home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1 - Изгнанники


Часть 1

Все ждут перемен... Одни с надеждой, другие со страхом, третьи с равнодушием. Но для клавирца перемены - смерть. То, что ломает вековые традиции - гибельно, то, что сметает прочь прежний мир - несет катастрофу. Такой катастрофой обернулось последнее и самое трагичное для Клавира сражение в Гранмире. Сражение против горстки отщепенцев, которые решили нарушить устоявшийся балансир.

'Теперь, это больше не наш дом', - так думал Растиус, командующий жалкими остатками флота, спасшегося из разрушенной крепости Клавира. Теперь... они стали изгнанниками на своей же земле. Изгнанники Сансиона - что за горькая ирония.

Стиснув зубы Растиус видел, как рушится Роза восьми домов, где осталась Магистр. Ее политика привела Клавир к поражению, невиданному унижению, которое еще не испытывала третья империя. Сильмистриум совершенно затмил разум этой женщины. И даже сейчас, когда все обеты и клятвы утратили силу, все еще не верилось, что ее больше не существует, как и Клавира. В такое поверить невозможно, но волей-неволей приходилось доверять глазам и почти забытому чувству свободы выбора, которую тридцать лет назад в День поединка Фацилис сам Растиус потерял.

Клавир - это совершенство во всем, и оно не терпит исключения. Тогда-то почти тридцать лет назад началось возвышение дома Медиана, а не десять лет назад, как принято считать. Магистр Маркеана был отцом Северины. Они пролили не больше крови, чем остальные семьи, но именно Маркеана знал, в чью грудь следует вонзить следующий красс - метательное и режущее холодное оружие, что носили при себе все охранники дома, или отправить кому-то неожиданный подарок, что мог просто растворить получателя в мельчайшую пыль. Все вершины технологии Клавира были задействованы в той "войне" домов. На создание новых, более изощренных методов убийства, были потрачены миллионы ветров. Дом Восточного ветра - Медиана оказался в этой гонке на полшага впереди остальных. И это решило все десять лет назад.

Клавир раскололся, предатели Таллигон, Тиррелин и Вителлиус вместе со своими домами бежали на Сансион. С тех пор Растиус считал своим долгом найти и уничтожить их, особенно Таллигона.

И теперь, когда на глазах в одночасье рушилась вся основа его существования, цель стала еще яснее - найти и уничтожить тех, кто своим мятежом десять лет назад позволил пасть Клавиру сегодня.

То, что это не просто поражение, а именно падение, Растиус вынужден был признать. Но он желал не просто уничтожить их, но постараться исправить тот вред, что причинили Клавиру их действия. Для этого существовал единственный способ - то, на что вовремя не пошла Магистр - отобрать возможность летать у народов на поверхности. Не просто отобрать, а не позволить им никогда подняться в воздух.

Для этого предстояло принять нелегкое решение, и непростое к тому же. Опасное - тем более. И ответить на вопрос: были ли они едины - оставшиеся крейсера, или каждый вновь захочет двигаться к своим целям, которые ведь могли не совпадать с его собственными. Этого можно достичь лишь единственным способом - он, Растиус, должен поставить перед людьми новую, единую цель, важность которой не уступала бы прежней - служению Магистру.

Небо обрушилось на землю, завертев крейсера Клавира точно щепки в Гранмире. Командующий видел за свою жизнь многое, но такое впервые. Гранмир, всегда служивший домом и укрытием, падал, растворяясь в воздухе, падал на землю. Небо становилось чистым, а это значило, что корабли теперь были как на ладони у мятежников.

Конечно, капитан осознавал всю совокупную мощь оставшегося флота, но объединенные силы Габриэль и Данамир могли стать действительной угрозой.

Глаза капитана стали темными щелками, отчего те, кто находились в рубке постарались держаться подальше от Растиуса. Сейчас был именно тот момент, если он хотел, чтобы Клавир не погубила окончательно жажда мести остальных капитанов. Они вполне могли решиться на повторную безнадежную атаку.

-Каррина! - бросил Растиус не отрывая взгляда от страшной картины на экране первому голосу корабля.- Цепная связь со всеми кораблями.

-Слушаюсь,- отчеканил тот. Повернувшись к передающему устройству, с третьей попытки он активировал нужные пластины, открывая канал связи.

