home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22 - Пробуждение


Часть 1

- Где Лагааз? Начальник стражи?

- Не могу сказать. Лагааз отпросился по моему поручению. Он скоро будет. Но я могу сказать и вам, а потом повторить на совете.

Галина вызвала экипаж Миллифьори, включая правую руку погибшего капитана Таллигона - Саллюция Тиррелина и старшего Вителлиуса. Еще бы Мишаль успел вернуться. Но его миссия там, за пределами Карильона, была намного важнее. Оставалось лишь надеяться, что он как всегда успешно выполнит ее.

- Раз так, говорите. Слушаю вас,- несмотря на приглашающий жест адмирала, Галина не стала садиться, чувствуя себя как на иголках.

- Совсем недавно я получил тайное послание из Данамир от моего доверенного наместника. Оно было передано не по официальным каналам. -Наразмат обошел вокруг стола и встал, стиснув руками края.- Речь шла о цитадели Сфиельт.

- Оттуда же прибыл ваш человек, Грион? - припомнила Галина.

Наразмат кивнул.

- Послание вышло весьма путанным. Он передал, что ночью были заблокированы все ангары и арсеналы, а также медицинские блоки. Связь с другими цитаделями также прервалась. Это сделали одетые в черную форму солдаты с необычным оружием, разрушающим предметы изнутри так же легко, как и человеческое тело.

-О небо! - воскликнула Галина.- И никто не сопротивлялся? У вас же оставалась приличная армия!

Адмирал поморщился.

-Когда я хотел спросить, какие меры предпринимаются для спасения населения, в эфире раздался ужасный звук, который едва не лишил меня рассудка.

Связь тотчас прервалась, но перед этим я слышал крик.

- Благодарю,- после паузы кивнула Галина.- Тогда скажу и вам, Долина только что оставила мне очень похожую информацию. Мы также потеряли арсенал и связь.

- Это правда? Так значит это отрытое нападение? Клавир верен себе, накопил силы и решил взять реванш?! - Наразмат сжал кулак, глядя на него так, будто сжимал горло клавирца.

- Похоже, мы на этом совещании останемся вдвоем,- заметила Галина.

- Нет, кое-кто скоро присоединится к нам. По правде говоря, я думал сохранить это строго между нами. Но раз и так никто не придет, может оно и к лучшему.

- О чем речь? - не поняла Галина.

- Я получил запрос на аудиенцию.

- Ко мне? - удивилась Галина.

- Нет, на мое имя.

- Кто-то из ваших людей?

- По правде говоря, я не знаю, принадлежит он к Данамир или Габриэль.

- Как это?

- Он связался через отраженную систему за минуту до того, как она полностью исчезла с середины пути из цитадели Анаук.

- Анаук? Но ведь их делегация только что покинула нас.

- Вот об этом и я говорю,- Наразмат задумчиво потер подбородок.

- Но тогда нужно немедленно сделать все возможное, чтобы принять транспорт.

Адмирал задержал императрицу, уже готовую броситься к выходу.

- Это лишнее. Он профессионал, сумеет пробиться к нам, чтобы там не произошло снаружи.

- Когда он будет здесь?

- Минут через десять.

- Не позже, я отдам приказ о полной изоляции цитадели, и уже велела всем мобильным группам, посланным в города-спутники, возвращаться. Пока мы не разберемся, что происходит, рисковать жизнями людей.

- Этого времени вполне хватит.

- Он не сказал,- настороженно спросила Галина,- какова целью летит? Кто он такой?

- Один из тех храбрецов, которые были в предыдущей группе, служит в летной школе Анаук. Он уверен, что обладает сведениями, которые изменят будущее Сансиона.

- Даже так?! - пораженно воскликнула Галина.- Что это может быть?

- Не знаю, но похоже профессия связного вновь становится опасной. Помните, как все повернулось во время Арены.

- Не вспоминайте те ужасные дни, я надеялась, что они больше никогда не повторятся.

- И все же мы снова погружаемся в противостояние.

- Теперь враг неизвестен и он куда коварнее. У нас нет крыльев, которые дали бы возможность сражаться в воздухе.

- Вы правы,- грустно произнесла Галина.- Но я буду отстаивать нашу свободу и мир, если понадобится с оружием у руках. И флот создам снова, пусть он будет состоять из планеров.

- Отчаянная,- Наразмат покачал головой.- Простите, но вы напоминаете мне дочь, у нее характер тот же - дерзкая и свободолюбивая, не удержать, я не смог.

- Юна впечатлила меня, у вас достойная дочь, однажды она займет ваше место.

- Спасибо, но надеюсь, этот день наступит еще не скоро,- адмирал вздохнул и повел плечами, будто замерзнув. Галина видела, что мужчину что-то тревожит и это никак не связано с тем, что сейчас творится в окрестностях цитадели.

И в этот миг Галина ощутила нечто странное, голос адмирала отдалился, и его заглушил некий звук... звон... Императрица схватилась за голову.

- Галина? Вам нехорошо? - с тревогой спросил Наразмат.

- Шум...- прошептала она,- я слышу шум.



Часть 2

Она старалась не поддаться панике, жестоко подавляя эмоции.

'Если сейчас сделать лишнее движение, все обернется катастрофой',- такие чувства охватили императрицу. Шум то нарастал, то отступал. И теперь он звучал настолько явственно, что можно было различить отдельные слова. Это похоже на...

- Ветер! - воскликнула Галина, отнимая руки от ушей. - Я слышу ветер, это канал связи,- поняла она, встретившись взглядом с Наразматом.

