home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3 - Цепь


Часть 1

( Цитадель Анаук)

Глаза отчаянно зудили, не желая привыкать к линзам. А длинные волосы ни в какую не хотели заплетаться к косу. В конце-концов Эли попросту запутался в мешковатом комбинезоне, который ему оставил Донаций или Данил, как теперь его звали. Юноша же наотрез отказался менять имя, которое только и помнил из своей прошлой жизни, какой бы она ни была, и согласился лишь на фамилию Рутов, такую же, как и у старика.

Но раздражало решительно все. Приходилось играть роль, которую он никак не мог выучить. Только Эли запоминал что-то основательно, как тут же находился еще с десяток вещей, о которых он не имел ни малейшего понятия. Поэтому Донаций и не выпускал его из этой комнаты, которая уже успела опостылеть юноше за последний месяц.

'И вот теперь старик хочет, чтобы я шел на службу?' - на все еще детском лице в зеркале появилась усмешка.

-Что ж, только не вини меня потом, если я сделаю что-то не так.

Эли подмигнул своему отражению, взлохматив темные, слегка вьющиеся волосы и наспех скрутил их в сердитый хвост, оставив часть прядей свисать сзади.

- И так сойдет. Если им нужен пилот, придется принимать меня таким, какой есть.

Комбинезон полетел в стенной шкаф, замаскированный под простую нишу. Ткань сковывала движения, а Эли терпеть не мог несвободы. А вот обувь - тяжелые пластиковые ботинки - оставил. Они казались вполне удобными, к тому же были снабжены мощными магнитами - незаменимая вещь для ремонтников, иногда часами висящих вниз головой в каком-нибудь сегменте корабля.

Еще раз повернувшись перед зеркалом - простая куртка и свободные брюки - ничего выселяющегося, как старик и хотел - взял со стола наспех набросанные указания. Там была и схема прохода к летной школе, Эли изучал ее в течении трех секунд, и сжег в газовой горелке. За это время он запомнил ориентиры, указания, пароли - Эли знал, что его память устроена немного иначе, чем у всех. С одного взгляда он запоминал абсолютно все, и не мог не запомнить, словно камера фиксируя все подробности. Интересно, это тоже досталось ему от прошлой жизни? Скоро узнаем.

Что же еще? Если руки что-то вспомнят, будет совсем неплохо для начала. Хватит спать, пора искать ключики в прошлому. 'Но я сделаю это так, как сам хочу',- решил про себя Эли. Оглянувшись на догорающие остатки пепла, Эли тряхнул волосами.

'Привычка заметать следы, да? Скоро я начну пугать сам себя'.

Он выскользнул из модуля. В этот час коридоры цитадели полны спешащих людей. Большинство были техниками, часть из исследовательских лабораторий. Специалисты по климату заинтересовали Эли больше всего, они считались привилегированными работниками, своего рода кастой. Каста...- что-то все время вертелось на кончике языка, совсем другое слово, означающее элиту. Эли решил, что обязательно вспомнит позднее.

Вообще-то, старик Донаций не знал, что Эли три раза, тайно, посещал главный город, поднимаясь под самый купол по спиральным, изломанным коридорам, ярус за ярусом исследуя расходившиеся лучами ответвления от главного ствола - гигантской газоотводной и вентиляционной шахты. В качестве оси она пролегала в самом центре цитадели, а еще шахта служила герметичным лифтом, пятьдесят метров диаметром. Словно гигантское дерево она поднималась из земных недр и спускалась на два километра ниже поверхности. Ветвями - радиусами от нее расходились проходы, ведущие в разные районы города.

Один ярус от другого отделяло несколько десятков метров и каждый по спирали соединял главный коридор. К нему выходили грузовые и пассажирские лифты, но Эли радостно спускался с двести двадцать третьего этажа пешком. Летная школа располагалась на сто восемьдесят пятом. Большая часть людей двигалась в одном с ним направлении. Время от времени на пути возникали арки, означающие развилки и сопутствующие им посты охраны. Чем ниже он спускался, тем тщательнее проверяли удостоверения личности.

При подходе к двухсотому ярусу образовалось настоящее столпотворение их желающих попасть в сектор с ограниченным доступом. Летная школа, понятное дело. Должно быть там хранились ветровые ловушки и хранилища остатков ветра - самое драгоценное, что было в цитадели.

Прозрачные, лишь слегка затемненные стены и потолок коридора открывали потрясающий вид на подкупольное пространство. Пока стоял в очереди, Эли поглядывал по сторонам. Здесь собрался самый разномастный народ. Крепкие мужчины с бородками, хозяйственного вида женщины, некоторые даже с детьми, приосанившиеся старики, наверняка из нижних чинов управления, стайка о чем-то щебечущих молодых девушек в медицинских комбинезонах. Были и такие, одежда которые никому ни о чем не говорила, по примеру самого Эли.

Как-то он заметил на себе пристальный взгляд хамоватого на вид парня. Явно любитель поживиться за чужой счет. Но заметив, как рука того тянется к карману стоящей рядом женщины, Эли решил, что это его не касается. Убедившись, что сосед по очереди не станет вызывать охрану, ворюга мрачно зыркнул на него и, развернувшись, направился вверх по спиральному изломанному коридору.

В это время раздался громкий крик и вслед за этим отчаянный плач.

- Мамама! Не хочу!!! Ты обещала, что мы пойдем гулять, в выходной! А как же выходной!!! - светловолосое создание в коротком платьице и с зареванным лицом отчаянно теребило за рукав усталого вида женщины и требовало свои законные пару часов. Судя по всему девочке суждено остаться без прогулки, так, как под мышкой у матери был внушительных размеров кейс, а в другой руке охапка трубок для конденсации. Должно быть она из хозяйственного блока на нижних уровнях.

Жара и бесконечное ожидание делали людей нервными, некоторые уже начинали покрикивать, чтобы женщина успокоила ребенка, но плакса лишь сильнее заливалась. Видно обещанные выходные были пропущены уже не раз.

-Милая, я только забегу на работу и мы пойдет гулять в зал ветров.

Словно молния пронзила юношу из головы через позвоночник и ушла в пятки. Эти слова... должно быть они вызвали такую реакцию. Зал ветров? Он был уверен, что Донаций не рассказывал об этом. Но это название явно что-то всколыхнуло в памяти. Не задумываясь, Эли подошел к женщине, а потом развернул девочку к себе. Нагнувшись, юноша улыбнулся самой очаровательной улыбкой.