-Говорит капитан Растиус, всем кораблям следовать за мной на север.- Чуть подумав, Растиус добавил,- ориентир на восемь часов.- Странно и необычно было пользоваться терминами жителей поверхности, но с уничтожением Гранмира навигационные приборы клавирцев потеряли точку отсчета. - Максимальная скорость. Для айсов - резерв одна минута.

Это означало, что по истечении этого времени все не присоединившиеся к цепи истребители будут предоставлены своей судьбе. Если они не до конца израсходуют свой поток, то, несомненно, будут поражены прицельным огнем этих флаеров и планеров. Кто бы мог подумать, что нерасторопные мелкие букашки окажутся способными на равных с айсами действовать в бою. С этим тоже придется разобраться, если удастся спасение того, что осталось от Клавира.

Молчание в канале связи длилось не дольше десяти секунд, но наконец с облегчением, которого сам Растиус не ожидал, из передатчика донеслись короткое: 'Вас понял, Гладира следует за Дисао...'. И после еще семь ответов, на которые Растиус мог надеяться, прозвучали вразнобой, но он услышал именно то, что хотел. Они последуют за ним сейчас, а дальше уже будет намного проще заставить прислушаться к своему мнению.

-Три, два один, ноль, альфа,- Растиус отвернулся от экрана. Теперь он мог сказать, куда именно лежал путь тех, кто последовал за ним. Рискованно и более чем опасно. Легкая неуверенность была сметена в сторону, когда отстранив навигатора флагмана, Растиус ввел на вспыхнувшей всеми цветами радуги клавиатуре слово из семи букв, слово, не произносящееся вслух, слово, ведомое только тем, кто достигает уровня Растиуса. Капитаны остальных крейсеров знали его.

'Озмалин'.

Это означало прямой приказ следовать в тайное место, известное не более чем сотне человек во всем мире, целый комплекс, расположенный глубоко под землей, в толще ледников Данамир. Что бы ни произошло с миром, тот лед будет не просто растопить, а найти доступ посторонним - невозможно.


Часть 2

В неверии Марианус смотрел, как флот разворачивается на восемь часов. Десять секунд оставалось до того, как опоздавших просто предоставят участи если не быть сбитыми противником, то уничтоженными ужасным монстром, в который превратился Сильмистриум. Такое никому не под силу контролировать.

Как зачарованный Марианус видел падающие обломки Цитадели Розы, падающие сквозь чистое небо, небо без Гранмира. Небо, где он родился и вырос, небо всегда принадлежащее Клавиру, стало вдруг каким-то далеким и чужим.

"Синий один,- противник по левому борту на два часа". Так непросто было сразу понять нужное, приходилось вручную переводить электронику машины на исчисления противника. Почти половина приборов отказала сразу же, как исчез Гранмир, просто растворившись в воздухе, сметая преграду между двумя частями мира.

Еще минуту назад истребитель как былинка кувыркался, подхваченный ударной волной, должно быть вызванной распадом Гранмира. Лишь многолетние тренировки, вложившие навыки на уровне подсознания, не позволили Марианусу окончательно потерять контроль над почти неуправляемым аппаратом.

Но сложнейшая теория управления айсом включала краткий курс практического знания устройства кораблей Габриэль и Данамир, в том числе где выкладывалась система нехитрых измерений людей на поверхности. Другое дело, что сам истребитель был мало приспособлен для подобных раскладок. У Мариануса осталась лишь минута, чтобы сопоставить две системы так, чтобы за десять оставшихся секунд успеть пристроиться к ближайшему крейсеру.

Голос, что предупредил его, принадлежал Лиссану, еще одному пилоту истребителя, тому, кого возможно Марианус мог считать своим другом. Пронесшийся мимо падающей звездой, Лиссан рухнул вниз в кружении, заходя сзади боевому планеру противника, двумя удачными выстрелами поразив цель.

-Спасибо, - прошептал в передатчик Марианус.- Семь секунд.

-Иду к Дисао, - донесся ответ, и связь прервалась.

У Мариануса осталось ровно столько же, чтобы присоединится к одному из уцелевших крейсеров. Растиус взял на себя командование. У Мариануса было свое мнение на этот счет, но сейчас на это уже не оставалось времени. Вертикальный полет с раскруткой,- единственное, что могло уложиться в этот промежуток.

