home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Эксперимент должен быть воспроизводимым, то есть терпеть неудачу одним и тем же способом.

Народная мудрость

 Ближе к вечеру меня разбудил Мортифор. С минуту он напряженно вглядывался мне в лицо.

— Что случилось? — встревожилась я.

— Опасно спать рядом с эргом, захватившим тело, — настороженно сказал он. — Во сне наше сознание становится уязвимым для чужого проникновения.

— И ты думаешь, мы поменялись с ней местами? — улыбнулась я. — Морти, родители меня в детстве одеялом к кроватке привязывали. Ты на ребенке веревки видишь?

Оборотень облегченно вздохнул, и напряжение покинуло его глаза.

— Тело голема в любой момент могло рассыпаться в прах, — робко произнес он.

— И вы оставили меня с ней наедине? — искренне удивилась я.

— Ну чисто теоретически все должно быть в порядке. Но с тобой же такой вариант не проходит.

— Значит, ты осознанно подверг меня риску? — возмутилась я, заинтересованно глядя на Мортифора. — Это что, попытка избавиться от надоевшей жены?

— Нет! — поспешно заверил оборотень, к моей радости. — Я просто удивляюсь, что, несмотря на твое участие, в этот раз все прошло тихо и мирно. И самое главное — как надо.

— Это тебя беспокоит?

— Пугает, — поежился Мортифор. — Мне всегда казалось, что, если хоть раз все будет хорошо, я буду счастлив. А вот теперь вроде мысль материализовалась, а меня наше спокойствие пугает.

— Все будет хорошо, — пообещала я и задумчиво взглянула на маленького эрга. А ведь малышку надо вернуть. Но проблема в том, что мы не можем пойти всей компанией к главному эргу, потому что запрет на отстрел драконов действует только в пределах Геи. А швырнуть ребенка в открытый портал не по-людски как-то. — Пошли, подарим нашей красавице новое тело.

Мы спустились в ритуальный зал. В центре пентаграммы лежала «девочка» с довольно женственными формами. Блин! Да я по сравнению с ней младше кажусь.

— Ну мы немного с возрастом перестарались, — потупились Вик с Норри. — Ей теперь вроде как пятнадцать-шестнадцать.

Так вот кто приложил руку к этому шедевру! Пусти козла в огород! Они никак свою мечту ваяли, до глины добравшись.

— Он тоже приложил руку! — хором сдали Райдера братья. — Все говорил, что груди маловаты!

— Ну зато ей должно понравиться, — кивнул Мортифор на сверток. — Помню, сестренка очень хотела поскорей выглядеть по-взрослому.

— Угу, как бы нам папа-эрг за такие художества голову не открутил!

— Может, еще спасибо скажет, когда к ней его коллеги свататься начнут, — заметил Райдер.

— Или проклянет, — пробормотал Норри, вспоминая бурную молодость.

— Ладно, что есть, то есть, — вздохнула я. — Куда сгружать тело?

— Да вот сюда, рядом с пентаграммой.

— Что? Прямо на холодный пол?

— Но второе же лежит!

— Второе пока еще мертвое, — заметила я. — Как бы она себе почки не застудила. — Я дотронулась до холодного взрослого тела. Хорошо, что братишки уже одели голем. Правда, одежда не шибко помогла.

— Она же бестелесная сущность, — пожал плечами Райдер. — Они эти тела, как мы одежду, воспринимают, так что не волнуйся, ничего с ней не случится.

Я положила свою ношу на пол рядом с телом и отошла к основанию пентаграммы. Согласно инструкции мы все должны взяться за руки и прочитать заклинание. А потом подарить магии что-нибудь от себя. Это может быть что-то материальное либо ментальное. С последним опасно связываться, потому что не знаешь, что и в какой момент потребует магия. Чувства или удача такая вещь, которую лучше не ставить на кон. Кстати, большинство гаданий тоже забирают у человека что-то ментальное, поэтому рекомендуется не искушать судьбу.

Я решила отдать магии шнурок для волос. Думаю, это довольно ценный подарок, потому что он был со мной долгое время и на нем сохранилась часть моей ауры, а еще я успела привыкнуть к шнурку. Драконы вообще очень редко что-нибудь от себя отрывают.

Ритуал прошел без сучка без задоринки. Когда девочка открыла глаза, первое, что она заявила, было:

— Теперь вы больше не сможете игнорировать меня и не слушать!

И, вскочив с пола, тут же кинулась к зеркалу. Увидев свое отражение, девушка восторженно взвизгнула и принялась ощупывать новое тело.

— Надо скорее отправлять ее к папочке, — шепнул Вик Мортифору. — Чувствую, мы с ней еще натерпимся.

— Подумать только! — восторгалась эрг. — Я всегда мечтала заполучить такое тело. Я себя именно такой и представляла!

— Удивлюсь, если бы она видела себя некрасивой и толстой, — хмыкнул Норри.

— Спасибо! В этом вы мне угодили! — продолжала тем временем девушка. — А теперь мы куда?

— На ужин, — слаженным хором ответили измученные мужчины.

— А потом?

— Потом спать.

— А дальше?

— Домой!

— А с кем я буду спать?

— Со мной, — мрачно ответила я. В моей голове уже сложился план действий.

— А почему не с ними? — указала она на Вика с Норри.

— Маленькая еще! — отозвались братья.

Малышка надулась, скрестив ручки на груди. И тут ее взгляд наткнулся на охотника на драконов.

— Рай? А ты что здесь делаешь? Тебя отец за мной послал? Да?

