home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Если заменить слово «проблема» на слово «приключение», то жить становится гораздо интереснее.

Народная мудрость

Я вернулась на цыпочках назад и уже тихонько отворяла дверь, когда перед глазами появился Лорриэль.

— Ну что ж ты делаешь?! — укоризненно вздохнул призрак предка. — Кто тебя подслушивать учил? И вообще, этажом выше есть комната для прослушивания.

Как полезно слушаться родичей! Комната для прослушивания оказалась очень уютно обставленной. Прямо около окошка для подсматривания размещалось кресло с чайным столиком. Похоже, Гвиневера любит извлекать информацию с удобствами!

Сама королева в данный момент докуривала трубку, а Морти стоял спиной ко мне. Жаль, хотелось видеть его лицо. А вообще, хорошая комната! Мне нравится!

— Зачем пришел, Мортифор? — грустно улыбнулась Гвиневера. — Узнать, любит — не любит?

— Мне не гадалка нужна, — тряхнул головой мой муж. — Скажи, видишь ли ты наше с Драко будущее?

— Прекрасный вопрос! Меня он тоже интересует!

— И если она будет со мной счастлива, то я буду за него бороться!

— Ты уверен, что хочешь знать ответ? — вздохнула королева. Что-то она грустная. Похоже, дела у меня действительно не ахти.

— Пожалуйста, Гвин, — попросил Морти.

И повернулся ко мне лицом! Ой! Как повезло! Теперь буду видеть мимику, а по ней судить о реакции!

— Судьба Драко покрыта темной завесой. Ты же знаешь, что это означает?

— Ее будущее не определено.

— Наоборот, — вздохнула королева Луары. — Его у нее скорее нет, чем есть.

— Лжешь! — рыкнул оборотень, ударив кулаком по столу.

— Я тоже люблю малышку! — повысила голос королева. — Она же потомок моего любимого! Ее прабабушка была моей лучшей подругой. Я бесплодна и ее сына воспитала, как своего собственного ребенка! Я считаю ее своей правнучкой! Она — часть моей семьи! И поверь, мне очень тяжело об этом говорить! И знать уж тем более!

— Я могу ее спасти? — севшим голосом спросил оборотень.

Королева сделала глубокую затяжку и задумалась.

— Морти, — сказала она через минуту, — на одну чашу весов ляжет ее жизнь, а на другую — твоего лучшего друга, человека, которому ты обязан жизнью. Та единственная душа, которая тебя любит и считает братом, кто доверяет тебе безоговорочно. Кого выберешь?

— А обоих я не спасу?

— Если не помешаешь, он убьет Свету, а если заступишься за любимую, то придется убить друга, предать человека, подставившего тебе спину. Тебе уже приходилось много терпеть от жизни. Но выдержишь ли это? Не расколешь ли своим поступком душу? А даже если получится убедить друга не трогать жену, на одну чашу весов ляжет ее жизнь, а на вторую — твоя. Уж слишком многим помешал дом Драконов. И уж тем более тебе не совладать с теми силами, что настроены против нее. Они, как жернова, перемелют все и вся. Мне безумно жаль, Мортифор, но стоит ли погибать впустую? У тебя до этого жизнь была не сахар, а впереди все наладится. Я вижу тебя с сыном, потрясающе красивым, умным мальчиком. У тебя будет много достойных детей, таких, за которых удавился бы любой родитель. Ты будешь ими гордиться. Впереди у тебя счастливое будущее, так стоит ли им рисковать?

Странно, но ее слова не вызвали у меня отторжения. Я желаю Мортифору счастья, и если ему повезет через несколько лет, то чего выть и возмущаться, как собака на сене. Сам ни гам и другому не дам? Бред и глупость. Хотя, возможно, несколько лет назад я бы так думала о нынешнем образе мыслей. Старею. Или становлюсь истинным драконом.

— А кто мать моих детей?

— Любимая тобой женщина.

— Значит, стоит, потому что Света выживет!

Хм, а мне нравится его уверенность!