Но только не Дисао - ближе к нему оказалась Гладира, за которой уже "висел" еще одни истребитель. Осторожно и точно коснулся Марианус хвостовой части крейсера, стараясь избежать соприкосновения с боевыми цепями Гладиры. Такое оружие, легко вспарывающее обшивку судов землян, просто разнесло бы в пыль истребитель. Почти сразу же магнитное поле прочно закрепило истребитель.

Теперь наступило время подумать, в том числе и о том необычном чувстве свободы выбора. Клавир действительно пал и цитадель разрушена, а вместе с ними и все, что считал своим Марианус, как и каждый в Розе. Что теперь осталось у них? Восемь крейсеров. Быть может кто-то еще спасся, но все равно потери были впечатляющими. Внезапно небо словно взорвалось миллиардом красок.

Некоторое время Марианус почти ничего не мог различить. Когда перед глазами перестали плясать яркие точки, он оглянулся. Да, такое не каждый раз увидишь. Сильмистриум - гигантские песочные часы - заискрился тысячью огней, которые разлетались от него подобно фантастическому фейерверку.

"Так вот ты какой",- думал Марианус. Скорость с которой двигался на север флот в четыре раза даже сейчас превосходила самые маневренные корабли землян. Но постепенно ветер слабел. Следуя логике, за ним придет нечто намного худшее. Если удалось запустить Сильмистриум, значит - планета начала вращаться, и ветер высвобожденный из Гранмира, сметет с собой все. Успеть достигнуть Озмалина - вот, что главное.


Часть 3

Опустив голову на руку, Марианус отстраненно наблюдал за развертывающимся в небе представлением. Датчики на панели управления выдавали полную бессмыслицу о невероятных колебаниях температуры в пределах двадцати градусах по пути их следования, скачках давления на тридцать миллиметров и извечный снег Данамир при продвижении на север сменился, ну кто бы мог подумать - дождем. Теперь он мог наконец задать себе один вопрос: 'Почему все произошло именно так как произошло?' И попытаться разобраться в тех противоречивых чувствах, что рождались при взгляде на изменяющийся каждую секунду мир.

Комбинация звуков определенной высоты и громкости, направленная точно на нужный участок здесь пока еще покрытой снегом земли, а точнее - ледника, запустила точный механизм, за долгие годы не переставший функционировать. Земля на площади в триста метров вокруг вздыбилась. Дрожь прокатилась по ней, выбрасывая вверх на десятки метров комья снега и льда. Пластины, закрывающие вход под землю, наложенные веером одна на другую, приобрели прозрачность, когда этот веер начал складываться. Из-за него в небо ударил ярчайший столб света,- система отвечающая за 'оживление' Озмалина, была активирована тем же звуковым фоном.

Один за другим крейсера начали падать внутрь бездонной пещеры, в глубинах которой покоился Озмалин - тайное убежище Клавира, созданное точной копией дворца в Гранмире, если не по красоте, то по функциональности. До этого дня Марианус никогда даже не слышал о таком. Но ведь до сегодняшнего дня он, да и никто другой в Клавире, не смог бы даже предположить, что возможно все, что произошло. Цитадель пала, но здесь оставалась последняя частичка того мира, что он знал и считал своим домом. А значит, надежда еще оставалась.

По отдельным обрывкам фраз, доносившихся по каналам параллельной связи других истребителей, Марианус понимал, что и остальные испытывают схожие чувства.

Насколько позволял обзор непосредственно через объективы, из-за дезактивации камер, Марианус пытался отыскать знакомые ему конфигурации и предметы. И чем больше он видел, тем сильнее осознавал,- теперь у них появился шанс. С помощью мощностей, как он понимал, не уступающим по силе тем, что были потеряны вместе с дворцом, Клавир вновь мог подняться. Не в небо - до этого было еще далеко, если вообще возможно подняться в небо, где нет больше ветров Гранмира.

Но, быть может пройдет совсем немного времени, пока с ними вновь не начнут считаться. Марианус, однако, не был ослеплен ненавистью к землянам, потому видел то, что конечно, было доступно не многим - Клавиру уже никогда не стать вновь арбитром и единственным судьей. Теперь он уже не сможет делать вид, что единственный достоен подняться над землей. Времена, когда Клавир правил миром с позиции страха и силы в прошлом, как бы многим не хотелось обратного.

