home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10 - Консул


Часть 1

- Надо же, настойчивые типы,- Марианус помог подняться Лиссану и привязал к его правому запястью моно-нить. Эта технология позволяла создавать материалы, толщиной всего в несколько молекул, и при этом невероятно прочные. Из таких нитей была сделана амортизационная сеть или компактные дельтапланы, которые в Клавире так и не запустили в серийное производство. Кажется, их было всего несколько штук, один из таких Марианус как-то видел у телохранителя господина Эли. 'Сейчас бы такая штука очень не помешала'.

Марианус перевел взгляд с догорающих остатков айса, разбившегося десять минут назад, на друга. Лиссан был почти беспомощен. Его глаза в отличии от Маринуса так не смогли полностью адаптироваться, и в сумерках, а тем более ночью, не видели без маски. Но вот ее то и не было. Таинственным образом исчезла, пока они спали.

- Теперь я для тебя помеха, брось меня и оправляйся в цитадель.

- Ты знаешь, что я этого не сделаю.

- Любой клавирец бы сделал так,- в голосе Лиссана послышалась боль.

- Я не любой, и ты мой незаменимый товарищ. Уверен, зрение приспособится уже очень скоро.

- А пока будешь таскать меня на привязи, чтобы я не наткнулся случайно на скалу или не рухнул в ущелье?

- Мне бы самому не помешала путеводная ниточка,- Марианус оглядел безрадостный пейзаж.

Несколько планеров из отряда все же бросились за ними.

Погоня продолжалась не меньше шести часов и закончилась в семистах километрах к западу от того памятного места сражения. В конце лишь имитация взрыва айса наконец убедила преследователей, что противник погиб вместе с машиной и те повернули назад. Оставалось удивляться, что простой планер оказался способен соревноваться в скорости с айсом. Но реалии современного мира таковы - там, где нет ветра, все достижения - лишь жалкие попытки подражательства. Плазма и ионно-магнитный принцип, используемый в планерах, по сути являлись сходными системами, и не давали и половины той мощности, какой обладали прежние айсы.

Взорванную машину - не жалко. Она исчерпала свой потенциал, и все равно без подзарядки скоро стала бы бесполезна. Но вот то, что находилось в нем - карты, необходимые дорожные вещи - все погибло вместе с айсом. Вокруг простиралась унылая пресеченная местность с округлыми карстовыми провалами и эоловыми пирамидальными скалами, кое-где все еще проглядывали остатки прежней растительности, что росла еще до терраформирования. Искривленные, цепляющиеся друг за друга хилые деревца. Но северные склоны провалов - воронок, разбросанных по местности, уже начали покрываться первой зеленью.

Марианус сел на корягу и вдохнул чистый воздух. Неожиданно направление ветра изменилось. В нос ударил дивный, терпкий и свежий - запах зелени, каким прежде он лишь изредка дышал в оранжерее дома Ориллин. Но теперь он был повсюду. Тающий, плывущий, витающий в воздухе, этот аромат хотелось пить большими глотками и чувствовать вкус на языке.

Ноздри Лиссана тоже жадно раздувались, голова поворачивалась из стороны в сторону, хотя он видел едва и собственную руку. Зрение друга стало настоящей проблемой теперь, когда они оказались в сотнях километрах от ближайшего очага цивилизации.

Все, что осталось- горстка инструментов, да та одежда, что на них. С таким далеко не уйдешь. Даже если посчастливится наткнуться на поселение жителей Габриэль, исследовательскую станцию или отряд - вряд и кто-то предложит помощь клавирцам. Теперь, после того, что произошло у побережья к северу отсюда, хрупкая надежда на мир после Великого изменения истаяла на глазах. Своим вероломным нападением клавирцы полностью перечеркнули будущие контакты. Миссана сразу дала понять, какой будет ее политика по отношению к победителям.

Однако, никто из двоих что сейчас смотрели на догорающий айс, не мог заставить себя первым начать мучительный, но необходимый разговор. И, наконец, друзья спросили одновременно:

- Ты видел?

- Там был...

Оба взглянули друг на друга и замолчали.

- Я видел,- подтвердил Марианус.- Таких совпадений не бывает.

- Пока работала оптика, я тоже успел разглядеть,- признался Лиссан. - Но уверен, что и глаза не подвели меня.

- Черные волосы, форма связного, игрушечные веера...- пробормотал Марианус. -Нет, это просто невозможно,- он приложил ладонь ко лбу,- должно быть совпадение. Ни один из нас не опустится до того, чтобы вытравить естественный цвет волос, а октавиан и подавно. Он лучше умрет, чем изменит внешний статус. Черный это даже не низший статус, этот цвет сразу ставит клавирца за грань всех статусов, будто он отказался от принадлежности к нашему миру. Я не верю в это! - Марианус ударил кулаком по коряге и та рассыпалась в труху.

- Подожди, не стоит делать таких далеко идущих выводов. Есть и другие объяснения.

- И какие же?

