home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20 - Закат


Часть 1

Марианус прекрасно знал на что способен, и понимал, что с таким числом людей, пусть и безоружных большей частью, ему не справиться. Однако, кроме тянущих к нему руки фанатиков с горящими золотом глазами, в его сторону со стрелковым оружием наперевес уже пробирались несколько человек в черном. Их глаза в отличие от собравшихся были нормального светло-серого оттенка. Цвет их формы был таким же как и у заводил на сцене. Но и этот цвет ни о чем не говорил. Такую же гамму носил экипаж Миллифьори когда-то. Но любой клавирец бы не задумываясь выстрелил, а эти, пробирались к нему, явно намереваясь захватить в тиски.

- Клавирец?

Марианус нашел взглядом того, кто спрашивал - мужчина, который читал проповедь. - Ты из Клавира? - повторил он отчетливо, словно считая, что Марианус может не понять.

'Вычислили меня несмотря на цвет волос, кто же они такие?' - размышлял диверсант. Но отрицать очевидно смысла не было.

- Так и есть. А вот вы - нет, откуда вы? Противники альянса между империями? Или подполье Габриэль?

- Ни то, ни другое,- мужчина усмехнулся,- не сопротивляйся. Если подтвердится, что ты клавирец, мы передадим тебя Озмалину.

'Знает про Озмалин? Вот это уже интересно'.

- Не стоит беспокоиться, у меня тайная миссия в Карильоне,- Марианус вспомнил новое название столицы, импровизируя на ходу.

- Нас ни о чем не предупреждали. Почему сразу не полетел в Карильон?

'Говорит так, будто в курсе всех событий. Возможно ли, что у них есть связь с Озмалином? С Миссаной напрямую?'

- Можете поинтересоваться там,- нагло заявил Марианус.

Теперь десятки рук вцепились в него, а прицелы необычной формы удлиненных пистолетов глядели в лоб.

'А они церемониться не станут'.

- Похоже, кто-то любит поговорить,- мужчина покачал головой. Неожиданно тишину, нарушаемую лишь дыханием множества фанатиков, разрезал тонкий писк.

Говоривший взглянул на запястье и развернул сообщение, которое появилось на галоэкране высотой в ладонь. Прочитать то, что там написано, Марианус не смог. И не потому, что слова были в перевернутом виде, а точно написаны на другом языке.

- Хорошо, свободен,- кивнул мужчина, будто слышал доклад.

'Может у него связь через тонкие наушники?' - подумал Мари.

- Похоже, ваша легенда провалилась. Твой дружок наверху устроил представление?

- Повторяю, в этой миссии я действую один,-улыбнулся клавирец.

- Весельчак значит? - мужчина отдала знак одному из державших на мушке, и у ног Мариануса толстый белый луч прочертил глубокую борозду. Каменное крошево взвилось в воздух. Один из осколков больно резанул по щеке. Но парень даже не шелохнулся.

- Твой напарник и с ним мальчишка лет десяти, будешь отрицать? Это бессмысленно, других клавирцев кроме вас в цитадели нет?

- Понятия не имею,- протянул Марианус, на лице появилось скучающее выражение.

- Ясно, придется допросить твоего дружка. С тобой не договориться.

Некоторое время мужчина с презрением рассматривал его.

-Веришь ли ты в Витерцию и святых дев?

Возникло чувство, что этот вопрос он адресовал не пленнику, а людям, обступившим его.

Толпа заволновалась.

'Если скажу что-то не правильно, меня просто растерзают,- понимал Марианус.- Потянуть время? Нет, если Лис провалился, его не должны поймать. Нужно выбираться'.

Главный заметил взгляд пленника, скользнувший за спины его последователей и погрозил пальцем.

-Нет-нет, даже не думай. Уверен, какой бы хорошей не была твоя реакция, от выстрела не убежишь.

- И не собираюсь,- с этими словами Марианус резко развернулся и рванул, сбрасывая с себя цепкие пальцы, к ближайшему фанатику. Это оказался средних лет мужчина, комплекцией почти как сам Марианус, но клавирец знал, какие болевые точки надавить, чтобы получить преимущество. Однако, несмотря на то, что Марианус вывернул ему руки, человек не издал ни звука. Что за гипноз они применили?

- Неправильное решение,- главный дал отмашу. Короткая вспышка - и фанатик, которого Мари держал словно щит, начал медленно оседать, пораженный зарядом.

На лице главного появилось недовольное выражение.

-Надо было с самого начала сказать, что ты переметнулся к предателям, тогда все было бы намного проще.

Просчитав варианты, Марианус понял, что единственный выход - сделать всех присутствующих людей живым шитом. Но они держались настолько плотно друг к другу, что число жертв будет огромным. Проклятые небеса!

- Скажите, прежде, чем выстрелить,- Марианус поднял руки,- Вы поймали моего напарника?

- Его судьба не должна волновать тебя. Похоже, придется доложить в Озмалин, что один из вас погиб при попытке сопротивления, что недалеко от истины,- командир поднял руку.

'Глупо,- подумал Марианус,- что я оказался настолько самонадеянным'.

Он приготовился, пригнувшись, хотя понимал, что против оружия противопоставить нечего. Пять выстрелов прозвучали одновременно... но, ни один из них не достиг своей цели. Чья-то рука рванула Мариануса в сторону, а следом прозвучало еще пять залпов и пять вскриков. Обернувшись, парень увидел тела солдат, распростертые на полу. А подняв голову, узнал Донация Ориллин.

