home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17 - Компиляция


Часть 1

- Вот, достал, достал! - с жутко заговорщическим видом Шари влетел в комнату, где жили Марианус с Лиссаном. С того дня, как Шари достал нашивки, прошло уже почти три. И чуть было все не сорвалось. Как оказалось, для пущей тайны, организаторы культа в цитадели решили подстраховаться и ввели новую форму пропусков - требовалось вспомнить одну строку из стихотворения. Если прочесть вслух правильно, то маленькие черные камешки, которые выдали каждому прихожанину, издавали тонкую мелодичную трель.

Два дня Шари старательно следил за тем, куда Лайна прячет его, и лишь сейчас сумел стащить. Паренек просто таки сиял от радости.

- Теперь мама не сможет попасть на службу. Это ведь здорово?! - Шари едва ли не подпрыгивал.

- Да, отлично сработано,- Марианус оторвался от книги, которую читал. Он лежал на кровати, закинув ногу на ногу. В простой домашней одежде белого цвета, состоящей из туники и широких брюк, клавирец выглядел совсем непохожим на себя. Шари запрыгнул на кровать и ткнул камешек в лицо старшего товарища.

Лиссан отвлекся от своего занятия - он тренировался с кухонным ножом, отрабатывая связки и комбы - и со слабым интересом подошел к напарнику.

Марианус повертел гладкий и холодный камешек на свету. Если присмотреться, на поверхности проступают синие прожилки. На первый взгляд они составляли бессистемный узор, как на обычных диких голышах, но каждый элемент в отдельности казался смутно знакомым. Никаких признаков вмешательства человека в структуру камешка Марианус не заметил.

'Так каким же образом он откликается на голосовое звучание?' - подумал он.

- Лайна не узнает? - засомневался Лиссан.

В это время снизу раздался звонок в дверь. Заговорщики переглянулись.

- Ох, мамы дома нет! - вспомнил Шари.- Сейчас открою! - крикнул он и выскочил из комнаты.

Марианус поднял палец, прислушиваясь к звукам снаружи. Это оказалась не охрана цитадели, голос был один. Коротко сказанные пара фраз, и тишина. Дверь закрылась.

Однако, Шари не спешил возвращаться. Когда же он, наконец, появился на пороге, на паренька было жалко смотреть. С обычным веселым и задорным мальчишкой произошла разительная перемена. В руках он держал лист послания. Молча, с трясущийся губами, он протянул пластину Марианусу. Тот прочел содержание и отдал обратно.

- Мне жаль, но они ведь были исследователями До Карильона пять тысяч километров, всякое могло случиться. Планер разбился или потерялся, оторвавшись от остальных.

- Вы не понимаете? Мой папа... папа... пропал, когда летел обратно! - закричал мальчишка и зарыдал, ткнувшись носом в тунику Мариануса. Тот развел руки в стороны, совершенно не представляя, что делать в такой ситуации.

- Он знал на что шел, и если погиб, имя твоего отца впишут в список героев.- подумав заметил.-Лис, тебе не кажется странным,- Марианус еще раз взглянул на шапку письма, а потом на подпись,- послание доставлено не из Анаук, и даже не из Карильона. Его записали в воздухе, на борту. -Клавирец отстранил мальчишку от себя и слегка встряхнул, чтобы тот пришел в себя.- Шари, тот, кто доставил письмо, что он еще сказал?

- Я... да откуда мне знать? Я не помню, скоро вернется мама,- сбивчиво ответил паренек.

- Здесь сказано, что твой отец пропал, но не умер,- резонно заметил Марианус,- может он еще найдется?

-Угу,- судорожно всхлипнув, мальчонка посмотрел на товарища доверчивым взглядом.

-А теперь постарайся вспомнить, как выглядел посыльный,- еще раз попросил Марианус.

- Вообще-то...- Шари наморщил лоб,- он выглядел почти как вы.

- Как мы? Что ты имеешь в виду? - нахмурился клавирец.

- Так же как и мамины священники в церкви. У него тоже светлые волосы и одет в черный летный костюм - больше не запомнил.

- Светлые волосы и черный костюм?- переспросил Марианус и обратился к напарнику.- Лис, тебе это ни о чем не напоминает?

Тот кивнул.

- Море... нападение... острова... те пилоты выглядели точно так же.

- Я отправляюсь к месту сбора культа,- Марианус порывисто поднялся.- Шари, вы с Лисом как планировали, до базы данных.

- А как же папа?

