home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Спустя четыре дня, Трей, улыбаясь во весь рот, спустился утром на кухню. Пробуждение от ощущения бархатных губ его пары на своем члене может сделать такое с парнем.

Когда он вошел в комнату, перед ним открылась картина, заставившая его остановиться. Стиснув зубы, он отвел взгляд и окинул им людей вокруг.

Все члены его стаи были там, но никто из них не заметил его присутствия.

Каждый был чем-то занят: либо ел, либо смотрел невидящими глазами в свою кружку с кофе, либо играл в игры на телефоне… как будто не было маленькой груды подарков в центре стола.

Стая знала, что его день рождения отмечать вообще не надо – ни в какой форме, совсем никак. Трей был не из тех людей, что любили повеселиться, и ему не нравилась вся эта суета.

Не то, чтобы он не понимал, почему люди хотят отмечать некоторые особенные события своей жизни, просто Трею не нравилось быть "центром внимания". И стая знала об этом.

Есть лишь один человек, способный проигнорировать его желания и заставить Трея "веселиться".

Поймав взглядом свою пару, которая, как всегда, сидела на столе, окуная маленькие печенья в кофе, он медленно подошел к ней. Но Тарин так и не посмотрела на Трея, пока тот не выхватил кружку из ее рук.

– Эй! – проскулила Тарин, нисколечко не удивленная реакцией Трея.

– Что это? – он указал пальцем на стол позади себя

– Что? – невинно спросила она. – О, ты имеешь в виду подарки.

– О, я имею ввиду подарки

– Ну, всё примерно так: это твой день рождения, люди получают подарки в свой день рождения, и мы все – милые, хорошие люди, которые захотели купить что-нибудь для тебя.

Трей скопировал ее невинное пожатие плеч.

– Вот так, да?

– Да, и большое пожалуйста, – не будь она уверена, что зайдёт слишком далеко, они встречали бы Трея песней "С Днем Рождения".

– Если тебе сказали, что сегодня мой день рождения, то должны были сказать, что я не люблю его отмечать. Так почему же ты это проигнорировала?

– Позволь задать тебе вопрос. Будь это мой день рождения, ты бы его проигнорировал?

– Если бы ты так хотела, то да, – солгал он.

– Надеюсь, у тебя не войдет в привычку молоть чепуху, потому что лжецы попадают в ад, – схватив за рубашку, Тарин притянула его к себе. – Да ладно, Трей, всего лишь несколько подарков и веселый выходной.

– Нет

Она последовала за ним, когда он вышел из комнаты.

Оказавшись в туннеле, она прыгнула ему на спину.

– Разве ты не видишь, я сжалилась над тобой? Никаких плакатов или шариков, и никто не пел, – его ответ походил на мычание Райана. – Разве ты не хочешь посмотреть, что я тебе купила? Тебе не любопытно?

Любопытно, но он не мог позволить ей узнать об этом. Она схватиться за эту слабость и использует ее против него.

– Как на счет сделки, – предложила она, подходя к его кабинету, в котором, как Тарин знала, Трей намеревается запереть себя.

– Никаких сделок, Тарин.

– Какая жалость, – сказала она, тяжело вздыхая и соскальзывая с его спины. – Значит я впустую ходила в "Викторию Сикрет".

Тарин с удовольствием наблюдала, как Трей застыл, взявшись за дверную ручку.

– "Викторию Сикрет"? – повторил он не оборачиваясь.

– Ага, но это не важно, – она направилась обратно на кухню, но тогда он заговорил:

– Любопытства ради…

Тарин повернулась и увидела, что он по-прежнему развёрнут лицом к двери кабинета.

– Ну, я прикупила крошечный пеньюар из черного кружева, как тот, который примеряла, чтобы помучить тебя.

Он прочистил горло.

– Черное кружево?

– Ага, – она сделала пару шагов в сторону кухни, зная, что теперь произойдёт.

– Так о какой сделке идет речь? – наконец повернувшись, крикнул он. Трей прекрасно знал, что она играла с ним, но только идиот упустит такое.

Она посмотрела на него и пожала плечами.

– Я просто собиралась предложить, если ты постараешься расслабиться и отпраздновать с нами свой день рождения, тогда позже – в течение целого часа – я позволю тебе делать со мной всё, что захочешь. Стану своего рода твоей секс-игрушкой.