- Ты сам на себя не похож, Мари,- укоризненно заметил Лиссан.- Обычно это ты увещеваешь меня и стараешься служить примером.

- Просто, не смогу справиться с эмоциями, прости. Так что ты хотел сказать? - Марианус попытался взять себя в руки и это ему почти удалось.

- Я тоже не верю, что господин Эли если это бы он, мог сознательно стереть свой естественный золотой цвет волос. Или произошел генетический сдвиг, что возможно при сильнейшем стрессе, или... потеря памяти? - младший товарищ вопросительно взглянул на Мариануса. Тот нахмурился, вглядываясь в пустынный закатный пейзаж.

- Потеря памяти? И почему я сразу об этом не подумал, так и есть! - вдруг с энтузиазмом воскликнул он.- Такое вполне объяснимо после того, что с ним сделала Северина. Все прежние узы, в том числе гипноэффект Мемории распались, когда пала цитадель, это могла быть защитная реакция или что-то в этом роде. Но чтобы убедиться, нам в любом случае нужно встретиться с ним.

- Но как?- Лиссан с тоской оглядел пейзаж, который почти не видел.- Мы в многих километрах от ближайшей цитадели.

- Да, транспорт....- неожиданно Марианус прислушался, ухо уловило слабый, далекий звук.- Кажется, он у нас будет, и очень скоро,- улыбка осветила обыкновенно напряженное лицо. Лиссан тоже узнал знакомый шум работающего двигателя.

- Решили вернуться? Но почему?

- Похоже среди поверхностников тоже есть неглупы люди. Мы 'погибли' слишком просто, видимо решили убедиться еще раз.

- Извини, я не помощник тебе,- тихо сказал Лиссан.

- Ничего, справлюсь и один. А потом подумаем, как быть с твоими глазами.

- В прошлом Клавире от меня бы уже избавились.

- Мы не в прошлом, это не Клавир, каким бы ты ни был, ты остаешься моим другом. Нам нужно раздобыть транспорт и попасть в мир простых людей, и ради Эли, и ради тебя тоже.

- Спасибо,- Лиссан напряженно прислонился к гладкой поверхности камня. Марианус кивнул ему, спрятавшись за соседний. Так прошло около двух минут, пока, над местом, где догорали остатки айса, не завис планер. Ярко -желтый свет лился из сопел двигателей. И Марианус уже в который раз подумал, а точно точно ли магнитно-ионный двигатель использовали габриэльцы? Но чтобы узнать наверняка, нужно захватить планер целым. Значит, придется дать им приземлиться.


Часть 2

Наконец, заложив вираж, машина мягко опустилась, поддерживаемая магнитными подушками, на потрескавшийся грунт - трава вокруг места пожара выгорела дотла, земля превратилась в белое крошево.

Люк приоткрылся, Марианус приготовился, сжимая в руке нож-красс - не блеск, но это лучшее, что у него было. На пепелище ступили двое. Судя по форме - не простые солдаты. Марианус попытался припомнить, что означали три нашивки у левого плеча, кажется - обозначение ранга, вроде младшего лейтенанта. Двое мужчин начали планомерно исследовать место падения. Когда слева послышался резкий треск - отвалился кусок перекаленного камня - в руке солдата тотчас появился пистолет.

'Держатся настороже. Будет непросто',- думал Марианус. Плохо, то, что они оставались на открытой местности, не подходя к препятствиям. Подобраться незаметно станет сложно даже для профессионала.

Неожиданно, Лиссан издал громкий стон и повалился на землю.

- Что с тобой? - в груди Мариануса похолодело, он хотел броситься к товарищу, но тот приложил палец к губам, сделав знак оставаться на месте. Только когда двое солдат, переглянувшись, бросились в их сторону, Марианус понял, что друг тем самым выманил обоих. Теперь старший товарищ мог легко с ними расправиться. Красс перехвачен в боевой захват на уровне шеи. Тело напряглось, превратившись к единый клубок тугих мышц, взгляд ярко -зеленых глаз стал ледяным, он даже дышать перестал.

Когда пистолет первого габриэльца появился в проходе меж двух скал, красс уже двинулся наперерез. Прицельным ударом ноги клавирец вышиб оружие из руки солдата. Сделав резкий разворот, полоснул крест накрест. Солдат, издав булькающий звук, рухнул как подкошенный. И чтобы не дать оправиться его товарищу, Марианус выскользнул из-за скалы, двинул локтем вподдых второго солдата, а потом перекинул его через себя, как следует придав ускорение, так, что от удара о землю тот вырубился. Следом привязал преследователя его же собственным поясом к довольно прочно торчащей в земле коряге и помог подняться Лиссану.

- Неплохо для такого медленно соображающего, как ты.

- Не нужно меня хвалить.

- И не понимающего шуток к тому же,- добавил он. Присев на корточки, Марианус подождал, пока очнется габриэлец. Едва сфокусировав взгляд, мужчина уперся в дуло собственного оружия.