- Постараюсь узнать что-нибудь,- уверил его Марианус, потрепав мальчишку по волосам.- Ты много сделал для нас, поэтому мы поможем тебе. Встретимся здесь через два часа. Если кто-то не успеет, другой отправляется за ним, все поняли?

-Да! - Поспешно закивал Шари.

В это время из прихожей донесся взволнованный голос вернувшейся Лайны.

- Шари, Шари! Вот ты где, -на пороге появилась мама мальчика. Лицо женщины было бледным и осунувшимся. Глаза лихорадочно блестели.

- Мама,- Шари кинулся к ней,- ты слышала, папа пропал...

Но Лайна не дала ему договорить. Схватив сына за плечи, заставила взглянуть себе в глаза.

- Ты не видел мой пропуск? Такой черный круглый камешек с синими разводами. Он мне очень нужен. Не брал?

- Мама, отпусти, мне больно.- поморщился Шари.

- Я оставила его в шкатулке, в ящике стола. Сегодня мне нужно быть на службе, во что бы то ни стало. Без него меня не пропустят! - разжав ладони, женщина нашла взглядом Лиссана. Кроме него и Шари в комнате никого не было. Марианус выскользнул через окно всего за несколько секунд до появления Лайны.

- Может это вы? - с подозрением спросила она.- Вы взяли его? Вы? - она кинулась к Лиссану с явным намерением вытрясти правду. Незаметным движением клавирец скользнул в сторону и нанес аккуратный удар ребром ладони по шее женщины.

- Мама! - воскликнул Шари,- что ты наделал?! Она могла умереть.

- Так лучше. Ты видел - она не в себе,- без всякого выражения Лиссан смотрел на Лайну, без сознания лежащую у его ног. - Похоже, твоей маме промыли мозги.

- Как это? - Шари захлопал глазами.

- Этот культ - опасное место.- Нагнувшись, клавирец поднял женщину и проверил пульс.- Она скоро очнется, ничего страшного.

С этими словами он положил ее на кровать, а потом потянул мальчика за руку.

- Идем, ты должен показать, где находится база данных.

- Но уже поздно! Сейчас школа закрыта.

- Это не препятствие, главное покажи. Мари прав, в цитадели происходит странное.


Часть 2

Цитадель не спала, люди беззаботно гуляли, отдыхая после трудового дня. Гигантская спираль коридоров вокруг ствола-шахты светилась множеством огней, гудела гулом голосов, откуда-то слышалась музыка. Все как обычно. Ничего странного Лиссан не заметил, пока они вдвоем с Шари направлялись на нижние уровни.

- А как мы пройдем пропускные пункты? - спросил паренек.

- Это не проблема. Пока мы ждали три дня, я не терял времени даром, вот,- Лиссан поднес к глазам мальчишки идентификационную карту.- Теперь я Ланс Мартов.

С фотографии на Шари смотрело улыбающееся лицо, обрамленное короткими гладким волосами, но кроме формы лица ничего общего с Лиссаном не было.

- Кто это?

- Кто-то,- клавирец поджал плечами,- вышел в город прошлой ночью и поработал с подходящим прохожим.

- Ты убил его?! - охнул Шари.

- Дал снотворное, которое нашел в комнате у Лайны, десять капсул, и оставил в одном из хозяйственных модулей. Его посещают не часто, раз в неделю, я все узнал, проспит как раз столько, сколько нужно. Но это же не преступление, правда? - озадаченно спросил Лиссан.

- Охх, теперь тебя точно будут искать, к тому же ты совершенно не похож на фотографию.

- Главное, что теперь мои отпечатки пальцев и сетчатки совпадают с человеком по имени Ланс Мартов, поменять нужные параметры в ай-ди не так сложно.

- Вот это да! - восхитился Шари.- Совсем как мой друг, он тоже умеет делать необычные вещи с простыми предметами.

- Интересный у тебя друг,- заметил Лиссан. Они как раз подошли к первому пункту пропуска. К удивлению Шари проверка прошла гладко. Так они спускались все ниже и ниже.

- Анаук эргономична и упорядоченная,- заметил клавирец, когда они уже почти достигли цели.

- Я думал ты скажешь 'красива',- удивился Шари.- Мама редко опускает меня одного так поздно, а здесь ночью гораздо красивее, чем днем. Но лучше всего в зале ветров.

-Зал ветров? Что это такое? - поинтересовался Лиссан, всего лишь из вежливости, так как на самом деле его мысли были сосредоточены на цели. -Это огромный зал, почти под самым куполом, где крутится воздух из системы вентиляции. Холодные и теплые потоки иногда такой силы, что поднимают тебя в воздух.