- Самонадеянный мальчишка, я едва нашел тебя. Зажмурься,- велел октавиан, и швырнул что-то размером с кулак в сторону, где остался командир и его помощники. Марианус не стал задаваться глупыми вопросами, как сюда попал глава дома Северного ветра, и упрашивать себя дважды тоже,Ф прикрыв глаза рукавом.

- За мной!- не дожидаясь результатов, Донаций рванулся к дверям, пока фанатики вместе со своими кукловодами с дикими криками раздирали глаза, ослепленные фотонной гранатой. Вот так старик!

Среди жестокого света и свиста выжигаемого воздуха разносились крики командира. Значит он жив, жаль... Марианус двигался почти на ощупь, несколько раз споткнувшись, но Донаций, нацепив защитные очки, уверенной рукой тащил его вперед.

Когда первый шок прошел, и Мари уже мог бежать самостоятельно, они преодолели два витка коридора, и вывернув в боковой, начали подниматься по служебной лестнице, а потом юркнули в отверстие вентиляционной шахты.

Марианус выглянул из за поворота в поисках преследователей.

- Похоже оторвались.

Стянув очки, Донаций развернул его к себе.

- Где Эли, ты знаешь? - голос октавиана был пополнен тревогой. Еще с той короткой встречи в Клавире Марианус понял, как старик волнуется за юного подопечного. И дело было даже не в том, что Эли спас его от смертоносного подарка Северины.

- Не знаю, Лиссан отправился его искать.

- Он отправился в Зал ветров. Оставил записку и исчез. Я места себе не находил, а потом решил спуститься и увидеть собственными глазами. А тут что происходит?

- Если бы знал, - Марианус покачал головой.- По-видимому цитадель оккупирована, но кем неясно. Но они знают об Озмалине, господину Эли может грозить опасность,- заметил молодой клавирец.

Внезапно старик схватился за сердце, лицо его исказилось и побледнело.

- Что с вами? - Марианус поддержал его под локоть.

- Ничего, скоро пройдет... помоги мне... дойти до дома. Там лекарство.

- Это опасно.

- Все равно, оружие там, можешь взять... ради Эли. Вижу, вы остались верны ему. Хорошо, что хотя бы кто-то еще кроме меня на его стороне,- вздохнул старик.

Марианус кивнул. Так, следуя техническими корридами они, наконец, добрались до дома, где жили Эли и Донаций.

- Там, в правом ящике синие капсулы, и еще стакан воды, - Донаций опустился на диван, откинув голову на спинку.

- Вот, - Марианус выполнил требуемое и протянул стакан с капсулами старику. Дрожащей рукой Донаций кинул две капсулы в рот и залпом выпил. Судя по всему, это было сильное обезболивающее.

- Зачем вам анестетики?

- Нужные лекарства не достать. То, что было - закончилось, а в Анаук их не производят.

- Ясно,- Марианус покачал головой.- Вот что, я отправлюсь в Зал ветров, вернусь через полчаса, на случай если сюда придет Лиссан или вернется господин Эли. Постарайтесь не двигаться, отдохните.

- Боюсь скоро они найдут это место.

- Мы выведем вас из цитадели, не волнуйтесь. Лис и я - профи, все же одно время были телохранителями Карона Медиана. Хотя, конечно, с Талиотой нам не сравниться. Можно? - Марианус кивнул на пистолет за поясом октавиана.

- Конечно, у меня есть еще, прихватил из Клавира.

- Благодарю, -коротко кивнув, Марианус тенью выскользнул из комнаты, по пути погасив свет.


Часть 2

(Цитадель Анкар)

-Странно видеть звезды на темном небе, я о таком читал только в сказках,- заметил Никола

Сестра промолчала.

- Интересно, теперь мы сможем вырваться за пределы планеты и узнать что лежит там, за этими звездами... Хотя, если те типы пришли оттуда, это будет сложновато,- положив подбородок на парапет балкона, Никола с тоской смотрел вдаль.

И снова молчание.

Заметив, что сестра полностью игнорирует любые его вопросы, Никола сощурился, а потом спросил:

- Вспоминаешь об Эли? И долго ты будешь винить себя в его гибели?

-Что? О нем?! - девушка аж подпрыгнула.

"Наконец-то подействовало" - с удовлетворением подумал Никола.

- Он не умер! - сестра порывисто выпрямилась.

- Куда ты, дурочка! - брат едва успел схватить ее за руку, чтобы та не полетела с перил, на которых сидела.

-И вовсе не о нем,- буркнула сестра,- после всего, что довелось пережить по пути, есть мысли и поинтереснее. За девочками снова охотятся, нам нужно подумать, как их уберечь.

- Да успокойся,- отмахнулся парень,- цитадель безопасна, Мишаль сам сказал.

- И ты веришь ему?

- Кто тут говорил про меня? Малышня снова рассказывает сказки?- раздался веселый голос у выхода со смотровой площадки.

К ним широким шагом подходил бывший менестрель, одетый как в старые времена как можно более пестро.

-Мишаль, откуда ты здесь? - воскликнул Никола, брат с сестрой ошеломленно переглянулись, а потом с подозрением осмелились.- Если кто-то увидит тебя здесь, возникнут неприятности.

- Неприятности у нас уже возникли по дороге. И это ты обеспечивал безопасность! - накинулась на него Оля, совершенно позабыв о том, что разговаривает с октавианом в таком тоне.