— Не совсем, ваша светлость, — неопределенно качнул головой Райдер. — Но он очень будет рад вас видеть.

— Без драконов никуда не пойду! — топнула ножкой девочка.

— Это еще что за заявка?! — возмутилась я. — Что ты задумала?

— Я о Драко столько слышала! Ваш род мне нравится! Я хочу вас взять с собой!

— Мы тебе не домашние питомцы! — окрысился Вик.

— Почему? — удивилась эрг. — Вы же драконы.

— И что? — скрестила я руки на груди. — По-твоему, из-за этого с нами стоит обращаться как с животными? Мы живые существа, у нас есть своя жизнь, мечты и планы. Точно так же, как и у тебя! И помни, где были бы твои планы и твоя жизнь, если бы не мы! По какой причине ты ведешь себя как неблагодарная, избалованная эгоистка?

— Мы эрги! — твердо ответила девочка. — В наших руках власть над мирами, жизнью и смертью!

— Вот как? — оскалилась я, меняя трансформацию. — Сила — это в первую очередь ответственность. Ответственность правильно ее использовать, уметь дозировать усилие и выбирать цель. Чтобы командовать, надо уметь подчиняться. Надо самому побыть с другой стороны палки. Никто не вправе судить чью-то жизнь. А если уж взялся карать и миловать, то отнесись к этому ответственно. Власть — не привилегия, а кара! Потому что оборвать чью-то жизнь, пусть даже преступника, это убить что-то в своей душе, бестелесной части нашего существования. Потому что несправедливо осужденные снятся тебе ночами. И все спрашивают: «Почему?» Для тебя мы все фигурки на шахматной доске, ты играла нашими судьбами и не подозревала, что у пешки могут быть дети, которые ждут маму домой. Или отец королевы ждет домой дочь так же сильно, как твой отец тебя! А теперь представь, что такую любовь испытывает не один твой отец или ты, а эти же самые фигурки, чьи судьбы ты играючи ломаешь! И кстати, сейчас, в человеческом теле, ты такая же шахматная фигурка, как и мы!

— А я и так допустила ошибку! — вскричала эрг. — Я заинтересовалась своим героем. Мне стало интересно увидеть драконов вблизи, и вот я тут!

— И какой же ты вывод сделала? — разозлилась я. — Что надо быть беспристрастным?

— Да!

— Судьба подарила тебе шанс научиться ответственности. Ведь сейчас для своей сестры ты такая же игрушка, как и мы. Она одним мгновением может решить твою судьбу. И ты умрешь, умрешь по-настоящему. И как тебе такое положение дел?

— Я хочу домой! — заплакала эрг. — Я хочу жить!

— Вот и помни об этом, — припечатала я. — Потому что для нас нет такого выхода. Это наш дом!

Эрг присела на корточки и зарыдала, сжавшись в комок. Норри укоризненно посмотрел на меня и пошел утешать ребенка. Девушка доверчиво прильнула к его груди, рыдая и постоянно повторяя: «Я хочу домой!»

— Власть — это ответственность? — шепнул мне Мортифор.

— Осуждаешь? — спросила я, немного жалея, что наехала на ребенка.

— Некоторые уроки должны быть жестокими, чтобы запомнить их на всю жизнь, — философски изрек Морти. — Кто знает, может, сегодняшний разговор заронил в ее душе благодатные ростки, которые помогут ей в будущем стать хорошим правителем?

— Представление о драконах поменял уж точно, — заметил Райдер. — Кроме того, теперь она действительно хочет домой и не будет нам препятствовать. Отличная работа, Света.

— Это не работа, — вздохнула я. — Это жизнь.

Охотник задумчиво посмотрел на меня и пошел в столовую.

— О, — улыбнулся Мортифор. — Кажется, в мире скоро появится единственный специалист по быту и психологии драконов.

— В смысле? — не поняла я.

— Райдер мечтал открыть на пенсии свою школу, — пояснил муж. — Теперь, когда убийство Драко запрещено, петиции подадут и другие драконы. В результате профессию упразднят, и в школе отпадет надобность. Но если Райдер создаст школу по изучению драконов и взаимодействию с ними, то станет единственным, а потому очень востребованным специалистом.

— Только не подавай ему эту идею, — умоляюще вздохнула я.

— Почему? — изумился Мортифор. — Это интересно и прибыльно.

— Кто сказал о прибыли? — встрепенулся Вик.

— Морти, я не выдержу здесь долго Райдера. Меня нервирует близость охотника на драконов.

— Если он принесет деньги, то можно и потерпеть! — возразил кузен.

— Вик, не все измеряется деньгами! Не в деньгах счастье!

— А в их количестве! — улыбнулся двоюродный брат. — Свет, деньги — это качественная еда и одежда. Это медицинские услуги и соответственно наше здоровье, а если есть здоровье, то есть желание жить и идти вперед. Когда тебе комфортно, то все остальное постепенно нарастает. Вообще, деньги — это своеобразный эквивалент энергии. Ты прикладываешь усилия, чтобы достичь или получить что-то. Раньше у охотников были шкуры и добыча. Излишек могли поменять на что-то нужное. По мере того как отношения переставали быть конкретными и становились абстрактными, возникали деньги, потому что они своеобразная оценка доли вложенных тобой усилий. Все должно быть выровнено. Деньги обеспечивают наш комфорт и помогают нам реализовать некоторые наши мечты и желания, поэтому я никогда не упущу шанс заработать. Просто не стоит трястись над копейкой, как над собственным дитятей.

— А разве ты так не делаешь? — усмехнулся Мортифор.