— Увы, — скорбно качнула головой Гвиневера. — Твой сын родится через три года после этих событий. Драко к этому времени уже не будет в живых.

— Тогда твои духи ошибаются! — тряхнул головой Мортифор. Упрямый, однако, мне муж попался! Хотя, признаюсь, приятно знать, что на данный момент он не думает об измене. — Волки однолюбы, и мои дети будут только от нее, или их не будет вообще!

— Как правитель, ты поступаешь глупо!

— Знаю! — горько усмехнулся Морти. — Но ничего не могу с собой поделать. Даже тебе, Гвин, не удалось избежать проклятия правителей!

— Или благословения, — тихо произнесла королева.

— Или благословения, — кивнул Мортифор и вышел прочь.

Ой! Кажется, сейчас Морти пойдет в спальню, а меня там нет!

Назад я не шла — бежала. Мортифор передвигается удивительно быстро, и надо успеть до того, как он войдет и не застанет меня на месте.

И почему-то только сейчас на глаза стали наворачиваться слезы. Как мало времени было отпущено нам двоим! Как бездумно я его тратила, считая, что буду жить долго и счастливо! А ведь, блин, хочется жить! Но, увы, слишком могущественные силы замешаны в нынешней игре, слишком ничтожна жизнь даже такого великого и свирепого хищника, как дракон! Мы всего лишь пешки в игре королей, и теперь этим королям надоело наблюдать за обнаглевшими творениями.

Я реалистка и понимаю, что против эрговских охотников не продержаться и куда более сильному да опытному ящеру! Но что я точно знаю, так это то, что сделаю все возможное, чтобы уберечь своих братьев от уничтожения! И род Драконов все-таки выживет! Никто не докажет, что Вик — наследный лорд Драко, если на то не будет его желания. И уж вряд ли Лерри добровольно отдаст своего племянника. Признать бастардом можно кого угодно. Достаточно желания властителя рода принять данное существо в свою семью. Законы Драко я хорошенько выучила. Остаюсь только я — настоящий законный правитель-дракон. И пока я буду как можно дороже продавать собственную жизнь, братья должны успеть уйти на Землю и терпеливо там отсидеться нужное время, а может, и до конца своих дней. Данная Виком клятва им в этом поможет. Главное, что наш род останется жив, и, может, лет через сто мои потомки снова придут на Гею и основательно потреплют нервы эргам! А еще лучше, чтобы эрги со своими господами о них забыли.

Теперь остается только одно: уберечь любимого. Не допустить, чтобы Мортифор кинулся следом за мной и глупо погиб. Ему и так досталось от моих родственников, а впереди милого ожидает счастливая семейная жизнь, гордость-сын и новая любовь. Пусть и не я, но другая, может быть, чем-то лучше меня, чем-то хуже, но с нею он будет счастлив. А это главное.

Как же хочется жить! До боли, до крика, до хруста костей! И вновь на щеках слезы…

Ура, я успела раньше Морти! Теперь умыться, чтобы он ничего не заподозрил, и в кроватку, якобы сплю.

Нырнуть в постель я успела за секунду до того, как скрипнула приоткрывающаяся дверь. Мортифор вошел очень осторожно, словно боялся меня разбудить. Так, контролируем дыхание. Не задерживаем! Ровно и спокойно, с прежней частотой.

С шуршанием опустилась на стул одежда. Оборотни всегда спят обнаженными, чтобы в случае чего мгновенно трансформироваться, так как больше доверяют промежуточной трансформации, чем человеческому телу. Перина прогнулась под немалой тяжестью супруга. Внезапно его пальцы ласково коснулись моей щеки.

— Что случилось? — не на шутку встревожился он. — Почему ты плачешь?

Я продолжала молчать, сохраняя ровное дыхание и старательно прикидываясь спящей.

— Свет? — тихо, но требовательно позвал оборотень.

Я по-прежнему придерживалась избранной линии поведения.

— Свет? — легонько тряхнул меня за плечо муж.

— А? Что? Где? — встрепенулась я, резко распахнув глаза, как человек, которого внезапно разбудили.