- Такие мощные?- нахмурился Лиссан,- надо будет тоже посмотреть. Он сразу подумал о Сети Винда, но невозможно, чтобы в какой-то цитадели было нечто настолько же красивое, как главная сеть для ветров в Клавире. Вообще ничего красивого на поверхности Лиссан еще не встречал. В отличии от Мариануса он не мог привыкнуть к условиями жизни внизу.

Наконец они подошли к двести одиннадцатому уровню. Охрана на пропускном пункте удивилась, но ничего не сказала, тем более, что Шари был знаком с одним из них. А так как документы у обоих были в порядке, то их пропустили без препятствий. Возник неловкий момент, когда Лиссана заставили расписаться в журнале внеурочных посещений и отметить цель визита. Этот момент он упустил. Хотя на ай-ди был образец подписи, Лиссан не успел потренироваться в ней. Выручил Шари.

-Простите, но господин Мартов повредил руку на последнем тренировочном полете. Можно мне расписаться за него?

Лиссан уже приготовился разбираться по жесткому. Но к его удивлению Шари, примерившись, вывел быстрый росчерк стилом на табличке, и она полностью совпала с образцом настоящего Ларса Мартова. А в графе: цель визита, сам вывел 'сбор информации', что было чистой правдой.

- Ты неплохой актер, - заметил Лиссан, когда они отошли подальше.

- У меня хорошая память, я запомнил как выглядела подпись, когда ты показал мне карточку. А цель визита - так правильно, никто ни о чем не спросит. Я помогаю тебе потому, что хочу тоже залезть в базу данных, может узнаю что-то о папе.

- Я помогу тебе,- пообещал Лиссан. Они вступили на узкий балкон, ведущий по периметру летного поля.

- Странно, почему никто не спит? - Шари свесился через перила, но Лиссан ухватил за плечи.

- Не нужно.

Он и сам заметил, несмотря на поздний час, летное поле было приглушенно освещено, а вокруг планеров и флаеров, стоящих на нем, суетились люди. И все это в полной тишине. Никто не перебрасывался рабочими фразами, как обычно бывает, когда трудится компания техников.

- Не отвлекайся, думаю, не стоит привлекать внимание,- сказал Лиссан,- лучше давай я пойду с краю, а ты по стенке. Куда дальше?

- Шари, что ты делаешь здесь так поздно, разве твой отец еще не вернулся? - на балконе появился, поднявшись по лестнице, молодой рыжеволосый мужчина. Лиссану хватило одного взгляда на легкую флуоресценцию его глаз и услышать тон голоса, чтобы понять - он находился под каким-то видом гипноза. К тому же рука мужчины сжимала монтировку.

- Нальт, разве не слышал? Экспедиция не вернулась, никто. Папа пропал... - Шари явно не заметил исходящей от его знакомого угрозы. Но Лиссан начал действовать на опережение. В мгновение ока он оказался возле Нальта и едва успел перехватить руку с импровизированным оружием. Реакция противника удивила т- она почти не уступала клавирской. Но все же некая заторможенность мышления не позволила Нальту получить преимущества. Три быстрых удара в болевые точки, а потом монтировкой по затылку - не слишком сильно, чтобы вывести из строя - довершили дело.

- Что ты творишь?! Так и будешь нападать на всех подряд? - воскликнул Шари. Но ладонь Лиссана прикрыла ему рот.

-Тише. Другие услышат, видел его глаза? Он даже не слышал тебя. Здесь что-то не так. Уверен и с остальными внизу тоже. Где база данных? Поспешим, пока еще кто-то не обнаружил нас.

- Но... - начал было Шари.

- Тебе отдали приказ, Мари отдал,- рассердился Лиссан.- Так что выполняй.

- Есть! - испуганно пискнул мальчишка. Кажется, он начал понимать, что проблемы с его матерью и происходящее вокруг - звенья одной цепи.

'Надеюсь, Мари, с тобой все будет хорошо,' - с тревогой подумал Лиссан.


Часть 3

Ступая неслышно, насколько это возможно по каменному полу, Лиссан шел согласно указаниям парнишки. Тот старался вовсю подражать старшему спутнику, и даже снял ботинки на всякий случай.

- Здесь,- шепнул Шари, когда они, наконец, оказались у винтовой лестницы, поднимавшейся на второй этаж единственного здания в огромном ангаре. Балкон находился как раз на уровне между первым и вторым этажом. Спускаться вниз, когда рядом с машинами сновали странные типы, было верхом неблагоразумия.