Его член дернулся и быстро начал твердеть.

– Всё, что захочу?

Судя по его взгляду, Тарин могла сказать, что пожалеет об этом, но она была полна решимости научить Трея слегка расслабляться, и для этого не станет гнушаться сексуального шантажа.

– Всё, что захочешь.

Трей медленно подошел к ней и прищурился.

– Тарин, ты уверена, что сможешь выполнить свою часть сделки? Ты не можешь взять с парня такое обещание и ожидать, что он станет сдерживаться.

– Ты никогда не сдерживаешься.

– Я серьезно, Тарин, не заключай сделку, которую не сможешь выполнить.

– Думаю, я справлюсь со всем, что ты выдумаешь, Флинстоун

– Ну, мы это скоро выясним, правда?

С торжественной улыбкой, Тарин взяла Трея за руку.

– Не забывай, для начала ты должен выполнить свою часть сделки.

Трей неохотно позволил Тарин привести его обратно в кухню и подойти к столу. Она кивнула на подарки, но он ни один не выбрал.

Он испытывал противоречивые чувства – смесь глупости за то, что собирался сделать, любопытства от того, какими окажутся подарки и возбуждение от заключенной дьявольской сделки.

Закатив глаза, Тарин взяла один из маленьких подарков и протянула ему. Он смотрел на него с минуту, затем начал разрывать упаковку, но остановился.

Как ни странно, это произошло не из-за того, что он по-прежнему чувствовал себя глупо, а от подобравшегося к нему предвкушения – и Трей заволновался, что на самом деле может насладиться ближайшими минутами. Как большой ребенок.

"Пеньюар из черного кружева, пеньюар из серного кружева", – повторил он про себя, и затем сорвал упаковку.

К его огромному удивлению, на него обрушился странный порыв. Прежде чем он понял, что сделал, Трей сорвал упаковку с каждого подарка – и даже почувствовал небольшое разочарование, когда они закончились.

Он даже не возражал против открыток. Забавно было читать все эти шутки, написанные в них. Подарки на самом деле оказались довольно приличными – особенно пиво.

О, и определенно приветствовались секс-игрушки, которые он использует на Тарин. Она казалась не особо довольной, что Доминик их купил.

Трей удивился, что она купила ему не только дизайнерскую рубашку и новый сотовый телефон, но и билет на курсы водительского мастерства "Феррари Драйвинг Экспириенс"

– С опытным инструктором ты сможешь изучить на автодроме схемы управления Феррари на безумных скоростях, что заставит меня ужасно переживать за тебя, – пояснила она.

Трей испугался, что эта женщина знала его лучше, чем он сам.

Ему бы и в голову не пришло, что всё это станет приятным опытом, но, держа в руках билет, он ощущал эйфорическое волнение.

Наклонившись, Трей прикусил нижнюю губу Тарин.

Вряд ли кто-то назвал бы такой жест должным "спасибо", но её довольная улыбка указывала на то, что она знала, насколько Трею понравились подарки.

– Это не так уж страшно, правда, – сказала она, тыкая пальцем ему в грудь.

– Не знаю, зачем ты настояла на всем этом, – проворчала Грета. – Если Трей не хочет праздновать день рождения, он не должен, – увидев, как Тарин уставилась на нее, она прорычала, – Что, потаскушка?

Тарин покачала головой, будто проясняя мысли.

– Прости. Я просто представила, что на тебе надет электронный ошейник [27], а у меня в руках пульт.

– О, опять она так себя ведет по отношению ко мне.

– Как аукнется, так и откликнется.

Зная, что это может затянутся на какое-то время, если их никак не отвлечь, Трей притянул Тарин к себе и прошептал на ухо:

– Как на счёт предварительного просмотра чёрного кружевного белья…

Она покачала головой, прошептав:

– О, нет, нет, еще рано. Сначала веселье.

"Веселье?" – подумал Трей несколько часов спустя, недоуменно уставившись на свою пару. Это верно, он много не знал об этом, но теперь он точно убедился, что его понятия о веселье отличаются от представлений Тарин.

– Я не пойду на это.

У Тарин отвисла челюсть, когда она услышала нотку нервозности в его голосе.

– Трей, ты, должно быть, шутишь. Это – "Американски горки".

– Это – смертельная западня, вот что это такое, – и как она могла произнести "Американские горки" тем же тоном, каким обычно говорят "котенок", было выше понимания Трея.