- Милая леди, вы доставляете вашей матери беспокойство, будьте терпеливы, скоро она погуляет с вами в... зале ветров.

- Уйди! - закричала девчонка.

- О, а я никогда не был в зале ветров, может потом посмотрим вместе? Покажешь мне, что это за место?

- Мама...

Стоявшие в очереди с любопытством наблюдали за инцидентом.

- Скажи, а почему он так называется? - поинтересовался Эли.

- Там живет ветер! - с вызовом ответила девочка.

- Живет? А ты не пробовала с ним танцевать? - юноша импровизировал на ходу.

- Танцевать? - глаза плаксы стали огромными.

- Да, танцевать.

- Не знаю. А ты?

Слезы высохли сами собой. Эли понятия не имел, что еще всколыхнется в его пустой, словно это подкупольное пространство, памяти.

- Вот так? - и Эли сделал движение рукой, потом взмахнул другой и ловко подвернулся вокруг, почти не шевельнувшись.

- Неет,- помотала головой девочка,- ветер так не умеет, ветер живет в той шахте и поднимается снизу и дует в зале ветров, а потом снова прячется туда, чтобы спуститься вниз.

- А, значит он играет? Играет с тобой? Он живой? - улыбнулся Эли

- Играет? Да, он такой разный. Или холодный или теплый. Мама водит меня туда... на выходных,- девочка подумала, а не зареветь ли снова, но потом решила, что не стоит.

- Живой ветер. Правда здорово? Если станешь хорошей девочкой, он будет играть с тобой. А будешь плакать, он улетит и больше не вернется,- назидательно сказал Эли, подняв палец. Окружающие подшучивали над находчивостью юноши, но большинство вздохнуло с облегчением - хотя бы одна проблема, кроме духоты и очереди оказалась решена.

- Я.. я буду ждать мамочку!- пообещала девочка.

- Юноша, как мне вас благодарить, мне ужасно неловко,- смутилась женщина.

- Не стоит,- отмахнулся Эли и отошел на свое место в очереди, про себя запомнив все ориентиры. Зал ветров - стоит посетить и его, возможно, что-то связанное с ветром, снова пробудит воспоминания.


Часть 2

Дальше все прошло без происшествий. Проверяющий сверил отпечатки пальцев с теми, которые были на карте, сканировал сетчатку - приходилось только удивляться, когда старик успел оформить все документы - и Эли пропустили на нижний ярус. Так далеко он еще не заходил в своих тайных исследованиях. И все здесь было новым и занимательным. Начиная с двухсотого яруса начиналась исследовательская зона, куда стекались данные, полученные снаружи, с многочисленных, но недолговечных метеозондов. Атмосфера пришла в норму уже через месяц. Буйные ветра успокоились и появились более упорядоченные явления, прогнозирование стало благоприятным и обещания специалистов оптимистичными. Но данные, цифры... все это довольно скучно.

Эли заглянул в пару корпусов и просмотрел текущие сводки. Это стало некой формой игры - проникнуть в пустующую лабораторию и выяснить за короткий промежуток времени самое основное и ценное. Эли забавляла такая ситуация, каким-то чутьем он умудрялся скрываться от камер и датчиков, прятаться от работников. Ему был интересен сам процесс, а не результаты. Хотя ботинки были слишком жесткими, чтобы двигаться абсолютно бесшумно. Но также незаметно как вошел, он покинул метеолабораторию.

На самом деле, спускаться в летную школу ему расхотелось, все мысли занимал зал ветров. Но все же, Донация расстраивать не стоило и нужно хотя бы отметиться. Если повезет, его не примут или новобранец успеет так разочаровать эту Юну, кем был они ни была, что с чувством выполненного долга отправится обратно.

Зажав в руке идентификационную карточку, Эли шагнул в двери, ведущей в обширный круглый холл, откуда начинался очередной спуск к ярусу, где располагалась школа. Постучав ботинком по металлическому настилу, юноша улыбнулся. В голову пришла отличная идея.

"Чтобы узнать о противнике - наблюдай за ним не дыша...' - пришла откуда-то слышанная фраза. Эта мысль показалась Эли занимательной. Заодно хороший шанс проверить, насколько сильные магниты встроены в подошвы. Воровато оглянувшись по сторонам, он скользнул к ограждению и, толкнув вентиляционный люк, вылез на наружный парапет главного коридора. Ловко спрыгнул, подтянулся на руках и оказался на поддерживающих крестообразных конструкциях уже под коридором. Здесь проходил монорельс, который предназначался для доставки корреспонденции вдоль всего спирального коридора. О приближении тележки с почтой предупреждало дрожание металла, но сейчас все было спокойно и Эли, легко балансируя и удерживая равновесие , весело зашагал вниз. Невидимый, неощутимый для камер слежения, несуществующий в цитадели. Непередаваемое чувство.

Дорога сделала крутой крюк и, удерживаясь за самый ее край, Эли свесился вниз, подставив лицо оглушительным потокам воздуха. Под ним открывалась непередаваемая картина, за стеклом такого не переживешь. Сейчас все подкупольное пространство лежало как на ладони, простираясь вверх и вниз на необозримую высоту и глубину.

'Воздух похож на ветер',- подумал он и рассмеялся. Это все неправда, ветер не был заперт в шахте. Ветер - не то, что можно удержать так просто. Он свободно летал и кружился под куполом, и сейчас Эли находился в самом его сердце. Ветер, который хотелось пить глубокими глотками и наслаждаться его теплом и прохладой одновременно.

Наконец, монорельс закончился, пару раз Эли все же пришлось свешиваться вниз головой и тогда его волосы полоскались на ветру, пока над ним проносились тележки с почтой. Наугад, просто из любопытства, он выхватил одно послание из плотной связки.

"Сегодня вечером эксперимент по передачи сигналов... буду там, Ты придешь? - Амая'.

Кто такая эта Амая, которая просила кого-то придти, Эли, конечно, не знал, но эксперимент... старик тоже говорил о нем. Все рассуждают о нем, должно быть, это очень важно. Весь месяц цитадель была полностью отрезана от внешнего мира, даже не ведая, остались ли целыми цитадели на крайнем севере, в Анауке знали только о ближайших Элегии и Легате. Дождавшись, пока мимо не пронесется еще один прыткий извозчик, Эли закинул послание обратно, не стоило расстраивать собеседника Амаи. Заметив на повороте указатель 'сто восемьдесят третий уровень', Эли понял, что конец пути близко, и с сожалением вернулся в коридор.


