home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 9


Мадам Вольски ожидала их в зале Казино.

— А я-то ломаю голову, что с вами приключилось! — взволнованно воскликнула она. — Вот твой членский билет, Сильвия.

Мсье Вахнер встретил свою супругу хмурой гримасой. Если он и обрадовался, то проявил свои чувства довольно своеобразно. Вскоре, однако, секрет его злобного настроения раскрылся: жена взяла кожаную сумочку, привязанную к ее запястью, и вынула оттуда тысячу франков.

— Ну вот, Фриц, — весело сказала она. — Теперь можешь играть!

Сильвия была поражена. Так бедному ами Фрицу не позволялось играть в отсутствие жены, чтобы он не зашел слишком далеко! Не удивительно, что он проявлял такое нетерпение, и Даже злость.

В Клубе теснился народ. Теперь, в конце дня, протиснуться к столам было довольно трудно, но какой-то незнакомец любезно присмотрел за тем, чтобы место Анны никто не занял.

— Мне везло, — шепнула она Сильвии. — Я выиграла тысячу франков, и теперь думаю немного передохнуть, пробирайся сюда, дорогая, я встану у тебя за спиной. Советую на первых порах ставить не больше двадцати франков. С другой стороны, если будешь в ударе, то рискуй, не раздумывая!

Сильвия, чувствуя себя растерянной, села на место подруги; Анна осталась рядом.

Слегка трясущейся рукой Сильвия положила на зеленый стол стофранковую банкноту. Потом она подняла глаза и вздрогнула, потому что увидела графа де Вирье.

Он стоял напротив, около другого края стола. Глаза графа смотрели прямо ей в лицо, на губах играла печальная, но очень добрая, снисходительная улыбка. Их взгляды встретились, граф наклонился и положил свои деньги рядом с банкнотой Сильвии

Прозвучали обычные слова:

— Делайте ставки, дамы и господа! Игра сделана! Ставок больше нет!

А потом Сильвия увидела, что ее ставка, а также и ставка графа, удвоилась. Вместо двух на столе лежали теперь четыре банкноты.

— Оставь их на месте и посмотри, что будет, — шепнула Анна. — В конце концов, ты рискуешь всего лишь сотней франков.

Сильвия последовала ее совету.

Снова, после небольшой паузы, прозвучал монотонный голос крупье, произнесший слова, не все еще привычные Сильвии.

Она огляделась: на взволнованных лицах зрителей застыло напряженное ожидание. Лишь граф де Вирье казался безразличным.

Мгновением позже к их банкнотам добавилось еще четыре сотни франков.

— Лучше забери свой выигрыш, пока этого не сделал кто-нибудь другой, — тревожно зашептала Анна.

— Но мне не хочется.

— Так нужно!

Сильвия протянула руку и забрала выигрыш; деньги графа остались на месте. Внезапно Сильвия положила обратно четыре стофранковые бумажки и взглянула на графа с веселой, но немного стесненной усмешкой, говорившей: «Добрый друг, не сердитесь на меня; игра так захватывает, что трудно устоять!».

Сердце у него кольнуло. Какая милая улыбка, какое бесхитростное выражение лица. И… как же она красива. Он чувствовал одновременно и радость, и недовольство, видя здесь свою маленькую английскую приятельницу!

— Ты собираешься на этот раз проиграть все? — шепнула Анна.

— Думаю, да. Это очень увлекательно — отвечала Сильвия Бейли.

И вновь ей выпал выигрыш.

— Жаль, что ты не начала игру с тысячи франков. Подумай, сколько бы у тебя сейчас было денег, — Анна говорила как настоящий игрок. — Ясно, что сегодня тебе улыбается удача, и я намерена следовать за тобой. Но сейчас забери деньги.

Сильвия помедлила, чтобы посмотреть, как поступит граф. Когда их глаза встретились, в них был тот же самый вопрос. Граф незаметно кивнул, и Сильвия забрала выигрыш.

И это было правильно, потому что на сей раз выигрыш выпал банкомету.

Она огляделась: на взволнованных лицах зрителей застыло напряженное ожидание.

Затем произошло нечто неожиданное.

Кто-то — Сильвии показалось, что это был мсье Вахнер — обращаясь к крупье, державшему карты, произнес повелительно:

— Пусть мадам снимает.

Плохо сознавая, что делает, Сильвия взяла протянутые ей карты. В толпе вокруг стола пробежал шепот удовлетворения, потому что на сукне лежал — она это уже понимала — выигрышный номер, девятка червей, а вторая карта была король треф.

