home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Ребенок — самое действенное орудие женского террора.

Веслав Сенкевич

Несмотря на ночные хождения, мы проснулись довольно рано. Позавтракав и обсудив план, решили спуститься в подземелья. Над лестницей в подвал красовалась надпись: «То, что нас не убивает, еще пожалеет, что не убило, пока была такая возможность».

— Это что? Ваш девиз? — уточнил Райдер.

— Нет, это что-то вроде слогана, — тихо ответил Вик. — Наш девиз: «Сражаться везде, сражаться всегда, убить, раздавить, уничтожить врага!»

— Странно, — ухмыльнулся Мортифор. — Я слышал другой.

— Да? — изумился Вик. — Этого не может быть!

— А, ну тогда моя ошибка, — притворно покаялся оборотень.

Мы вошли в мрачное подвальное помещение. Пахнуло сыростью. Зато за второй дверью воздух был относительно чистым.

Мы оказались в огромном, хорошо освещенном зале. Вокруг на разных уровнях стояли каменные гробы, к которым вело множество ступенек. В пределах одного этажа на площадке находилось до двадцати гробов.

Саркофаги были самые разнообразные. От простых и элегантных до вычурных, богато украшенных лепниной. Некоторые гробы были выполнены из железа и чугуна, а сверху на них красовались резные короны. Чем-то наш фамильный склеп напомнил мне виденную однажды усыпальницу Гогенцоллернов. Только в нашей, в отличие от королевской, не имелось детских гробов. На некоторых гробах вместо корон красовались фигурки ощеренных драконов. Драконы, кстати, были разные, закралась в родословную даже пара водных драконов. Судя по текстам, выбитым внизу надгробий, статуэтки достоверно отображали трансформацию предка. Иногда фигурок было две: в повседневной и боевой шкуре.

— Класс! — восхитился Райдер. — Вашу гробницу да на наш учебный семинар! Здесь присутствует как минимум три вида драконов! Хотя у всех них есть одинаковые черты.

— Это когти и клыки? — ухмыльнулся Вик, разглядывая удлиненного китайского дракончика по соседству с толстеньким и коротколапым ящером. — Вот эти двое похожи друг на друга, как такса на мопса!

— Не обижай предков! — отвесила я кузену шутливый подзатыльник. — Мы, между прочим, от них произошли!

— Вряд ли, — покачал головой Вик. — Вот здесь сказано, что оба умерли бездетными. Это были братья правящего Дракона.

— А мне не нравится вид правящего Дракона! — капризно возмутился Норри, указывая на их выжившего братика. — Ты посмотри на него! Ни грации, ни изящества! Толстенькие короткие лапы, маленькие крылья…

— Зато полная пасть зубов! — успокоила я сводного брата. — Все что надо для выживания в этом жестоком мире.

— Но он совсем не похож на Аргелла!

— Наверное, потому долго и не прожил, — хмыкнул Вик, указывая на дату смерти.

— Ого! Тут в приписке сказано, что в нем текла кровь Венаторов. Я знал, что от охотников на драконов одни неприятности!

— Кто бы говорил, — поморщился Райдер. — Но тут у вас очень интересная ситуация получается. Смотрите! Первые основатели рода Драко имеют очень изящный череп и телосложение. Длинные крылья, обтекаемая форма тела, мощные лапы. По всему видно, драконы были очень быстрые и опасные в бою. Затем у вас идет период деградации, тело либо удлиняется, либо утолщается, меняется его строение и форма. Судя по всему, ваши предки скрестились с другими драконами. Вон там я вижу над надгробием супруги фигурку дракона.

Над гробом красовалась толстенькая драконица в костяных наростах. Массивное тело, маленькие крылышки, крепкие лапы. Большая, слегка туповатая морда, маленькие глазки, огромные, закрученные бараньи рога.

— Трансформация не ах, — оценил Вик дракониху с мужской точки зрения. — Я бы на такую не покусился.

— Наверное, у предков были очень весомые причины, — попробовал Норри оправдать выбор прародителя.

— Меня дрожь пробирает при мысли, что мои дети могут родиться похожими на нее! — поежился Вик.

— Народ, здесь сказано, что она умела плеваться в зависимости от ее желания либо ядом, либо кислотой. А еще ими за считаные секунды могла покрываться ее шкура! — заметила я. — Наверное, предок хотел добавить эти качества своему виду.

— Бедный мужик! — вздохнул Вик. — Неудивительно, что он так быстро помер, и, полагаю, на супружеском ложе.

— Тем не менее мы теперь можем плеваться ядом скорее всего именно благодаря наследственности Кирины Киро!

— Герой мужик! — вздохнул Норри. — Хорошо, что у нас только эта черта от нее проявилась. А что вон та длинная могла?