— Нет, — улыбнулся Вик. — Я люблю деньги, и, надеюсь, они отвечают мне взаимностью. Может, я в шутку и называю их «детками», но всегда даю себе отчет, что родных детей буду любить в миллион раз больше. Просто деньги, чтобы они к тебе шли, надо любить. Разве подойдет котенок к злому человеку? Так и деньги. Они, как звери, чуют подвох. Чтобы к тебе приходило, надо уметь отдавать. Энергия не должна застаиваться, иначе она превратится в болото.

— Так что? — улыбнулся Мортифор. — Подать Раю идею?

— Свет, — обернулся Вик, — насколько тебе неприятен охотник?

— Я просто ему не доверяю, — пожала я плечами. — Люди быстро не меняются.

— Он сам по себе хороший человек, — заметил Мортифор.

— Доверчивые в моем роду долго не живут, — вспомнила я фамильный склеп. — Организуйте свою школу, только близко к моему замку его не подпускайте. Мне нужно время.

— Вот и отлично! — потер руки Вик. — Дай охотникам шанс узнать нас с очаровательной стороны!

— Это будет бомба, — ухмыльнулся мой муж.

И мы пошли ужинать. Малышка-эрг, впервые пробовавшая еду, пришла в неописуемый восторг и чуть не объелась. Под конец она не захотела покидать столовую. Захватив торт в качестве приманки, я поднималась в спальню, обдумывая услышанное. Малышка хвостиком шла за мной, точнее, за лакомством.

Как мы и предполагали, у крошки Ррэу есть сестра-двойняшка Рыхн. Раса эргов является родственной расе демиургов. Фактически работающих в паре частенько называют братьями, потому что их силы одной природы. Семьи эргов и демиургов живут в одном дворце.

У демиурга есть наследник Юе. Как они там определяют свой пол, не знаю, но, если судить по объяснениям Ррэу, размножение у данных рас процесс невероятно сложный. Легче чудо с бубном наколдовать. Однажды сестры поспорили с Юе, кто из них главный. Первенство решили определить в игре. В качестве модели взяли наш мир, потому что за всеми остальными присматривают лучше, а несовершеннолетним запрещено вмешиваться в судьбы живых существ. Каждый выбирал расу, Юе играл за две, чтобы шансы были равны. Чья раса установит мировое господство, тот и победил. Ррэу по жребию выбрала первая и остановилась на Драко. В какой-то момент ей захотелось посмотреть на героев вживую, и она, выкрав отцовский шаттл, направилась к нам, но не справилась с управлением, и корабль потерпел крушение. А вот теперь мы ее спасли.

Едва мы переступили порог спальни, как Ррэу выхватила лакомство и принялась уплетать его за обе щеки.

— Ррэу, ты знаешь, что мы теперь занесены в охранную книгу как редкий вид?

— Здорово! — восхитилась она. — Я всегда знала, что вы крутые.

— Боюсь, у нас с твоим отцом возникли некоторые разногласия, — начала я. — Он бросил вызов всей системе ради тебя, он рискнул всем. Хотел нас убить, мы защищались. В общем, я боюсь, что он прибьет моих братьев, если мы отправимся с тобой к нему во дворец все вместе.

— И что ты предлагаешь? — спросила эрг.

— Если я отвезу тебя домой одна, мне будет легче вернуться обратно.

— Не переживай, — вдруг по-взрослому вздохнула малышка. — Ты вернешься, даю слово, что не позволю отцу тебя казнить. Я не помню, к кому из Драко летела, но очень рада, что встретила вас. Вы прикольные. Было бы классно наведываться сюда еще.

— Боюсь, это опасно для тебя и мира.

— Нет, — спокойно пожала плечами Ррэу. — Для меня опасно, а для мира нет. Вы создали на удивление хороший голем. Он не развалится в процессе эксплуатации, а следовательно, нам нет необходимости искать новое тело. Вы создали прекрасный скафандр. В нем можно даже экскурсии по Гее для наших организовывать. Советую вам запатентовать методику изготовления.

Не хватало только еще одного предпринимателя на мою голову!

— Я, кстати, уже сказала Вику, — улыбнулась эрг. — Так что если все решится мирно, а я в этом заинтересована, то хочу спросить твоего разрешения на открытие туристической зоны.

— И откуда ты такая предприимчивая?! Ты же маленькая!

— Для эргов да, — согласилась она. — А по людским меркам мне около трехсот лет. Так что ты не с дитятей связываешься.

— А подумать можно?

— Да не вопрос, — согласилась эрг. — Как решишь, передай ответ своей маме, а она нам. А как ты планируешь доставить меня домой? Вокруг Геи щит.

— Откуда знаешь? — насторожилась я.

— Чувствую, — призналась эрг. — Я сама назад не могу перенестись.

— Твои родители создали кольцо-артефакт, способное проколоть щит. А отмашкой должен был послужить один замок, стоящий на переплетении энергетических потоков. Если мы попытаемся построить там портал, то есть шансы.

— Разумно, — согласилась она. — А почему Рая не хочешь задействовать?

— Об этом узнают все, а я не хочу тянуть за собой тех, с кем мое сердце.

— Это да, — согласилась эрг. — Но как мы туда попадем?

— Полетим. Я тебя отнесу.

— Я поеду на драконе? — захлопала в ладоши Ррэу и сразу превратилась в маленькую девочку. — Ура! Ура! Я так долго об этом мечтала!