Часть 3

Подкидывая в руке карточку, Эли с удивлением прошел мимо не функционирующего пункта пропуска. Неужели они были настолько беспечны и надеялись, что все, кому не положено - выдворены охраной на предыдущем уровне? Что за дисциплина? Даже не интересно, а Эли уже приготовился сыграть с охранниками очередную шутку - представиться клавирцем и посмотреть, как они отреагируют. Естественно с такими волосами никто ни за что не поверит, но было бы весело увидеть выражение лиц этих полусонных лентяев.

А что, если бы в Цитадели очутились настоящие клавирцы? Из того, что рассказал ему старик, выходило, что Данамир и Габриэль - две великие державы - одержали победу над флотом превосходящего противника. Клавир, веками диктовавший условия всему Сансиону, был сметен ветрами, вырвавшимися на свободу из рассыпавшегося Гранмира. Но... даже Эли, со своей дырявой как сито памятью не верил, что все клавирцы погибли. Судя по тому, что он успел почерпнуть из разрозненных источников, этот народ был хитрым, циничным и умным - опасное сочетание. И пока, люди прятались по цитаделям, наверняка пара-тройка диверсантов могла запросто проникнуть в некоторые из них и устроить там взрыв. А в том, что они захотят отомстить тем, кто лишил их всего - Эли не сомневался. Хотел бы он одним глазком взглянуть на этих удивительных людей с золотыми волосам.

Некоторые из габриэльцев даже считали, что они не совсем обычные люди, что их генетическая структура была изменена для проживания среди света. подобного солнцу, которое теперь каждое утро как положено всходило на востоке и вечером пряталось на западе. Хотя, Эли все это слабо интересовало и он не мог понять восторгов местных, устраивающихся чуть ли не ритуал поклонения светилу. Это же просто звезда, и планета вращалась вокруг нее. Хотя... что он помнил о том времени, когда солнце висело над горизонтом и на земле стоял вечный вечер? Раз сравнивать не с чем, и восторгаться нечем.

Наконец, Эли оказался на широком, открытом балконе, обегающем вокруг площадки этажом ниже. И невольно затаил дыхание. Планеры! Флаеры! И несколько похожих на спящих улиток кораблей большего класса. Вот оно - летное поле. Меж ними суетились техники, постоянно доводя что-то до готовности. пытаясь починить то, что уже и починке не подлежало или вообще строили с нуля на стапелях.

-Макеты, - фыркнул Эли, поневоле рассмеявшись.- Без ветра они не взлетят,- сказал он и услышал за спиной:

- Сомневаешься, что мы снова поднимемся в небо?

Реакция была молниеносной, хотя первым среагировало именно его тело, а не разум. Послышался испуганный вздох, когда точно поставленная подножка заставила подошедшего сзади рухнуть, и лишь потом Эли убедился, что перед ним просто девушка.

- Ты всегда так нападаешь на людей, когда они не согласны с тобой? - спросила она, хватаясь за руку, протянутую Эли. Беглый осмотр подтвердил его догадки - на ней был обыкновенный летный костюм, каких он видел не мало за то время, пока наблюдал за людьми на площадке. Форма синего цвета, высокий стоячий воротник небрежно расстегнут, открывая высокую шею. Широкий пояс перехватывал тонкую талию. С правой стороны на нем висела пара прозрачных табличек сообщений, слева - небольшой кинжальчик в изящных серебряных ножнах, но почему-то Эли сразу понял, что это не просто украшение, да и трудно было представить, что девушка с такими глазами будет носить какие-то побрякушки. Пронзительные, темные как небо по ночам, внимательные и строгие.

Длинные, густые волосы заплетены в тугую косу и полоскались ниже талии. Спереди - гладко зачесанные, но отдельные пряди все же выбивались из прически. Острый подбородок и смуглая кожа. А вот очки казались чем-то неестественным и лишним на лице. Так он и сказал - и зачем они ей?

- Странный вопрос, обычно у людей спрашивают имя.

- Правда? - удивился Эли,- а я - то, что интересно.

- А мое имя тебе не интересно? Впрочем, наверное ты знаешь меня, хотя я твое лицо вижу здесь впервые.

- Тут столько людей, что неудивительно.

- Нет,- она покачала головой, скрестила руки на груди и явно не собираясь выпускать Эли из закутка. Он же решил отделаться от назойливой девицы и отправиться искать-таки эту летную школу и ее инструктора.- Я помню каждого и по внешности могу перечислить их имена, фамилии, звания, должности и послужной список,

- Неужели?

- У меня фотографическая память, - улыбнулась девушка и ее лицо сразу преобразилось.- И еще, я умею читать по чертам.

- Читать по лицу? Как это?

- Рассказать о характере человека и его склонностях.

- Хаха,- усмехнулся Эли,- и про меня можешь?

Вместо ответа она сделала шаг к нему и, прежде чем Эли успел среагировать, взяла за подбородок и пристально вгляделась в глаза. Несколько секунд она внимательно изучала каждую черточку - очень неприятное чувство, будто тебя разевают догола - а потом со вздохом покачала головой.

- Тебе они не идут.

- Что?

- Линзы. Цвет глаз тебе не подходит. Это ведь не твой естественный оттенок?

- Как ты определила?! -Эли был по настоящему заинтригован незнакомкой.

- По фенотипу.

- Фено... что?

- Фенотип - определенное сочетание цвета глаз и волос с определенным типом людей, в принципе все люди не так уж и разнообразны, нас можно поделить на несколько групп. Обычно темный цвет глаз сочетается с темным цветом волос. А твои глаза - зеленые если не ошибусь -редкий цвет для черных волос. Зачем ты носишь линзы?

Эли уже устал от этого допроса.

- А зачем ты носишь очки? Они ведь тебе не нужны?

- А ты внимателен.

- Ты тоже.

Некоторое время они смотрели друг на друга. Что-то в девушке показалось Эли знакомым, но пока он не смог ответить, что именно.

- Как твое имя?

- Эли.

- Эли... и? - незнакомка развела руками, словно поощряя добавить еще что-то.

- Просто Эли, фамилию я назову тому, к кому направляюсь.

- О, так все же ты здесь впервые.

"Ловко же она переводит разговор в нужное русло" - подумал Эли с легким восхищением.

- Да вот, решил узнать, что тут есть интересного. Я ищу летную школу. Раз ты здесь всех знаешь, можешь проводить?

