его член и надавать им Трею по голове. Завтра, она сделает это завтра.

– Да, – прорычала она.

– Тогда ложись обратно, не шевелись и прими мой член, – при этом Трей начал вбиваться в нее с бешеной скоростью, от чего Тарин выгнула спину, а из её горла вырвалось ещё больше хриплых вскриков.

Боже, Трею нравилось быть внутри нее, нравилось видеть искры неповиновения в ее глазах и ему нравилось, когда Тарин кончала, пока он внутри нее. Использую одну руку, чтобы удержать ее ноги у его груди, он резко ввел один палец другой руки в ее попку.

Она вскрикнула и дернулась.

– Мне необходимо кончить!

Она не одна в этом нуждалась. Трей начал барабанить двумя пальцами по ее клитору. Ее мышцы вновь сжались вокруг него и Трей застонал.

– Позволь мне почувствовать твой оргазм, пока я внутри, – несколько секунд спустя она кончила, крича. От ощущения ее удовольствия, соединенного с его собственным, он кончил так сильно, что перед глазами поплыли пятна. – Чёрт.

Трей рухнул рядом с ней. Вдыхая ее аромат и нежно целуя шею Тарин, он спросил:

– Ты в порядке, детка?

– Ммм, – это все, что Тарин смогла произнести, пока лежала, тяжело дыша, обессиленная настолько, что ей с трудом удавалось держать глаза открытыми.

– Не думай, что ты можешь заснуть. Я еще не закончил с твоим телом, – он лизнул своею метку. – Знаешь, чем мы займемся? – от вспышки ожидания, пронесшегося по телу Трея, его слова прогрохотали в груди. – Я собираюсь оттрахать эту сладкую попку.

– Чёрт, нет. Я не хочу узнать, как себя чувствует нафаршированная индюшка. – Или, во всяком случае, как бы она себя почувствовала, если бы с ней это проделывали, пока она жива. Волчица Тарин была не совсем с ней согласна. Шлюшка.

– Ну, ну, Тарин, ты сказала, этой ночью я могу делать что угодно. А я хочу, чтобы мой член оказался в твоей заднице. – Тарин могла сколько угодно претворяться, что ей это не нравилось, но Трей то чувствовал её заинтересованность и знал, как ей понравилось, когда от трахал её задницу пальцем.

– Оставь в покое мою задницу, – она задохнулась от возмущения, когда Трей перевернул ее, приподнял задницу и сильно ударил по каждой ягодице. – Эй! Остановись. Ты разорвешь меня пополам!

– Я твоя пара, Тарин. Твоё тело создано для того, чтобы принимать моё… туда, куда я захочу.

– Я позволила тебе связать меня, разве этого мало?

Пристроившись сзади, Трей схватил Тарин за волосы и оттянул её голову назад.

– Тарин, вот что произойдёт. Я трахну твою задницу пальцами, чтобы подготовить её к своему члену. И тебе, хочешь ты или нет, это понравится, ты не сможешь противиться. Затем я заменю пальцы членом, детка, и тебе это понравится, ты захочешь большего. И я исполню твоё желание. Сделаю это жёстко и быстро, так, как тебе захочется. И могу пообещать, что ты кончишь крича.

Используя свою сперму и её соки, Трей одним пальцем смазал её задницу, входя и выходя в гипнотизирующем ритме.

Когда он добавил ещё один палец, Тарин подскочила от этого вторжения, не потому что оно причиняло боль, а потому что она была слишком напряжена.

– Ш-ш-ш, детка, я не причиню тебе боли, ты же знаешь, что я никогда это не сделаю. – Тарин чуть расслабилась, как будто эти слова ослабили её страх. Трей продолжил растягивать её двумя пальцами и уже скоро Тарин стонала и извивалась, пытаясь подстроиться под ритм. – Вот так. Нравится? – Она лишь кивнула, но в этот раз он не стал её ругать. Чёрт, он был слишком очарован видом, как его пальцы двигаются внутрь и наружу, чтобы заботиться из-за такой мелочи.

Когда он добавил третий палец, и она застонала от удовольствия, а не от боли, он понял, что его пара готова.

Спасибо Господи.

– Детка, я больше не могу ждать. – Трей медленно вытащил пальцы и пристроил ко входу член. – Ш-ш-ш, расслабься, впусти меня. – Протяжно выдохнув, Тарин позволила напряжённости покинуть тело. Трей успокаивающе погладил её по спине. – Хорошая девочка. А теперь, когда я буду двигаться вперёд, двигайся назад. – Игнорируя дикое желание рывком загнать член в её задницу, он дюйм за дюймом медленно проталкивал его, заботясь о том, чтобы не причинить Тарин боль. – Детка, ты даже не представляешь, как жарко наблюдать за тем, как мой член исчезает в твоей заднице. Хорошо, Тарин. Вбери больше. – И вот, наконец-то, он полностью был в ней. – Блять, невероятное ощущение.

И он прав, так и было… и это чертовски удивило Тарин – она никогда в жизни не ощущала себя настолько заполненной. Да, конечно, было больно, но боль оказалась приятной. И это лишь усиливало наслаждение. Трей был прав – её тело подстроилось под него, было создано, чтобы подстраиваться под него всякий раз, как он хотел её взять. Вот только начал бы он двигаться…

– Готова, детка? – приняв её стон за согласие, Трей медленно вышел из неё, оставив внутри лишь головку члена, и медленно скользнул обратно. Тарин всхлипнула. – Нравится?

Она только кивнула, и опять он не стал обращать внимания, что не услышал слов. После того, как Трей сделал еще несколько медленных толчков, она начала беспокойно извиваться.

– Ты хочешь большего? Хочешь, чтобы я двигался жестче? – она кивнула. – Tарин?

Она повернула голову и встретилась с ним взглядом.

– Да, я хочу жестче.

– Хорошая девочка.

Трей дал ей то, чего она хотела, выйдя из неё и резко ворвавшись внутрь. Толчки были жесткие, но не достаточно, чтобы она кончила. Он схватил Тарин за волосы и дернул её голову назад.

– Скажи мне, кому ты принадлежишь, детка. Скажи.

– Тебе, – прохрипела она.

– Верно, ты вся моя. Моя маленькая сучка. Моя хорошая девочка. Моя пара, – он жестче, глубже и быстрее погружался в ее задницу, зная, что она этого хочет, и ей это нравится. Нравится настолько, что она поднимает попку, встречая его толчки. – Когда кончишь, выкрикни моё имя. – Вот так. Сочетание ощущения её яростного оргазма и того, как она выкрикнула его имя, подтолкнуло Трея к собственной разрядке. – Сукин сын!

"Словно мои мысли прочитал", – подумала Тарин.


Переводчики: inventia, Kassandra37, tamika

Редактор: navaprecious


Глава 16 | Дикие грехи | Глава 17 (Менаж)