Вытянутое тело драконицы дисгармонировало с короткими лапками, между пальцами которых красовались перепонки. По спине шел яркий гребень, а довольно изящная морда заканчивалась обвислыми толстыми усами. Вместо рогов голову венчало какое-то подобие удлиненных гребней. Крылья были расположены так, что ими можно только грести.

— Это водный дракон! — восхитился Райдер. — Такие практически не встречаются ни в одном из миров. Очень редкий вид, особенно если учесть, что она умеет выпускать костяные наросты из тела и распознавать ложь.

— Наверное, ее муж тоже долго не прожил! — вздохнул Вик. — Так принесут… то есть придешь с гулянки, она спросит, где был… И нет человека. То есть дракона…

— Ринтар Ро, — прочитала я надпись на надгробии. — Это последняя жена-дракон в линии правящей династии Драконов, — вспомнила я.

— Вот-вот! — заметил Вик. — Предки не дураки, сразу поняли, кто жизнь портит…

— А остальные? — удивился Райдер, показывая на еще несколько драконесс у надгробий.

— Это вторые линии, — пояснила я.

— И результат их скрещивания не впечатляет, — вздохнул Вик, указывая на неуклюжих драконов-потомков. — Похоже, их трансформации не были более жизнеспособными!

— Странно, — удивился охотник на драконов. — Выбор партнеров другого вида оказался очень выгодным для правящей династии. Глядя на вторые линии, я вижу драконов, значительно уступающих в боевой мощи либо в способностях. Такое ощущение, что ваши предки увидели опасность скрещивания с драконами и пошли по иному пути. И поздние поколения драконов вновь стали изящными и быстрыми.

— Я заметил, что у драконов хорошо развита интуиция на перспективного партнера, — заметил Мортифор. — Возможно, это и помогло им выровнять и улучшить свою эволюцию.

— Не знаю, — покачал головой Райдер. — Я такое встречаю впервые.

— Почему? — удивилась я. — Большинство животных на интуитивном уровне отбрасывает больных и неудачных особей.

— А ты считаешь себя животным? — наклонил голову Райдер.

— Ну определенно не человеком, — улыбнулась я, демонстрируя удлиненные клыки.

— Народ, а давайте поскорее сделаем все дела и смоемся отсюда! — поморщился Норри, идя вдоль каменных изваяний. — Не очень-то здесь и уютно! Мрачновато.

— Это еще почему? — удивился Вик. — Вроде светло и относительно приятно.

— А ты посмотри направо, — посоветовал эльф.

Мы обернулись и увидели пустые места. Рядом с ними красовались таблички: «Места для потомков».

— Вить, а ты какой саркофаг себе хочешь? — вдруг буркнула я. Все-таки такой продуманный взгляд в будущее настраивает на философский лад.

— Сплюнь три раза! — огрызнулся Вик.

— Ну зачем так категорично, — потрепал его по плечу Мортифор. — Как-то моей прапрабабушке зять гроб на празднование нового цикла года подарил. Так вся семья еще сто лет с нетерпением ждала, когда же плохая примета себя оправдает. Все наоборот оказалось.

— Да, Вик, — поддержала я кузена. — Не переживай так. Если во сне себя в гробу увидишь, это к долголетию, а похороны — к свадьбе.

— И это хорошая примета?! — возмутился поклонник холостой жизни.

Миновав «зарезервированное место», мы оказались в центре зала. Перед нами стояло изваяние Лорриэля в полный рост. На поясе прадеда висели кинжалы. «Догадайся, где спрятаны ёптры?» — пронеслось у меня в голове. Недолго думая я отстегнула с пояса статуи оружие.

— Что ты делаешь? — испугался Вик.

— Где-то здесь спрятаны ёптры, — пояснила я. — Мы имеем право их унаследовать.

Стоило мне это сказать, как кинжалы взвились в воздух и зависли у меня над головой в выжидательной позиции. Ради интереса я скомандовала мысленно: «Вверх!», и они выполнили команду.

— Ну ничего себе! Я тоже хочу помародерствовать, — надулся Норри.

Ёптры настороженно нацелились на него. «Свои!» — мысленно предупредила я оружие, и оно успокоилось. «За пояс!» — скомандовала я новому приобретению.

— Ну и где эта капсула? — раздраженно выдохнул Райдер.

— Полагаю, вон там, — указал Мортифор на блестящее огромное яйцо поодаль от саркофагов.

Мы подошли к шаттлу и осмотрели его со всех сторон. Гладкие сплошные стенки из какого-то легкого серебристого сплава.

— Как открывать его будем? Распилим? — предложил Вик.

— Не уверена, что ножовка возьмет.