- Я знаю о неприятностях, простите, что пришлось бросить вас.

- Ваша Юна Дессекрит оказалась предательницей! На кого вы оставили девочек?!

- Простите, а вот это я действительно не мог предвидеть,- Мишаль развел руками, склонив голову знак извинения. Колокольчики, вплетенные в волосы, жалобно зазвенели.

- Какая разница, и не стыдно премьер-министру ходить в таком виде?- фыркнула Оля, отвернувшись от Мишаля. Злиться как-то сразу расхотелось, а вот тревога осталась. Если клавирец проделал весь этот путь за ними - возможно в Анкаре им оставаться недолго.

- Нет, уж уволь, я передам этот пост отцу или еще кому при первой же возможности, это слишком сложно. А теперь серьезно, то что я видел по пути сюда похоже на поле битвы, что произошло? Это сделали те, кто напал на вас?

-Это дел рук девочек- признался Никола.

-Расскажите мне все,- попросил Мишаль.

История заняла много времени, клавирец часто останавливал Николу, переспрашивал, просил повторить один и тот же момент несколько раз. И, когда повествование закончилось, пробормотал, теребя колокольчик.

-Теперь у меня почти не осталось сомнений.

- В чем? - Оля стояла мрачнея все больше, скрестив руки, и почти не принимала участия в беседе.

- Гранмир все еще существует, и принцессы призывали ветер именно оттуда.

- Откуда такая уверенность? - скептицизм в голосе сестры можно было потрогать.

- То, что удалось рассмотреть в телескоп, нечто очень похожее на него. Только теперь он лежит примерно вот так.- Менестрель показал ладонями плоскость, параллельно земле. Наблюдение велось из одной точки, но скорее всего он охватывает всю планету.

- Весь Сансион?! - в голос воскликнули брат с сестрой.

-После того, что я услышал, сомнений меня почти нет. Именно для это цели - узнать точно -мы и строили орбитальный лифт.

- Что случилось, Оля... почему ты так кричишь?

- Все трое повернулись к лестнице, на которой сонно протирая глаза, стояла София, ее сестра медленно ковыляла по ступенькам следом в обнимку с подушкой.

-Ну вот, Ник, все из-за тебя, теперь их не уложишь,- рассердилась Оля.

- Что?При чем здесь я? - опешил от такой несправедливости Никола.

- Это кто нас тут такой сонный? - улыбнулся Мишаль, подхватив Софию подмышки и закружил девочку.

- А ну поставь ее на место. Хочешь окончательно ребенку сон испортить? Светлена, марш в кровать, сейчас второй час ночи,- Оля сделала безуспешную попытку отодрать принцессу от кавирца.

- Не второй, а десятый,- весело кричала София, летая в руках менестреля. Сейчас в Данамир только вечер!

- Но вы живете в Габриэль, не надо твоих тучек. - Несмотря на веселый тон, Оля чутко прислушивалась не покажется ли кто в этот час на безлюдном уровне. О том, что в Анаук прибыли принцессы не знал никто. Хотя на сердце теплело каждый раз, как она видела веселых девочек, после всего пережитого обе оправились очень быстро и ни разу не вспомнили про приключения.

-Дядя Мишаль, когда мы вернемся к маме? Здесь ужасно скучно,- заныла София, а Светлена робко закивала в знак согласия, закусив подушку.

- А вы будете слушаться вашу воспитательницу? Мама велела мне узнать, как вы тут. Если будете себя вести хорошо, скоро вернемся назад.

-Хорошо себя вести? - удивилась София.

-Это значит, что и спать тоже.

- Вот именно, так что кругом и марш обратно в комнату!- Оля взяла девочек за руки.

- Нееет!

- А так пойдете? Вот вам подарки,- в ладошках принцесс тотчас появилось по огромной конфете, которые Мишаль проворно сунул. Теперь обе стали куда более покладисты. Напоследок обняв 'дядю Мишаля' близняшки позволили увести себя вниз. Спустя некоторое время вернулась усталая Оля.

- А теперь серьезно,- выражение лица Мишаля резко изменилось. Рука Оли дрогнула и легла в карман, там она прятала трофейный диаплазм. Нехорошее предчувствие оправдалось.


Часть 3

- Через пять минут вы пойдете в комнату девочек, возьмете их за руки и спуститесь на нулевой уровень. Вот схема, код запоминайте: шесть восьмерок, ноль. Это карта допуска,- Мишаль протянул девушке прозрачную пластиковую пластину, испещренную едва заметными геометрическими фигурами.

- Что это значит?! Я же их только что уложила.

- Сначала поклянитесь Гранмиром, что девочки не узнают о том, что я скажу.

Брат с сестрой переглянулись. Похоже иллюзия мирной жизни развеялась в радужную пыль.

- Хорошо, что происходит, Мишаль? - спросил Никола. Оля удивилась, что на этот раз брат взял инициативу на себя. В последние два дня его будто подменили. С тех пор, как она вернулась с диаплазмом, а на его руке появилась эта необычная перчатка. Они мало говорили.

'Оторвались от противника, после того как девочки вызвали ветер'.

'Юна подарила'.

Вот и все, что они рассказали друг другу о том, что пережили порознь.