– Думаю, мы наконец нашли то, что может встряхнуть нашего Альфу, – сказал Данте.

Трей нахмурился, окинув взглядом ухмыляющегося охранника.

– Я не боюсь идти туда, просто думаю, что это небезопасно.

Маркус кивнул, безуспешно пытаясь сохранить спокойное выражение лица

– Конечно.

– И я не в коем случае не позволю тебе туда пойти, – сказал Трей Тарин.

Она фыркнула.

– Только мне стоило понадеяться, что ты наконец понял всю тщетность попыток меня контролировать, как ты опять пытаешься это сделать, – она схватила его за запястье и повела через вход на ярмарку. – Не волнуйся, Флинстоун, оставим большую и страшную поездку на позже. Сначала мы подготовим тебя.

– Подготовите меня?

– В первую очередь, мы поведём тебя на другие аттракционы. И когда адреналин наполнит твой организм, ты будешь готов к той поездке.

Он фыркнул.

– Никакое количество адреналина не заставит меня захотеть совершить самоубийство.

По правде говоря, Трей не хотел идти ни на какие аттракционы. Он вообще не хотел идти, но Тарин настояла, что ему понравится, и её энтузиазм оказался заразительным.

Другие из стаи легко ему поддались, и вскоре Трей оказался на заднем сидении своей Тойоты, рядом со своей парой, которая, казалось, вела его на смерть.

Трей обнял Тарин и прижал к себе, пока они шли через толпу мимо палаток, ларьков и аттракционов.

Дразнящие запахи сладкой ваты, попкорна, картошки фри, хот-догов, гамбургеров, лука и пончиков витали в вечернем воздухе, заставляя Трея почувствовать голод.

Повсюду дико сверкали, мигали и искрились яркие огни. Со всех сторон доносились крики, смех и противоречащие музыкальные миксы, раздражая его волка.

Лишь одно слово в действительности могло бы описать это место: эксцентричность. Ярмарка – это эксцентричное место.

– Тебе понравится.

Трей проследил за взглядом Тарин, но не смог увидеть самого аттракциона из-за толпы. Он выгнул бровь, увидев большую красную вывеску.

– Что, чёрт возьми, за "Элетромобили"?

– А сам догадаться не можешь?

Он улыбнулся от вида того, как его маленькая пара смогла растолкать толпу людей, будто она была столь же большой как… ну, как он.

Затем она указала на прямоугольный металлический трек, на котором несколько маленьких машинок с резиновыми бамперами и огромными столбами метались вокруг и бились друг о друга.

– Нужно врезаться в других… нарочно?

Судя по его тону, можно было утверждать, что Трей не видел логики в таком катании, но Тарин сказала бы, что это его заинтриговало. Так мило видеть её серьезного, напряженного возлюбленного таким.

Обычно он вёл себя самоуверенно и абсолютно самонадеянно не зависимо от окружения. Площадка, однако, не то место, где любой может легко сохранить серьезность.

Народ безнадежно затягивало в омут веселья, даже если они просто потешались над теми людьми, которые выставляли себя дураками.

Тарин знала, Трей будет чувствовать себя здесь немного не в своей тарелке, потому что для него эта атмосфера непривычна.

– Ты – мальчик. Мальчишкам нравиться всё крушить. Тебе понравиться.

– Тарин…

Она подняла руку, останавливая этот спор.

– Видишь, полное отсутствие у тебя энтузиазма лишь доказывает, что тебе нужно научиться немного раскрепощаться. Ты бы научился этому еще в подростковом возрасте, если бы не был занят управлением стаи. Время восполнять утраченное. Разве ты не понимаешь, что пропустил важную роль своего становления личности?

Он нахмурился.

– И получился нормальным.

– Эрекция не аналог личностному росту, Трей.

Трей с трудом проглотил смех Райана, тем более, что тот вообще был ворчуном.

Не желая признавать, что это смешно, Трей просто пожал плечами и издал многострадальческий вздох, позволяя Тарин увлечь себя, и присоединится к очереди.

Подпрыгивая, как маленькие дети, Данте и остальные телохранители последовали за ними, решая с кем они будут кататься.

Трей не удивился, когда Тарин взяла отдельную машину и бросила на него одну из ее "иди и возьми меня" улыбок.