- Что вы такое говорите? Галина, очнитесь! - адмирал взял императрицу за плечи и развернул к себе.- Успокойтесь.

- Разве вы не слышали тот шум? - не поверила она.- Он оглушающий. Уверена, это какие-то переговоры, но я не могу разобрать смысл слов. Что же это такое?- Галина потерла виски... -Лишь отдельные слова: территор... кэтч... я не понимаю.

-Галина, они ничего не значат,- уверял адмирал.

И постепенно шум и правда стал приглушеннее. Наконец, она сумела выровнять дыхание и закашлялась, поняв, что все это время почти не могла глотнуть воздуха.

- Вот, выпейте воды,- пойдя к кулеру, Наразмат налил волы в пластиковый стакан и протянул ей. Галина залпом выпила содержимое.

- Спасибо...- тело бросало то в жар, то в холод, ее бил настоящий озноб. Одновременно Галина поняла - что-то происходило с атмосферой. Короткие волосы на голове начали потрескивать, будто воздух был сильно наэлектризован. Как перед грозой. И словно в ответ на ее мысли, небо над головой разорвала ярчайшая вспышка. Охнув, Галина закрыла глаза рукой, падая на стол. Она ослепла и оглохла, когда раскат грома обрушил всю свою ярость на цитадель. Казалось, что гроза разразилась под самым куполом, так внезапно и с такой яростью все началось.

Свет в обсерватории погас, вся электроника мигом отрубилась. Адмирал склонился над ней, помогая подняться. В первые мгновения его губы шевелились, но она не слышала ни звука. И только потом:

- С вами все в порядке? Снаружи творится что-то странное. Этот шум вы слышали?

- Нет, это совсем другое...

Но договорить она не успела, когда на них обрушился второй разряд молнии. И в этот момент на фоне дверного проема появился мужской силуэт. Одетый в темно-синюю форму связного Габриэль черноволосый мужчина.

- Вы императрица Галина Тарсалина? - спросил он, когда все снова стихло. В необычном освещении показалось, что глаза незнакомца светятся внутренним светом, как у кошки, но поначалу она списала это на остаточный эффект от молний.

- Да, это я.

- А рядом с вами не адмирал Данамир?

- Что за странные вопросы, кто вы?

- Это он,- после паузы произнес Наразмат,- тот, с кем я говорил,- вы ведь Наим Тингейл?

- А вы... тот кто улетает...- пробормотал мужчина, будто говоря сам с собой. Третий разряд молнии затопил обсерваторию светом тысячи солнц. Все, кто оказался в ней, потеряли ощущение пространства и времени. Галина схватилась за край стола, полностью лишенная возможности слышать, едва различая смутные силуэты адмирала и гостя. Но все же, словно во сне увидела следующую картину: в руке Наима Тингейла появился пистолет и уставился на Наразмата, который был совершенно безоружен.

Все это промелькнуло в голове Галины за одно мгновение, и она начала действовать единственно верным способом - так, как подсказывали ей чувства и долгие годы тренировок на флоте. Она прыгнула, сбивая Наразмат с ног. Прозвучал выстрел, жгучая боль пронзила левое плечо, и она со стоном упала на бок.

Но убийца видя, что так и не попал в намеченную жертву, вновь поднял пистолет. Выстрел! Но на сей раз он ушел в купол, Галина мертвой хваткой держала руку с оружием.

Купол - всего лишь хрупкая стеклянная оболочка, совсем не тот, которым была накрыта цитадель еще месяц назад - пошел трещинами. Град осколков обрушился на всех троих. Галина прикрыла голову, но жалящие клинья все равно исполосовали кожу.

Гроза ворвалась внутрь, закружила, разметала людей словно пушинки. Чудовищный ветер смел с полок хрупкие инструменты, оборвал крепежные тросы телескопа и тот начал оседать на пол. Ошеломленная и ослепленная Галина могла только смотреть на то, как эта громадина падает на нее.

Но в последний миг инстинкты выживания возобладали - она откатилась в сторону. Край лишь чуть прижал ей ногу. Оставив сапожок, она вытянула ступню.

'А что убийца! - спохватилась она.- Может он погиб, или одним из осколков смертельно ранило? '

И снова выстрел!

Императрица медленно подняла голову, взгляд скользнул по собственному искаженному в осколках лицу. Раскинув руки, Наразмат стоял перед ней, загораживая собой. Спина чуть ниже левой лопатки окрасилась темным и пятно быстро расплывалось. Если ничего не сделать, он умрет! - с этой мыслью, не обращая внимания на плечо, позабыв про вывихнутую ногу, она бросилась вперед и сумела вырвать пистолет из рук Тингейла. А следом, развернув оружие внутрь, произвела единственный точный выстрел ему в шею. Мужчина захлебнулся, но прошептал сквозь зубы:

- Тот, кто улетает, нейтрализован...- он рухнул на пол, рука потянулась к ней, замершей с пистолетом в дрожащей руке. Но последние слова разительно отличались от предыдущих. Голос умирающего наполнился нежностью. - Шари... Лайна... простите меня...



Часть 3

Еще пару мгновений Галина напряженно ждала, что убийца очнется и ринется на свою жертву, но потом спохватилась и бросилась к Наразмату. Тот полулежал на полу, опираясь на локоть. Только расстегнув куртку на раненом, императрица поняла, что дело плохо. Она хотела разодрать свою блузку, чтобы сделать полоску под бинт, адмирал остановил ее.