Марианус слышал и такие разговоры. Так, многие решительно были настроены в самые кратчайшие сроки собрать все возможные силы и нанести сокрушительный внезапный удар по уже забывшему о существовании клавирцев флоту противника. Марианусу было немногим больше двадцати, но какими же наивными казались такие слова из уст служащих Клавиру по пол века. Должно быть с возрастом перемены переносятся все тяжелее, а упрямство и нежелание видеть очевидное только усиливаются. Интересно, сколь многие из них все же способны сделать правильные выводы из страшного урока?

Постепенно все крейсера один за другим вставали на свои места, как бы приклеиваясь к гигантской шишке - ремонтному доку. Истребители же должны были следовать другой дорогой. Ровная площадка из полированного до блеска камня, вверх и вниз от которой тянулись точно такие же террасы, на многих их которых уже садились истребители - каждая эскадрилья отдельно. Они с Лиссаном были приписаны к тетра - четвертой снизу.


Часть 4

Балансируя на магнитной подушке, Марианус дождался, пока не освободится место для посадки. Как он заметил, истребитель Лиссана уже был там. Конечно, ведь Дисао шел впереди. Повернув айс боком, Марианус осторожно завис над одним из посадочных колец. Заняты были лишь три. Марианус нахмурился при мысли о том, сколько еще пришлось бросить, когда был дан приказ к отступлению. Слишком маленький промежуток для того, чтобы все успели вовремя. Но становилось ясно со всей очевидность, что это был единственный шанс спасти хотя бы что-то. Иначе, потери оказались бы куда больше.

Разомкнув все сети питания, Марианус высвободился из амортизационной сети, прочно удерживающей тело во время боя, когда постоянно кажется, что земля вертится с головокружительной скоростью. Многолетние тренировки, в том числе и с помощью гипно эффекта, приучали сознание не обращать на это внимания. Но амортизационная сеть единственная могла надежно закрепить тело в неподвижности. Створки люка распахнулись, и Марианус легко выскользнул наружу. Ладонь его пробежалась по чуть рыжеватым, ниже плеч волосам, приглаживая их. Лиссан, тоже освободившийся, двинулся к нему.

-Ну и что ты думаешь об этом? - друг обвел широким жестом пропасть внизу, покачивая головой.

-Это место неплохо укреплено, но ему не заменить Цитадели, так я думаю, и ты это знаешь не хуже меня. Клавира больше нет.

-Опасные мысли,- пристально посмотрел на товарища Лиссан.

-Теперь нет,- Марианус уперев кулак в бедро, склонился, чтобы разглядеть простирающуюся на многие мили вниз все расширяющийся конус с мягко мерцающими огоньками крейсеров вверху, и голубоватым сиянием статических лифтов, по которым уже сновали верх и вниз и из стороны в сторону прозрачные сферы, доставляя всех лишь в одно место. - Пока, нет. Пока Растиус или Миссана - оба живы. Как только один из них погибнет, на миг отвернувшись, тогда нас ждет смена власти.

- Да? - встревоженный голос Лиссана заставил Мариануса поднять взгляд.

- Ты действительно считаешь, что будет выбран новый Магистр?

- Без сомнения,- тихо произнес Марианус, и глаза его холодно сузились.- Закон превыше всего, теперь как никогда. И как только один из них сможет в их глазах олицетворить его, все воздадут ему присягу. Никто и не вспомнит про того, кто уже был избран в том, прошлом мире.

-Эли? - полувопросом ответил Лиссан. Глаза его из-под длинной густой светлой челки, спадающей на глаза, беспокойно блестели.

-Именно. Не много найдется здесь таких, кто не свяжет теперь падение Клавира и Магистра Северину. А ее сын для них стоит не намного выше. Даже, если не все они поверят в то, что Эли убила собственная мать, кто-то - или Растиус или Миссана обязательно предложат такую версию. Или то, что он погиб в Гранмире, бежав с нашими гостями с земли. Но никто из них не вспомнит даже о том, что он мог остаться жив.

