home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 16


Время шло, а от Анны не было никаких известий. Сильвия всерьез обеспокоилась и то и дело ходила в «Пансион Мальфе». В ее мозгу теснились самые мрачные предположения. Что если Анна Вольски попала в аварию и теперь лежит без сознания в какой-нибудь парижской больнице?

Потом Сильвия внезапно сообразила, что не сделала одной важной вещи. Ей нужно было пойти в лаквилльскую полицию и попросить навести в Париже справки, не поступала ли туда молодая женщина, пострадавшая в аварии.

Когда она поделилась этими соображениями с мсье Польперро, тот неожиданно покачал головой и с нажимом произнес:

— Нет, нет, только не полиция! Видит бог, мадам, я готов сделать что угодно, лишь бы ваша подруга нашлась. Но умоляю вас, не ходите в полицию!

И тут в холл, где они беседовали, вошел граф де Вирье. Сильвия взволнованно обратилась к нему:

— Я чувствую, что должна поговорить с полицией об Анне Вольски. Это первое, что мы, в Англии, делаем, если кто-нибудь внезапно пропадает. Исчезнувших всегда разыскивает полиция. Видите ли, граф Поль, — она понизила голос, — я боюсь, не попала ли Анна в аварию. Она никого не знает в Париже! Что, если она лежит сейчас в больнице и не может ничего сказать?

— Да, это не исключено. Но подумайте вот о чем: еще вероятнее, с мадам Вольски ничего не произошло и, если вы предпримете такой шаг, вряд ли ей это придется по вкусу.

— Нет, нет! — воскликнула Сильвия. — Вы ошибаетесь. Я уверена, Анна не будет на меня в обиде. Она очень ко мне привязана, как и я к ней. В любом случае, я готова рискнуть. Видите ли, — голос Сильвии задрожал, я безумно из-за нее переживаю.

— Когда вы желаете пойти к комиссару полиции? — спросил граф.

— Почему бы не сейчас?

— Разрешите мне вас сопровождать.

Они отправились в центр Лаквилля. Прогулки вдвоем всегда доставляли им обоим ни с чем не сравнимое удовольствие. В последние дни они больше, чем раньше, времени проводили вместе. У графа Поля не было причин огорчаться, что подруга Сильвии покинула Лаквилль. Он вовсе не жаждал, чтобы она вернулась.

Наконец они дошли до довольно убогого белого здания, из окон которого свисали трехцветные флаги

— Пришли! — коротко проговорил граф.

— Выглядит несолидно, — усмехнулась Сильвия. И все же, когда граф дернул колокольчик, ей вдруг захотелось пуститься в бегство! Что она скажет комиссару полиции? А если ему покажется странным се непрошеное вмешательство в дела мадам Вольски? Но она оставила эти мысли при себе.

Их провели в комнату, где у заляпанного чертами стола сидел, склонившись над бумагами, Усталый на вид человек.

— Мсье? Мадам? — Комиссар полиции уставил на них внимательный, изучающий взгляд. — Чем могу быть полезен? — И он вновь с нескрываемым любопытством всмотрелся в стоявшую перед ним пару.

Граф объяснил причину их прихода. Комиссар полиции встал со стула.

— Мадам пробыла здесь три недели? — Он быстро сделал запись в блокнотике, который держал в руках. — И ее подруга, дама по фамилии Вольски, внезапно покинула Лаквилль? И все же мадам получила от своей подруги письмо с извещением, что ей неожиданно пришлось уехать?

— Нет, — быстро поправила его Сильвия, — письмо пришло не мне, подруга оставила его в своей комнате в «Пансионе Мальфе». Странно вот что, мсье: мадам Вольски оставила в пансионе весь свой багаж. С собой она не взяла совсем ничего, кроме денег, конечно. И до сих пор от нее не пришло никаких известий, хотя она обещала сообщить телеграммой, куда отправить вещи! Я пришла к вам, так как боюсь, что с ней в Париже произошел какой-то несчастный случай, я думала, вы могли бы справиться об этом по телефону у парижской полиции.

— Разумеется, я сделаю все, что в моих силах. Но прежде прошу сообщить некоторые сведения о вашей подруге.

— Я скажу все, что знаю. Но дело в том, что мне известно немногое.

— Ее возраст? — спросил комиссар.

— Точно не знаю, но думаю, около тридцати.

— Место рождения? — Сильвия пожала плечами.

— Постоянное место жительства? Вам, конечно, известно, куда направить сообщение, если с ней действительно произошел несчастный случай?

— Боюсь, я не знаю даже этого.

Сильвия стала казаться себе настоящей дурочкой. Но… но в сущности, что же такого странного в ее неведении? Например, что известно людям, с которыми она теперь общается, о ее далеком английском доме? А если с ней самой что-нибудь случится? Даже граф Поль не знал бы, кому написать. Мысль неожиданная и довольно неприятная.

Комиссар извлек из выдвижного ящика папку неподшитыми листками бумаги.

— Мальфе? Мальфе? Мальфе? — бормотал он под нос. Наконец то, что он искал, нашлось, был большой лист с крупной надписью круглыми буквами: «Пансион Мальфе». Ниже бумага была густо исписана убористым почерком. Комиссар прочел про себя все, что там было.

— У «Пансиона Мальфе» хорошая репутация! — воскликнул комиссар с облегчением. — Из сказанного вами, мсье, — он бросил мимолетный, но проницательный взгляд на графа, — я заключаю, что мадам и ее подруга не вели в Казино серьезной игры… то есть тут не замешана большая сумма денег.