- А что именно тебе нужно в летной школе?

- Мне сказали. что им требуется инструктор по...

Смех девушки легкий, задорный прервал обескураженного Эли.

- Что смешного?

- Только что ты сомневался, что мы снова поднимемся в в воздух, а теперь предлагаешь себя в качестве инструктора? Ты вообще летать-то умеешь? Судя по виду - ты просто бездельник.

- Если проводишь, тогда и узнаешь. По правде говоря, я и сам не уверен и хотел бы проверить, как много знаю.

- А ты забавный, что ж, в другое время я бы сдала тебя на пункт охраны - пусть раздираются, но нам и правда нужен инструктор. Я провожу тебя.

- Вот спасибо.

Она сделала жест рукой.

- После вас.

- Ты ведешь себя как парень.

- А ты как девчонка, вон какие волосы отрастил. Если хочешь летать - придется тебя постричь.

- А что такого? Стрижка не сделает человека мастером. Только знания и навыки, а еще инстинкты и чутье.

- Складно говоришь, - покачала головой девушка.- Ну посмотрим, на что ты годен. Идем, болтун, и ступай вперед, чтобы в видела твою спину.

'Вот так прием, она из военных?' - по пути думал Эли.

Они двинулись вдоль перил и, повернув, спустились на площадку по длинной металлической лестнице. Некоторое время лавировали меж кораблей, а потом вышли к двухэтажному зданию, сложенному из камней вперемешку с пластиком, как и все, что было в цитадели. Обычная технология.

Внутрь вели широкие двойные двери, на первом этаже окон не было вовсе, а со второго доносился лязг и изредка визг, будто работали двигатели. Но вряд ли в таком здании мог поместиться даже планер. Над дверьми висела табличка, гласившая: 'Собственная ее императорского величества летная школа цитадели Анаук'.

- Так мы на месте, ну спасибо,- он уже повернулся, чтобы поблагодарить проводницу, но та встала, загородив собой проход.

- Что такое?

- Ты подозрителен, и пока я не узнаю, 'что ты такое', внутрь этого святилища ты не пройдешь.

- Святилищ? Словно о храме говоришь.

- Это и есть храм неба, здесь драгоценное знание предается новым поколениям. Итак, а теперь может скажешь, кого ты искал в летной школе?

'Ну что ж, не возвращаться же',- подумал Эли - Мне нужна Юна, Юна Дессекрит,- сказал он. Ему показалось, что глаза девушки сузились.

- Зачем ты хотел видеть ее?

- Говорят эта Юна старший инструктор в школе, она должна принять меня на работу.

- Юна...на - повторила девушка.

- Так ты знаешь ее?

- Да, знаю....

- Ну так где она?

- Прямо перед тобой. Меня зовут Юна и я инструктор в этом храме знаний, а ты тот оболтус, о котором говорил старик Даниил. Ясно, посмотрим, на что ты способен. Надеюсь, что хотя бы внутреннее устройство планера сможешь назвать. Я не подпущу тебя к машине, пока не будешь летать на тренажере так, будто сражаешься с клавирами. Я ясно выразилась?

По-правде говоря, на сей раз даже у Эли пропал дар речи.

'Эта девушка старший инструктор?'


Часть 4

'Мемориальное кладбище Карильона',- прочел Наразмат высеченные на каменной колонне у входа слова. Судя по всему эта надпись появилась здесь совсем недавно. Прежде, Карильон был открытым городом, и кладбище, как и принято, находилось за его пределами. Теперь под место упокоения душ отвели одно из обширных помещений под трибунами бывшей Арены.

Над головой свод полого спускался в одну сторону, его поддерживали массивные квадратные резные колонны. В центре просторного зала, освещенного мягким светом газовых горелок, располагались ряды воронкообразных углублений, залитых блестящим и гладким материалом. Перед ними была установлена массивная мраморная плита. Надпись гласила: 'В память всех, кто боролся за свободу ветра'.

Возле каждой воронки находились таблички поменьше. Около одной , золотистого цвета - стояла группа людей в черной форме с серебряными цепочками, пересекающими грудь. Все они были членами экипажа Миллифьори - легендарного корабля освободителя. Даже не видя, Наразмат знал, возле чьей могилы стояли все эти люди, светлые волосы которых ярко контрастировали с мрачной одеждой - капитана Клеменса Таллигона, ренегата, изменника Клавира, легендарной личности, жившего и погибшего, как он того хотел. Хотя, командующий в точности знал, что могила пуста. Тело Таллигона развеяно в Грамире и навсегда досталось ветру.

У многих могил стояли люди. Кто-то в военной форме Габриэль, другие в гражданском. Наразмат заметил Лагааза и сделал знак рукой. Тот сдержано кивнул в ответ и вновь повернулся к группе данамирцев - высших офицеров командования, стоявших у могилы поодаль. Она точно также как и большинство в этом зале была пуста, но считалась местом захоронения всех данамирцев, вместе с кораблями не вернувшихся из последней битвы.

Люди нуждались в месте, где могли помянуть павших, поэтому и был создан этот зал. Адмирал Данамир подошел к стоявшей к нему спиной стройной женщине с темно-рыжими, коротко стриженными волосами. Хотя одета не броско, даже простовато - в синюю форму Габриэль, кроме белого плаща-накидки на одном плече, этой женщине дорогие мантии и не нужны. И без них она оставалась правителем огромной империи. Галина Тарсалина - эта молодая женщина сделала для объединенного флота и победы больше всех остальных. А еще она обладала талантом слышать ветер. 'Что она слышит теперь, когда ветра больше нет?' -подумал Наразмат и, подойдя, сказал.

- Императрица.

- Адмирал, Вы пришли, спасибо.- Галина обернусь к нему и на Наразмата взглянула пара проницательных глаз с легкими золотыми искорками внутри них. Про себя командующий отметил, насколько глубоки тени, пролегающие под этими удивительными глазами. Она устала - это видно. Но у правителя нет права на слабость, теперь и до конца дней она останется им и все человеческие слабости больше не имеют с ней ничего общего.

- Что случилось? Что-то важное? - Наразмат сложил руки в замок и слегка поклонился мемориальной плите, отдавая положенную дань памяти.

- Сегодня ровно месяц, как мы спрятались под куполом цитадели, но вы ведь знали, что это не навсегда. Хотите вернуться в Данамир, адмирал?