- Но братец, как мы войдем? - Шари стоял спиной к Лиссану, который разглядывал запасной вход, без единого намека на замок. Взгляд мальчишки не отрывался от людей, суетящихся внизу.

- Это как раз самое простое,- уверенно кивнул клавирец, приступая к делу. Не прошло и минуты, как где-то в глубине массивной панели что-то щелкнуло, сработал разблокирующий механизм и одновременно периметр был снят с охраны. Лиссан догадывался, что устройства защиты у поверхностников примитивные, но не думал, что простой ультразвук, генерируемый крассом, полностью разрушит защитные цепи.

- Быстрее, заходи, мне нужно восстановить охрану, иначе кто-то заинтересуется. Сигнал наверняка поступает на пульт,- поторопил старший товарищ. Шари не заставил себя долго упрашивать. Двое оказались внутри. Глаза Лиссана снова решили поупрямиться. Пришлось потратить целых две минуты, пока зрачок адаптировался к темноте.

Но потом стало ясно, что мрак рассеивал свет, лившийся из-под двери, ведущей, судя по всему, в холл второго этажа. Лиссан уже прикинул варианты, как действовать дальше, если за ней кто-то окажется, но Шари потянул его совсем в другую сторону.

- Не туда, кабинет в другой стороне! - отчаянно зашептал паренек, заметив, что друг решительно сжал оружие. Шари увлек Лиссана в полутьму коридора, который уводил куда-то за поворот. С первого этажа послышались приглушенные голоса. Но хотя звуки доносились вполне отчетливо, Лиссан не смог понять смысл сказанного, будто слова произносили на другом языке. На Сансионе всегда был только один. Если не считать высокого наречия Клавира, но это скорее вымерший язык. Им записывали произведения искусства и вели философские диспуты.

Наконец, они были у цели. Защита на двери, к которой подвел его парнишка, оказалась посерьезнее,

- Это наше сердце, здесь собраны инфораналы со всех важных государственных структур,- сказал Шари с важным видом, старательно выговаривая сложные для него слова. - И здесь есть списки поселенцев.

- То, что нужно. Об остальном я позабочусь,- Лиссан вновь вынул нож, но на сей раз поднес его рукоятью к щели между стеной и панелью, а потом начал медленно продвигать оружие вдоль нее сначала вниз, потом вверх.- Здесь,- он обрисовал небольшой участок,- замок.

- Здорово, братец! Эта штука такая полезная,- восхитился мальчишка, во все глаза следя за манипуляциями старшего товарища.

- И опасная, это не игрушка, - напомнил клавирец.- У тебя есть монетка?

- Зачем? - удивился паренек, но все же порылся в карманах, выворачивая их. И, наконец, с довольным видом протянул Лиссану крохотный стеклянный квадратик.

- Вот, только сотая ветра, мама больше не дает на день.

- Эта подойдет. Стекло как и фарфор - диалекрик.

- Что это значит? - полюбопытствовал Шари, наблюдая за манипуляциями Лиссана. Тот сунул монетку в щель и опустил ее до уровня замка. А потом осторожно задвинул туда же и нож, не касаясь квадратика.

- Стекло не проводит тока, - пояснил Лиссан.- Попробую замкнуть систему. Надеюсь сигнализация засечет всего лишь отключение питания. Если повезет, у нас будет чуть больше чем пять минут, пока не произойдет сработка. Успеешь за это время найти то, что нужно?

- Пяти минут, еще и чтобы узнать о папе... мало,- расстроился Шари.

- Другого шанса не будет, так, что постарайся. Я буду на страже. Когда подам сигнал - уходим.

Лиссан с силой надавил на нож. Посыпались голубые искры, полоска света вдалеке за порогом тоже потухла.

'Похоже я перестарался и спалил целый контур',- с досадой подумал он. Но тут в голову пришла мысль.- Почему вообще здесь используют электричество в таких масштабах, столь дорогое, а не газ?'

Еще одна странность.

Искры потухли, запахло паленым. Дверь не открылась, но теперь ее можно было сдвинуть в сторону. Шари проскользнул в узкий проход, Лиссан остался на страже, чутко прислушиваясь к каждому шороху. Возня внизу усилилась, голоса зазвучали громче, но клавирец полагал, что главный питающий контур находится где-то снаружи, поэтому на второй этаж они пока не полезут.

- Нашел? - шепнул он в щель.

Изнутри послышались шорохи, а потом серия щелчков.

- Хранилище хочет, чтобы я провел какую-то загрузку- выгрузку.