-Не нужно... вы видите, что это бесполезно. Мы только потеряем время, а я должен сказать вам... Это гипноз, такой же, как применяли в Клавире, но это... не и технологии. Есть... четвертая сила... невидимая пока, но они уже опутали сетью всю планету. Вам придется... нужно объединить все силы... против одного. Клавир...- голос Наразмата упал до шепота. Галина склонилась ниже, чтобы расслышать.

Дыхание смертельно раненого тяжело вырывалось из груди, обжигающе- горячее. Урывками.

- Не отвергайте тех, кто захочет сотрудничать с вами...

- Клавирцы? Так это не их рук дело?

- Не они.. направляли руку,- Наразмат качнул головой. Глаза его медленно тускнели, но он пытался сохранять ясность сознания.- Еще,- пальцы мужчины вцепились в плечо Галины.- Юна... моя дочь... найдите ее, скажите, что теперь она... пусть слушает Лагааза и Гриона. Они смогут возродить Данамир.

Мужчина затих.

- Адмирал? Адмирал! - Галина трясла уже недвижимое тело.

- Как же так? Как так? Как это случилось? За что...

В этот момент она ощущала полную растерянность. Нужно подняться, вызвать охрану... действовать... но сил не было.

За спиной послышался легкий шорох. Повернув голову, Галина не поверила своим глазам. Тело убийцы покрылось сетью мелких трещин, словно стеклянное, а потом Звон! Оно разлетелось на осколки, тут же превратившиеся в мелкую пыль... Галина вскрикнула. Даже следа от тела не осталось.

Она не шевелясь сидела еще какое-то время и очнулась лишь когда в коридоре послышались торопливые шаги. Кто-то бежал к обсерватории. Откуда-то с нижних ярусов доносились сигналы тревоги, кто-то включил общий сбор.

В этот момент снова грянул гром, и все звуки потонули в нем. Галина зажала уши, не в силах вдохнуть пропитанный электростатикой воздух. Молния ударила рядом с наполовину разрушенным куполом.

'Нужно уходить отсюда',- понимала она. Но Наразмата одной ей не поднять. Перехватив пистолет другой рукой, Галина попыталась подтащить тело адмирала к двери, но вскоре без сил опустилась на пол. И в этот миг:

- Адмирал!

Оттолкнув ее, так что едва не вывихнул плечо, тело Наразмата перехватил Лагааз Немнон. Невидящим взглядом молодой данамирец уставился на свои руки, перепачканные в крови, на рану на груди адмирала, а потом посмотрел на нее.

- Почему... как это произошло...- он замер на полуслове, заметив пистолет, который императрица все так же судорожно сжимала в руках, потом перевел взгляд на одежду, испятнанную темным. А следом произошло такое, чего Галина никак не могла предвидеть.- Убийца! - прошептал Лагааз. Галина не сразу поняла, что это относится к ней.

- Вы убили адмирала! Как вы могли?!! - с болью закричал данамирец.

- Нет, Лагааз, все не так, это сделал...

- Кто? На ваших руках его кровь, у вас пистолет! - бросил Лагааз.- Вот как, Габриэль отплатил за все, что мы сделали для вас? Воспользовались неразберихой и исподтишка вонзили нож в спину. Что вам пообещали эти клавирские выродки?!

Лагааз пошатнулся, будто все произошедшее полностью лишило его сил.

- Вы...- он свысока посмотрел на пораженную такой несправедливостью императрицу,- вы заплатите за это и меня не интересуют причины.

- Что ты задумал? Куда ты уносишь его?

- Соберу всех оставшихся данамирцев, тех, кто захочет уйти со мной. Мы отправляемся домой. Но запомните, орбитальный лифт мы строили вместе, вам не достанется такая сила.

- Лагааз, это смешно, ты не видел, что здесь произошло, этот человек...

- Я вижу только вас, императрица,- свысока ответил Немнон и на лице его проступила невыносимая боль,- я вижу то, что вижу, и доверяю своим чувствам. Если вы совершили такой проступок, имейте смелость хотя бы признать.

- Нельзя покидать цитадель сейчас, это опасно. Снаружи враг и мы даже не знаем, на что он способен! - Галина все еще пыталась обращаться к доводам рассудка.

- Лучше встретиться с врагом лицом к лицу, чем получить от тех, кого считал другом, предательский удар.

- Но ты не можешь решать за всех!

- Могу, и сделаю.

Словно в подтверждение своих слов, молодой данамирец подбежал к переговорному устройству на стене и включил аварийную связь подбородком, так как обе руки его были заняты. Одной он поддерживал тело адмирала, а второй наводил пистолет на ту, кого считал своим врагом.

-Говорит Лагааз Немнон. Только что совершилось ужасное преступление, в самом сердце Карильона, столицы Габриэль, императрица убила нашего правителя, адмирала Наразмата. Я принимаю на себя обязанности временного командующего флотом, армией и государством до тех пор, пока мы не отыщем госпожу Юну. Мы немедленно возвращаемся домой. Всем, кто не желает оставаться под одним кровом с убийцами, собраться в главном ангаре. У вас есть полчаса. Кто не придет, будет считаться предателем и государственным изменником,- голос Лагааза изменился. Он сам стал совсем не узнаваем. И впервые Галина засомневалась:

'Может это правда моя вина? Что если это я убила его? Может и не было никакого человека?'