-Что ты задумал, Марианус? - Лиссан задержал его, повернувшегося, было, к выходу с площадки в виде треугольной, выдолбленной в скале двери с изображенным на ней сюжетом из древней истории Клавира: 'Магистр Нардиса принимает присягу у выпускников летной академии'. Когда-то была и такая, в те далекие времена, когда одно имя Клавира еще не внушало народам Сансиона страх и ненависть, Тогда Цитадель по праву могла говорить, что является беспристрастным арбитром и судьей.

- Не сейчас. Идем, нам нужно поспешить к речи Растиуса. Хотя, думаю, там еще найдется, кому говорить. Миссана тоже здесь, ты знал?

- Миссана,- глаза Лиссана и без того большие еще больше округлились. - Его можно было понять. При одном воспоминании о сестре Растиуса, сразу вспоминалась Магистр. Как и Северина она собственноручно убирала с дороги тех, кто ей мешал. И ей не в последнюю очередь семья Авариуса обязана своим возвышением. Растиус не уступал своей сестричке в холодной жестокости, но Мисссане это доставляло удовольствие.

-Миссана? - как эхо отозвался Лиссан, - Она может стать второй Севериной, а может хуже. Магистр даже выслушивала ее мнение, а это многое значило. Ты и сам знаешь.

-Знают ли об этом другие? - Марианус коснулся сенсорной панели, вызывая цепь переноса.

- У нее только один наблюдатель. Флот же, скорее всего, будет за Растиуса.- Лиссан в ожидании прислонился с спиной к грубой каменной стене рядом с лифтом, заложив руки за спину, как всегда, когда испытывал беспокойство.

- Скорее всего ты прав,- сказал Марианус, ступая на круг цепи вслед за другом. Цепь среагировала не сразу, электричество начинали экономить. 'Значит, ветер действительно оставил поверхность. Что же станет с нашими технологиями дальше?' - И пока они неслись по цепи переноса - единственном месте, где не было лишних ушей, он сказал младшему товарищу: -Нам нужна третья сила, -он пристально взглянул на друга.- Ты знаешь, мы должны найти его.


Часть 5

Миссана, невысокая, стройная женщина, с коротко стрижеными светлыми волосами, в обычном темно-зеленом костюме, который она показательно, в знак преданности погибшей Северине, не снимала, восседала в кресле в дальнем конце главного зала. Пирамидальные своды над ее головой, возносившиеся ввысь на три десятка метров, и выложенное светящимися плитками изображение Розы ветров на полу в точности повторяли такой же зал в разрушенном дворце Клавира. Окружение еще больше прибавляло ей решимости.

Она с полной уверенностью считала, что жестокое время требовало столь же жестоких мер. Внимательно и пристально вглядывалась Миссана в лица тех, кто заполнял зал. Она замечала все - кто вставал дальше, кто старался приблизиться к креслу. Кто прятал взгляд, кто наоборот, хотел, чтобы она его заметила. По отдельности, группами. Пилоты айсов, стражи, операторы связи - она призвала всех. Все они пришли - момент был выбран идеально. Она опередила того, кто первым позвал их за собой.

"Ты опоздал, Растиус, - с усмешкой думала Миссана, заметив, как волнами прокатывалось по залу движение, начинавшееся в дальнем конце у самых треугольных каменных, испещренных резьбой дверей. - Сейчас ты взволнован, не подготовлен, а значит не уверен. И ты ошибешься, если думаешь, что я буду играть по твоим правилам".

Быстрый жест одному из стражей, и тот скрылся в толпе, стремительно скользнув в сторону выхода.


Взгляд Растиуса был прикован к единственной фигуре, удобно устроившейся на кресле.

'Какая дерзость. Никто не имеет права занимать его, пока в Сети Винда не будет единогласно признан новым правителем Клавира. Ей еще придется отвечать за Магистра'.

Все было не так просто здесь, как думали многие. Если он сможет доказать, что действия Миссаны были направлены против...

Что-то ужалило в шею, чуть пониже уха. Пальцы командующего нашли что-то твердое и холодное как лед. Не может быть... Окружающие лица подернулись легкой дымкой. И не на всех из них было написано удивление или недоумение. Многие просто смотрели, равнодушно и отстраненно, как всегда привыкли смотреть на все, что совершается вышестоящими.