- Наверное,- Лиссан на мгновение задумался, вспоминая как подают информацию в систему айса,- тебе нужно разрешить. Может быть базу данных какое-то время не обновляли, и в ней появилось что-то новое. Соглашайся.

- А если так они... те кто внизу,- голос Шари дрогнул,- узнают, что мы здесь?

- Они скоро догадаются и так. Не волнуйся, я защищу тебя. Начинай.

- Есть! - откликнулся мальчишка.


Часть 4

Через некоторое время изнутри донесся голос Шари.

- Лис, можешь зайти? Я запутался.

- Что там?

- Как зовут того, кого ты с Мари хочешь найти?

Лиссан уже хотел было назвать требуемое, но что-то остановило его. Даже имя господина Эли называть вслух опасно.

По лестнице замелькал луч фонарика.

'Скоро они будут здесь, придется баррикадироваться'.

Протиснувшись внутрь, клавирец с силой задвинул дверь до щелчка - сработала аварийная защелка. Теперь открыть ее снаружи нельзя. Но и изнутри тоже. Единственный выход - через окно. Но это второй этаж. Сам бы он справился, но вот мальчишка...

'Может бросить его тут? В конце концов главное - найти сведения о господине Эли. Но увидев сосредоточенное детское личико Шари, пытливые глаза, вглядывающиеся в мелькающие на стеклянном экране столешницы цифры и символы, Лиссан вспомнил о Марианусе. Когда-то точно так же, его напарник учился анализировать и разбираться в огромных массивах информации из Мемории, а он, Лиссан - применять их.

Клавирец бегло оглядел помещение на предмет скрытых камер и сигнальных маячков. Комната оказалось почти пустой. Лишь одну стену слева от огромного окна, выходящего на летное поле, занимало хранилище знаний. Лиссан был разочарован, насколько грандиознее выглядела Мемория, настолько же главное хранилище летной школы казалось убогим. Ни следа эстетики или эргономичности, все для удобства. Грубые прямоугольные формы множества связанных между собой пластов информационных носителей, несколько маленьких экранов и один большой - главный, над которым со световым пером в руке склонился Шари.

На лбу паренька пролегла складка сосредоточенности. Но поняв, какими терабайтами информации оперирует этот малец, Лиссан поневоле зауважал талант ребенка. Клавирец едва улавливал смену последовательностей одного сегмента другим, а Шари успевал делать отметки и соглашаться с предложенными командами.

Фиолетовый свет экрана заливал все окружавшее холодным мерцанием, тени плясали на стенах, создавая чехарду, в такой обстановке сосредоточиться было трудно. А меж тем шум в коридоре стал громче.

Лиссан положил ладонь на плечо вздрогнувшего Шари. Склонившись над ухом, прошептал:

- Говори тише. Они уже здесь. У тебя всего две минуты, не забывай.

Парнишка напряженно оглянулся на дверь.

-Хорошо,- палец его завис над пустым овалом на экране.- Назови имя и я введу его в хранилище. Оно скажет мне, живет ли такой человек в Анаук или нет.

Но вместо того, чтобы назвать имя Эли, сказал:

- Сначала твой отец. Найдем его.

'Что я делаю?'- Лиссан не понимал сам себя.

- Ты уверен?

- Да,- Лиссан подошел к окну и выглянул на площадку, а потом осторожно отодвинул одну створку. В лицо дохнули потоки теплого воздуха, кружившегося по спирали из системы вентиляции - все летное поле представляло собой одну большую решетку.

'Должно быть это работа воздухоочистительных машин из газодобывающих станций', - понял Лиссан.

- Хорошо, тогда 'Наим Тингейл',- Шари поспешно вывел пером два слова,- искать,- приказал он и замер в тревожном ожидании. Хранилище приняло запрос, экран замигал фиолетовой спиралькой, вписанной в треугольник - символ Анаук, как понял Лиссан. А потом...

'Не идентифицирован. Запрос не дал результатов, объект не найден, повторите запрос'.

- Как же так?! - в растерянности воскликнул паренек. Стерев запрос, написал заново, но и второй раз все повторилось, и третий, и в четвертый.- Папа - житель Анаук, как это не найдено? Куда он делся? - со слезами на глазах мальчишка повернулся к старшему товарищу.

Но Лиссан только покачал головой. Просить Шари в таком состоянии искать информацию об Эли, бессмысленно. Поэтому, отстранив его от экрана, Лиссан стер последний запрос. Палец замер над пустым овалом, дрогнул. Что если они ошиблись, что если в цитадели никогда не было такого человека как Эли Медиана? Он мог изменить имя. Если это так, найти кого-то среди тысяч жителей нереально. Но все же, они уже зашли слишком далеко.