- Я бы...- Лагааз с презрением смотрел на нее, сидящую на коленях посреди разоренной и захламленной обсерватории,- я бы убил вас, как это принято в Данамир - око за око, но оставлю в живых только из-за дочерей. Однако, не думайте, что все закончится так просто. Я возьму на себя эту тяжелую ношу. - Лагааз сделал паузу, прежде чем продолжить.- Данамир разрывает все дипломатические и иные связи с вами, и с этого дня... объявляет войну Габриэль - этому лживому, насквозь прогнившему государству!

Если бы слова могли убивать, Галина наверняка бы уже умерла.


Часть 4

Взор императрицы затуманился, она почти не видела и слышала, как ушел Лагааз, полностью лишенная сил и воли что-то делать. Хотя... крики раздавались уже на верхних уровнях цитадели. Неужели враг проник внутрь так быстро? Или... Или...- никак не удавалось сформулировать ответ. В ушах шумело, голова стала словно чугунная, и все яростнее в ней отдавался эхом звон, который стремился подчинить себе надломленное сознание. И Галина уже почти перестала сопротивляться. Этот шум призывал ее взять в руки любое оружие, какое найдет, и идти убивать всех, кто не клянется в верности Витерции...

Ах, этот проклятый культ!

В таком состоянии - с ножкой от стула в руке - ее и нашел Мишаль. Он тряс и тряс ее, пока Галина не начала понимать и осознавать окружающее. Она порывисто прижалась к груди мужчины, сильной и теплой, и это тепло понемногу изгоняло ледяную опустошённость из тела и сознания...

- Мишаль...

- Я все знаю, слышал воззвание Немнона. Не уверен, что здесь произошло, но могу поклясться что это не вы, ни за что не поверю, что вы могли это сделать,- перефразировал клавирец, прижимая к себе. Галина не противилась, впервые она не оттолкнула его, впервые позволила прикоснуться к себе так. Но она жадно впитывала в себя мягкие слова. Сейчас они были жизненно необходимы ей, чтобы не утонуть в шуме, который медленно, нехотя отступал, прогоняемый звуками голоса Мишаля.

- Мишаль, я видела ужасные вещи, и совершила еще более страшный поступок. Я убила адмирала.

- Нет, взгляните на меня, смотрите мне в глаза, вы ничего не такого не делали. Это все излучение. Они промыли вам мозги, и пытаются воздействовать сейчас на каждого в цитадели. Через короткое время немногие будут способны мыслить здраво. Но я не позволю вам уйти, я не позволю вам стать другой, вы останетесь той Галиной, которую я знаю. Пока я здесь, рядом, я не позволю ничему в мире причинить вам боль.

И постепенно туман начал отступать. Только теперь Галина осознала, на какой тонкой грани держалась еще минуту назад.

- Мишаль... что это? - прошептала она.

- Коинсциальное оружие. Оно делает вас марионеткой тех, кто им управляет. Похоже, они захватили цитадель без единого выстрела, но мы все же попытаемся вывести всех, кто способен сопротивляться. Не многих, всего два -три процента, но попробуем. Мы укроемся в убежище, которое забросили давным-давно, его строили одновременно с крепостью Клавира и Озмалина. Одно из трех самых защищенных мест в мире.

- Бежать? Предлагаешь скрываться мне, императрице?

- Да, или я сам унесу вас отсюда, Карильон больше не безопасен. Вероятно таков был план с самого начала - один из вас погибнет, другой развяжет руки новому противостоянию. Никаких альянсов, пока они не полностью подчинили себе сознания людей на обоих континентах. Им не нужны сомневающиеся, только полное повиновение, разве вы еще не поняли?

- Но кто они, Мишаль?!

- Отец знал, но не успел сказать, он...- голос менестреля дрогнул.

- Что с господином Ювеналом?

- Погиб, сражаясь с Саллюцием. Похоже сознание Тиррелина дало трещину, в которую легко проникли те, кто пытался найти наши слабые места.

- Мне очень жаль, Мишаль. Как ты? - Галина сжала руку мужчины.

- Все хорошо, еще будет время мне оплакать его, я сжег тело иксимером,- клавирец прислушался,- идемте, они уже близко.

Сжав руку императрицы, Мишаль бесцеремонно потащил ее в коридор. Галина не стала спорить.

-А что с девочками? - по дороге спросила она, пока они спускались по бесконечным лестницам, не пользуясь лифтами, избегая камер и людных мест.

- Они в безопасности вместе с Валентина, в тайном убежище в подвалах Анкара. Там есть все необходимое для длительного пребывания.

- И там то же, что и у нас? - встревоженно спросила Галина.

- Боюсь что по всему Габриэль, а возможно и в Данамир. Как я оказался настолько беспечен, что проглядел угрожающие тенденции? Змея проскользнула прямо перед нашим носом и свила гнездо в виде культа Витерции.

-Думаешь с самого начала его придумали для этого? - не поверила Галина. Ведь в обрядах, говорят, упоминались она и девочки.

-Да,- кивнул Мишаль,- чтобы в одночасье дать плоды. Самое страшное оружие то, которое действует на сознание. Мемория в Клавире использовала что-то подобное, но никогда прежде его не применяли на стольких людях сразу. Можете представить, насколько далеко продвинулись наши враги.

- Так они не из Клавира? Но я думала...

- Скорее всего нет, но я не уверен, возможно они вступили в альянс. Настоящий враг пришел оттуда,- Мишаль поднял взгляд к тому, что осталось от купола.

- Небо?