Растиус ощущал приближение смерти, но в последний миг он увидел лицо Миссаны, подавшейся вперед, чтобы лучше рассмотреть происходящее. На нем командующий прочел приговор себе, такой же неумолимый, как если бы он исходил от самой покойной Северины. Миссана не была Магистром, но если это случится... Все труднее становилось дышать.

Ближайшие ряды расступились, когда он, пошатываясь, направился к креслу. Ни одна рука тех, кто последовал за ним, теперь не потянулась чтобы поддержать его. Неужели его сестра вспомнила о праве силы? Мир кружился все быстрее. Растиус сделал шаг вперед, как слепец вытянув руку к безмятежно сидевшей на кресле миловидной женщине. Как знакомо было ему это выражение лица. Холодное торжество и неумолимость, а также сознание собственного превосходства. Она понимала, что выиграла этот ход, если не битву. Все правильно, так всегда решались частные дела в Клавире между септимиями. Если она обладала этой силой, то способна в глазах людей заявить о праве именоваться Магистром. Сестра еще более безжалостна, чем он. Из последних сил дотянувшись до первой ступеньки, Растиус, поднял глаза на родственницу.

- Ты считаешь, что выиграла? Ошибаешься, быть может...- Растиус сглотнул подступивший к горлу ком. Миссана склонилась к нему, словно разглядывая интересное насекомое, с улыбкой легкой заинтересованности на губах, - как никогда. Ты забыла о том единственном шансе, что еще не перечеркнут. Ты не думала о том, что...- эти слова теперь никогда не дадут ей спокойно править, если все же такое случится. Факты были неумолимы, хотя были лишь фактам, о которых сам Растиус хотел забыть, но не мог.- Дом Медиана еще мог не умереть полностью.

-Растиус! - в изумлении воскликнула Миссана, откинувшись на спинку кресла. - Ты уже умер, а все еще тревожишь живых прошлым. Все кончено, смирись, наконец. Домов больше нет. Есть только Клавир - единый и неделимый. Аристократы никогда больше не будут править нами,- с улыбкой закончила Миссана, вскинув подбородок горделивым жестом. Если бы туман смерти не застилал его разум, Растиус мог бы восхититься ее самообладанием. Давно ли она подносила обед Северине? Эта самонадеянность уничтожит ее однажды. Легко, словно надоедливую вещь, кончиком сапога Миссана отпихнула протянутую к ней руку, отчего Растиус потеряв равновесие, скатился к подножью лестницы. Сил подняться у него уже не оставалось, но последним, что командующий услышал, были слова Миссаны:

-Клавирцы, слушайте меня! По праву силы и первенства я осталась единственной. Согласно тому же праву я прошу вас вынести решение и предлагаю себя на пост главы Клавира. Я прошу для себя Титул Магистра!


Медленно и грациозно Миссана поднялась. С миг она смотрела на распростертое на ступенях тело, потом не глядя махнула рукой кому-то стоявшему ближе всего.

- Уберите это.

Тело исчезло с пути Миссаны за каких-нибудь десять секунд. Это не намного медленнее, чем обыкновенно исполнялись приказы Магистра. Женщина спустилась по ступенькам, остановившись у подножья.

- Я дала вам срок. Но, прежде, чем примете решение, хочу, чтобы все запомнили этот день. День, когда потерпел поражение Клавир станет днем начала конца мира на поверхности. Клянусь на ступенях тронного зала в том, что сделаю все, чтобы больше после ни один корабль не поднялся в воздух из Габриэль или Данамир. Пусть мы потеряли ветер, но и они тоже. Планета вращается и сейчас, в эти самые минуты, на поверхности меняется облик земли. Согласно давнему договору Клавир выполнил свои обязательства, но колонисты нарушили свои. Когда мы вновь поднимемся на поверхность через месяц или два, мир станет другим, но мы потребуем выполнения договора согласно прежним условиям.

Страшные слова, сказанные бесстрастным тоном. Она многому научилась у Магистра. Точнейший расчет оправдал себя. Одним разом Миссана устранила с дороги все препятствия. Если не на словах, то внутреннее, люди уже готовы последовать за ней. Всем нужно во что-то верить. И сейчас она дала им лучшую веру.




Лазорева Ксения Сильмистриум 2 -Танцы Сансиона | Танцы на Сансионе (СИ) | Глава 2 - Калейдоскоп