Ночной полет привел Ррэу в полный восторг. Она смеялась и визжала, пыталась пересесть поближе к голове или, наоборот, перебраться в хвост. Еще никогда у меня не было таких беспокойных пассажиров. Развалины замка Туцира встретили нас тишиной. Крестьяне так и не отстроили замок сюзерена, зато добраться до энергетических линий оказалось проще.

Я не сумела открыть портал. Наверное, сказывалась моя способность поглощать магию. Обнявшая меня Ррэу смогла легко перенести нас обеих в свой мир.

— Что здесь происходит? — изумленно выдохнула Ррэу, в шоке оглядывая пустой тронный зал.

Хм, стоит отметить, тронный зал эргов после нашего первого и последнего визита все-таки уцелел! Надо отдать должное архитектору! Ведь, планируя сие сооружение, он, конечно, продумывал вероятность всевозможных балов и приемов, но вряд ли ему пришло в голову предусмотреть визит трех разбушевавшихся драконов, одного злобного оборотня и объединенные армии Геи. Молчу уже об эрговских воинах. В общем, склоняюсь перед мастерством творца.

Просторный зал после нашего разгула стал еще просторнее. Устранить царапины, выбоины и прочие последствия локальной войнушки слуги не успели. Не могла скрыть огрехов и царившая тьма. Под потолком уже не носились серые тени. Они забились в самый дальний и мрачный угол. На черном с серебряными прожилками мраморном полу никто не стоял. У стен вместо тварей в рясах высились леса и стремянки. Часть стен была наскоро зашпаклевана. Каменный трон угадывался лишь по схематической кучке камней.

Такое чувство, что после нас здесь еще драконы погуляли. А потом вернулись и вновь погуляли.

— Похоже, у вас ремонт, — заметила я, оглядывая место боевой славы. Ну не рассказывать же красавице о нашем маленьком разногласии с ее отцом.

Внезапно завыло что-то наподобие сирены — и в зал стали стремительно прибывать высокие широкоплечие воины, похожие друг на друга как две капли воды. Оборотни-телохранители. Странно, здесь, похоже, на драконов сигнализацию поставили. Что-то новенькое!

Воины тем временем окружали нас с Ррэу, направляя на меня копья.

— Слушай, — прошептала я спутнице, — я, пожалуй, пойду.

— А как ты перенесешься назад? — спросила она.

И по моей спине пробежал холодок. Действительно, а как? В прошлый раз меня в полубессознательном состоянии унесли отсюда братья. Если они и знали путь назад, то я его не знаю. На всякий случай я попыталась открыть портал, но над нашими головами замерцали голубоватые линии энергетической сети.

— Ого! — изумилась Ррэу. — Что у отца тут произошло, что он такую охрану на замок повесил? И почему наше родовое гнездо в таком состоянии?! Насколько мне известно из истории, его даже враги не могли разрушить!

«Ну это смотря какие, — вздохнула я про себя. — Мы же не знали, что замок нельзя разрушить. Вот и постарались. Вот если бы знали, что он сверхпрочный, может, и не получилось бы ничего».

В зал вошел главный эрг.

— Ты?! — обличающе ткнул он в меня пальцем, затянутым в кожаную перчатку. — Что ты тут делаешь, тварь?! Ты мне весь замок разрушила! А потом еще родители твои на драконах!

— Пап? — подала голос Ррэу, выглядывая из-за моей спины.

— Малышка? — сразу же сменил эрг гневный вопль на недоверчивый шепот. — Ррэу? Это ты?

— Пап, прости меня, я нечаянно сбежала и потерялась, — продолжала Ррэу вести беседу с отцом из-за моей спины. По опыту знаю, это удачная позиция для переговоров.

— Ррэу, я не обижаюсь на тебя, только отойди от этой твари, — поспешно заговорил Эхрншт.

Возглавляющий отряд Орту неодобрительно покачал головой и подмигнул мне. Что-то я не понимаю этих оборотней.

— Пап, она меня домой вернула, — продолжала Ррэу, — а я обещала ей неприкосновенность и портал обратно на Гею.

— Ты зачем раздаешь обещания первым встречным драконам?!

— Вообще-то она меня спасла! — топнула ножкой Ррэу. — Она сюда меня принесла. Собой рискнула, а могла плюнуть на тебя и жить спокойно!

— Это и странно. — Эрг скрестил руки на груди.

— Ну знаете ли! — возмутилась я. — Я же не удивляюсь тому, что вы любите дочь, хотя в отношении меня вели себя крайне жестоко и коварно! Может, и вы меня знаете с неправильной стороны!

— Это, что ли, неправильная сторона? — вскипел эрг, обводя рукой разрушенный зал. — Объясни, княжна, в каком месте я тебя не понял, когда ты мне зал разрушала? Или это не твоя работа?!

— А зачем вы на мою семью напали?! Это правильная сторона?! — разозлилась я.

Эрг вышел вперед, и мы почти столкнулись грудью, меряя друг друга взглядами. Как бойцовские петухи на арене. Оборотни даже отошли подальше. Ррэу, наоборот, вцепилась в наши рукава как клещ. Я даже в капюшон заглянула, но там клубилась тьма. Странное ощущение, когда не видишь противника. Трудно на нем сфокусироваться.

— Ладно, княжна, — вдруг произнес эрг. — Не спорь. Скажи, чего ты хочешь.

— Домой, — пожала я плечами.

— И все? — удивился Эхрншт.

— Да. Я вернула тебе дочь, надеюсь, ты перестанешь нападать на мой мир?

— Он теперь заповедник, — вздохнул эрг.

— А что, так хотелось его уничтожить? — опять обозлилась я.