- Этой силы не было в прошлом противостоянии с Магистром, они пришли вслед за чистым небом без Гранмира. Не знаю, ждали ли они там всегда или узнали о нас только недавно, теперь у планеты новый противник, и куда более опасный, чем Клавир, который как и мы лишился ветра. Поэтому... наш единственный шанс на спасение в том, чтобы снова вернуть себе способность летать. Я видел много за последнее время, что заставило меня поверить - это возможно. Орбитальный лифт мы строили не зря. - Мишаль сделал паузу и посмотрел прямо в глаза императрице,- мы должны доставить девочек на небо.



Часть 5

Тяжело дыша, Эли перескакивал сразу через две ступеньки. Он спешил на уровень, где жили они с Донацием. Донаций, не Данила. Ориллин - гордое имя Главы Дома Северного ветра. Все эти полгода старик прятал его, как прятал свой золотой с проседью цвет волос и ярко-изумрудные глаза.

'И все это ради меня...',- мысли скакали в голове, пока он бежал к неизвестности.

Еще на мосту, когда Юна пожертвовала собой ради него, внутри словно повернулся первый ключик и Эли выпустил на волю долго сдерживаемые вспоминания. Второй поворот пришел на полпути к верхним уровням - еще один пронзительный звук. И, хотя в нем читался прямой приказ: все, кто не верят в Витерцию - враги, Эли понял его по своему: те, кто верят в Витерцию - враги. Всех, кого клавирец встречал по пути, кто, спрашивал его о вере, он убивал и не чувствовал ничего. Как убивал, когда сражался с клавирцами на... Миллифьори. Один, второй, третий... все они были простыми людьми, но он расправлялся с ними.

Эли встречал солдат в черном и снова убивал. Теперь оба веера оказались сломаны, ведь они не были тем оружием, что он помнил. Те веера... Звон! Стеклянный потолок коридора разлетался на осколки, которые сыпались на голову, резали кожу, но Эли продолжал подниматься. Во время поединка Фацилис его раны были куда серьезнее.

Воспоминания резали душу намного сильнее. Капитан Таллигон, Саллюций Тиррелин, Галина Тарсалина.... Долина, Секвенца, Дилси, Ронан... Душу вывернули наизнанку и снова вернули простой и измененной. Адмирал Наразмат, Лагааз, Натанель.

С трудом переставляя ноги, Эли приближался к дому по темной улице. Огни потухли, света не было на всем верхнем уровне. Последний взрыв уничтожил половину квартала, но их жилище устояло.

... Никола, Оля Валентина... Марианус, Лиссан... Карон... мать...

Ладонь легла на ручку двери, повернула...

Друзья и враги, лица сменяли друг друга. Все снова легло на свои места, нивелируя эффект Мемории.

'Мама, что ты со мной сделала? Я потерял два месяца, просто вычеркнул себя из жизни'.

- Донаций! - позвал Эли, оказавшись внутри. Он впервые за долго время назвал старика настоящим именем. Того, кто все эти два месяца заботился о нем как о родном сыне.

'И все это время я был для него сплошной головной болью'.

Совсем рядом за окном прогремел новый взрыв. Ночь осветилась ярчайшей вспышкой. Эли прикрыл глаза. Ударной волной выбило стекло. И в это время в темноте нога Эли споткнулась обо что-то, лежащее на полу. Подняв, он узнал пузырек, в котором Донаций держал лекарство от сердца. Пустой... Сердце сжалось. Взгляд метнулся к приоткрытой двери в соседнюю комнату.

Снаружи доносился запах гари. Ветер... Хруст стекла под ногами. Дверь приоткрылась. Шаг, другой, третий... Занавески мягко полоскались в разбитом окне. Смятая постель, которую он так и не застелил, когда сбежал в Зал ветров. Мягко звенели птички и кораблики, подведенные под потолком...

На полу перед ним лежал Донаций. Эли опустился на колени, прощупал пульс и сонную артерию. Уже больше получаса с момента смерти...

Положив ладони на грудь старика, Эли вздохнул и коснулся их лбом. Прощаясь с тем, кто сделал для него больше, чем мать и брат за всю жизнь... Пальцы смяли ткань домашнего халата, непрошеные слезы выступали на глазах.

'Нет, пока рано'.

Выпрямившись, Эли провел ладонь по телу, расстегнул ворот и нащупал три аккуратных отверстия от выстрелов. Стреляли точно и хладнокровно, похоже на лазер, но что-то более мощное. Убили... кто это сделал? Кому понадобилось избавляться от старика... Клавир? Люди в черных мундирах несомненно стоят за ними, но они не были клавирцами. Навыки противника оставались на уровне простых солдат Габриэль или Данамир.

Подобрав под себя ноги, Эли сидел так, уткнувшись носом и смотрел на своего приемного отца.

'Что мне теперь делать? У меня не осталось даже вееров. Я выиграл поединок Фацилис, убил брата, пусть и был в невменяемом состоянии, но победителей не судят. Это Клавир. Дальше... Те, кого я видел, несомненно из наземной крепости Озмалина. Но кто возглавляет их? Кто контролирует эту силу? Ведь октавианов больше нет...'

Ухо Эли уловило слабый шорох из соседней комнаты. Тень вступила через порог. Осколок мгновенно оказался в руке Эли и был пущен словно нож-красс, в сторону вторженца. Однако с той же быстротой тот отбил его в сторону. Противники ринулись друг на друга, схлестнулись, завязалась драка, короткая, но ожесточенная. Оппонент - темноволосый, чуть выше его самого, и почти с теми же навыками. Почти... но недостаточно. Всего одно неловкое движение и Эли, мгновенно воспользовавшись паузой, приставил сложенные пальцы ладони к горлу.