- Проклятые выродки, вы убили Орлафа!

- Орлаф твой товарищ?- игнорируя оскорбление, переспросил Марианус.

- Но мы не единственные, кто преследовал вас. Я же предупреждал, что не могли вы так просто сдохнуть. Ну же, что же вы ждете, почему не убиваете? - габриэлец вскинул голову. Из носа его стекала кровь. Нн обернулся, пытаясь проверить крепость уз, но Марианус свое дело знал четко.

- Откуда вы, назови цитадель.

-...

- Не стоит упрямиться, будет хуже.

Солдат заизвивался.

- Чем больше дергаешься, тем сильнее вжимается ремень. Не советую, если не хочешь потерять руки.

- Как будто вы все равно не убьете меня.

- Кажется он не видит разницы,- заметил Лиссан.

- Для него и нет разницы, мы - на другой стороне, и он помнит только тех клавирцев, кто расстреливал его флот в Гранмире.

- Хотите сказать, что вы не с ними?

- Ты не видел как мы расстреляли своего соплеменника? - спросил Марианус.

- Не знаю, для чего это устроено, но не хотите же вы убедить меня, что пытались спасти наших людей?

- Не ваших, а только одного, и он никогда не принадлежал вам.

- Значит и у нас в Анаук завелись крысы,- лишь быстрота реакции спасла Мариунса, когда габриэлец выхватил у него из-за пояса ключ искры. Этой длинной иглой, полностью прозрачной, пользовались, чтобы придать начальный импульс ионам в двигателе. Но ее с тем же успехом можно применять в качестве самостоятельного оружия. Игла лишь скользнула по левому боку, вспоров кожу. Марианус тотчас же выбил ее из руки пленника, мгновенно обездвижив его касанием трех особых точек на шее, правом запястье и левом бедре.

Человек становится безвольной куклой и мог находиться в таком состоянии до тех пор, пока знающий не снимет блокировку с помощью обратной последовательности. Это умение было частью боевого искусства Клавира под названием 'деорум', что означало - десять смертельных нитей. В теле человека существовали десять точек, связанных невидимыми токами энергий на уровне митохондриальных электрических импульсов. Если блокировать хотя бы одну точку, организм терял чувствительность. Две - приводило к шоковому состоянию. Три - полностью парализовало. Четыре и больше - наступала фаза, близкая к коме. Это несло в себе необратимые изменения во всей системе, полностью нарушая ее. Все десять знали лишь мастера восьмого уровня, к которым относился и сам Марианус. Сейчас он задействовал лишь три, так, что пленник мог слышать и отвечать глазами, если понадобится.

- Спасибо за наводку, Значит Анаук - так она называется. А теперь слушай, - клавирец присел на одно колено настолько близко от пленника, чтобы установить прямой контакт глаза в глаза - обычно так до людей проще доходит.- Я хочу попасть в вашу цитадель, там находится один наш товарищ. Как только мы найдем его, заберем с собой и больше вас не побеспокоим. Хотя вы мне не нравитесь. Нет, что там,- Марианус усмехнулся,- ненавижу вас за то, что разрушили все, что я знал, но месть - бессмысленна, если не видеть ничего дальше простого разрушения. А я вижу будущее для нашего народа. И не я выберу его, а тот, кого мы ищем.

Назад путь неблизкий, а вы уничтожили наш айс, поэтому придется воспользоваться твоей машиной. Проблема в том, что нам некогда разбираться в примитивном устройстве планера. Поэтому станешь нашим пилотом. Когда доберемся, отпустим тебя на все восемь ветров. Если принимаешь сделку - моргни.

В течении ровно полутора минут Марианус наблюдал, как солдат отчаянно пытается не заморгать, хотя глаза уже вылезли из орбит.

Лиссан вздохнул.

- Похоже ты его не убедил, можно мне попробовать?

- Ты почти ничего не видишь. Только покалечишь его, а нам нужны его руки.

- Ты плохо думаешь обо мне.

- Иногда ты перегибаешь палку, поэтому - нет, но я доверяю тебе слушать, если что не так,- попросил Марианус товарища, а сам снова повернулся к пленнику.- Знаешь, я сказал, что не испытываю ненависти к вам, но это не значит, что вы мне симпатичны. И все же, хочу договориться, пока просто договориться,- он посмотрел на Лиссана, и, прежде чем друг прочел во взгляде его намерение, ладонь клавирца нанесла три резких удара, точно таких же, какие получил пленник. В глазах Лиссана отразилось немое удивление, и он рухнул как подкошенный. 'Прости' - мысленно извинился Марианус.

- Видишь, он был против моего решения и я сделал с ним то же, что с тобой. Это чтобы ты видел всю серьезность моих намерений. Если бы я врал, стал бы я нападать на своего товарища? А теперь,- Марианус провел обратную комбинацию касаний, и освобожденный габриэлец задергался на земле. Через какое-то время затих и, жадно хватая воздух, с трудом приподнялся на руках. Лоб мужчины покрывала испарина, глаза лихорадочно блестели.