Снова и снова она открывала выигрышные номера: восьмерку и туза, пятерку и четверку, шестерку и тройку. И каждая комбинация была удачной для игроков и несчастливой для банкомета.

Во множестве глаз, обращенных на юную англичанку, читались восторг и благодарность. Только Поль де Вирье не поднимал взора. Но в игре он следовал за ней.

— Теперь поставь тысячефранковую банкноту, — распорядилась Анна.

Сильвия была удивлена, но послушалась совета. А граф де Вирье, как прежде, повторил ее ставку. От этого она ужасно взволновалась — было бы катастрофой, если б он проиграл, следуя за ней!

Но они не проиграли. И тогда ставки Сильвии стал повторять, кажется, весь стол.

— Эта хорошенькая англичанка играет в первый раз! — зашептались собравшиеся. И все лихорадочно продолжали пользоваться ее удачей.

Банкомет, красивый молодой француз, смотрел на Сильвию уныло. Из-за нее он сегодня проигрался в пух и прах. К счастью, он мог себе это позволить.

Прошло полчаса, и миссис Бейли, уставшая и ошеломленная своим успехом, поднялась и пошла прочь, при ней было двести с лишним фунтов. Ровно столько же выиграл граф де Вирье.

Впервые длинное лицо мсье Вахнера расплылось в улыбке.

Что до мадам Вахнер, то она радовалась сверх всякой меры. Схватив Сильвию за руку, она воскликнула своим странным, сипловатым голосом:

— Еще немного, и я бы кинулась вам на шею! Но, знаю, английские леди не любят поцелуев на публике. Блеск… блеск, да и только! Посмотрите на людей, которых вы сделали счастливыми!

— Но как же бедный банкомет? — краснея спросила Сильвия.

— О, с ним ничего не будет. Он очень богат.

Мадам Вольски, подобно графу, повторяла ставки своей подруги.

— Неплохо для начала, — радостно заявила она, и повернулась к мсье Вахнеру. — А вы?

Он помедлил, с упреком глядя на жену.

— Ами Фриц, — сказала та, — предпочитает играть по собственной системе. Однако рада вам сообщить, что сегодня он не стал упорствовать. Сколько ты выиграл?

— Всего лишь тысячу восемьсот франков, — сказал он, состроив жалобную гримасу. — Если бы ты, Софи, дала мне не сотню франков, а больше, я бы выиграл несколько тысяч.

— Ба! — произнесла жена. — Ладно, не важно. Сто франков в день — это все, чем мы можем рискнуть. То и дело это тебе повторяю. — Теперь она говорила по-французски, очень быстро и сердито.

Но Сильвия почти ее не слушала. Она не могла не думать о том, почему граф не подходит, чтобы ее поздравить. Ей было очень приятно сознавать, что она принесла ему счастье.

Граф вышел из игры. Он стоял и глядел в окно, не оборачиваясь на Сильвию. Эта отчужденность неприятно ее поразила. Ведь даже незнакомые люди подходили и сердечно благодарили женщину, принесшую им такую удачу!

— Пойдемте, поедим мороженого! — внезапно предложила мадам Вахнер. — Когда ами Фрицу везет, он частенько угощает женушку мороженым.

Все четверо вышли из Казино и направились через дорогу, в отель, где, как объяснила своим новым друзьям мадам Вахнер, находился самый лучший в Лаквилле ресторан.

Сильвия испытывала радостное возбуждение. Как удивительно — настоящее чудо — превратить пятнадцать шиллингов в двести с лишним сотни фунтов. И это чудо она сама совершила сегодня.

А когда все четверо угостились за счет мадам Вахнер мороженым и пирожными, Анна Вольски и ами Фриц, к удивлению Сильвии, объявили, что собираются обратно в Казино.

— Я не стану сегодня больше играть, — сказала Сильвия твердо. — Я ужасно устала. — В самом деле, испытанное волнение утомило ее. Ей хотелось обратно, в «Виллу дю Лак».

Тем не менее, она сопроводила всю компанию в Клуб и, вместе с мадам Вахнер, села поодаль от игорных столов. Но через несколько минут к ним подошли остальные двое. Они уже успели проиграть столько денег, что разозлились и на самих себя, и — как это ни удивительно — на Сильвию.

— Уверена, что если бы ты играла, а мы повторяли твои ставки, то мы не проигрались бы, а наоборот, умножили выигрыш, — раздраженно произнесла Анна.