- Одно движение и я перебью твою трахею,- предупредил он ровным тоном.

- Господи... господин Эли, это я, Марианус. Вы не помните меня?

Эли внимательнее пригляделся к противнику в тусклом свете, льющемся из окна. Он и правда узнал бывшего подчиненного брата. И все же ладонь не опустил.

- Это сделал ты? Говори, ты продался Озмалину и захватчикам? Ты убил Донация?

- Господин Эли... ваша память вернулась?

- Вернулась, я помню, как вы помогли мне на Миллифьори и благодарен за это. Но спрашиваю в последний раз - это твоих рук дело?

- Нет.

- Считаю до трех. Если не предоставишь доказательств, ты знаешь - могу убить в мгновение ока.

-Знаю, вы - мастер восходящего консонанса, а это значит - быть первым во всем.

- Один...

- Лиссан с Шари, вызнаете его, ушли вас искать. Вы доверяете Шари. Он не даст солгать - мы искали вас, и ради этого бежали из Озмалина.

- Два.

-Мы никогда не верили в то, что наплела Миссана, всегда знали, что вы живы, поэтому и искали вас. Пересекли океан и проникли в Анаук, переодевшись заключенными. Мы сражались со своими, и спасли вас у побережья.

- Три... - Эли отвел руку назад в боевую позицию.

- Мы прибыли сюда, чтобы подтвердить ваш титул Магистра и хотим служить, как служили вашей матери, господин Эли!

Ладонь замерла.

-Хорошо, это сделал не ты, но тогда кто? - отступив на шаг, Эли снова опустился возле Донация, положив руки на колени. Марианус почтительно встал напротив.

- Я могу только предположить.

- Слушаю.

- Анаук почти взят под контроль неизвестной нам с Лиссаном силой, и это не клавирцы. Мы видели в каком состоянии находится флот Озмалина. К тому же, они применяют крайне необычное оружие, которое действует напрямую на сознание людей и гораздо эффективнее Мемории. Я был на службе культа Витерции и видел, как проходят проповеди.

- Витерция? - переспросил Эли, не поднимая глаз.

- Культ, связанный с ветром и дочерьми императрицы Габриэль.

- Софи и Светлена...- припомнил Эли.- Так значит за ними снова началась охота. Если это не наши, тогда кто?

- Думаю они не с Сансиона...- на пороге показались еще двое, один из гостей внезапно разревелся и бросился Эли на шею.

- Эли... мама... маму убили, а папа...

Ошеломленный октавиан с трудом оторвал от себя Шари. Вторым был Лиссан. Эли, конечно, тоже узнал его.

- Господин Эли,- клавирец сделал рукой знак величайшего почтения, а в глазах самого стояли слезы радости,- значит, вы все вспомнили?

Эли кивнул.

- Я вспомнил, а Донаций умер. Мы так и не смогли поговорить по душам. Если бы я знал...- юноша закусил губу и посмотрел на письменный стол. Поднявшись, он пошел к нему и выдвинул один из ящиков, тот, который должен был хранить нечто крайне опасное. Пряжка с пояса Карона чуть раньше до ужаса напугала Шари. Но сейчас Эли точно знал, что это такое и на что способно. Осторожно взяв ее в руки, парень повернулся к подчиненным.- Поможете мне?

- Чего вы хотите, господин Эли? - спросил Марианус, нахмурившись.

- Донаций бы желал быть похороненным там, где много света и воздуха. Наверняка он тосковал по Розе ветров. У нас нет возможности провести полный ритуал Мемории, но с помощью этого - Эли указал на генератор убийственных волн,- попробую сделать что-то похожее.

- Похоронить главу Дома? Сейчас? - на лице Лиссана отразилось сомнение.

- Куда его доставить? - Марианус поднял тело старика легко, словно пушинку.

- В Зал ветров, я хочу, чтобы вы отнести его в Зал ветров,- Эли старался говорить как обычно, но голос его дрогнул.

- Но там наверняка противник, мы сильно рискуем.

- Хочу провести церемонию по всем правилам, Лиссан,- Эли вскинул подбородок, и что-то в его глазах напомнило подчинённым о той власти, которой они совсем еще недавно подчинялись.

- Как скажете, я буду защищать вас.

- Эли...

Юноша опустил взгляд и словно впервые заметил Шари. Тот вцепился в руку, отчаянно глядя на него.

- Возьмите меня с собой.

- Невозможно,- Марианус покачал головой,- эта церемония только для клавирцев.

- Клавирцев... я знал,- Шари закусил губу, готовый расплакаться,- знал, что вы особенные, и Эли - ты тоже.

- К тому же это слишком опасно. Теперь мы защищаем только господина Эли, это наша приоритетная цель,- Лиссан склонился к мальчишке и положил ладонь ему на голову,- прости, но дальше ты сам по себе.

- Нет! Пожалуйста, я быстро учусь. Я смогу защищать себя и... господина Эли.

'А он быстро ориентируется',- рассеянно подумал Эли.

- Мамы больше нет, и я не знаю где отец. Мне больше нечего делать здесь. Моего дома тоже больше не осталось. Прошу, можно мне стать твоим... вашим телохранителем?

Несмотря на трагизм ситуации, Эли против воли выдал грустную понимающую улыбку.