- Из большинства цитаделей нет сигнала, мы теряем по одной каждые несколько часов,- начал Мишаль.- Мне пришлось воспользоваться последним потоковым флаером, чтобы добраться сюда. Ради этого я даже оставил императрицу,- губы Мишаля сжались,- и это непростительно в такое время. Города спутники, которые мы строили вокруг Карильона, тоже захвачены.

- Захвачены?! - в голос воскликнули оба Валентина.

Клавирец покачал головой.

- Не могу утверждать с уверенностью, но с людьми происходит что-то странное, как будто к ним применили сильнейший гипноз.

- Такой же... как с Эли? - собрав волю в кулак, спросила Оля. Стоило огромных усилий не признаться в том, что ей поведала Юна Дессекрит. Но она даже мысли не допускала, что слова предательницы могут оказаться ложью. Внутри теплилась смутная и безумная надежда.

- Думаю, здесь нечто другое. Когда в Клавире использовали Меморию, вокруг подвергшихся внушению не возникали стихийные грозы, а глаза людей не становились как ожившее пламя.

Оля поежилась.

Мишаль кивнул.

- Почти уверен, что в тех цитаделях, с кем мы потеряли связь, пусть и не надежную, но работающую, происходит то же самое. Здесь пока безопасно, но я не знаю, сколько это продлится. Сейчас вы должны потеряться в Анкаре, сделать так, чтобы про ваше присутствие все забыли. Я отошлю два планера, похожих на ваши, по направлению к Ноктюрну и Кантате,- двум ближайшим цитаделям Так противник, кто бы он ни был, не поймет, в каком именно находитесь вы, если решит напасть. А он действует бесцеремонно, из того, что вы мне рассказали.

- А как же Галина? - спросила Оля.- Вы оставили ее, кто защитит императрицу?

- Мой отец остался с ней, мы собираем чрезвычайный совет, адмирал Данамир тоже там. Пока еще верных людей много, но сколько диверсантов уже проникло в столицу - я не знаю. И главное, эта зараза уже проникла в наши ряды. Боюсь, Саллюций Тиррелин поддался новому культу, так называемой Витерции. А именно они расшатывают наше общество.

- Саллюций не мог этого сделать! - порывисто воскликнул Никола,- он служил на Миллифьори и был предан капитану Таллигону!

- Я понимаю, насколько ты верен семье Клеменса, ваши родители были самыми надежными его защитниками. Но надо смотреть правде в глаза, а она такова, какие бы причины не побудили Тиррелина предать все и перейти на сторону противника. На императрицу и девочек уже покушались, и боюсь этим все не закончится.

- И в такой опасный момент, вы ее бросили?! - жарко воскликнула Оля.

- Это и желание императрицы, я не мог ослушаться. Кроме того, девочки сейчас - куда важнее. Противник охотится за ними. Если стало известно, что они могут управлять ветром, наверняка бросят все силы, чтобы захватить их. Вам не справиться вдвоем.

'Моя генетическая память... сработает ли она, когда захочу защитить принцесс?' -гадала Оля. Но Мишаль понял ее задумчивость по своему.

- Понимаю, нелегко принять такое, но кроме меня, императрицы и отца, из всех кого вы знали, можно доверить только четверым, Долине и ее сестре, Дилси и Кассию.

- А как же Ронан? - спросил Никола. Оля понимала его чувства. Хотя брат больше дружил с взбалмошным Дилси, но и Ронан был его закадычным товарищем.

- Забудь про него, про всех них. Вы в Анкаре и останетесь в той комнате, о которой я сказал, до тех пор, пока не получите сигнал от меня. Это будет не голосовое сообщение - трель колокольчика.

-Это же...- Оля в неверии смотрела на изящную вещицу, лежащую на ладони.

- Печать Дома?! - она тотчас захлопнула себе рот, оглянувшись по сторонам.

- И правда,- Никола склонился через плечо сестры.

- Всего лишь браслет наследника, он только и может служить украшением, да издавать нежные звуки. Дашь его одной из девочек, и он среагирует, если я выйду на связь. Так я буду знать, что с вами тоже все в порядке.

- И...как долго нам там сидеть? Просто прятаться не по мне,- помрачнела Оля.

- Я тоже против,- поддакнул брат.

- Там есть все необходимое для того, чтобы переждать пару дней, не переживай. Когда мы посылали вас сюда, то обо всем позаботились. А те, кто знал о тайне, уже не смогут никому рассказать.

- Мишаль, вы убили их?! - опешила девушка.

- Пришлось, я убивал не один раз в жизни,- жестко ответил клавирец. - И мало кто знает, по скольким трупам взошла на престол наша императрица. Если нужно - я убиваю. Безопасность девочек стоит смерти двух людей. Если принцессы попадут в руки захватчиков, смертей будет куда больше.

- Это неправильно.

- Мне тоже так кажется,- согласился Никола.

- Эли бы так не поступил,- Оля привела свой самый весомый аргумент.

- Эли Медиана? - нахмурился Мишаль.-Уверена? Вспоминая тех, кто умер, мы всегда приукрашиваем.

-Эли не умер! - с вызовом сказал Оля,- я не верю в это.

- Вера это хорошо, главное не доводить ее до фанатизма, как это случилось с Саллюцием и его культом.- Мишаль хлопнул в ладоши.- Ладно, если мы все поняли, спускаемся по одному. Если по пути вам встретится кто-то подозрительный или попытается проникнуть в убежище, используйте все, что у вас есть.

- Оружие? Предлагаете нам стать таким же как вы?