— Очень жаль. — Сильвия, в самом деле, была огорчена. Анна никогда еще не говорила с ней таким тоном.

— Прости! — вскричала полька, опомнившись. — Я не должна была так говорить со своей маленькой Сильвией. Конечно, мы потеряли бы ровно столько же в компании с тобой, помнишь, гадалка говорила, что я выиграю кучу денег — ну вот, несмотря ни на что, сегодняшний день был великолепен!

— Пойдем отсюда. Пообедаешь со мной в «Вилле дю Лак»? — взмолилась Сильвия.

Обменявшись рукопожатиями с Вахнерами, подруги отправились туда. По дороге Сильвия подробно рассказала о посещении Шале де Мюге.

— Они, кажется, очень милые люди, — сказала она. — А мадам Вахнер — сама любезность.

— Да, верно, но жена держит мужа в ежовых рукавицах, — с улыбкой ответила Анна. — У бедняги нет своих денег, каждый раз ему приходится ждать супругу, и он просто кипит от злости! Меня так и подмывало одолжить ему немного, но я взяла себе за правило никогда и никому не ссужать деньги в казино. От этого одни неприятности.

В холле «Виллы дю Лак» стоял и читал газету граф де Вирье. Он был одет к обеду. Когда подруги вошли, он поклонился им издали.

— О, да это граф де Вирье! — В голосе Анны звучало неудовольствие. — Так он здесь остановился!

— Да, он здесь живет. — Покраснев, Сильвия заторопилась вверх по лестнице. До семи оставалось всего несколько минут.

Дождавшись, пока Сильвия закроет дверь своего номера, Анна произнесла серьезно:

— Не могу не пожалеть, что тебе достался такой сосед. Ни в коем случае с ним не сближайся. Граф никчемный человек, он пустил на ветер целых два состояния. А теперь, вместо того, чтобы работать, он живет на деньги, которые ему дает муж его сестры, герцог д'Эглемон. На твоем месте я бы держалась от него подальше. Можно не сомневаться, что он давно присматривает себе богатую невесту.

Сильвия промолчала. Она чувствовала, что лучше не открывать рта. И она была очень рада тому, что Анна Вольски не остановилась вместе с нею «Вилле дю Лак».

Она решила также, что в следующий раз пригласит Анну не сюда, а в ресторан, который так нахваливала мадам Вахнер.

Помня неблагоприятный отзыв мадам Вольски о графе де Вирье, Сильвия все время чувствовала себя за обедом неловко. Но граф, хотя и поклонился вновь, когда подруги вошли в столовую, тем не менее, не подошел и не заговорил, хотя Сильвия этого ожидала.

После обеда граф исчез, а Сильвия повела Анну в сад. Но огород она ей не показала. Сильвии не хотелось, чтобы потускнели или исчезли из памяти впечатления, связанные с этим местом.

Потягивая превосходный кофе мсье Польперро, мадам Вольски вновь упомянула графа.

— Я была просто поражена, когда увидела его здесь, в Лаквилле, — произнесла она задумчиво. — Я думала, он отправится в какое-нибудь место пошикарней. Зимой он всегда играет в Монте-Карло.

Сильвия собралась с духом, чтобы возразить.

— Но, Анна, — воскликнула она, — граф ведь не один такой!

Анна благодушно рассмеялась.

— Понимаю, что ты хочешь сказать. На себя, мол, посмотри. Нет, разница имеется и большая. Возьми меня. У меня есть доход, и я трачу его за столом. Граф де Вирье — совсем другое дело. Я уже говорила, что он очень умный, прекрасно образованный человек. Ему следовало работать — делать что-нибудь для своей страны. Нет, он малоприятная личность! У него такой вид, словно ему все время стыдно! Он никогда не бывает веселым и довольным, даже когда выигрывает.

— Но он не злится, как мсье Вахнер, — улыбнулась Сильвия.

— Мсье Вахнер похож на меня, — спокойно возразила Сильвии Анна. — Он, вероятно, трудом приобрел себе некоторое состояние, и теперь они с женой могут себе позволить немного развлечься. Почему бы и нет? Он помешан на своих бредовых системах, а она очень веселая женщина.

— Да, в самом деле! — Сильвия не смогла удержаться от улыбки, — я рада, что мы с ними познакомились. В таком месте без знакомых чувствуешь себя не в своей тарелке.

Анна небрежно кивнула.


ГЛАВА 8 | Роковой дом | ГЛАВА 10