- Если пойдешь с нами, будешь постоянно под прицелом, каждый из встречных попытается вогнать нож мне в спину. Мое возвращение станет нежданным сюрпризом для тех, кто хотел бы забыть даже имя. Ведь теперь я смогу пошатнуть сложившееся равновесие, и собираюсь это сделать. Не боишься?

- Боюсь,- признался мальчишка,- я всего лишь ребенок, как мне не испугаться? Но я буду стараться, обещаю! - Шари в отчаянии сжал кулаки. Эли взглянул на своих подчиненных. Марианус пожал плечами, а Лиссан сумрачно вздохнул.

- Это желание господина Эли. Мы не вправе спорить.

- Хорошо, можешь поучаствовать в церемонии,- кивнул Эли,- а потом сам решишь - хочешь остаться или нет.




Часть 6

Зал ветров стал подходящим некрополем для того, кто ценой своей жизни сохранил тайну его нахождения в цитадели. Эли знал - так и было. Весь путь от дома до обители ветра прошел без происшествий. Не пришлось даже касаться оружия. Все потому, что Лиссан стал щитом, прикрывающим всю группу. Нож-страйт находил цель еще до того, как противник догадывался об их присутствии. Посты, оцепление, оккупация - вот три слова, что вернее всего описывали ситуацию в Анаук.

Его верные телохранители стали на обоих входах в Зал, Шари старался смотреть сразу во все стороны. Вид у парнишки был крайне нервный и испуганный, но при том он крепко сжимал в руке нож-бабочку, который Эли обнаружил в комнате Донация вместе с изящным пистолетом, называемым иксимером. Иксимеры, какими пользовались на поверхности, в Габриэль, были лишь жалкими копиями, подделками. Но это оружие Эли передал Лиссану.

'Мне оно ни к чему, пока не смогу смастерить боевые веера',- так он и сказал подчиненным, оставшись совершенно безоружным.

Взгляд Эли не отрывался от импровизированного помоста, на котором лежало тело главы Дома Северного ветра. Не видел ничего, кроме стоящего на возвышении овального саркофага. Его соорудили из двух половинок окон, похожих на выгнутые линзы, которые захватили в одном и коридоров по пути. Нетвердым шагом, столь непохожим на его обычную легкую походку, Эли шел через зал, наполненный приглушенным светом газовых горелок, шел в полном одиночестве.

- Я хотел бы поговорить с ним напоследок, оставьте меня,- попросил он.

Чем ближе подходил Эли, тем сильнее сжималось сердце. Хотя за свою жизнь он видел немало смертей, да и сам убивал, но теперь ноги отказывались нести дальше. Он не мог признаться самому себе, что страшился увидеть лицо. Это лицо Донация Ориллин, главы дома Северного ветра, до самого конца оставшимся клавирцем, не предавшим традиции.

Но вот, наконец, Эли ступил на возвышение, заставив себя открыть крышку и взглянуть в это лицо - такое знакомое до щемящей боли лицо. Черты заострились, резче проступили носогубные складки и морщина, вертикально пересекающая лоб.

- Старик,-прошептал Эли,- почему ты позволил им так легко добраться до себя?

Эли зажмурился, но потом склонился ниже. Откинув воротник, он оглядел шею слева - там шел тонкий, идеально ровный разрез, конечно тщательно зашитый. Края его были похожими на оплавленную бахрому с легким синеватым оттенком. Такие следы, Эли знал, оставлял только иксимер, настоящий иксимер.

Изумрудные глаза Медиана потемнели. Если бы кто-то увидел этот взгляд, он бы вздрогнул, но Эли оставался один на один с этим огромным, пустым залом, пропитанным флером небытия. Только он и старик, спасший его жизнь не раз и не два, хотя, и не обязан был, а что в ответ?

'В ответ я бежал дома, подставив тебя под удар'.

Наконец, Эли сделал друзьям знак - приблизиться, чтобы и они могли попрощаться согласно церемонии. И хотя эти двое были его подчиненными, но в этот миг Эли захотелось убить их, увидеть их мертвыми только потому, что они называли себя клавирцами. А я сам... Эли понимал, что такой же, как и они - убийца, прирожденный.

"Я убил своего брата".

- Слушайте,- спросил он, не оборачиваясь,- вы подтверждаете, что это дело рук кого-то, связанного с Клавиром?

- Подтверждаю,- донесся из-за спины голос Мириануса.- Уверен, что новые власти Озмалина действовали как марионетки нападавших.

- Подтверждаю, мой господин,- словно эхо отозвался Лиссан.

- Кто мог узнать, что Донаций скрывался здесь?

- Несомненно, это дело рук Миссаны.

- Миссана... - повторил Эли,- служанка матери? Но она никогда не имела никаких прав на трон Клавира.

- Да, мой господин Эли.

- Она убила своего брата и заняла трон по праву сильного?

- Так точно.

- И теперь мечтает возродить прежний Клавир, используя силу Ключа к ветру?

- Полагаем, что именно так.

- Что ж, тогда...- Эли, наконец, обернулся к двум опустившимся на колено товарищам. Он улыбнулся и улыбка его была жуткой. Лиссан увидел ее лишь краем глаза и тотчас же вновь опустил голову. - Поиграем, я люблю игры. Она ведь уверена, что я мертв, а мертвецы бывают очень нетерпеливы, с мертвыми лучше не спорить. Восстановить Клавир? Как может служанка знать, что такое настоящий Клавир? Я видел его разным, видел как убийцы подкрадывались ко мне, видел подарки смерти, видел, как гибли один за другим главы домов, убитые матерю, ти видел как Карон выполнял преступные приказы. Наблюдал, как Клавир надменно управлял ходом событий на земле. Но это не настоящий Клавир.