Наразмат вздрогнул, иногда казалось, что эта молодая улыбчивая женщина умела читать мысли и с легкостью проникала в суть вещей.

- Это естественное желание, как только станет возможно, и как только найду дочь.

- У вас есть дочь? -удивилась Галина.

- В это так сложно поверить? Впрочем. вы правы, она - моя приемная дочь. Девочка тоже где-то здесь, в Габриэль. Была координатором переселения на юг, потом мы потеряли связь.

- Уверена, с ней все хорошо.

- Слушайте!- Галина повернулась к собравшимся, призвав к вниманию.- Простите, что подняла всех в такой час, вы, наверное, удивлены, что местом собрания назначено это место. Но взгляните на камни, под которыми покоятся души тех, кто сделал этот день возможным для всех нас. Я хочу, чтобы они слышали, то, что я скажу.

Галина подошла к каменному блоку, возвышающемуся у стены и ступила на него.

- Друзья,-ясными глазами она обвела людей,- данамирцы и габриэльцы, за месяц вы все стали для меня одной семьей, хотя наше объединение началось еще раньше. Все это время мы вынуждены были скрываться под прочным куполом цитадели, как и отсталые сотни тысяч во всем мире. Мы ждали в надежде, что настанет тот день, когда сможем выйти на поверхность и насладиться новым миром, за который положено столько жизней, - Галина сделала широкий жест, обведя могилы.

И как и прежде, Наразмат удивлялся той простоте и естественности, с которой умела держаться императрица. Несмотря на то, что обладала огромной властью, невзирая на то, что ее дочери стали едва ли не богинями, создавшими своим желанием новый Сансион. Она называла подданных друзьями и разделяла общие мечты.

- Сегодня - решающая ночь. Полтора часа назад мы получили первый устойчивый сигнал из Анаука. Все знают, а те кто еще нет - это самая удаленная от Карильона южная цитадель. Этот сигнал был передан не с помощью ветра, как все привыкли, и не со связным, так как пока это невозможно. Передача проведена сверхтонким пучком ионов. Отражаясь от препятствий, методом преломления, он двигался в точно заданную приемную область. Тысячи километров он преодолел всего за десять минут.

- Невероятно!

- Это новый вид связи?!

- Настоящий прорыв.

- Чудо! - заговорили вокруг. Сам Наразмат был удивлен не меньше.

- Ионизация? Но как это работает? Не могли бы вы рассказать подробнее.

- Я не очень разбираюсь в технических подробностях,- призналась Галина, но лично присутствовала в лаборатории при эксперименте. Мы получили отчетливое послание от лабораторного комплекса Анаук. Вот, что мы записали.

Галина приняла из рук помощника два серебристых диска, соединенных спиралью, и легко ударила ими друг о друга. Раздался слабый звон, воздух резонировал, потом еще раз и еще, и вот в эхе Наразмат уловил отдельные слова, как бы необычно это не звучало:

'Всем день добрый или ночи, мы не знаем сколько там у вас, это цитадель Анаук. Канал открыт, атмосфера чиста, препятствий нет, отражательная способность - сто процентов. У нас все нормально, все держимся и ждем выхода на поверхность. Замеры давления и климатических показателей дают норму, совершим пробный выход по вашему указанию. Ждем разрешения, ваше величество. Конец связи, Даниил'.

Галина сложила пластины и осторожно передала хрупкие и тонкие на вид диски помощнику, который аккуратно спрятал их в коробочку.

- Мы отправили ответное послание...- Галина сделала паузу,- и раз такое дело, спешу обрадовать всех, я официально объявляю о подготовке к пробной расконсервации первого сектора. Мы выходим на поверхность!

- Ура императрице! - мемориальный комплекс наполнили радостные возгласы, буря эмоций не утихала еще долго. Сердце Наразмата сжалось. Неужели... неужели этот день, наконец-то, настал? - он встретился взглядом с Лагаазом, в глазах первого помощника стояли слезы, как и у многих мужчин и женщин, никто не стеснялся выражать эмоции.

- Друзья, завтра предстоит нелегкий день, поэтому сейчас все отправляйтесь по домам, нужно выспаться.

Собравшиеся не желали расходиться, засыпав Галину вопросами. Но офицеры - охранники преградили путь алебардами от чересчур настойчивых.

Наразмат шагнул к Галине.

- Поздравляю, не думаю, что кто-то заснет теперь, после всего услышанного.

- Я не хотела ждать до утра. Лабораторный комплекс стоит на ушах,- призналась она.

- Хотел спросить про новый вид связи. Мы почти ничего не знаем о нем. Ионизация как явление очень зависит от погодных параметров, грозовых явлений - молний, электризации воздуха и отражающей способности препятствий. Не слишком ли ненадежен такой тип передачи?

- Галина покачала головой.

- Меня уверили, что грозы на Сансионе теперь явление столь же частое, как закат и рассвет. Чтобы зарядить эти маленькие пластинки, достаточно всего одного разряда молний, мы установим ретрансляторы на каждой цитадели и на пути между ними в качестве промежуточных звеньев. А люди в городах будут пользоваться вот такими портативными, над их дизайном и эргономичностью еще работают. Когда приступим к строительству городов вне цитаделей, сеть станет еще надежнее. А что касается препятствий, поток ионов не слишком разборчив, чем больше на пути преград, тем ему проще, к тому же, пока еще не доказано, но возможно, отражающей способностью обладает сама земля.

- Как такое возможно?

- Я и сама не знаю,- Галина пожала плечами и слегка устало потерла лоб,- простите.

- Ничего.

- Мне нужно идти,- Наразмат заметил, как Мишаль Вителлиус, совсем недавно назначенный премьер министром и герой войны с Клавиром, машет ей рукой от входа. Командующий усмехнулся про себя. Молодо-зелено, эти двое составляли отличную пару. Он бы не удивился, если бы скоро объявили об императорской помолвке.


Часть 5

- Мари, уверен, что мы можем безопасно выбраться на поверхность? Прошел только месяц.

- Если бы это было опасно, Миссана не созывала бы на завтра общий форум. Уверен, там она объявит о возвращении. И к этому времени нам лучше быть как можно дальше от Озмалина.

- Но...- Лиссан замолк, едва не задохнувшись, когда порыв теплого воздуха из вентилляционного канала ударил в лицо. Он был такой силы, что клавирец наверняка сорвался бы вниз с узкого прохода над самым краем пропасти, если бы рука товарища не поддержала его.

- Осторожнее!