- Для защиты своих жизней,- жесткий блеск появился в глазах менестреля,- девочки под вашей опекой, вы за них ответственны и защитите даже ценой жизней, ка ваши родители когда-то оберегали Таллигона.

- Я знаю! - воодушевился Никола. А Оля думала совсем о другом.

'Эли... смогла бы я убить ради него?'



Часть 4


А меж тем в цитадели Карильон, в скромную комнату, которую занимал бывший помощник капитана легендарного Миллифьори Саллюция Тиррелина вошел Ювенал Вителлиус. Хозяин комнаты сидел на шахматной доской, задумавшись над ходом. Широкое, неправильной формы окно, выходило на север. С высоты этажа, на котором разместились в цитадели все клавирцы, открывался вид на дымящиеся на горизонте города-спутники. Судя по всему там полыхали пожарищ. Какова судьба отрядов, направленных туда - неизвестно, связь оборвалась. Ювенал не смог поговорить даже с Мишалем, который тайно направился в цитадель на юге.

Отведя взгляд от ужасной картины за окном, Ювенал присел напротив старого друга, которого теперь совсем не понимал.

- Саллюций, ты можешь остановить это? Отдай приказ своим людям, прекрати насилие.

Тиррелин покачал головой, но словно в ответ на собственные мысли и передвинул фигуру. Черная пешка упала в небольшую корзиночку, съеденная белым конем.

- Они мне не подчиняются, я не знаю, что там происходит. Все, кто, связан с культом, находятся здесь, в Карильоне и в цитаделях к югу.

- Но именно вы загипнотизировали людей.

- Ювенал,- устало вздохнул октавиан. В последнее время он сильно сдал, и сразу постарел на десяток лет,- наш культ возник как отклик на потребность людей верить в чудо. Я хотел показать его им, заставить их поверить, что даже после великого изменения, чудеса все еще возможны, и я оказался прав. Дочери императрицы все еще способны контролировать ветер, правда я не знаю где он теперь, и где девочки. Кто-то увез из из цитадели? И я даже догадываюсь - кто именно. Давненько не видел наших Валентина. Тебе что-то известно об этом? - Саллюций сделал ход черным ферзем и снова задумался над положением

- Даже если и так, не думаешь же, что я расскажу.

- С каких пор доверие между нами превратилось в открытую вражду?

- Я все еще считаю тебя другом,- Ювенал склонился над столом,- одумайся, прикажи своим людям отойти, ты заходишь слишком далеко. Захват городов - это уже государственное преступление! Чего ты добиваешься? Признания? Отдельной территории? Ну так ее хоть отбавляй, можешь взять тебе участок земли. Уверен императрица с радостью выделит его и возведешь там город- храм, если это так важно для тебя.

- Друг,- Тиррелин, наконец, оторвался от доски и прямо взглянул на собеседника. От яркой зелени, которая обычно наполняла их, не осталось и следа. Они как будто выцвели.- Мне тоже хотелось бы знать, кто использует мой культ в своих целях. Именем Витерции совершаются действия, которые мне совершенно непонятны. Возможно, это все же Клавир.

- Это не Клавир, и ты это прекрасно знаешь. То, что подобрали данамирцы, пока плыли через море, а нынче грозы без дождя, светящие золотом глаза твоих прихожан - это выходит за грань привычного порядка вещей. Они обладают невероятными знаниями, от которых мы безнадежно отстали, но они не Боги.

- Тогда может у тебя есть уже объяснение?- Саллюций пододвинул доску старому другу,- присоединяйся к партии. Выиграешь - расскажу, что известно мне, а проиграешь - скажешь, куда увезли девочек.

- Это неравные условия,- возмутился Ювенал.

- Октавиан боится принять вызов? - с легким презрением спросил Саллюций.

-Это не дуэль.

- Ошибаешься, именно дуэль, у каждого из нас есть что скрывать. И каждый жаждет узнать то, что наиболее важно для него. Ну что, поддержишь честь дома Вителлиус?

За окном полыхнуло так, что ослепило полнеба. Снова сухая гроза.

- Коинсциенциальное оружие...- пробормотал Ювенал.

- Что? - Тиррелин нахмурился.

- Когда-то в древнем мире, еще до алмазного, существовал такой бескровный вид войн, когда не было нужны убивать противника. С помощью особого вида излучения враг становился другом, полностью забывал все свои принципы и убеждения. Переняв образ мыслей чуждой ему страны, поворачивал оружие против своих, назвав своим врагом тех, кого еще недавно защищал.

- Интересная легенда.

- Это не легенда! - Ювенал хлопнул ладонью по шахматной доске, фигуры раскатились.

Тиррелин покачал головой.

- Ты нарушил весь порядок...- вздохнув, он начал по памяти выставлять шахматы по местам.- Витерция здесь не при чем,- повтори он, пока занимался этим,- хочешь обвинить меня в чем-то, бросить вызов - сыграем партию.


Часть 5

- Хорошо,- наконец кивнул Ювенал.

- Отлично, тогда не возражаешь, если будут дополнительные условия, сделаем игру интереснее,- с этими словами Саллюций достал из-под стола кувшин с вином и два серебряных стакана.- Здесь - медленный яд, каждая съеденная фигура - пьет тот, кого съели,

- Я ждал чего-то вроде этого, после всех твоих слов и дружбе.

- Не пойми неправильно, уверен, мы играем одинаково хорошо.

-Не юли, хочешь уйти от ответственности?