- Думаешь... я поверю в то, что это не просто постановка? - выдохнул он.

- Можешь верить или нет, но если откажешься, все мои поступки утрачивают логический смысл, тебе так не кажется? Именно потому, что по другому не доказать тебе, я и сделал это. И еще, я же спас одного вашего человека - тонущую девчонку в военной форме. Я сознательно пошел против своих, мы такие же враги для них, как и вы. При следующей встрече они наверняка начнут стрелять.

- Красиво говоришь, на то и клавирец, чтобы мозги задуривать. Но больше вы не получите над нами контроль.

- Это ни к чему, нам придется научиться уживаться вместе. Те, кто поумнее так и сделают. Я - из таких. Этот беспокойный друг,- Марианус кивнул на Лиссана, остекленевшими глазами смотревшего на обоих,- и тот, кого мы хотим забрать, тоже. За что сражаться, когда неба больше нет? Какие амбиции, если ветер не доступен никому из нас? Уверен, на трех континентах места хватит нам всем. - Марианус сделал паузу и, наконец, поколебавшись, протянул руку, как это принято у поверхностников, - а к какой категории относишься ты?


Часть 3

Миссана быстро поднималась по винтовой лестнице, специально переступая сразу через две ступени, и каждый шаг она мысленно впечатывала в тело врага. Теперь врагом стал целый мир. Мир, который отнял у них ветер. Проклятье, проклятье, проклятье!- она считала все шестьдесят девять ступенек, которые за последние три дня уже выучила наизусть - каждую щербинку, каждую трещинку. Все оттого, что цепи переноса больше не действовали.

'Все же мы сдались',- стиснув зубы, Миссана рывком отворила дверь на смотровую площадку. Там ее уже жали трое.

Первый был недавно назначенный ее правой рукой - квинт, который помог ей в недавних событиях. Как обещала, она повысила его до статуса секста, затратив для этого гигантское количество энергии для Мемории. Но теперь верность его стала еще на порядок выше. Она знала такой тип людей, редко, но он встречался - преданный до потери себя, готовый на все ради нее и амбиционный к тому же. То, что нужно.

Как оказалось - недавняя тупость и робость были показными. Очень удобная маска во время службы, позволяющая узнать намного больше и втираться в доверие к тем, кто никогда бы не подпустил к себе расчетливого человека. Для этого она и использовала Оссу, как звали клавирца. Странное имя. Но когда она предложила поменять его на более подходящее для секста, вновь назначенный отказался. Миссана не стала вникать в сложности психологии подчиненных и попросту приняла его верность как должное. Хотя разумеется, она бы не доверила ему свою спину, септимии рождаются с недоверием даже к смерти.

Но когда Осса повернулся, еще до того, как она переступила порог, отчего-то Миссана сразу почувствовала, как половина напряжения уходит из нее. Так всегда действовал на нее взгляд необычных с голубизной глаз ее телохранителя - такой был официальный статус. Что ж, для всех он и считался телохранителем, а остальное никого не касается.

Двое других были бывшая правая рука Растиуса - толстяк Рутис, теперь занимавший должность ее секретаря, и сухопарый, словно высушенный, уже в летах секст по имени Геетис - глава дисциплинарного комитета. Он отвечал за все дела, связанные с охраной в Озмалине и одновременно в его подчинении находились все разведывательные отряды.

- Три дня,- с порога начала Миссана, стягивая с перчатки - она недавно вернулась из очередного похода, в которых всегда участвовала лично. Последний занял три дня, с небольшим отрядом они отправились север. В качестве средства передвижения использовали айсы, переделанные в низколетящее средство. Какой позор - использовать эти совершенные машины вот так, но пока приходилось довольствоваться этим, до тех пор пока они не вернут ветер. А этот час все приближался. Миссана чувствовала это, осталось дождаться лишь возвращения развед-отряда.

- Три дня,- кивнул Геетис, заложив руки за спину,- он повернулся к широкому обзорному окну, полусферой охватывающего широкую, покрытую теплопроводящим серебристым материалом площадку. Сама площадка находилась на высоте нескольких десятков метров от земли, и теперь представляла собой одну из восьми изломанных, выстроенных изо льда наполовину с пластиком, башен.

Озмалин теперь возвышался надо льдами Южного континента на сотню метров. Инженеры использовали все, что дала скудная природа и ландшафт, выстроив над прежним полуразрушенным Озмалином новую неприступную цитадель. Так просилось - 'Розы'. Но во льдах розы не растут. Иногда на проталинах можно было найти лишь лишайники. Но последнее время в пятистах километрах на запад, там, где относительно теплые ветра с континента и западного моря приносили с собой короткое лето, земля начала покрываться необычными крючковатыми растениями. Их толстые стебли уже научились использовать в качестве источника органических волокон, и пускали в дело для всего, от строительства до приготовления питательных концентратов.