Граф Поль колебался, но Сильвия подумала, что, безусловно, лучше будет открыть правду.

— Моя подруга играла, — сказала она, — причем играла по-крупному, в день, когда она покидала Лаквилль. При ней была, должно быть, очень большая сумма — если только мадам Вольски не проиграла ее в последний день.

Комиссар помрачнел.

— А, ну это совершенно меняет дело! — воскликнул он. — Придется мне попросить вас посетить вместе со мной «Пансион Мальфе». Лучше всего продолжить поиски там. Если мадам Вольски носила с собой большую сумму, очень важно выяснить, где она находится.

В «Пансионе Мальфе» им пришлось немного подождать, пока в холле не появился мсье Мальфе. Он держался любезно-подобострастно. И все же даже Сильвии было понятно, что он разозлен до бешенства. Она чувствовала себя ужасно неловко.

А если с Анной, в самом деле, ничего не случилось? Как она отнесется к тому, что Сильвия подняла шум?

— Все в порядке, мсье комиссар, — проговорил мсье Мальфе елейным голосом, когда полицейский кратко сообщил о цели своего прихода. — Знаете, мсье комиссар, все проще простого. Дама оставила письмо с объяснением, почему ей пришлось уехать. Ума не приложу, почему мадам, — он обернулся к Сильвии, — сочла нужным обратиться к вам. Мы ей рассказали все, что знаем. Мы люди уважаемые, нам нечего скрывать Сундуки мадам Вольски остались здесь, в ее спальне; после ее отъезда я мог бы уже не один раз сдать этот номер, но нет, я предпочитаю ждать и надеяться, что моя постоялица — очаровательная дама — вернется.

— Кстати, где это письмо? — деловито осведомился комиссар. — Я хочу на него посмотреть.

— Где письмо? — озадаченно повторил мсье Мальфе, а потом громко произнес: — Спрошу жену, она занимается корреспонденцией.

Мадам Мальфе вышла вперед. Вид у нее был такой же недовольный, как у мужа, когда он обнаружил, что Сильвия явилась не одна.

— Письмо? — повторила она. — Боже! Не припомню, куда оно запропастилось. Но я выучила его почти наизусть. Это было любезное письмо, мадам очень тепло отзывалась о нашем пансионе. — Но где же оно? — Мадам Мальфе стала осматриваться, как бы надеясь, что письмо внезапно появится. — А! Вспомнила, кому я его в последний раз показывала! Приятельнице мадам Вольски, такой приятной даме. — Делая акцент на слове «приятной», мадам Мальфе злобно взглянула на Сильвию. — Показывала письмо мадам Вахнер. Возможно, она сунула его в карман и забыла вернуть. Кажется, она сказала, что ее муж захочет взглянуть на письмо. Мсье и мадам Вахнер часто приходят сюда поесть. Я спрошу, не у них ли оно.

— Ладно, во всяком случае, мне лучше осмотреть вещи мадам Вольски. Быть может, там найдется ключ к разгадке, — произнес комиссар усталым голосом.

Смущенная и расстроенная Сильвия поднялась вместе со всеми в спальню, где в последний раз виделась со своей подругой. Мсье Мальфе сбил замки с двух больших сундуков, однако внутри не обнаружилось ничего полезного для следствия. Это были самые обычные вещи, необходимые женщине, которая постоянно переезжает с места на место. Тем не менее, каждый предмет был вынут и тщательно осмотрен.

— Если у вашей подруги был паспорт, — разочарованно проговорил полицейский чиновник, — то она, вероятно, взяла его с собой. Ничего интересного здесь нет. Давайте закроем сундуки. Пора идти.

Внизу, в холле, он вдруг спросил мсье Мальфе:

— Так где, вы говорите, письмо? — Очевидно, запутанное объяснение мадам Мальфе вылетело у него из головы.

— Я пришлю его вам завтра, — заискивающим голосом отозвался мсье Мальфе. — По правде говоря, мы отдали его еще одной подруге мадам Вольски, и она забыла его вернуть. Мы узнаем, сохранилось ли оно.

На обратном пути комиссар весело произнес:

— Совершенно ясно, мсье граф, что мадам, — он отвесил поклон Сильвии, — плохо знает Лаквилль. Здесь люди исчезают поминутно. Если бы я стал искать всех, кто покинул Лаквилль в спешке, у меня не осталось бы времени ни на что другое. Тем не менее, я был счастлив услужить мадам и мсье. — Он поклонился графу и насмешливо взглянул на Сильвию. — Меня радует мысль, — продолжал он игриво, — что самой мадам никакие неприятные приключения здесь не грозят. «Вилла дю Лак» — гостиница во всех отношениях превосходная. Не сомневайтесь, мадам, в ближайшие часы я наведу справки о том, не стала ли ваша подруга в Париже жертвой несчастного случая. — У ворот виллы он распрощался. Когда комиссар исчез из виду, граф сказал:

— Ну что же, мы поступили так, как вы хотели. Но ничего толкового из этого не вышло.

Сильвия горестно воскликнула:

— Боюсь, мне не стоило обращаться в полицию. Мальфе, судя по всему, ужасно на меня разозлились!

Граф Поль усмехнулся.

— Это не имеет ровно никакого значения, Лаквилль — место не совсем обычное, и здесь хозяева отелей побаиваются полиции. Я готов был радоваться, что комиссар не обыскал ваши сундуки и не спросил ваш паспорт!


ГЛАВА 15 | Роковой дом | ГЛАВА 17