За дверью послышались громкие голоса, кто-то пытался ввести код открытия, а когда не вышло, что-то крикнул. По лестнице затопали шаги. Но Лиссан уже превратился в холодную машину, четко рассчитывающую все комбинации и пути действия.

'Э... ли...', - написал он.

Шари как завороженный уставился на экран. Лиссан, больше не колеблясь вывел опасное слово:

'Медиана...'


Часть 5

Хранилище приняло запрос. Пока мигал фиолетовый треугольник, казалось, прошла вечность. Никогда прежде ожидание не тянулось так долго. Снаружи уже начали взламывать замок. Клавирец схватил Шари за запястье. Но паренек задержался.

- Погоди, кажется что-то есть.

'Ваш запрос обрабатывается... Поиск завершен',- замигало на экране. Напряжение достигло предела.

'Если сейчас выдаст 'объект не найден', что тогда? Мари, неужели все было зря?'

Пауза затянулась, но неожиданно фиолетовый треугольник исчез. Напарники уставились на слова, появившиеся на экране.

'Медиана - совпадения не найдено. Эли - одно совпадение. Эли Ру...'

Но дочитать окончание Лиссан и Шари не успели. Дверь разлетелась на осколки, когда ее попросту снесли чем-то очень похожим на разрушающую ультразвуковую гранату. Схватив мальчонку за шиворот, он толкнул его через подоконник так, что тот повис на одной руке. Лиссан вспрыгнул следом. Сквозь рассеивающуюся голубоватую дымку он различил первый силуэт, протиснувшийся сквозь искореженный проем.

Сейчас самое мудрое - убегать. Иногда отступить - не значит сдаться. Лиссан перемахнул через подоконник. Миг короткого падения, вскрик Шари, и вот он уже висит, держась двумя пальцами за крохотный карниз. От балкона по периметру летного поля их отделяла всего пара метров. Раскачав мальчишку, Лиссан закинул Шари туда. Хотя насмерть перепуганный паренек едва не рухнул, но все же сумел зацепиться за самый край.

Раздались две резких звенящих трели - точно ультразвук - но Лиссан был уверен, что у поверхностников никогда не имелось такого оружия. А то, что он успел разглядеть - преследователей никак нельзя перепутать и с клавирцами.

Еще два выстрела и парапет по обе стороны от них, бегущих к контрольно- пропускному пункту, превратил железо в крошево. Если это не клавирцы, тогда кто же они?

Хотя красс был наготове, однако, больше никто не преследовал двух нарушителей. Без происшествий они миновали пункт охраны. На посту два полусонных охранника сделали вид, что крайне недовольны тем, что приходится искать книгу учета посетителей. Но все же, когда друзья быстро вывели свои автографы, беспрепятственно выпустили их. Проходя мимо служивых, Лиссан бросил пристальный взгляд на глаза обоих. Ничего необычного. Тогда что же случилось с теми, кто остался внизу? Цвет их глаз - насыщенно золотой - казалось впитал в себя свет закатного солнца прежнего Сансиона.

Они поднимались обратно по спиральному коридору. Лиссан настолько погрузился в свои мысли, что не сразу понял, что слышит только свои шаги, Шари остановился. Обернувшись, клавирец заметил, как мальчишка смотрит на него - испытывающе и с волнением.

- О твоем отце...- Лиссан задумался, пытаясь отыскать подходящие в такой ситуации слова. О своем отце Лиссан не знал ничего, в Клавире лишь те, кто занимал статут септимия и выше растились в полноценных семьях. Сексты, как они с Мари, знали лишь мать, а остальные были лишены человеческого рождения. Их выращивали словно растения в коконах. Но вот сейчас Шари столкнулся с чем-то, что не понимал, и Лиссан не мог помочь ему.

- Уверен, это ошибка базы данных,- сказал клавирец.

Шари помотал головой.

- Папа вернется, он жив, я чувствую. Даже не думаю, что он мог умереть! - паренек сердито ткнул пальцем в грудь старшего товарища. - Я о том, кого ты искал...- мальчик замялся.- Я видел имя, вы ищете Эли?

Лиссан просчитал в уме возможные варианты, почему паренек задал такой опасный вопрос, но потом понял, что за этим кроется просто любопытство. Поэтому кивнул.