При одной мысли о том, что ей снова придется есть на обед. Миссана поморщилась, ощутив дурноту. Ничего не поделать, пока их нужно есть, чтобы выжить. А выжить на Южном, словно в насмешку так названном так континенте, было задачей непростой. От холода и болезней, недавно проявившихся на генном уровне, за два месяца умерла треть жителей. И теперь задачей становилось сохранить численность населения. А вот это оказалось куда сложнее.

Женщин всегда было меньше мужчин. Приходилось пользоваться этим отвратительным способом клонирования, но тем выше становился риск генетических изъянов. Лишь один ребенок из пяти, выращенных таким образом, становился здоровым. Миссана ощутила волну гнева, поднимающуюся изнутри.

Подойдя к окну, положила на него ладонь, чувствуя как дрожит рука. Она вгляделась в горизонт, с той стороны, из ледяной пустыни скоро должен был появиться отряд. Обязательно появится. От сведений, которые они принесут, зависит будущее всех. О новом грандиозном проекте поверхностников. Совместное предприятие двух империй, которое обещало стать самым грандиозным событием последнего года, затмив даже обычную Арену.

- Связывались с ними? - спросила Миссана у толстяка-секретаря.

Тот отдал быстрый знак чести, приложив пальцы к правому плечу. Магистр не любила этот жест, он слишком напоминал о прежних традициях, принятых при дворе Северины. А Миссана старалась вытравить все, связанное с аристократизмом и роскошью, полностью перечеркнуть правление узкой группки избранных - октавианов, которые привели Клавир к гибели.

- Да, госпожа Миссана, канал пуст.

- Ну так увеличь же мощность.

- Мы поставили систему из девяноста девяти отражателей, но проблема в том, что не хватает стекла, а лед имеет привычку таять на закате.

- Сделайте стеклянные отражатели, мы можем подождать день или два.

- Вы знаете, это невозможно, консул.

Миссана резко выдохнула. Консулом ее звал только один человек - Осса. Она знала, что это слово в прошлом значило высокий статус у народов матери- Земли. Но вот откуда его взял телохранитель? Впрочем, этот молчаливый начитанный человек уже не раз удивлял ее и удивляться она уже устала.

- Стекло делают из песка, а песок есть лишь на глубине в двести и более метров. Чтобы извлечь его, требуются большие ресурсы. Лучше добыть его в Габриэль. Но они установили двойной периметр после последней нашей попытки проникнуть туда.

- Возмутительно!- Миссана рубанула воздух ладонью, понимая, что злится скорее на себя, чем на Оссу, который всегда был прав.- Эти наглецы умудряются каждый раз обыгрывать нас. Даже наше новое топливо лишь ненамного отличается от того, что изобрели они, все наше преимущество лишь в маневренности, но не скорости. Если так пойдет, мы просто вымрем от голода. На одних концентратах долго не продержаться. Мне нужны эти ресурсы! - Миссана сжала кулак. И Осса положил ладонь ей на локоть. Миссана, конечно, поспешно выдернула руку, - не нужно, я спокойна!

- Позвольте спросить, что в экспедиции? - поинтересовался Осса, умело переводя ее гнев в другое русло.

- Я предоставлю тебе все записи, сделаешь доклад перед квинтуллом и секстетом чуть позже,- ответила она.- А вообще ничего, встретили несколько новых форм жизни - какие-то меховые белые шары, которые укатывались, едва мы появлялись на расстоянии ста метров. Еще существа с серебристой шкурой, живущие в пещерах. Мы поймали одного, возможно он окажется съедобным. Пару раз видели крупного хищника, прежде я слышала, что такие водились в Данамир. Похоже, южный континент унаследовал худшую его часть. И везде одно и то же. До гор мы не добрались, но пробили несколько скважин, взяли образцы воды с глубины в пятьсот и тысячу метров.

- Похоже самый интересный участок континента находится на западе, Возможно, имеет смысл подумать о том, чтобы переселиться поближе к землям, где не всегда лежит лед.

- Нет! - отрезала Миссана, обращаясь к Рутису, тот замолк и снова сцепил руки за спиной. - Озмалин напоминает людям о Клавире, если уйдем и отсюда, чем будем отличаться от поверхностников? Скоро мы научимся строить дома изо льда и питаться только мясом, да лишайниками. Озмалин - гигантский генератор. Все, что нужно - напитать его первоначальным импульсом, и он выдаст нам столько энергии, сколько нужно, чтобы поднять в воздух все корабли. А для этого нам нужны результаты этой развед- экспедиции, поэтому все замолчите и просто ждите. - Но три дня... Миссана уже и сама начала сомневаться в глубине души, прежде так надолго отряды никогда не улетали. Для экспедиций всегда выделяли полностью заряженные ветром айсы, хотя перед этим всего три машины приходилось заряжать неделю, ценой отключения энергетических цепей в половине Озмалина. Эта экономия, как же она раздражала!