— А может, растворить?

— Это шаттл — с ним справиться не так просто.

— А может, банальное «откройся»? — предположил Райдер.

Но с металлической штуковиной ничего не произошло. Тогда охотник погладил блестящую стенку и произнес что-то на гортанном языке.

В ту же секунду стенки шаттла принялись истончаться, затем раздался хруст — и овал разделился надвое. Верхняя горизонтальная часть стала подниматься наподобие створки у жемчужины — и через пятнадцать минут мы увидели яркий комок света, сжавшийся в центре находки.

— Это и есть эрг? — на всякий случай уточнил Норри. — Те, кого мы видели, выглядели несколько иначе.

— Ему сейчас срочно надо тело для вселения, — заметил Райдер. — Иначе оно умрет. И боюсь, что сейчас оно выбирает, кого из нас забрать.

Жаль, что мы не подумали об этом раньше!

— Закрывайте капсулу! — скомандовала я. — Пойдем другим путем. Норри, ты можешь создать какой-нибудь живой голем для переселения тела?

— Я могу, — сказал Мортифор. Он отрезал прядь волос и достал из сумки у пояса кусочек вяленого мяса.

— Ты всегда припасы носишь? — поинтересовался Вик.

— Нет, просто сегодня на всякий случай взял. Я предполагал что-то подобное. — Оборотень начертил на каменном полу пентаграмму, затем выложил на нее все составляющие, сцедил немного своей крови и зачитал длинное заклинание.

На наших глазах компоненты подтянулись друг к другу и смешались. Через какое-то время на месте составляющих лежало тельце младенца.

Мортифор поднял его на руки и, открыв капсулу, положил рядом со сгустком.

— Переселяйся сюда, так ты никому вред не причинишь.

Сгусток света тут же окутал искусственное тельце. Сначала ничего не происходило. Свет кружил около ребенка, словно примеривался, с какой стороны подойти. Вдруг детские ресницы дрогнули — и на нас уставились обсидиановые глазищи без белков. А через секунду в склепе раздался возмущенный рев.

— А-а-а! — заорал от неожиданности Вик.

— Успокойте его, кто-нибудь! — закричал Райдер, затыкая уши.

Я осторожно подошла к капсуле и робко коснулась ребенка. Малышка захлебнулась удивленным всхлипом.

— Тише, маленькая, мы не причиним тебе вреда. Мы хотим помочь тебе вернуться домой.

Ребенок недоверчиво склонил голову набок.

— Уже прошло много времени, и тебе пора домой, — повторила я. — Ты и так загуляла.

— Только ее в таком виде не примут, — заметил Райдер. — Улетала, скорее всего, подростковая особь. А так она даже общаться не может.

— И что ты предлагаешь? — обернулся к охотнику Мортифор. — Подрастить ее чуть-чуть?

— На это могут уйти годы! — испугался Норри. — А я еще слишком молод!

— Я тоже! — встрепенулся Вик. — Я ничего не знаю о детях, кроме того, как их делать!

— Я тоже, — признался Норри.

— А я умею предохраняться! — съязвил Райдер. — На самом деле я хотел предложить создать более взрослый голем. Кроме того, этот не продержится дольше суток.

— Но в данный момент его надо покормить, — заметила я, быстро заворачивая ребенка в прихваченное одеяло и сгружая орущий сверток на руки Вику. — Присмотри за ним, а я за молоком.

— Я тебе помогу! — быстро сориентировался охотник на драконов.

— Стой! — опомнился Витька. — Не оставляй нас с ней наедине!

— Не волнуйся, она вас не съест! — ухмыльнулся Райдер.

— Угу, это ты так думаешь! — всхлипнул Норри. — Лучше б ты нас с урками оставила! Что нам прикажете с этим упыренышем делать?!

— Кто бы говорил! — хмыкнул Морти.

— Лохматый, это не смешно! — внес свою лепту Вик. — Мы же совсем не няньки!

— Научитесь! — пожала плечами я, взлетая по лестнице.

Спутники бежали за мной. От тряски ребенок прерывисто орал и оттого злился еще больше.

— Свет, всем известно, что детский плач отрицательно действует на мужской организм! — канючил за спиной эльфенок.

— И его силу! — поддакнул кузен, догоняя меня.

— ДА ЗАТКНИТЕСЬ ВЫ! — Крышка саркофага отлетела в сторону, и перед нашими глазами появилась разъяренная мумия какого-то многопрадедушки. — НИКАКОГО ПОКОЯ!

Мы резко затормозили и попятились. Вид разозленного неупокоенного реально пугал. В этот момент крышки соседних гробов задрожали — и на поверхность вылезла еще парочка зомби из побочной линии.