Эрг на минуту задумался и покачал головой.

— Знаешь, сейчас, когда моя дочь вернулась домой, меня не сильно интересует судьба Геи. Конечно, любопытно будет посмотреть, как этот мир выживет, имея трех драконов. Но уничтожать его даже как-то жалко. Стоп! — предупредил он мою очередную вспышку. — Не хмурься! Не случится ничего с твоим миром. Если его признали заповедником, то это навсегда. Вы себя раньше уничтожите.

— Это еще почему? — возразила я. — Моему роду уже тысяча лет — и ничего, живем. И мир, кстати, тоже.

— Да, вы там хорошо окопались, — согласился эрг и махнул воинам рукой. Те опустили оружие. — Я верну тебя назад, только прежде хотел бы поговорить с тобой. Не возражаешь?

— А у меня есть выбор?

— Вообще-то нет, — признался Эхрншт. — Если я что-то хочу, то стараюсь это получить, а потому тебя бы раньше не отпустили. Наверняка и тебе много хочется у меня спросить?

— Почему бы и нет, — кивнула я.

— Тогда пошли в гостиную, — пригласил Эхрншт. — Чаю?

— Не уверена, что его переживу, — честно призналась я.

— Что ты! — возмутился эрг. — Я не браконьер!

— Да, конечно, — согласилась я, не обостряя ситуацию. Я помню, как этот добрый дядя подал прошение на убийство драконов.

Мы вошли в хорошо освещенную комнату из белого мрамора. У окна стоял полированный столик из черного дерева. Серебряный поднос с черно-белым сервизом с символикой инь-ян смотрелся на нем весьма стильно.

— Подарок Великого, — пояснил эрг, заметив, что я рассматриваю кружки. — Присаживайся, княжна. Ррэу, оставь нас наедине.

— Папочка, — встрепенулась моя спутница, — ты меня столько не видел, а уже отсылаешь?

— Нет, милая, я просто хочу, чтобы ты отдохнула, а потом я тебя зацелую.

— Пап, — уперла девочка руки в боки, — дай слово, что с княжной ничего не случится!

— А что это у тебя за тело? — постарался увильнуть от ответа эрг. — Разве тебе его не пора менять?

— Нет, — качнула головой она. — Его драконы сделали. И я не чувствую упадка сил. Оно как будто постоянно самозаряжается и питает меня. Мне кажется, в нем можно жить в таких мирах, как Гея, не меняя тел. Ну разве что в случае гибели…

— Очень интересно, — задумчиво почесал эрг краешек капюшона. — А теперь оставь нас одних.

— Папа, слово! — твердо повторила девочка.

— Вот упертая! Как клещ! — возмутился бестелесный отец и кинул взгляд на меня.

Напрасно, я поддержку тебе здесь не окажу.

— Дочки все такие, — во все клыки ухмыльнулась я.

— Ох уж эти детки! — притворно возмутился Эхрншт. — Что, твои родители так же страдают?

— Что мы, люди? — возмутилась я и припечатала: — Хуже.

— Слово, папа! — не унималась Ррэу.

— Ну зачем тебе такой питомец?! — возмутился Эхрншт. — Вечно ты всякую гадость домой тянешь!

— В этот раз я ее сюда притащила!

— Видишь! — оскорбился эрг. — Ты так достала гадость, что она первая решила сдать тебя в отцовские руки.

— Слово, папа, и заканчивай балаган! — топнула ножкой Ррэу. — Или я ее сама к порталу поведу.

— Нет! — встрепенулся эрг. — Никакой самодеятельности! Даю слово, что лично отправлю княжну домой в целости и сохранности!

— Вот и чудно, папочка! — наклонилась к его капюшону девочка, имитируя поцелуй в щеку, затем она обернулась ко мне, сигнализируя, что все хорошо, и вышла за дверь.

Эрг облегченно вздохнул и, кажется, даже обмяк в кресле.

— Дети! — вздохнул он.

— Увы, я вас не понимаю, — покачала я головой.

— Когда появятся, поймешь, — как-то угрожающе пообещал эрг. — Иногда мне кажется, что это все мне наказание за то, что я родителей изводил. Согревает мысль, что мои внуки отомстят за меня. А почему не пьешь чай, ваша светлость? — обернулся он ко мне.

— Не хочу, — пожала я плечами. — А вы?

— А мы питаемся энергетическими потоками.

— То есть вам высоковольтные провода на стол надо подавать? — ухмыльнулась я.

— Можно и их, но лучше не надо, — поежился главный эрг. — Что ты знаешь о Гее?

Я рассказала известную мне историю возникновения мира. С позиции людской версии, драконовской и независимого наблюдателя.

— Не совсем так, — качнул капюшоном главный эрг. — Забавный миф, но немного неверный. История Геи, с одной стороны, банальна и проста, а с другой — уникальна. Создавший ее демиург не особо интересовался новым мирком и пошел творить дальше. Его напарнику-эргу не нужна была обычная, ничем не примечательная реальность. И около ста лет биогеоценоз Геи развивался сам по себе, без вмешательства извне, пока туда, в заброшенный мир, не наведался мой дед-демиург с друзьями.

В то время он был еще учеником и увлекался различными опытами. Он мечтал создать универсального солдата, чтобы прославиться. А в результате сотворил дракона. Дракон сбежал на Гею и облюбовал этот мирок в качестве своего логова. Около двухсот лет он пытался там адаптироваться к местной флоре и фауне.