О, он гонялся за ней, но затем эта подлая маленькая дикая кошка развернулась и протаранила перед его автомобиля, смеясь. И Трей, оказывается, смеялся вместе с ней.

Парни неоднократно наезжали на него и Тарин, а Трея поразило, что даже находясь в машине не меньшего размера, чем другие, она все еще умудрялась выкручиваться, когда была окружена.

– Тебе понравилось, – самодовольно сказала Тарин направляясь к нему, когда поездка закончилась.

Он покачал головой и обвил её руками.

– Это было неплохо.

Тарин усмехнулась и, играючи, ударила его в грудь.

– Давай осмотримся и поищем что-нибудь в таком же духе.

Трей застонал и фыркнул, но на самом деле хотел бы попробовать что-нибудь еще, совсем чуть-чуть.

Конечно же, его маленькая пара почувствовала и ухватилась за это, потащив Трея на аттракционы: "Ураган", "Пиратский Корабль", "Водяные Горки", "Поезд-призрак", "Чертово Колесо", "Орбиту", "Гравитацию" и "Вальс".

Ладно, термин "потащила" был немного неуместен. Тарин стоило лишь указать на аттракцион, и Трей уже спешил туда.

Она оказалась права – благодаря адреналину, он готов был ездить на чем угодно… за исключением смертельной ловушки.

Чего Трей так и не смог понять, это как он мог настолько увлечься попытками выиграть приз в палаточных состязаниях, хотя все знали: они устроены таким образом, что выиграть практически невозможно.

Большинство призов тоже дрянь, так что логика должна была подсказать ему, что он зря тратит деньги и время, но Трея тянуло к ним, как свиней к грязи.

И не только его. Парни тоже неоднократно пробовали свои силы в играх, таких как "Сбей Кокос", "Шумиха", "Выбей Пробку", "Жестяная Дорожка", "Гонка Ослов" и "Мяч в Корзину".

В итоге Тарин стала обладательницей двух пакетов мягких игрушек разных размеров и цветов и огромного мягкого тигра, практически с неё ростом.

Так как Маркус нашел это забавным, или оказался единственным глупым настолько, что указал на это, Тарин именно его и выбрала все это таскать.

– Ух ты, "Необъезженный Жеребец", – заявил Доминик.

Держа по хот-догу в руке, все последовали за Домиником, когда он помчался к большой палатке с двумя механическими быками, покрытыми пестрыми одеялами и пришитыми черными кожаными седлами.

– Давай Тарин, ты и я, – дерзко ухмыльнулся Доминик. – Не пойми меня превратно, я знаю, что долго могу усидеть, просто хочу посмотреть, как ты его будешь объезжать.

Трей отвесил грязному извращенцу подзатыльник.

– Эй!

– Только подумай хорошенько, понравиться ли тебе, когда девчонка надерёт твою задницу, – предупредила Тарин. Она и Шайя играли на таких часами, когда еще были детьми. Тем не менее они обе удерживали рекорд, который так никто из стаи Лэнса и не побил.

Доминик озорно улыбнулся.

– Люблю когда человек, против которого я играю, считает, что победит. Так еще забавнее.

Вздохнув, Тарин вручила свой хот-дог Трею.

– Если ты так желаешь, чтобы тебя унизили, не вижу причин не помочь тебе в этом.

– О да, это будет то ещё зрелище, – протянул Маркус, шаловливо рассмеявшись. Трик кивнул в знак согласия, смеясь вместе с ним.

Догадавшись, что Маркус имел ввиду, Трей отвесил ему и Трику по подзатыльнику.

– За что? – пожаловался Трик. – Я ничего не говорил.

– Тебе и не надо было.

Сердце Трея бешено колотилось всё время, пока он наблюдал за тем, как его пару подкидывает, швыряет в разные стороны и качает, но продолжал подбадривать её и смеяться.

И в то же время, Трей чертовски возбудился наблюдая, как синхронно двигается ее тело с быком, как она удерживает равновесие, добавляя его воображению еще больше грязных идей к уже имеющимся.

В конце концов, ругающийся Доминик свалился на мягкий ковер, хмурясь и смеясь одновременно. Он даже не потрудился встать, просто остался лежать на спине.

– Я упал лишь от того, что отвлекался на твою грудь. Не могла сказать ей, чтобы она перестала смотреть мне в глаза?

– Идиот, – усмехнулась она, протягивая ему руку, чтобы помочь встать.