Оба клавирца хорошо подготовились к возможной вылазке на поверхность. Озмалин располагался под землей на глубине в два с половиной километра. От мира снаружи город отделяли гигантские шлюзовые ворота. Далеко внизу, под ногами Мариануса серебрились огни убежища, по спирали взбирающиеся на стены.

Сейчас они вдвоем пробирались по грубо выточенному каменному карнизу. Прежде он служил техническим страховочным коридором, хрупкая красная порода осыпалась под ногами. Узкий проход не шире восьмидесяти сантиметров был не предназначен для того, чтобы по нему взбирались спустя столько столетий. Но иного пути наверх без айса не было.

Оба клавирца были увешаны всевозможной аппаратурой - сканер, тепловизор и оружие - у Мариануса. Кроме того пищевые пайки и концентраты воды вместе с локационными картами и последними снимками метеозондов окрестностей Озмалина в радиусе двух километров.

Вскоре карниз уперся в тупик. Прямо перед ними вырастала первая чешуйка перегородки, за ней шли еще четыре, которые полностью отрезали Озмалин от внешнего мира. Лишь узкий лаз приоткрывался, пропуская метеозонды. Но сейчас он закрыт, все метеозонды оставались снаружи, они не были рассчитаны на обратный полет.

Скинув с шеи тяжелое оборудование, Марианус опустился на колено и принялся вводить данные в сканер, сверяя появившийся на экране оттенок с тем, которым мерцала индикаторная цепь на самой двери-чешуйке. Наконец, после показавшегося бесконечным ожидания, замок издал жалобное кряхтение, после чего он попросту расплавился.

- Я думал, ты взломаешь его.

- Так быстрее, перегрев цепи. Идем,- поторопил он младшего товарища, нас ждет еще три барьера.

Лиссан с неуверенностью оглянулся и бросил полный уважения взгляд на сканер, а потом побежал за другом.

Тем же способом пара прошла контроль во втором и третьем буферном отсеках. Оставалась последняя и самая сложная задача. Марианус понимал, если ошибся, то разница в давлении может в момент убить их. Предыдущие чешуйки отсеков он тщательно закрывал за собой, активируя механизм с внутренней стороны. Царил ли снаружи день, тепло ли или холодно, дождь или солнце - ни один из них этого не знал.

Когда Марианус нажал комбинацию, открывающую последнюю шлюзовую дверь, за спиной услышал предупреждение Лиссана:

- Осторожнее, сработал датчик разгерметизации.

- Если повезет, стражники прибудут сюда для проверки не раньше, чем через десять минут, я заблокировал главный лифт, им придется добираться тем же путем, что и нам.

- А как же камеры слежения? - вслед за старшим товарищем, Лиссан протиснулся в приоткрывшийся проход.

- Камеры не работают уже четыре дня, Миссана приказала отключить их в целях экономии. Лиссан ты ведь заметил, что по ночам освещение тоже отключают. Миссана пытается скрывать это от всех, статусом ниже секста, но скоро станет известно - ветер не бесконечен. А те, кому она рассказывает сказки о том, что выйдя на поверхность люди смогут пополнить его запасы - очень скоро разочаруются. Вот почему она так спешит с созданием альтернативных видов энергии и поэтому-то у нее ничего не получается.

- Думаешь, что ветер действительно покинул Сансион?

- Гранмира больше нет, планета вращается, это очевидно,

- Выходит, теперь мы с жителями с поверхности в равном положении?

- Похоже на то,- пришлось признать Марианусу.

- Так как мы найдем господина Эли без использования айсов? - начал было Лиссан и замолк, потеряв дар речи. В этот миг последняя преграда сложилась веером и в лица клавирцев ударил первый легкий предрассветный порыв ветра. Он был холодный, пропитанный запахом соли и сухого льда. Впервые товарищи смогли разглядеть безрадостный пейзаж, среди которого притаился Озмалин.

Метеозонды не давали картинки, лишь передавали данные, но теперь Марианус понял, что новый мир вовсе не так красив, как они мечтали. Ледяные торосы до самого горизонта, исковеркавшие ландшафт. На севере виднелась полоса более темного зеленоватого льда, судя по всему там и находилось море.

- Выглядит не слишком обнадеживающие,- заметил Лиссан,- это и есть новый мир?

- Похоже на то,- кивнул Марианус, делая глубокий глоток воздуха. Снаружи было холодно, датчики на наручном терминале замигали, но после короткой настройки выдали показания - 'минус двадцать пять', давление семьсот восемьдесят. Высокое. Судя по всему Озмалин остался в высоких широтах, и тектонические сдвиги не слишком затронули его. Влажность - десять процентов, довольно странные показатели, наличие органики - пять процентов. Даже в Данамир показатели были выше. Где же они оказались? - Понятно, невозможно.

- Что невозможно? - переспросил Лиссан.

- Невозможно отправиться в путь пешком. Нам придется вернуться. - - Вернуться? Но это невозможно! Сейчас за нами наверняка отправят карательные группы, да и обслуживающий персонал шлюза, как ты думаешь вернуться?

- Нам нужен айс.

- Но айс теперь бесполезен. Как мы полетим, если ветра больше нет?

- Ты не заметил, что целый месяц мы еще жили на остатках электричества. Найдем айс с генератором мультипотоков, заправим всеми, какими сможем, надеюсь этого хватит, чтобы узнать, что лежит за тем морем.

- Пересекать... воду...- казалось, одна мысль об этом внушала Лиссану страх.

Глаза Мариануса потемнели.

- Послушай,- он повернулся к другу. За спиной рука сжалась на страйте - крошечном ультразвуковом кинжале,- помнишь, для чего мы решились на это? Чтобы найти господина Эли, ты выбрал этот путь вместе со мной, и ты пройдешь его со мной или умрешь прямо здесь. Ты знаешь - мои навыки на порядок выше твоих, убью тебя здесь, а сам проберусь обратно в ангар и сделаю то, о чем говорил. Мне будет труднее, но я все равно сделаю это с тобой или без тебя. Ты всегда был моим незаменимым вторым пилотом. Мы действовали как один в паре и если преображение планеты так изменило тебя, я откажусь от тебя не задумываясь.

- Мы поклялись найти господина Эли вместе! - порывисто воскликнул Лиссан, явно уязвленный словами товарища.

- Хорошо, я знал, что ответ будет таким,- ладонь Мариануса разжалась, но он был готов применить оружие против того, кого называл другом.