— Почему ты плачешь? — прошептал Мортифор.

— Разве? — изумилась я, недоверчиво дотрагиваясь до щеки. — Хм! И правда! Значит, вот откуда реальность слез во сне! Мне кошмар приснился. Грустно было и страшно.

— Не бойся, — мягко произнес Мортифор, притягивая меня к себе. — Я заслоню тебя от любых невзгод. Умру, но не дам в обиду!

«Этого-то нам как раз и не надо!» — горько заметило левое полушарие.

В крепких объятиях благоверного было приятно и уютно. Широкая мощная грудь излучала тепло. Мы лежали так близко, что спиной я чувствовала каждый кубик его пресса, а другой частью тела кое-что пониже. Женская половина души{1} с удовлетворением отметила, что мое присутствие не оставляет мужчину равнодушным. Сильной рукой оборотень властно, но нежно прижимал меня к себе. Однако, несмотря на возникшее желание, Мортифор ничего не требовал, просто лежал и, по-видимому, наслаждался моментом. Я пошевелилась, супруг не без сожаления приподнял руку, давая возможность для маневра.

Я повернулась и прижалась к мужу еще сильнее, попутно попытавшись дотянуться до его губ. Увы, для данной задумки нужно было продвинуться вперед, а так мои губы попали в ямку между ключицами. Мортифор хмыкнул и насмешливо прошептал:

— Свет, это домогательство?

— А ты как считаешь?

— Я надеюсь, но природная осторожность говорит, что это может сниться.

— Хочешь, я тебя ущипну или укушу? — предложила я развеять сомнения.

— Лучше поцелуй! — притворно испугался Морти.

Я не преминула воспользоваться советом, а через несколько секунд на ухо жарко шепнули:

— Я люблю тебя!

Я почувствовала комок в горле. Так хотелось признаться в ответ! Но нельзя! Нельзя! Стоит лишь произнести три заветных слова, и Мортифор помчится за мной сквозь огонь и воду, прямо на смерть. А покинь я его внезапно, не раскрыв собственных чувств, он обидится, а потом, глядишь, и забудет вредную меня, забудет нагло ворвавшегося в его жизнь дракона, как мираж, как утренний сон. Обретет новое счастье. Но сейчас, боясь ранить оборотня молчанием раньше времени, я поспешно припала губами к чувствительному местечку за ухом, лишая несчастного возможности думать и анализировать. В следующую секунду супруг властно прижал меня к кровати, показывая, кто в доме хозяин…

К середине ночи внутреннее чутье заставило меня проснуться. Пора.

— Куда? — сонно прошептал Мортифор, почувствовав, как я пытаюсь выбраться из кольца его рук.

— В дамскую комнату. Спи.

Крепкие объятия ослабли, позволяя вылезти на волю. Уже одевшись, я обернулась. Мортифор безмятежно спал на боку, трогательно подложив ладонь под щеку. На чувственных губах играла довольная улыбка. Вероятно, некоторые моменты нашей семейной жизни он проживал повторно во сне. Мое сердце сжалось. Сегодня ночью муж был особенно нежен и отчаян, словно обнимал и ласкал меня в последний раз. Неужели почувствовал что-то неладное? Не выдержав, я наклонилась и поцеловала его в щеку. Мортифор опять забеспокоился и сонно потянулся ко мне.

— Я скоро вернусь. Спи.

Мортифор вздохнул, успокоился и послушно окунулся в царство Морфея.

«М-да, — вздохнуло левое полушарие. — Совсем замучила мужика!»

Впрочем, сам «мужик», хоть и был порядком утомлен, на изнуренного или обиженного судьбой никак не походил, сладко посапывая и тонко улыбаясь чему-то во сне. А по тому, как он тянул меня к себе в последний раз, можно сказать, что сам он не прочь снова так «помучиться».

Ну, хватит стоять истуканом, Света! Вперед!

Взяв тихонько со стула оружие, я на цыпочках покинула спальню.


предыдущая глава | Полтора воинственных метра, или берегитесь злобного дракона! | cледующая глава