Часть 4

На наблюдательной площадке стало жарко, Миссана расстегнула ворот теплой, на подкладке белой куртки и сняла с головы повязку - контроллер. В плетение ее волокон были вшиты датчики, синхронизированные с биоритмами организма. Если что-то случится - сигнал будет передан прямиком Оссе и на главный диспетчерский пульт. А еще повязка служила своеобразным маячком - незаменимая вещь в экспедициях.

- Были доклады от поисковых групп?

Миссана не стала уточнять. Все трое и так знали, что самые опытные пилоты - ищейки были посланы за предателями, два месяца назад они бежали из Озмалина, прихватив с собой один из айсов, потом уничтожили посланный за ними, а еще позднее расстреляли экипаж разведывательной миссии на побережье Габриэль. Связь с той группой из трех машин оборвалась через шесть часов после старта, но обрывочные записи доказывали, что двое предателей пошли против своих же, и на этот раз помогли противнику. Более отвратительной вещи трудно себе представить. Да еще в такой явной форме.

- Консул, смотрите,- Осса указал на замерцавшую на горизонте точку. Миссана жадно вгляделась в ту сторону.

Через минуту стало ясно, что это не просто заблудшая звезда или блик солнца на льдине. Это был айс, и он летел неровно, зигзагами, то проваливаясь, то вновь карабкаясь в небо, но не поднимался выше трех метров.

- Дай мне это,- Миссана выхватила у Геетиса подзорную трубу, поднеся ее к глазам. Она не сразу настроила в ручном режиме сложную оптику, но в конце-концов сложилась четкая картинка. Айс оказался не просто неисправен, его жестоко расстреляли. Семь лучиков из восьми сломаны, а в корпусе сверху виднелась рваная дыра с обгоревшими краями.

- Принять айс в ремонтную секцию номер три-запад, - быстро бросил Геетис в устройство связи в виде спиральки, обвивающей его запястье. - Желаете говорить с пилотом сейчас или позднее? - он вопросительно посмотрел на Миссану. Она резко кивнула и развернулась.

- Конечно, хочу знать кто это сделал. - Она закусила губу.- Сколько экипажей ты послал? - спросила правительница, не поворачиваясь к подчиненному.

- Семь.

- А вернулся только один. Эти поверхностники стали слишком наглые.

А мы так и продолжим сидеть в этой ледяной клетке, пока они не доберутся сюда? Рано или поздно это произойдет.

- Консул, когда это случится, мы встретим их оружием, которого еще не видел Сансион,- заверил Осса. Как обычно слова телохранителя подействовали на Миссана странным образом, но она упрямо заметила:

- Пустые обещания, я вижу то, что вижу - пока мы не способны справиться с их защитным периметром.

- В следующий раз пошлем более опытных пилотов.

- Мне не нужен следующий раз,- Миссана и сама не знала, что именно так вывело из себя, - слишком уверенный взгляд Оссы или то, что придется ждать еще как минимум неделю, чтобы зарядить генераторы.- У нас нет недели, если и этот пилот не доставил мне нужных сведений, завтра я отправлюсь на полуостров сама. Я должна знать, что именно они строят там в тайне даже от своих людей. Осса!- ей не было нужды говорить, телохранитель уже скользнул в дверь впереди нее, двое клавирцев поспешно последовали за ними.

Теперь предстоял спуск еще на шестьдесят четыре ступени до уровня земли.

Часть 5

Коридоры Озмалина были пусты и бесцветны. Не осталось ни разноцветных переходов, ни изысканных спиральных поворотов, ни мягкого льющегося с потолка света. Все, что построено над землей, теперь ничем не отличалось от домов обычных людей на поверхности. Лишь та часть, что осталась с древних времен. Но она казалась пережитком прошлого. Красиво, чудно, но совершенно непрактично.

Разрушения во время последней диверсии, устроенной двумя предателями, никто не спешил восстанавливать. На это бы ушло слишком много энергии и материалов. Нижние уровни, куда упала большая часть льда, так и остались заваленными. Дорогу расчистили лишь к энергетической станции и комплексу Мемории. Четверть жилого комплекса, биолаборатория, библиотека и учебный корпус вместе с тремя ангарами так и остались погребенными под толщей льда. На такой глубине и он не таял. Зону просто законсервировали, поставив на охрану, а потом и вовсе забыли.

Путь к лечебный корпус пролегал мимо пустующей части, и каждый раз, проходя мимо, Миссана невольно вглядывалась в темные провалы за прозрачными глыбами льда. Искажение заставляло воображение рисовать сотни глаз, следящих за ней, мертвых глаз тех, кто так и остался там. Лишь немногие из высших статутов знали, сколько человек так и не досчитались после той катастрофы.

Дальняя часть заваленного биокомплекса выходила в широкий грот, который соединялся с другими целой системой подземных озер с чистейшей водой, обладающей уникальными лечебными свойствами. Иногда они даже превосходили то, что могла дать Мемория. Жаль, что такие сокровища оказались утраченными. Сейчас бы эта вода очень помогла. Так думала Миссана, глядя через стеклянную стенку кокона на лежащее на операционном столе тело.