- А теперь, надеюсь, ты не забыл те уроки, то мы проходили. Держи,-Марианус перебросил страйт Лиссану, а сам зажал в руке обычный пистолет.

В этот момент снизу, из отверстия послышались взволнованные голоса. Охрана шлюзов или те, кого отправили за нарушителями, но сейчас придется сражаться. Против собственно народа. Хотя Марианус помнил, что впервые это уже произошло на Миллифьори, все началось уже тогда.

Лиссан пригнулся со страйтом в руке. Теперь его неуверенность куда-то исчезла, он вновь стал тем, кто без сомнения вырезал десяток солдат, только потому, что Марианус так велел. В такие моменты Лиссан становился точно налаженным боевым механизмом, который работал безотказно, как часы, и даже сам Марианус не смог бы остановить его.

Навыки, которыми снабдила их Мемория, оказались разными. Лиссан должен был стать идеальной машиной для убийства, а Марианус тактиком, и в этом состояла вся уникальность их тандема. Направляющая рука и рука убивающая.

Пистолет был приведен в боевое состояние. Едва первая голова охранника появилась из проема, палец Мариануса нажал на спусковой крючок.


Часть 6

Пять минут спустя все было кончено, товарищи выволокли тела на поверхность, оттащили подальше и надежно заложили кусками льда. Заглянув в лаз, Марианус увидел далеко внизу цветовые сигналы: 'желтый-желтый-синий', мелькающие с равной частотой.

- Проклятые небеса, нас засекли, скорее,- он обернулся к Лиссану.- Нужно добраться до верхней посадочной площадки, там выбор будет меньше, но надеюсь нам удастся найти хотя бы один айс, заряженный двумя потоками.

- Это авантюра,- тот покачал головой, с сомнением глядя на старшего товарища.

- С самого начала весь план был авантюрой. Но такая же авантюра удалась народам поверхности и теперь мир стал другим. У нас задача поскромнее - найти всего одного человека на планете. Мы не знаем жив он или мертв, в Данамир он или в Габриэль, в каком из городов, остались ли вообще эти города или их смело ветром, но все же рискнем?

Лиссан кивнул, на его немного детском лице отразилось сомнение. Но как всегда послушно юркнул вслед за Марианусом обратно в полуоткрытый шлюз.

Спуск вышел намного быстрее, они почти бежали перескакивая через три ступени. До первой посадочной площадки оставалось еще около двухсот метров, но отряд преследователей уже поднимался навстречу. Лиссан свесился с края, оценил обстановку, потом порылся в кармане и, примерившись швырнул что-то вниз. Парой ярусов ниже на лестнице расцвел полутораметровый цветок, волна обжигающего воздуха дохнула в лицо.

Марианус схватил товарища за руку.

- Ты что? Это же инфракрасная бомба!

- Все равно они уже знают о нас, а так придется воспользоваться обходным путем.

- Но инфракрасное излучение всепроникающее, если стены верхних ярусов, наполовину созданные изо льда начнут таять...

- И что с того?- взгляд Лиссана стал неподвижным и равнодушным,- если их завалит, у нас будет больше времени.

- Я не о преследователях говорю, но в Озмалине остались лаборатории и главное Мемория. Когда мы вернем господина Эли, понадобятся эти знания и мощности. Все, что у нас есть - только знания, без них Клавир погибнет.

- Прости,- тихо ответил Лиссан.

- Сейчас уже поздно,- Марианус прислушался, и ухо уловило треск. Так и есть. Видимо, одна из волн от взрыва поразила стену справа и чуть выше, чем они двигались. Если она начнет рушиться, им не взлететь.- Быстрее!

Поторопиться стоило, к тому времени, как оба достигли посадочной площадки, с противоположной стороны шахты начался обстрел.

- Оставляю их на тебя.

Синие лучи резали по краю площадки, превращая ее в оплавленное месиво. А Марианус уже занялся охраной. За месяц, прошедший с того, как Озмалин был запечатан, дисциплина удивительным образом сошла на нет. Хотя пара квинтов была вооружена энергетическими копьями, но не успели они нацелить оружие, Марианус метнулся вперед, сокращая расстояние на десяток метров и одновременно вынимая собственный красс - нож, чуть меньший по размеру, чем страйт. В другой руке зажал пистолет.

Просвистев, красс вонзился в горло первому клавирцу. Падая и разворачиваясь, Марианус уклонился от выстрела более расторопного напарника охранника, но точный ответный выстрел сначала в ногу, а потом и в грудь, положил конец этой короткой схватке. Из-за спины все еще слышались звуки сражения, пахло расплавленным пластиком. Пока преследователи захвачены перестрелкой, не стоило терять времени.

Он бросился к стоявшим на площадке пятнадцати айсам. Хрупкие звездочки 'снежинки' в симметричном порядке составляли одну боевую единицу. Пятнадцать айсов в сочетании по три использовали для точечных, быстрых атак, а значит именно эти машины не были рассчитаны на длительный перелет. Это плохо, стоило предугадать. Но спускаться еще на пару уровней и искать айсы дальней дистанции времени уже не оставалось. Сканер считывал показатели с бешеной скоростью, Марианусу было достаточно взглянуть на первые цифры и цвет индикаторов, мигающих на экранчике, как он переходил к следующему.

- Белый, белый, желтый, изумрудный, желтый,- все по одному потоку.- Черный, желтый... -Надежда таяла с каждой секундой. Но внезапно возле двенадцатого на экране рядом с изумрудным робко загорелся белый. Нашел! Северный и восточный, правда второго едва ли половина заряда, но все же это несомненная удача.

- Лиссан заканчивай, нашел!

- Иду! - донесся ответный крик, и послышались торопливые шаги. Но уже через пару секунд снова шарахнуло, и это явно был не просто пистолет.

- Твоих рук дело? - укоризненно спросил Марианус.

- Я вспомнил о фотонной гранате.

Прислушиваясь к все нарастающему треску, старший качнул головой.

- Наше счастье, если вообще взлететь сумеем. Ложись!- как правило фотонная граната взрывалась в два этапа, и за разговором Мариаунс чуть не позабыл об этом. Схватив опрометчивого товарища, он повалил его на пол, как можно сильнее зажмурившись. Но даже сквозь сомкнутые веки, тренированные глаза клавирцев едва не ослепли от невыносимого, на гране черноты сияния, затопившего шахту. А вслед за этим вниз, мимо карниза, снеся его часть, пронеслось что-то огромное, размером с крейсер. Стрельба смолкла, видимо преследователям тоже досталось. Теперь треск почти не прекращался, и сверху то и дело падали куски льда вместе с обшивкой стен.