— Нашли место для игр! — возмутилась одна из зомби-жен. — Не были бы своими — разорвали бы! Как надо к предкам приходить?!

— Тихо? — пискнул Вик.

— Почтительно! — припечатала пепельно-серая гранд-дама. — И с угощением! А вы сюда еще детей тягаете! Причем не своих!

Она слишком близко наклонилась к малышу, и лицо юного эрга замерцало. Словно он собирался сменить тело.

— Осторожно! — воскликнула я, за локоть оттаскивая Вика с ребенком от прародительницы. — Оно может захватить тело!

— О, — обрадовалась многопрабабушка, — так еще не все потеряно! Ты проявляешь заботу! Боишься, что тело твоего предка украдут?

— Ну вообще-то старший эрг не примет дочь в образе мумии одного из Драко, — пробормотал под нос Норри, но дама его услышала.

— Нахал! Никакого уважения! Покусаю!

— Не надо! — встрепенулся Вик. — Мы сейчас сала и водочки принесем, чтобы вы сами себя помянули!

— О! — улыбнулся предок. — Понятливый! А теперь брысь отсюда!

Мы слаженной гурьбой взлетели по ступенькам к выходу и помчались в столовую. Заткнув эргу рот бутылочкой с молоком, собрали паек для почивших предков и выбрали Норри в качестве делегата.

Мортифор стал готовиться к более серьезному обряду создания голема-подростка. Так как мы запланировали тело девочки тринадцати лет, то материала понадобится больше. На этот раз основу решили сделать из глины, в которую вкрапить куски свиного мяса, а вот волосы и кровь решили взять у меня. Для колдовской церемонии пришлось поискать ритуальный зал. К счастью, он у нас в замке имелся. И даже нужная пентаграмма в центре появилась, стоило нам задвинуть шторы.

— Для лепки понадобится около шести часов, — прикинул Мортифор, сгружая ребенка мне обратно на руки. — Держи, Свет, развлеки его, пока мы тут в грязи повозимся.

— Я тоже хочу! — надулась я.

— Пожалей нас! — воскликнул вернувшийся из склепа Норри. — Нам тишина нужна, а эта сигнализация уже полчаса по ушам ездит! Тебе не жалко нашего здоровья?!

— А меня не жалко? — для проформы возмутилась я.

— Ничего с тобой не случится! — хмыкнул Райдер. — У вас, женщин, за столько веков уже возникла адаптация к ревущим младенцам. И психика стала более устойчивая.

— Так и вы же не сегодня с пальмы слезли! — фыркнула я и направилась к двери. — Ладно, я буду в спальне. Позовете.

Огорченный младенец безутешно заплакал. Наверное, все же женская сущность. Вон как рыдала, когда я ее из мужской компании уносила. Я попыталась укачать ребенка, но бесполезно. Через пятнадцать минут меня от плача стало потряхивать.

— Слушай! — рявкнула я. — Ты же не маленькая девочка. Зачем кричишь? Взрослое тело тебе уже делают, поэтому предлагаю успокоиться и поспать. А если возникнут непредвиденные ситуации, просто гугукни. Орать-то зачем?!

Малышка смолкла и внимательно взглянула на меня. Не знаю, что она увидела у меня в глазах, но на ее лице расползлась довольная улыбка. А через пару минут она уже безмятежно спала.

Я выглянула в окно. На каменной брусчатке стоял Норри. Какое-то мгновение он, подставив голову свету, принимал солнечные ванны, а затем раскинул руки, подпрыгнул — и на его месте оказался красивый голубой дракон.

«Я не голубой! — возмутился в моей голове эльфенок. — Я — лазурный!»

«А есть разница?»

«После посещения вашего мира есть, — вздохнул Норри. — Я как-то в Интернете одно выражение увидел… В общем, лазурный я! Ты там как?»

Я оглянулась на мирно спящего ребенка и решила подавить на совесть.

«Ужасно! Никак укачать не могу! Не жалеете вы меня».

«Я за глиной слетаю. Тебе что-нибудь принести?»

«Нет, спасибо».

Я вспомнила боевые ипостаси братьев и улыбнулась. В боевой шкуре Норри фиолетового цвета, а Вик — красного. Интересно, а какой кузен в мирной жизни?

«Золотой, — ответил на мой мысленный вопрос Норри. — Наверное, потому что очень золото любит, но у него вся шкура золотая!»

«Наверно! — согласилась я. Витька у нас классный специалист. — Удачи, брат!»

«И тебе».

Норри улетел, а я глянула на спящего эрга и зевнула. Вздремну-ка и я. Как все-таки важно уметь договариваться с детьми


предыдущая глава | Полтора воинственных метра, или берегитесь злобного дракона! | cледующая глава