– У меня есть идея получше. Я останусь здесь, и ты сможешь сидеть на моем лице, пока я ртом ищу путь к твоему сердцу.

Она застонала.

– Твои грязные шуточки становятся все хуже. Да тебе просто повезло, что у тебя смазливая мордашка.

Доминик засмеялся.

– Ты выглядела просто потрясающе на этой штуке, – сказал Данте. Райан что-то пробормотал в знак своего согласия.

– Ты можешь оседлать меня подобным образом в любое время, – прошептал Трей ей на ушко.

Она рассмеялась и загадочно ему улыбнулась, с радостью позволяя ему обхватить ее руками.

– Как дела у именинника?

Он ухмыльнулся, обхватывая ее попку.

– Тверд как камень, из-за фантазий о всех тех вещах, что я проделаю с тобой позже.

Наблюдая за тем, как его ухмылка стала озорной, она прищурила глаза.

– Что же это за вещи такие?

– Узнаешь сегодня вечером. Ты же знаешь, что значит быть моей секс-игрушкой, не так ли? Это значит никакого сопротивления. Целый час ты будешь делать только то, что я скажу.

Да, она знала это. И также осознавала, что это точно её убьёт.

– Это мой подарок тебе. Видишь, дни рождения могут быть забавными.

Его ухмылка стала шире.

– О, детка, это будет забавно, могу тебе обещать.

Он уже точно знал, что собирается с ней сделать, и как сильно она будет желать сопротивляться с ним. Чёрт, Трей не мог дождаться вечера.

Тарин не нравилось, насколько сильно он заставлял её нервничать, и она решала, что поддразнивание – это дело обоюдное.

– О, Боже, Боже, – прохрипела Тарин ему в ухо, она улыбнулась, отступая. – Прости, я просто практиковалась.

Он ущипнул её за попку.

– Что дальше? – спросил Райан, прежде чем сделать глоток Колы.

Тао улыбнулся.

– Мы должны пойти в комнату смеха.

Так они и сделали, и Трей мог бы сказать, что это было весело.

Затем они прогулялись по "Дому Зеркал", что по мнению Трея было самой сумасшедшей и, возможно, самой глупой вещью, которую он когда-либо делал.

Но парень был слишком взбудоражен, чтобы беспокоится о том, как только что потратил впустую минуты своей жизни, смотря на искривленное отражение себя, тоже самое он мог сделать дома, напившись.

Полностью погрузившись в процесс совместного поедания сахарной ваты с Тарин – которая ненавидела делится – и иногда слизывая лакомство с ее губ, Трей не заметил, что они так близко подошли к "Смертельной ловушке", пока Данте не спросил:

– Ну, Трей, ты с нами, или как?

Всматриваясь вверх, выше, еще выше и осмысливая все эти крутые спуски, резкие повороты и петли, от взгляда на которые скручивало внутренности, Трей покачал головой, чёрт нет. Вблизи аттракцион выглядел еще более опасным и хрупким.

А уж о скрипучем звуке, доносящимся от этой штуки, что словно шептал: "я собираюсь треснуть в любой момент", и упоминать не стоило.

– Я просто постою здесь, подержу тигра и сумки.

– Да ладно тебе,- канючил Маркус.

– Да, давай же, – вторила Тарин.

Трей взглянул на нее угрожающе.

– Ты, кстати, тоже не идешь.

– Тебе понравится, я обещаю.

Он фыркнул.

– Нет, не понравится, потому что я буду мертв.

Она прижалась к нему, а он мгновенно обвил её руками.

– Не волнуйся, я буду тебя защищать.

– Я не боюсь.

– Лжецы отправляются в ад, помнишь?

– Детка, посмотри на это. Похоже, вся эта чертова штука держится на одном единственном винтике.

Она потянула его за футболку, будто это как-то могло помочь достучатся до него.

– Всё так и должно выглядеть – опасно, захватывающе, волнующе.

– Если для тебя в кайф почти умереть, я изобью тебя до крови и срочно отправлю в больницу.

Разочаровавшись, Тарин похлопала его по груди.

– Возьми себя в руки, Трей. Это всего лишь аттракцион. Люди катаются на нем каждый день. И сегодня катались, на протяжении многих часов.

– Возможно, будь мы в Диснейленде, то да, я был бы уверен, что это собрано правильно.