- Дай мне это,- он выхватил у товарища ультразвуковой кинжальчик,- залезай в кабину. Как будешь готов крикни. А я на всякий случай, подстрахуюсь,- Марианус передал товарищу взлом-декодер, а сам начал переходить от айса к айсу. вонзая кинжальчик по рукоять в обшивку точно над генератором и пропуская импульс. Когда он закончил, на площадке кроме их осталось ни одной действующей машины.

В лицо брызнула волна ледяной пыли, задрожал пол, когда наверху началось представление, потолок над площадкой и часть стены зазмеились трещинами и стали оседать, проваливаясь на нижний уровень.

- О нет! - Мирианус что есть сил побежал к айсу, на ходу запрыгивая на место ведущего пилота. Лиссан, надо отдать ему должное, уже запустил машину, амортизационная сеть мягко, но настойчиво стянула тело, отвыкшее за месяц, и Марианус впервые почувствовал себя увереннее. Пол под айсом рухнул через пару мгновений после того, как айс оторвался от него, зависнув на стабилизационной подушке.

Марианус задал команду, и айс рванул прямо в шахту, обрушивающуюся саму в себя. Сквозь падающие ледяные глыбы виднелись искрившиеся электрические кабели. Откуда-то сверху прилетела пара шальных выстрелов, но потом все стихло, когда первая шлюзовая дверь начала медленно, словно во сне падать вместе с внушительным куском ледника. Марианус был пилотом асом, но даже ему оказалось нелегко маневрировать среди хаотично рушащихся стен.

- Лиссан, страхуй, придется стрелять, последний шлюз нам не пробить, повредим машину.

- Понял, беру движение на себя,

Панель управления перед Марианусом поменяла цвет с красного на синий, теперь придется во всем подводиться на умения друга.

- Включить защитное поле?

- Не стоит, лишний расход энергии,- ответил Лиссан,- ты настолько не доверяешь мне?

- Я доверяю тебе свою спину и будущее Клавира.

- Этого хватит.

Марианусу показалось, что его друг усмехнулся. Столько времени прошло с тех пор, как Лиссан улыбался в последний раз. Все же, сети Мемории начали ослабевать и это совсем неплохо.

Но как бы не хотелось сэкономить поток, придется потратиться на выстрел, иначе им не выбраться. Наружный шлюз так и остался в приоткрытом состоянии. Айс тряхнуло и закружило, когда внушительных размеров глыба льда вскользь задела один из лучиков.

- Что там? - тщательно рассчитывая координаты выстрела, спросил Марианус.

- Западный уничтожен.

- Слава небесам, что не север или восток.

- До точки выхода - сто восемьдесят метров,- доложил Лиссан.

- Знаю, стреляю на восьмидесяти, будь внимателен.

Рушащиеся стены постоянно сбивали прицел, но положиться на автоматику Марианус не мог, она самостоятельно усилит мощность и добавит еще, если посчитает, что эффект недостаточный, а этого допустить нельзя.

- Десять, девять, восемь, семь.... три, два, один - есть дистанция выстрела! - донесся голос Лиссана.

Марианус сделал глубокий вдох и выдох и нажал нужную клавишу. Энергорасход все равно вышел колоссальным. Освещение кабины кабины замерцало, и он поспешно выключил его. Все равно скоро они окажутся на поверхности. А если нет - тогда уже не важно.

Тонкий синий луч унесся вверх, айс мотнуло в сторону, бросив об стену, на миг Лиссан упустил контроль.

- У тебя все в порядке?

- Да, но без стабилизационных контроллеров нелегко,- признался младший товарищ.

- Путь расчищен,- убедился Марианус, когда словно раненая птица айс вновь заскользил вдоль покореженных стен шахты. Над головой разгоралось серовато-голубое, светлое пятно. Пятиметрового прохода, прожженного выстрелом, хватило, чтобы айс протиснулся наружу. В какой-то миг вокруг перестал падать лед и вот они уже парили на высоте десяти метров от провала, ведущего к Озмалину.

На первый взгляд, в той темноте не могло остаться ничего живого. Марианус надеялся, что защитный средний и нижние шлюзы успели вовремя активировать и основные зоны не пострадали. Но задерживаться здесь - значило привлечь к себе ненужное внимание. Кто знает, сколько еще глаз следят за ними с поверхности? Габриэль и Данамир - эти две империи наверняка выжили, где оказались их народы, какими силами располагают, какие планы строят - все это еще предстояло выяснить.

А пока Марианус ввел в логическую цепь данные поверхности окрестностей Озмалина: от моря на севере до скалистых гор на востоке, от ледяных торосов на юге и пустошей на западе. Данные, собранные зондами, электроника наложила одни на другие, создавая карту местности и прокладывая наиболее вероятный путь на север - единственное направление в котором стоило двигаться. Там, за километрами водной глади лежал второй континент, образовавшийся в результате сдвига литосферных плит, возможно это часть бывшего Габриэль, хотя теперь ни о чем нельзя судить с уверенностью.

И теперь им с Лиссаном придется надеяться только друг на друга, они отвергли Клавир, предали традиции и закон, тем самым поставив себя вне всех рамок. Очень скоро станет известно, кто совершил диверсию, и за их головы будет объявлена награда.

'Но все это не будет иметь никакого значения, когда мы найдем Эли,- понимал Марианус,- Клавир может и должен измениться, нам придется приспосабливаться и выживать в совершенно новом мире, мире, в котором нет ветра и Гранмира - такие же люди как и все, только обладающие уникальными знаниями. И эти знания не достанутся Миссане или кому-то вроде нее',- так Марианус поклялся. Этими знаниями может распоряжаться только один человек, тот, кто, родился в Клавире, но узнал обе империи поверхности изнутри. Тот, кто кто обладает исключительным правом занять высший пост. И Марианус готов был жизнь положить на это.

'Господин Эли, мы найдем вас, чего бы это не стоило. Вы нужны нам, необходимы Клавиру и этому миру'.

Марианус вгляделся в быстро приближающуюся полосу воды. Ночь стремительно уступала место дню, и косые лучи солнца, уже показавшегося над горизонтом, резали бесконечную ледяную долину синими тенями.



Глава 2 - Калейдоскоп | Танцы на Сансионе (СИ) | Глава 4 - Преломление