- Пора ставить точку в этой длинной истории. Тем, кому не подняться в небо, занятое другими, ни к чему мечты.

- Значит вот как... но ты ошибаешься, императрица и Мишаль работают на пределе возможностей. Чтобы найти выход, мы строим орбитальный лифт, совсем скоро так или иначе мы попадем в небо. Адмирал Наразмат обнаружил на орбите что-то похожее на остатки Гранмира. Если как ты говоришь девочки могут использовать ветер, тогда еще не все потеряно.

Саллюций плеснул себе, в другой бокал, и подвинул оба на середину стола, слева от доски.

- Наивный, неужели полагаешь, что за таким сокровищем не будут охотиться?

- Клавир? - нахмурился Ювенал

- Боюсь они не самая большая проблема. Если хочешь узнать больше,- Саллюций сделал паузу,- пей и играй.

-Похоже у меня не остается выбора, но знаешь...- через полчаса когда выпито и сыграно было уже половина, Ювенал смел фигурки с доски,- все это лишь глупая игра.

Голова кружилась, а доска в глазах постоянно плыла. Ювенал понимал, что принял уже довольно большую дозу яда, под глазам Салллюция тоже пролегли синие тени. Он явно твердо решил отправиться в иной мир. Но Ювенал не мог позволить такому случиться. Слишком ценный источник информации. Поэтому Ювенал залпом допил оставшееся в кувшине вино и разбил его о пол.

- Вот и все, считай я проиграл.

- Нет, ты выиграл,- Саллюций туманным взглядом смотрел на то, как рука друга сжимается на краю стола. - Похоже ты на грани. Даже туго, что выпили мы оба достаточно, чтобы убить троих. Незачем было так приближать конец. Все равно, ничто из того, что было сказано в этой комнате, не выйдет за ее пределы.

Саллюций поднялся из-за стола и пошатнувшись, присел на подоконник.

Ювенал чувствовал, как медленно холодеют ступни, и холод поднимается выше.

'Когда он достигнет сердца, я умру',- просто понял Вителлиус.

- Ювенал, неужели ты действительно считаешь, что на Сансионе до сих пор только три игрока на шахматной доске?

-Это максимально возможное число,- Ювенал пожал плечами.

- Вспомни 'Хроники Розы', что нам было обещано, когда Сильмистриум сделает планету пригодной для жизни.

- Именно то, что ты сказал,- вздохнул Ювенал, опираясь на край стола.

- Столько лет это устройство ждало своего часа, пребывая в спящем режиме, и по завершению своей миссии оно просто рассыпалось? Думаешь, что создатели не снабдили его сигналом об отчете завершения миссии? Когда корабль 'Роза Клавира' отправлялся в путь много веков назад, никто не знал, как далеко можно будет поддерживать связь. Поэтому корабль снабдили особым кодовым сигналом, который пройдет не искажаясь на любые расстояния, когда задача будет выполнена или наоборот миссия провалится. Это немыслимые деньги, и кто-то где-то в алмазном веке очень желает получить их назад.

- То что вложил? Не понимаю.

- Друг, тебе следовало почаще заглядывать в древнюю секцию архива Мемории.

- Как ты заметил, у меня не было такой возможности даже при жизни.

-Знаю, ради Таллигона ты оставил все и даже связался с простой женщиной. Но поздравляю, твой сын превзошел тебя во всем, можешь им гордиться,- сказал Саллюций. Нажав на незаметный рычаг, он отворил створку окна и в лицо дохнул воздух, пропитанный озоном и запахом гари, который доносился даже сюда.

- Спасибо, мне это известно,- ровным тоном ответил старший Вителлиус, кивнув. Но он не ожидал, что даже такое движение вызовет приступ головокружения.

- И разумеется Сильмистриум был оборудован автономной системой контроля и ответственности, увы. Но эти ветры предназначались далеко не нам.

- Хочешь сказать...

- Не совсем то, что ты подумал. Но уверен, что сумею удивить тебя,- Саллюций интригующе поднял палец вверх.

- И что же?

- Гранмир - в этом все дело. Никто не мог предсказать его существования, этой уникальной симфонии ветров. Возможно он был и до того, как мы попытались остановить вращение планеты, но именно остановка разделила планету на Данамир и Габриэль, а также полностью вывела из строя все передатчики не только 'Розы Клавира', но и самого Сильмистриума.

- Эти твои собственные выводы? Звучит довольно притянуто за уши.

- Но они отлично объясняют то, что я хочу поведать.


Часть 6

- Слушаю,- нетерпеливо сказал Ювенал, времени у него осталось не так много, и если Саллюций знает что-то важное, следовало во что бы то ни стало сохранить это в памяти, чтобы успеть передать тем, кто обязан знать. Ювенал уже поклялся, что не умрет прежде Тиррелина, хотя понимал, что это будет практически невозможно.

- В момент, когда Сильмистриум выполнил свою задачу, он и правда самоуничтожился, с этим не поспоришь, когда видишь подобное собственными глазами. Но еще до того из него и из Розы Клавира были посланы два переплетающихся сигнала. Какой из них дошел до места отправки экспедиции, не известно, может один, а может и оба. Сильмистриум выполнил свою миссию и корабль потерпел крушение. В любом из этих случаев отправители получили точные координаты системы, где это произошло. С тех пор Сансион больше не темное пятно на звездных картах.

- Ты сам это придумал?