– Знаешь, "Большая Громовая Железная Дорога" ломалась три раза, – перебил Трик, заработав тем самым хмурый взгляд, брошенный на него Треем.

Тарин потянула Трея за предплечье.

– Давай, Голос Мрака и Пессимизма, пойдем. Клянусь, тебе понравится.

Нет, ему не понравится, и Трей решил, что не сядет на эту штуку.

Пока, Тарин не притянула его голову к себе и не проскулила:

– Пожалуйста? – она даже выпятила нижнюю губу.

Это преображение напомнило ему, как Кот в сапогах из фильма про Шрека меняет маску убийцы на беспомощного котенка.

И в дополнение ко всему, она потерлась о его член, который и без того был в полутвердом состоянии от наблюдения за ней на быке.

– Ты опасна.

Натянув самодовольную улыбку, она прижалась к его губам в сладком поцелуе.

– Я знала, ты заставишь меня гордиться тобой.

– О, да, заставлю. Как только доберемся до дома, – после двадцатиминутного ожидания, благодаря которому Трей еще раз обдумал свое решение и накрутил себя ещё больше, он занял место рядом с Тарин и опустил обитые фиксаторы, надежно закрепляющие его плечи, затем соединил их с крепежом между ног.

Он потянул ремни, проверяя фиксацию. И обнаружил довольно большой опасный для жизни промежуток.

– Они не затянуты.

Тарин закатила глаза.

– Так нужно, чтобы ты не задохнулся. Смотри, у меня также, – когда его глаза расширились, девушка поняла, что это, вероятно, худшее, что она могла сказать. – Всё будет хорошо.

Смотритель проверил фиксаторы и, удовлетворенный, пошел проверять остальных.

– Видишь, нормально.

– Ты ведь не серьезно?

– Если ты просто расслабишься, то получишь удовольствие. Реально, не надо…

– Я не боюсь, – огрызнулся он.

– Трей, я понимаю, что по Закону Мужика-Мачо, ты должен это отрицать, но…

– Тарин, ты…

Внезапно аттракцион ожил. Тарин ободряюще улыбнулась и погладила его по руке.

– Просто расслабься.

Расслабиться? Не будь так шумно, Трей сообщил бы ей, что она по-любому мертва. Если её не убьет поездка, то это сделает он – просто из-за того, что полезла на эту грёбаную штуковину, когда её маленькое тело могло с легкостью выскользнуть.

Ладно, возможно и не могло, но странности случаются. Как то, что даже он сидит на этом аттракционе.

Трей посмотрел на Тарин и увидел, что она, как и остальные из его стаи, сидевшие по парам впереди них, подняла руки вверх, пока они медленно, с пыхтением взбирались на гору.

Тарин даже мельком взглянула на вид внизу, затем стала любоваться звездами, будто просто ехала на автобусе, или на чем-то еще. Трей не делал ни одного, ни другого.

Когда он не проверял Тарин, его взгляд был направлен вперед.

– Ты когда-нибудь видел "Пункт назначения 3"? – поинтересовалась Тарин с дразнящей улыбкой.

Трею было не до смеха.

– Ну, ты и стерва.

– Так говоришь, будто это плохо.

– Так и есть, и позже за это я хорошенько тебя отшлепаю.

– Обещаешь?

Зарычав, Трей сосредоточил взгляд на переднем сидении. Он не был, уверен хорошо или плохо, что они достигли вершины.

Нависшая тишина, когда они остановились, вообще не помогала его нервам.

Затем они начали спускаться. Нет, они резко падали на землю, и от дувшего прохладного вечернего воздуха у Трея перехватило дыхание.

В последний момент они резко свернули, потом оказались в серии поворотов, разворотов, петель и воронок, где их дёргало, толкало, бросало друг на друга и подкидывало.

Затем, также быстро, как началось, все закончилось.

Тарин смеялась и хлопала с остальными, затем повернулась к Трею.

Он, ну, он побледнел. По крайней мере, не позеленел.

Он смотрел на нее и, хотя был немного угрюмым на вид, его глаза горели той же беззаботностью, которую она видела в нем во время игр в лесу.

– Видишь, я же говорила, тебе понравится.

– Я все еще собираюсь тебя отшлепать.


Переводчики: inventia, marisha310191

Редактор: navaprecious


Глава 15 | Дикие грехи | Глава 17 (без сцены менаж)