Девочки и Валентина показали мне, чего не хватает ему, чтобы изменится. А Клавир изменится, я... изменю его. Старые знания будут использованы во благо, они станут служить людям как и должны. Я хочу сделать Клавир другим изнутри, и я добьюсь этого.

- Мой господин, неужели вы наконец решились! - в неверии воскликнул Лиссан, а Марианус поднялся и пристально взглянул на Эли.

Тот задумался и кивнул.

- Я не стану принимать титул Магистра. Все, что я хочу - чтобы те, кто совершил все это, понесли ответственность. Они нарушили все мыслимые традиции. Подняв руку на октавиана, септимий знает, что его ждет смерть. - Эли протянул ладонь подчиненным и друзьям. - Поможете мне?

- Да, мой господин! - в один голос, без запинки ответили оба.

- Хорошо,- Эли вновь оглянулся на Донация.- Старик, я бы хотел, чтобы у нас было больше времени, хотел поблагодарить тебя за спасение, еще раз побеседовать с тобой о книгах, я хотел...- Эли на миг зажмурился, но напарники не видели этого,- я восстановлю твою честь, клянусь именем Медиана. - пальцы медленно разжались. Эли поднял пряжку, направив ее на тело на помосте.

-Прощай, глава Дома Северного вера, я буду помнить.

- Мы будем помнить,- повторили Марианус с Лиссаном.

- Я буду... помнить.- тихий голосок Шари вклинился в церемонию. Он так старался подражать старшим товарищам.

Легкое нажатие активировало все еще исправный механизм, запуская цепную реакцию. Когда направленный спектр излучения упал на помост, каменный выступ, линзы и само тело окутало золотистое искрение, но оно продолжалось лишь несколько секунд, а потом яркие дорожки каскадом разбежались в разные стороны, окропляя всех, кто стоял вокруг.

Исчез помост, исчез и саркофаг с телом. Истаяли последние блики, когда энергия полностью растворилась в воздухе. Но Эли знал, что воспоминания навсегда останутся в его сердце.

- Идем,- дольше не задерживаясь, Эли резко развернулся к тем, кто поклялся следовать за ним и решительно шагнул в сторону выхода. Но в это время подкупольное пространство пронзил сильный, гулкий голос. Он звучал одновременно во всех динамиках и эхом разлился по всей цитадели.

Голос с сильным акцентом сейчас звучал не только в Анаук, он прокатился по всем каналам Элегии и Легаты, прогремел в Анкаре, разлился по аркам и над ареной Карильона, в городах-спутниках. И, вонзившись в строящуюся башню Орбитального лифта, унесся ввысь, растворившись в небе. А потом пролился дождем уже в Данамир.

'Говорит командующий флотом расширения новых территорий - Август Коссиний. По праву первенства я наношу Сансион на звездные карты и отныне эта планета считается частью империи. Все люди, проживающие здесь , независимо от принадлежности к государству, переходят в подчинение галактического Сената. С этой минуты на Сансионе начинает действовать законодательство империи. Все иные законы и привилегии утрачивают силу. Все источники энергии, в том числе уникальный ветер, переходят в собственность империи как часть договора. Это не война, повторяю, это не завоевание. Мы устанавливаем контроль над Сасионом по пункту соглашения об освоении новых территорий корпорацией Клавир.

Скреплено и подписано между представителями и правопреемниками Корпорации Клавир на планете Сансион сего года'.

- С корпорацией? - изумрудные глаза Эли сузились и потемнели,- они уже договорились с Озмалином?

- Простите, господин Эли, мы ничего не знали об этом,- Марианус приложил ладонь ко лбу.

Нарождающийся ветер растрепал волосы Эли, заиграл прядями Мариануса, взъерошил чеку Лиссана и спутал вихры Шари. Ветер ворвался сквозь разрушенный купол - мощнейшие вихревые потоки от чего-то огромного, заслонившего собой свет звезд, окутанное электрическими разрядами.

- Это же....- начал Марианс.

- Корабль,- кивнул Эли,- что за необычный вид?

То, что сейчас закрывало небо над цитаделью Анаук, было лишь одним из десятков точно таких же, что заняли позиции над каждой цитаделью на Сансионе. Фасетчатые, отливающие бронзой, похожие на шишки. Обтекаемая совершенная форма. Каждый длиной в несколько сот метров. Самые большие суда Габриэль и Данамир были раз в пять меньше этого.

- Эли, что это? - подбежав, Шари вцепился в его руку.

- Оккупация,- тихо ответил Эли.- Похоже, те, кто однажды отправил наш корабль 'Роза клавира' на поиски нового мира, решил вернуть себе инвестиции. - Но...- на лице парнишки отражалась полнейшая растерянность.

- Но этот мир теперь принадлежит нам. И если клавирцы приняли такое решение, вся ответственность теперь лежит на мне.

- Господин Эли, неужели вы... - не поверил Марианус.

- Нет,- юноша обернулся к подчиненному,-я не стану принимать титул Магистра, но это не значит, что я останусь в стороне.

- Вы хотите...

- Мы вернемся в Озмалин, и я встречусь с Миссаной. Сансион принадлежит только Сансиону, и он не продается.



Глава 21 - Чужой рассвет | Танцы на Сансионе (СИ) | Глава 23 - Грезы о будущем