- Думай, что хочешь, но недавно на планете появились гости, незваные. Но они ни у кого не спрашивали. Они пришли за тем, что считают своим - огромные вложенные инвестиции вместе с процентами.

- Не говори что...

- Да, ты ведь все понял, верно? Источник невероятных возможностей - Гранмир - все еще существует, хотя и не видим не только для нас, но и для тех, кто будет его искать. А еще ключик к ветру. Для этого я и использую Витерцию, чтобы создав резонанс невиданной силы рано или поздно вынудить близняшек действовать. И это произошло, несколько дней назад в центральных районах между Анкаром и Карильоном. Словно яркий маячок - приди и возьми.

- Мерзавец, не могу поверить, что ты с самого начала планировал это? Скажи, почему?

- Почему?! - воскликнул Саллюций.- А что у меня оставалось? Что осталось у всех нас, изгнанных из Клавира и потерявших даже Миллифьори? Вот так жить в жалких условиях на содержании у Габриэль? Да, признаю, я хотел вырваться за пределы этой планеты, хотел увидеть тот мир, откуда когда-то пришли наши передки.

- И ценой исполнения твоего эгоистичного желания были судьбы девочек? Из надежного друга ты превратился в загипнотизированного фанатика. Мерзавец... Все, что ты мне рассказал, я не имею права держать в тайне, поэтому...

Раздался лязг, когда в руке Ювенала оказался нож- красс. Не думал распорядитель Недели Воздаяния, что когда-нибудь он воспользуется оружие по прямому назначению.

- Смотри, чтобы он не выпал из пальцев. Ты едва можешь сидеть...- заметил Тиррелин, медленно спускаясь с подоконника. Сверкнул металл и Салюций извлек страйт. Оставалось надеяться, что тот не заряжен, хотя, вряд ли. Положение Ювенала было крайне незавидным.

- Поединок? Как интересно,- заметил Тиррелин.

- Нет, это наказание,- бросил Вителлиус и кинулся в атаку. Салюций пригнулся, прозвучал выстрел - тонкая красная нить прошила руку, в которой Ювенал держал оружие. Но он не мешкая перебросил красс в другую ладонь. Уроки, оставленные Меморией, не забываются даже спустя столько лет, хотя уже давненько старший Вителлицс не сражался в рукопашную.

Собрав все силы, он сделал выпад, и хотя удар вышел не совершенным, все же и реакция Саллюция оставляла желать лучшего. Яд действовал и на него, хотя и не так быстро. В итоге глубокий порез расцвел на бедре противника.

Клинки скрестились, полетели искры, когда два совершенных оружия, созданных в Клавире, схлестнулись. Но не дав противнику передышки, Саллюций тотчас нанес коварный удар наискось снизу вверх. Ювенал оступился, но попробовал парировать - повернул лезвие плашмя и удар пришелся вскользь. Однако даже так острейшее лезвие рассекло запястье как воду.

' Проклятые небеса! -Кровь захлестала из раны ярким потоком. - Плохо, нужно скорее заканчивать с этим'.

Ювенал был немного полноватым и его движения отличались большей плавностью, зато Тиррелин старше, ему тоже приходилось нелегко. Но у него страйт...

Снова выстрел, но на этот раз Ювенал попросту упал на бок. Удар прошел чуть выше макушки.

- Целишься в голову, хочешь меня убить? А, боевой друг? - выдохнул он.

Но тут случилось нечто странное - глаза Тиррелина начали отсвечивать желтым.

- Твои зрачки!

Тиррелин резко развернулся к зеркалу на стене, лицо его перекосилось.

- Так ты тоже один из них? Что ты с собой сделал?! - с болью выкрикнул Ювенал. Ему и правда было невыносимо смотреть на то, во превратился друг, которого он знал годами. Если правда, что он рассказал, неведомый новый враг мог запросто контролировать сознания и умы людей, причем те о контроле могли даже не узнать.

В этот момент Вителлиус вскинул нож, но Саллюций, в котолрого казалось вселился демон. Поставил подножку и бросил противника на пол, лицо исказилось в страшной маске, он рубил и рубил, а Вителлиус только и мог, что перекатываться с боку на бок, пытаясь уклониться.

- Прости, бывший друг,- Тиррелин занес нож с явным намерением нанести смертельный удар. И в этот момент выкрикнул:

- Пожалуйста, убей меня сейчас!

-Что..- Ювенал задохнулся, когда страйт резанул по правому боку, рассек одежду, кожу, намеренно отведя полную силу удара. Мешкать Вителлиус не стал, отбрасывая противника от себя. Не мешкая перевернул, и коленом прижал к полу, вывернув руку со страйтом так, что едва не сломал запястье.

-Что происходит?!

- Ты ведь уже понял, да? - с трудом прохрипел Тиррелин через плечо. - Это коинсциенциальное оружие, но не думал, что на меня оно тоже подействует, видимо организм клавирца способен сопротивляться намного дольше, но все же это случилось. Не жалей меня, или убью тебя, а потом возможно совершу еще более страшный поступок. Императрица...

- Что? - Ювенал склонился ниже, так как слова Саллюция превратились в шепот. Пришлось хорошенько встряхнуть октавиана.

- Защищай императрицу... от меня.

- Ты...

И в следующий миг тело Тиррелина напряглось, наполненное неведомой силой. Рывком он сбросил с себя Ювенала, полоснув спрайтом. Грудь Вителлиуса словно ожгло огнем, но он он не обращая внимания на новую рану смотрел только в глаза Салллюция, ставшие вдруг пустыми и далекими, налитыми желтым светом.