А в это время демиург вовсю экспериментировал и результаты своих опытов втихую выпускал на Гею. Мир никого не интересовал, и его творчество не сразу заметили бы. А потому можно было не опасаться отцовского гнева. Надо признать, фантазия у прадеда была буйной и богатой, а продуктивность высокой. Так что Гее пришлось несладко. Что там творилось, конечно, осталось тайной, но через триста лет Гея привлекла к себе внимание, превратившись в клоаку, где разные твари пытались выжить. Однако уничтожать мир не спешили, потому что эргам с демиургами стало интересно наблюдать со стороны за становлением локального серпентария.

Около тысячи лет назад Гея постепенно стала превращаться в террариум единомышленников, и становление диктатуры Драко только усугубило процесс. В это время мой дед Йойо передал собственность моему отцу, а сам ушел в другую вселенную. Видишь ли, наш мир бесконечно огромен, и его энтропия постоянно растет. Другими словами, каждую минуту в нем появляется новая вселенная, где требуется свой мастер. Обычно старшие демиурги уходят в другие вселенные, оставляя старые миры на своих наследников. Но мой отец к тому времени уже созрел для перехода в новую вселенную и оставил все мне. У меня с братом-демиургом уже были дети, поэтому я считал себя солидным эргом и не уделил значительного внимания Гее. Собственно, мы с братом хотели ее уничтожить как банальный мирок, но не учли, что там обитает дракон. В общем, нам сразу это провернуть не удалось, поэтому мы решили временно отложить ее уничтожение до лучших времен. Тем более что особых хлопот Гея не доставляла.

Как оказалось, зря. Наши детки заинтересовались новой игрушкой и стали втихаря играть с заброшенным миром. Естественно, мы с братом знали, чем они занимаются, но решили не вмешиваться, ведь сами в свое время точно так же прятались от своих родителей, развлекаясь с их игрушками. Вначале все было нормально. Дети забавлялись с выбранными героями, мы следили за детьми. Но потом моя дочь Ррэу села в шаттл и помчалась на Гею. Там она разбилась. Так как жизнь эрга ограничена в таких мирах, мы заволновались и попытались вернуть шаттл, но Дракон воспринял нас как угрозу и не пустил в мир. Более того, Дорвана запечатала Гею от нашего вмешательства. Вот нам и приходилось выдумывать всевозможные способы проникновения в ваш мир. Пришлось даже подать прошение на убийство Дракона. Ты злишься?

— Не знаю, — пожала я плечами. — Ррэу рассказала мне про какие-то странные ваши способы размножения. Если все так сложно, я удивлена, как вы еще не вымерли. А если учесть, что смерть Ррэу могла повлечь смерть вашей второй дочери, то я понимаю ваш риск.

— Ты умеешь сопереживать? — изумился эрг. — Странно!

— Я еще и крестиком вышивать могу! — огрызнулась я. Ну почему он так? Словно я чурбан какой.

— Как ты узнала про дочь? — вдруг перебил меня Эхрншт, вскидывая вверх руку в примиряющем жесте.

— Вы тогда сказали Эквилибриуму, что защищаете самое дорогое. Мы с братьями подумали и решили, что это, скорее всего, ребенок. А потом стали искать в нашем мире. К счастью, шаттл упал на территории моего княжества. Так что поиски заняли немного времени.

Эрг задумчиво смотрел на меня. Мне стало неуютно от пристального внимания клубящейся тьмы в его капюшоне. Я смолкла. Молчал и собеседник. В этот момент в гостиную вошел Орту.

— Господин, — поклонился он. — Лекарь проверил Ррэу. Это действительно ваша дочь. Не подделка.

И в этот момент эрг впервые проявил эмоции. Он вскочил из-за стола и бегом кинулся прочь из комнаты. Я взглянула ему вслед и встретилась глазами с Орту. Полагаю, оборотень остался меня сторожить.

— Что с ним? — кивнула я на закрывшуюся за Эхрнштом дверь.

— Наверное, побежал оказывать настоящей дочери недооказанное внимание, — улыбнулся оборотень. — Он боялся, что вы привели с собой обманку. Вы, ваша светлость, подождите его здесь, пожалуйста.

— Я не знаю дороги к порталу, — пожала я плечами. — Поэтому вряд ли пойду искать приключения в замке, полном охотников на драконов. Да еще после нашей стычки.

— Это да, — улыбнулся Орту.

Оборотень подошел к столу, взял чашки с дымящимся чаем и выплеснул их содержимое в окно.

— Думаю, стоит заварить новый, — по-хулигански улыбнулся он. — Меня Орту зовут.

— Я знаю, — проинформировала я. — Мне сны вещие снились. Там Эхрншт очень забавно злился.

— Интересная особенность, — заметил Орту, потроша заварник и промывая его. — От кого вы ее унаследовали?

— Не знаю, — развела руками я. — Может, так, мутация?

Оборотень улыбнулся. В этот момент в комнату вернулся главный эрг. Прошествовав к столу, он вновь опустился в кресло напротив меня и обернулся к Орту.

— Хорошо, что ты позаботился о нашей гостье. А теперь можешь быть свободен.

Орту поклонился и вышел. Эрг провел над заварниками и дымящимися чашками рукой и удовлетворенно кивнул.

— Это действительно моя Ррэу, — растерянно пробормотал он. — Я не ожидал от тебя, княжна, что ты войдешь в мое положение. Прости, и спасибо.

— Пожалуйста, — кивнула я. — Вы ждали от меня иного?

— Если честно, то да, — признался эрг. — Ты уж прости, но, учитывая генетику и происхождение, твой вид не предрасположен к сопереживанию, сочувствию, милосердию. Вам чужды доброта, нежность, любовь.