Пилот выглядел не лучшим образом. С помощью манипуляторов и тонких щупов, управляемых снаружи кокона в виде еловой шишки, врачи пытались привести его в чувство, подвергая организм сильнейшей встряске, по сути - шоковой терапии. Позднее это приведет к резкому старению, но сейчас он сможет говорить даже с такими ранами. Вся грудная клетка представляла собой одну развороченную рану. Как в таком состоянии пилот долетел до Озмалина, оставалось неясно. Но Миссану не интересовало, что станет с этим квинтом, ей нужны были результаты. И сейчас врачи делали все, чтобы через десять минут разведчик мог говорить и пришел в сознание.

Воздух в леченом корпусе был насыщен озоном, с недавних пор открыли его уникальные свойства. Вместе с ультрафиолетовым изучением в определенных дозах он полностью убивал большую часть вредоносной микроорганики, которой хватало даже в этом ледяном краю. Никогда прежде столько людей не сдавало от неясных болезней. Организм клавирцев оказался полностью не подготовлен к условиям жизни на поверхности, зрение многих не адаптировалось до сих пор, иммунитет не выдерживал. Давление, влажность, микроклимат, пища, вода - все это действовало против привыкших к почти стерильной атмосфере Цитадели тел людей. Сама Миссана часто мучилась от сильных головных болей. Но она намеренно не принимала терапию, считая, что это признак слабости. Женщина не желала покоряться обстоятельствам, стараясь всегда сама подстраивать их под себя и была уверена, что именно благодаря таким качествам достигла того положения, которое занимала.

Десяток тонких, отливающих перламутром щупов, мягко и плавно обняли тело раненого, полностью закутав его в кокон. Оболочка 'шишки' покрылась дымчатой пеленой, на какое-то время полностью скрыв происходившее внутри. Все, находящиеся снаружи с нетерпением ждали, каким будет результат. В этот момент щупальца, накаченные всевозможными питательными и восстанавливающими веществами, насыщали тело раненого до предела, заставляя клеточную ткань регенерировать с поразительной скоростью. Этот кокон были лишь одной из сотен точно таких же 'шишек'. Остальные расположились на разных уровнях в шахматном порядке вокруг веретена лечебного корпуса, так, что вся система выглядела как гигантская спиральная конструкция.

Это и были лечебные палаты. Большая часть из них сейчас занята, но разумеется тем больным уделялось куда меньше внимания. Миссана догадывалась, что большей части из них уже не выкарабкаться, ведь именно на этого пациента она разрешила потратить огромное количество энергии, предназначенной для десятков. Ничего, главное - информация.

Осса рядом с ней смотрел на кокон с жадностью, какую она прежде не замечала у своего телохранителя. Иногда Миссана просто не понимала, что на уме у этого человека. Казалось бы, простой секст, еще недавно бывший квинтом, она до сих пор помнила его перепуганное лицо и дрожащий голос, когда поймала подчиненного за руку в коридоре. Но временами, вот как сейчас... Миссана поспешно отвела взгляд. Не гоже Магистру показывать, что она чего-то не понимает в своих подданных. Но Осса тревожил ее больше, чем могла признаться в этом себе.

Наконец, туманная дымка рассеялась, щупы опустили тело раненого и втянулись в кокон, манипуляторы сложились, электроника отключилась и в одной из стенок кокона появился вход.

- Госпожа Магистр, все готово.


Часть 6

- Когда он сможет говорить? - спросила она у одного из врачей - кварта в белой маске - из тех, кто так и не смог адаптироваться к свету Сансиона. Хотя одновременно маска была принадлежностью к определенной узкой привилегированной группе, какой считалась элита врачебного корпуса.

- Прямо сейчас, но не дольше десяти минут,- пояснил врач,- если он пробудет в сознании дольше, потом впадет в кому на целые сутки.

- Десять минут...- Миссана кивнула сама себе. -Этого хватит.- Она поспешно вступила внутрь. Осса встал в проходе, тем самым не позволяя никому войти в кокон, но одновременно наверняка мог слышать все, о чем Миссана станет спрашивать разведчика.

Правительница подошла к столу, на котором лежал мужчина, совершенно обнаженный, закутанный в герметичный комбинезон, напоминающий толстое желе светло-фиолетового оттенка. Руки и ноги были неподвижны, но глаза при ее приближении расширились.

- Моя госпожа,- выдавил клавирец и сделал попытку приподняться. Однако, 'желе' плотно удержало тело в неподвижности. В том месте, где недавно была рана, теперь осталось лишь розоватое пятно, ткань полностью затянулась и процесс заживления шел полным ходом.

- У нас десять минут, чтобы ты рассказал мне все, докладывай,- Миссана протянула ладонь, давая понять, что она не желает слушать всякие глупости вроде заверений в верности.