- Да, но видишь же, мы не успели самого главного - узнать фамилию. Похоже, мой друг сменил ее, хотя это невозможно,- Лиссан помотал головой и нахмурился.

Стайка девушек, направлявшихся вниз по коридору - наверняка в комплекс развлечений - проводила Лиссана заинтересованными взглядами. Он поспешно отвернулся. Женское внимание всегда смущало его.

- Я уверен, что увидел правильно - две первые буквы фамилии,- Шари запнулся и потер лоб,- не знаю, это важно или нет, но одного моего друга, который дал нашивку для Мари, зовут Эли, и его фамилия Рутов.

'Единственное совпадение' - молнией промелькнуло в голове. Может ли это быть господин Эли, скрывающийся под фамилией поверхностников? Но чтобы октавиан, высший из высших, променял блистательную фамилию Медиана на нечто настолько невзрачное? Невозможно!'- от одной мысли о подобном Лиссана пошатнуло, он схватился за поручни.

- Лис, что с тобой, ты ранен? Давай я поскорее отведу тебя домой, мама сможет помочь... ох нет, мама сейчас не в себе. Что делать? - Шари в отчаянии оглянулся по сторонам, но коридор снова был пустынен.

- Ничего. не надо никуда идти, - Лиссан удержал паренька за плечо, взяв себя в руки.- Это просто... опиши как выглядит твой друг? Чем он занимается, какие у него привычки? И главное, какого цвета у него волосы и глаза?

- Волосы? - Шари наморщил лоб,- да такие же, как у меня, а глаза... он задумался,- а ведь и правда они похожи на твои или Мари, но вот только намного ярче.

- Святые небеса! - воскликнул Лиссан. Сердце заколотилось. Пока Шари описывал друга, клавирец все больше приходил в смятение. Эли, это несомненно господин Эли! Тот же взбалмошный и изменчивый характер, и при этом мастер своего дела, пилот - ас. А волосы, как и в их с Мари случае можно запросто перекрасить. Но глаза выдавали, кричали громче всего, он не посмел изменить их цвет, чудный оттенок, какой достался только октавианам.

'Мари,- Лиссан выдохнул и улыбнулся,- Мари, мы нашли его, неужели, мы и правда отыскали его?'

- Шари,- Лиссан схватил мальчишку за плечи, тот поморщился.

- Ой, мне больно!

- Шари, где живет твой друг?

- Хочешь пойти туда сейчас? Ну... вообще-то он живет вместе со своим отцом.

- Отец? - а вот этого Лиссан не ожидал. Кто же может прятаться под маской 'родственника' господина Эли? Кто-то из простых поверхностников? Вряд ли, скрыть правду было бы невозможно. Помощник Таллигона - Саллюций Тиррелин? Вполне вероятно. Если так, это неплохо, он - друг. А что если тот, с кем живет наследник Медиана, контролирует его или даже держит в заложниках, шантажирует? - от таких мыслей Лиссану снова стало нехорошо.

'И все же, я должен знать,- решил клавирец,- чего бы это не стоило. Если есть шанс, пусть и мизерный, что это не Эли...'

- Давай сейчас проведаем твоего друга, хочу встретиться с ними обоими,- как можно мягче попросил Лиссан.


Часть 6

Место было особенным. Эли сразу понял это, едва ступил на глянцевую, отваливающую насыщенным фиолетом поверхность. Шаг, другой... он уставился на свое отражение в плитах пола, поднял взгляд, но так и не смог разглядеть другого конца.

'Так вот он какой, Зал Ветров'.

Эли повернулся вокруг себя, создавая панораму. Изломанные, вычурные формы, в отличие от верхних этажей цитадели стены выложены из камня. Подойдя к одной, Эли положил ладонь на шершавую, пористую поверхность.

- Теплая,- прошептал юноша и двинулся вдоль стены по часовой стрелке. Через равные промежутки по ней располагались зарешеченные круглые шлюзовые двери. Приоткрываясь, воздушные ворота впускали мощные потоки воздуха, поднимающиеся с самого низа цитадели. Циркулируя под куполом, они свивались и развивались, смешивая холодные и теплые с обжигающими и ледяными, а потом сложная система воздухообмена вновь втягивала их в с себя и гнала на нижние ярусы.

Окон в зале не было, зато прямо над головой прозрачный купол упирался в усыпанный звездами небосвод. Некоторое время Эли разглядывал светящиеся огоньки, которые медленно перемещались по своду. Даже ночью небо казалось не совсем черным, а с примесью легкой дымки. Вечерняя гроза уже пронеслась над цитаделью, значит атмосфера чиста, а до восхода еще далеко.