— Это еще почему? — удивилась я.

— Потому что ты — лабораторный эксперимент, — спокойно продолжил Эхрншт. — Ты — универсальная машина для убийства, которая вышла из-под контроля. Вот почему тебя пытались уничтожить.

— Это бред! — фыркнула я. — Я человек! То есть дракон! Живое существо!

— Нет, — покачал головой эрг. — Ты — ошибка ученых. Неучтенный фактор.

— Да здрасте! — разозлилась я. — С чего мне вам верить?!

Обидно осознавать, что ты следствие ошибки. Да еще и нежелательный эксперимент. Почему?! За что?! Я же такая, какая есть!

— Тебя изначально планировали как бойца, — пояснил эрг, простирая руку над столешницей. В тот же момент на поверхности стола возникли различные научные выкладки. — Мы планировали создать новый вид слуг-телохранителей. Мой дед решил использовать генофонд змей. Земноводные быстры, спокойны, обладают прекрасными охотничьими инстинктами и реакцией. Кроме того, деду-демиургу было интересно, что будет, если к змее приделать ножки. Он тогда был еще учеником и не задумывался о последствиях шалостей. Сначала у него получилась ящерица. А потом, модифицируя ее генетику, варьируя способы зачатия и ареал обитания, он вывел дракона. Причем, работая, он вложил слишком много собственной искры. Первые драконы оказались очень близки по природе силы демиургам и эргам. И это была его роковая ошибка. Мастер создал совершенную особь, которая представляла собой универсального убийцу с огромным магическим потенциалом.

— И кто это был?

— А ты не догадалась? — хмыкнул Эхрншт. — Твой предок — Тьма. Самка дракона. Дед надеялся получить потомство. Он также думал, что женская особь более управляема, чем мужская. Он во второй раз ошибся. Самка оказалась гораздо злее и агрессивнее самца. А еще намного умнее. Она быстро училась и развивалась. Что странно, так это то, что с ее интеллектом она абсолютно не приручалась. Тогда дед попытался ее убить. Но это оказалось невозможным. Драконесса воспользовалась силой демиурга и эрга, что значительно уменьшило наши шансы на ее выведение из эксперимента. Тогда дед создал других драконов для того, чтобы уничтожить Тьму. Но те закономерно погибали. Первый образец их просто убивал, а вместе с тем тренировался и совершенствовался. Тогда дед решил сотворить антипод Тьмы с целью ее уничтожить.

— Так Свет был создан не для продолжения рода? — удивилась я.

— Нет, конечно! — возмутился эрг. — Беда только в том, что в момент, когда их стравили, у Тьмы было что-то вроде овуляции, и Свету стало не до войны.

— А потом?

— Тьма исчезла. Дед счел, что Свету удалось реализовать его первоначальную идею, и успокоился. Он начал разрабатывать драконов для служения нам. На этот раз он не делал ошибок и не наделял драконов огромной силой демиурга. Он вкладывал в вас очень ограниченный магический потенциал.

— То есть менее совершенные версии драконов — это не начальные ступени эволюции, а завершающие эксперименты демиурга? — изумилась я.

— Да. Постепенно мой дед-демиург ухудшал генофонд драконов с надеждой вывести более-менее управляемый вид, но безуспешно. Вы по-прежнему оставались дикими и агрессивными. Дрессировке практически не поддавались.

Так вот почему наши предки отказались от брака с другими драконами! Происходило ухудшение нашего генофонда. Каким-то образом инстинкт улучшить свою породу повел нас по верному пути.

— Эхрншт, а первым драконам задумывался интеллект?

— А почему ты спрашиваешь?

— Мне стало интересно, что заставило творение взбунтоваться против своего Создателя. Как это произошло.

— Вы планировались как бездушные убийцы-исполнители. Умные, но не обсуждающие приказы и уж тем более не размышляющие над ними. Нам до сих пор непонятно, как вы вышли из-под контроля.

— Вот и не верь после этого в Высшие силы, — пробормотала я себе под нос.

— Что, прости? — спросил эрг.

— Может, все дело в душе? — предположила я. — Она заставила нас так странно себя вести.

— А откуда она в вас взялась, если не планировалась?

— А как она возникает? — заинтересовалась я.

— Жизнь в творения вдыхают демиурги. Но за души, наверное, Эквилибриум отвечает.

— А откуда неуверенность?

— Мы никогда не изучали данного вопроса.

— И вам никогда не было интересно, что заставило программу сбиться? Почему творение взбунтовалось?

— Это сложно выяснить, когда оно не идет на контакт, — пожал плечами эрг. — А повторять эксперимент не рискнули. Нам и более примитивных версий хватило. Они все выходили из-под контроля. В результате число лабораторных ошибок росло и не желало снижаться.

— И как вы решили вопрос?

— Стали разрабатывать убийц для драконов, — признался эрг. — Для черновой версии дед взял за основу генофонд драконов, вычленил из генома составляющую змей, заменив на волчью. Так появились оборотни. Создатель на этот раз учел все предыдущие огрехи и сделал оборотней уязвимыми. К счастью, они поддались дрессировке и служат нам до сих пор. Кстати, их же создали как охотников на драконов. Вот почему они так не любят вас.

— Оборотни Геи кажутся другими, — задумчиво заметила я.