- Первый голос направляющего развед-группой, Рутиций Овелгин. Задание не выполнено.

Губы Миссаны поджались, но она ничего не сказала. И так ясно, что миссия провалена.

- Докладывай все по порядку. И в конце я хочу знать ответ только на один вопрос - что ты видел, что это, что они строят на полуострове Элегис?

Как знала Миссана, так называлась северо-западная оконечность нового континента - государства Габриэль. Сверхсекретная, охраняемая и с океана с суши земля.

Овелгин моргнул в знак того, что понял.

- Мы вылетели три дня назад, преодолели расстояние в две тысячи семьсот километров, по пути исследовали побережье. Активность в цитаделях усиленная - люди расселяются по побережью. В контакт не вступали. Двигались к цели...- разведчик замолчал, поморщившись.

- Дальше, что же дальше?

- На подлете, за двести километров, натолкнулись на первый периметр обороны. Один из наших погиб на месте. В следующий раз нас засекли в тридцатикилометровой зоне. Пришлось вступить в бой. Я и дуэт Альцита и Савенция направились дальше в попытке прорваться за последний периметр. С дозорных башен по нам открыли прицельный огонь. Оставив два дуэта позади, мы с напарником послали айс прямо к виднеющейся впереди высокой башне. Это то, что они строят, мне удалось сделать несколько снимков. Она похожа на...- Овелгин прикрыл глаза, словно вновь испытывая сильную боль.

- Говори!- Миссана мысленно просчитала время и понимала, что осталось меньше трех минут, а пока она так и не услышала главного.

- Шестигранная призма из темно-красного стекла. Мы раскинули пеленг, и сканирование эфира дало еще кое-какие сведения. Строительство началось почти два месяца назад, как раз тогда, когда мы вышли на поверхность. Высота строения- триста метров. Не уверен, но скорее всего оно еще не закончено. Они называют его орбитальным лифтом. Можете прослушать записи эфира, того, что там мелькало. Я слышал слова 'орбита, ветер, свет, скорость'.

- Ветер?- Миссана вцепилась в руку Рутиция, не обращая внимания, что 'желе' обволокло и ее пальцы.

- Да, ветер, думаю, это именно к нему они стремятся - ветер...

- Ты уверен, что слышал именно это? Не мог ошибиться? - настойчиво повторила Миссана.

- Уверен, один раз я услышал слово 'Гранмир'.

- Невозможно! - пораженно воскликнула Миссана. Осса оглянулся, он конечно все слышал, но это ее уже совершенно не волновало. Шли последние секунды.

- Все что мы нашли, хранится в бортовой мини-мемории, когда мой напарник погиб...

- Это сейчас не важно,- отмахнулась Миссана,- говоришь это совместный проект? На какой стадии он находится?

- Уверен, Габриэль и Данамир строят его совместно, готовность - около шестидесяти процентов. И когда они завершат...

- Этого не будет!- Миссана отстранилась, глядя как закатились глаза Рутиция. В кокон тотчас спустились врачи, но Миссана уже позабыла о пилоте.

Стремительной походкой она почти бежала по коридору и даже не замечала, что кусает ногти. Лишь голос Оссы вывел ее из задумчивости.

- Опасно,- заметил телохранитель.

- Очень, но я не допущу этого. Орбитальный лифт... да как они посмели?! Как они узнали... Гранмир? Неужели он все еще существует?

- Если поднялся выше, то возможно,- кивнул Осса.

- Если они вновь поймают ветер, мы останемся ни чем. А я не хочу снова оказаться среди проигравших. - Миссана и не замечала, что почти бежит. Остановилась, лишь свесившись через перила над пропастью Озмалина. Осса встал за правым плечом.

- Консул, вы совершенно растеряны, нельзя показывать подданным такой настрой.

- Ты...- она оглянулась.- Что ты себе позволяешь? Как смеешь говорить со мной.- Молниеносное движение и голова Оссы мотнулась от хлесткой пощечины, а от ногтей на щеке осталось четыре красных следа.- Даже не смей больше так говорить со мной. Ты - никто, я сделала тебя тем, кто ты сейчас. Если я выгляжу встревоженной, это не значит, что я сломалась. Эмоции это то, что помогает всем нам выжить. Северина стала похожа на глыбу льда и потому раскололась, погибнув так глупо. А у меня есть желание, и самое сильное мое желание - ради которого я живу и дышу. Я хочу разрушить этот проклятый союз. И прежде всего- мы должны уничтожить это их детище, орбитальный лифт. Осса,- она вцепилась в плечи клавирца, заставив смотреть себе прямо в глаза,- ты слышишь. Я хочу, чтобы он был разрушен, этот лифт, этот союз!

- Да, консул. Мы сделает это,- ровным тоном ответил Осса, и как всегда его отстраненный взгляд необычного цвета глаз, подействовал на нее как хорошая доза успокоительного.



Глава 9 - Эффект Бумеранга | Танцы на Сансионе (СИ) | Глава 11 Спираль