Глаза начали слезиться, парень заморгал, но продолжал смотреть до тех пор, пока смог. Сквозь тихий шелест ветра раздался веселый смех. Еще одни припозднившиеся посетители - молодая парочка - сидела на скамейке у дальней стены, почти терявшейся в темноте. Газовые горелки создавали мерцающий голубоватый свет. Отражаясь в плитах пола, он превращал зал в нереальное место. Казалось, огоньки парят, отделенные от стен. А сами стены не касаются пола. Звезды будто плывут над головой, а тело парит в потоках воздуха.

Смех стал тише, раздались удаляющиеся шаги. Парочка растворилась в черном выходе. Эли остался наедине с ветром.

Некоторое время он стоял, поставив лицо его ласкам, жадно вдыхая влажные потоки, пил и словно не мог насытиться. Что это за дивное чувство? Будто воздух настолько насыщен кислородом, что начала кружиться голова. Рассмеявшись, Эли закружился, расправив руки словно крылья. Он кружился и кружился, потеряв счет времени, а потом выхватил веера и замер. Прислушался, пытаясь уловить поток.

Коснувшись кромки веера, ветер заставил тонкую ткань слегка дрожать, создавая резонанс. Второй веер поймал более холодный нижний поток, идущий из вентиляционного отверстия в западной стене, а потом веера поменялись местами, смешивая теплый и холодный потоки, и больше не останавливались. Весь зал стал сценой. Эли танцевал.

Постепенно движения становились все быстрее, юноша заставлял тело двигаться в такт песне, которую мог слышать только он, соединяя шум потоков в единую симфонию. Сбросив куртку - стало жарко - остался в одной рубашке, рванул пуговицы - ткань сковывала движения. Прикосновение ветра к коже опьяняло. Тогда, на сцене клуба танец был лишь прелюдией к этому представлению. Эли танцевал для ветра, вместе с ветром.

А потом:

'Мастер восходящего консонанса способен чувствовать ветер...'

Прозвучало как гром среди ясного неба. Веера замерли и опустились. Эли рухнул на спину, раскинув руки. Снова эти непонятные слова и голоса в голове. 'Мастер восходящего консонанса? Что это такое? Те, кто танцуют с веером?'

'Высшим мастерством было умение сражаться на семи. Мастера восходящего консонанса - едва ли не главный знак признания в Клавире. Но это было уже искусство. Четыре же ветра и поединок Фацилис, названый так словно в шутку, являлся традицией...' - Эли зажмурился.

- Почему символ всего ужасного, что происходило с миром за последнее время звучит в моей голове? Как связан танец и безжалостные тираны и убийцы? - размышлял парень.- Я встречался с ними?

Прохладный камень холодил спину, взгляд блуждал по потолку и случайно наткнулся на гроздь тонких и длинных стеклянных трубок, друзой свисающих с купола. В этот момент из них исторгся долгий протяжный звук, от которого завибрировало все подкупольное пространство. Воздушные токи смешались и поменяли направление. От второго звука Эли зажал уши. Низкий настолько, что превратился едва ли не в инфразвук. Юноша рывком поднялся. В этих звуках присутствовал ужасный разлад, низкие и высокие сменяли друг друга в хаотичном порядке. Проникая сквозь тело, они заставляли наполняться дрожью каждую клеточку, воскрешая непрошеные воспоминания.

'События последних часов смазались и перемешались в памяти. Вспоминать о таком и вовсе не хотелось. Последняя ясная картина - светящаяся паутина Мемории, в которую его все-таки удалось затолкать служителям, как он не сопротивлялся. А потом пришла боль, какой не дарил даже танец на северном ветру.'

- Прекратите! -выкрикнул Эли, сильнее зажимая уши, но звук проникал через каждую пору кожи.

'Бежать.. нужно скорее убегать, или это снова сделают со мной. Опять заставят заучивать бессмысленные и жестокие приказы... Кто заставит? Мемори...'- Слова приказов накладывались на собственные мысли и это было невыносимо.

- Оставьте меня в покое!

- Господин Эли!

Голос ворвался в смешанные картины и разорвал их. Открыв глаза, Эли, наконец, вернулся в настоящее.

Прямо перед ним стоял перепуганный Шари, а рядом стройный парень, на лице которого застыло почти детское выражение, но глаза говорили об обратном. И этот взгляд заставил сильнее стиснуть веера, на сей раз в боевом захвате.



Глава 16 - Бриз. | Танцы на Сансионе (СИ) | Глава 18 - К-Эффект