— Таки есть, — согласился эрг. — Однажды на Гее потерпел кораблекрушение шаттл с черновыми версиями. В тот момент на Гее шел процесс естественного отбора между драконами, лабораторными тварями моего деда и первоначальной флорой и фауной мира. Поэтому извлекать оборотней из заброшенного мира оказалось дороже, чем создать новую партию. В связи с этим хозяева махнули рукой на пропажу. Предполагалось, что первичные оборотни долго не проживут. Но они успешно вписались в экосистему заброшенного мира. За оборотнями даже стало интересно наблюдать. Во многих поступках, привычках они напоминали драконов.

— Но нынешние охотники не оборотни! — заметила я, вспомнив Райдера.

— Верно, — согласился эрг. — Все потому, что оборотни могли справляться только с более слабыми версиями драконов. Для более ранних приходилось выводить все новые и новые виды убийц. Собственно, для создания охотников на драконов скрестили ДНК дракона и человека, только пришлось попотеть, чтобы сделать особь управляемой. Плюс мы разработали методики распознавания характерных черт дракона в личности, с тем чтобы удалять таких эмбрионов в процессе беременности. Ваши гены оказались очень сильными. Нам потребовалось около двухсот лет интенсивных генных опытов и селекции, чтобы создать антипод гена дракона.

— То есть драконы и охотники на драконов не могут иметь потомство?

— Очень даже могут, как выяснилось на практике, — вздохнул эрг. — Охотников готовили так, чтобы развить в них те качества, которые способствуют победе над драконом. Но если охотник на дракона и дракон соединялись, то получалась взрывная смесь. Например, твой братик и есть последствие этого союза. Сначала мы не знали, кто он. Твой дед умело морочил нам голову, что привез простую смертную с Геи. Пока эта простая смертная не пришла по вызову Дракона и не уничтожила половину нашей армии на Гее. Твоего брата мы не смогли убить, потому что за него вступился Эквилибриум, и теперь мы счастливы наблюдать успешное сосуществование ваших генофондов. А что касается твоего набора хромосом, то я чрезвычайно удивлен.

— Почему?

— Потомство Тьмы не просто развилось в отдельную ветвь вида, оно еще и умудрилось эволюционировать. В тебе и в твоих предках каким-то непонятным мне образом заложен инстинкт улучшения породы. Вы подсознательно постоянно совершенствуете свой генофонд, скрещиваясь с другими видами. Вы избегаете как близкородственных связей, так и довольно дальних.

— В смысле?

— Тебя абсолютно не интересует нынешний правитель эльфов. Ты его воспринимаешь как родича. Хотя родство довольно сильно разбавлено. У людей возможны браки между кузенами, а тебе это претит. Ты подсознательно избегаешь того, что хоть как-то может ослабить твое потомство. Нынешним партнером ты умудрилась выбрать того, кто еще не был отмечен в твоей родословной. Оборотня. И это при том, что ваши виды должны на дух не переносить друг друга.

— Это плохо?

— Теперь, когда ты вернула мне дочь и отсутствует необходимость вторгаться в твой мир, я нахожу это интересным. За вами будет забавно наблюдать.

— Вуайеристы! — сплюнула я.

— Ну не настолько, — улыбнулся эрг. — Может, ты подумаешь над перспективой туризма в ваш мирок? Мне кажется, многие хотели бы его посетить. Особенно после того, как он приобрел статус заповедника.

— А как же то, что вы пьете души?

— Для демиургов такой проблемы нет. А нам, если честно, понравилась ваша идея големов. Дешево и сердито. И тела, как ни странно, не разрушаются в процессе эксплуатации, и мы чувствуем себя довольно комфортно в них.

— То есть для вас голем — вариация скафандра?

— В смысле? — не понял эрг.

— У нас люди для того, чтобы путешествовать по враждебному космосу, придумали скафандры, которые поддерживают их жизненно необходимые функции. Например, вы вселяетесь в голем и путешествуете по нашему миру, а потом возвращаетесь домой, вешаете в шкаф. Когда надо, достаете — и снова в бой.

— Да, что-то вроде этого, — согласился эрг. — Как выяснилось на основании проведенных тестов, мы можем ходить в големах, питаться и выполнять все физиологические нужды. При этом созданная оболочка слабо изнашивается. И если ее специально не уничтожить, то в ней можем жить. Не постоянно, конечно, но достаточно для прогулок и экскурсий.

— Предлагаешь нам наладить производство големов и организовать туризм?

— Было бы неплохо, — кивнул эрг. — Хорошо бы еще выбирать вид големов. Могу посоветовать дизайнеров.

— Мне надо обдумать эту идею и посоветоваться с Виком.

— Хорошо. Но, может, ты разрешишь мне бывать на Гее? Вдруг Ррэу или уже Рыхн вновь туда сбежит?

— Я разрешила ей нас навещать. И если что-то случится — обращайся ко мне, мы ее быстро найдем.

— Спасибо! — от души поблагодарил эрг. — Приятно знать, что я в тебе ошибся.

— И мне приятно знать, что ты оказался адекватным созданием.

Я взглянула на часы. Стрелка на них не двигалась, но у меня возникло стойкое ощущение, что я здесь засиделась. Братья и Морти могут волноваться.

— Мне пора.

— Хорошо, — кивнул эрг. — Я тебя провожу.

Эхрншт довел меня до самого портала. Активировав камень, он смерил меня задумчивым взглядом и произнес:

— А все-таки интересное ты создание, княжна! Что-то мне подсказывает, что с тобой будет приятно иметь дело.

— Спасибо, — склонила я голову.

— Посмотрим.


предыдущая глава | Полтора воинственных метра, или берегитесь злобного дракона! | cледующая глава