Перед ним больше не был тот Саллюций, которого он знал. Этого человека Ювенал не мог назвать другом.

- Как пожелаешь,- октавиан отступил, расслабился и опустил оружие. Саллюций бросился на него, занося оружие для последнего удара, и.... почти не поморщившись, Ювенал принял его - страйт вошел в бок. Но одновременно его красс вонзился в спину противника, достигнув сердца. Тиррелин дернулся и начал медленно оседать. Они опустились вместе.

Ювенал смотрел на то, как медленно угасало свечение глаз Саллюция, пока кровь толчками вытекала из смертельной раны. Он не сказал ничего, все уже сказано до того между ними. И лишь когда глаза старого главы дома Тиррелин закрылись, Ювенал упал рядом, прижимая рану на боку запястьем, из которого тоже продолжала сочиться отравленная кровь.

'Императрица... я должен предупредить вас, я должен...'

Взгляд нашел на столе коммуникационное устройство. Хотя на то, чтобы подняться ушла целая вечность, зажмурившись, Ювенал вцепился в край стола и.. подтянулся. Рука потянулась к прибору и... понимая, что ему не хватает всего одного усилия, старый октавиан начал соскальзывать.

Но в тот момент, когда он уже готов был сдаться, дверь распахнулась. Силуэт человека, появившегося на пороге, расплывался в глазах. Но потом знакомый голос, наполненный ужасом, прозвучал в мире, наливающемся пустотой.

- Отец!

Руки Мишаля поддержали его, опуская на пол.

- Отец...

- Мишаль... ты.. уже вернулся...- с трудом произнес Ювенал.

- Это Саллюций? Вы с ним сражались?

Зрение прояснилось и Ювенал увидел нечто новое во взгляде сына - выражение испуга и отчаяния.

- Не важно, мы все сказали друг другу... Слушай, не перебивай,- Ювенал притянул сына, схватив его за куртку.

- Обо мне больше не думай, я - в прошлом. Яд и раны сделают свое дело очень быстро.

-Яд?

- Слушай,- твердым голосом сказал старший клавирец. Мишаль выпрямился и кивнул.

- Это коинсциенциальный метод.

-Знаю,- ответил Мишаль. - Дальше.

- Ты не удивлен?

- Догадывался.

- Культ Витерции создали для того, чтобы найти дочерей императрицы. Хорошо, что ты успел спрятать их.

Мишаль кивнул.

- Только что оттуда.

- Витерция распространилась в Карильоне, городах-спутниках, но возможно они уже добрались и до других цитаделей...

- Это правда, что все придумал Саллюций?

- Нет.

- Клавир?

- Они в этом деле... только марионетки. Здесь задействована четвертая сила.

- О чем ты, отец?

- Грозы без дождя, светящиеся глаза, управление массовым сознанием - это только часть их действительности,- Ювенал указал за окно - там, далеко на горизонте полыхали зарницы.

- Не дай им добраться до девочек и императрицы.

- Ее величество в опасности?

- Она может чувствовать ветер, а значит тоже является потенциальной целью для них.

- Них?

- Да... они пришли...

Ювенал не договорил. Воздух завибрировал, задрожал, уши тотчас заложило, а потом цитадель прорезал тонкий, звенящий звук. Он проник в каждую клеточку тела, отравляя его не хуже яда... Глаза старшего Вителлиуса закатились.

Мишаль выпустил его из рук, зажав уши.

- Что это?!

За первой последовала вторая и третья трель, и с каждым разом интенсивность звука все нарастала.

Слабеющими пальцами Ювенал сжал плечо сына.

- Мишаль, мне очень жаль, что я не успел защитить императрицу. Надеюсь ты еще успеешь. Берегись этого звука, он способен лишить разума. Не поддавайся....- Ювенал задохнулся. Сердце на миг замерло, а потом забилось часто-часто. Тело покрыл холодный пот. А нижнюю часть тела он вообще не чувствовал.

- Отец, я сейчас отнесу тебя в спальню. Там есть препараты, которые могут помочь тебе.

- Нет, не нужно, у тебя есть задача первостепенной важности. Не для того мы преображали Сансион, чтобы отдать его в лапы тех, кто пришел собрать лишь плоды. Алмазный век...- Ювенал замолк, голос отказался повиновался ему.

- Что Алмазный век? - Мищаль потряс отца,- Что ты хотел сказать?

Одним взглядом Ювенал попытался передать сыну то, что не смог произнести вслух, но не был уверен, что тот поймет.

'Ты стал даром неба земле, я гордился тобой больше всего на свете, Мишаль. Ты вырос хорошим человеком, я дал тебе все, что у меня было, теперь ты сможешь идти по жизни самостоятельно.

Подняв руку - казалось она весила как гора - Ювенал коснулся лба сына.

- Тем самым я передаю...- одними губами произнес он,- статус главы дома Вителлиус, неси его с честью...

Это были последние мысли и слова. Лицо Мишаля погрузилось в темноту - вязкую и давящую.

Мишаль прижал тело отца в к себе, по щекам покатились слезы. Скупые, но от того еще более страшные.

- Я сделаю так, как ты хочешь, отец...



Глава 19 - Свободное падение | Танцы на Сансионе (СИ) | Глава 21 - Чужой рассвет