home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Князь Николай Никитич Трубецкой

Князь Николай Никитич Трубецкой – предпоследний сын генерал-прокурора князя Никиты Юрьевича Трубецкого, родился в ноябре 1744 года. Как уже упоминалось раньше, князь Николай – единоутробный брат поэта М. М. Хераскова. Известен также как близкий друг Н. И. Новикова и один из главных членов общества мартинистов.

Михаил Матвеевич Херасков – русский поэт эпохи Просвещения, автор эпической поэмы «Россиада». Видный масон и розенкрейцер.

Николай Никитич с пятнадцати лет числится в списках Семеновского полка, но уже в двадцать пять лет выходит в отставку полковником и продолжает службу по гражданской части в руководстве горнорудной промышленности России. Руководящий орган этой отрасли назывался Берг-коллегия и был учрежден указом Петра I вместо Рудного приказа. Берг-коллегия и ее местные подразделения располагались в местах наибольшего сосредоточения металлургии: Урал и Сибирь. В 1770 году Николай Никитич Трубецкой вступает в Вольное экономическое общество.

Вольное экономическое общество России (Императорское Вольное экономическое общество до 1918 года) – одно из старейших научных обществ России, самая первая общественная организация в Российской империи. Было и остается одним из ведущих институтов гражданского общества страны, способствующим выработке общего понимания приоритетных задач и направлений модернизации, научно-технического, социально-экономического, интеллектуального развития страны и общества.

Николай Никитич Трубецкой писал стихи, сочинял прозу, причем ему принадлежат несколько стихотворных и прозаических сочинений, печатавшихся в «Московских ежемесячных сочинениях», и переводов из энциклопедии, а также комедия «Расточитель» и некоторые другие. Правда, предпочитал сохранять инкогнито и не подписывался своим именем. По просьбе своего брата М. М. Хераскова переводил статьи экономического характера из французской Энциклопедии.

В 1770-е годы вместе с братьями Александром и Юрием Трубецкими и Михаилом Херасковым жил в одном особняке в Москве на Тверской. Этот дом остался в памяти современников как центр русского просвещения. Молодые люди вели жаркие споры о политике, культуре, экономическом преобразовании общества, читали и переводили книги европейских философов и просветителей. На сцене домашнего театра ставили пьесы, участие в которых не стыдились принимать «особы самые высокопоставленные». В подмосковном имении Очаково, которым Трубецкой владел совместно с Михаилом Херасковым, продолжались увеселения, прогулки, домашние театры, по свидетельству И. Долгорукого, «ежедневные происходили очарования, разнородные сельские пиршества, театры, иллюминации, фейерверки и все, что может веселить ум и чувства».

Одновременно с этим, казалось бы, легкомысленным существованием, Трубецкой пересматривает свои убеждения, по его собственным словам он отвергает прежние «заблуждения, почерпнутые у Беля, Гельвеция и Вольтера». Он становится членом Общества русских масонов, а со временем и его видным и активным руководителем. Надо сказать, что Общество русских масонов – это явление общественной жизни России несколько отличалось от европейского течения масонов. Это больше просветительская организация, ставящая высокие цели гуманизма, этики и высокой культуры. По сути своей это сообщество духовных, культурных и высокообразованных людей, с высокими стремлениями нести свет знаний и культуры в общество, способствовать процветанию Отечества. Это не был домашний кружок любителей тайн и мистификаций, но широкая разветвленная сеть по европейской части России и Европе в целом. Весной 1773 года Николаю Никитичу Трубецкому вручают молоток Досточтимого мастера (это звание главного офицера, руководителя ложи, наделенного большими полномочиями, чем остальные члены, руководит ритуалами и церемониями, но не требует поклонения. – Примеч. ред.).

Николай Никитич Трубецкой со сподвижниками основывает ложу «Изида» в Ревеле, а позже сам возглавляет московскую масонскую ложу «Озирис». В 1789 году Трубецкой, Новиков и другие вельможи организовывают тайную «сциентифическую» ложу «Гармония» (сциентифический – устаревший термин, обозначающий – глубокомысленный, научный, ученый). Кстати, Н. И. Новиков к тому времени будет не только другом и единомышленником Трубецкого, но и станет его родственником, женившись на племяннице князя.

Ложа, возглавляемая Трубецким, продолжает расширяться, одновременно расширяя сферы своего влияния. Под именем «Рыцарь северного орла» Николай Никитич избирается в Капитул восьмой провинции Исправленного шотландского устава, что свидетельствует о международном признании как организации, так и самого князя. Это позволяет говорить, что в России он принадлежал к самым высокопоставленным розенкрейцерам. Вместе с братом Юрием Николай Никитич организует Дружеское ученое общество и Типографическую компанию.

Поскольку все тайные сообщества пусть даже осененные самыми благими намерениями вызывают определенное подозрение властей, а общества, ориентированные на Запад, – тем более, рано или поздно эти власти начинают гонения на организации в целом и ее членов в частности.

В 1792 году арестовывают Новикова по подозрению в тайном заговоре с целью свержения действующего режима – страшное обвинение, влекущее за собой смертную казнь. После ареста Новикова князь Трубецкой и Херасков бросаются в загородное имение Очаково, где хранились документы организации, с целью уничтожить наиболее «смелые» из них.

Надо добавить, что Николай Никитич Трубецкой принадлежал также к московскому обществу мартинистов. Это религиозно-мистическая организация, проповедовавшая мистическое и эзотерическое христианство.

Изначально общество мартинистов зародилось во Франции, основано было крупным мистиком по имени маркиз де Сен Мартен, учеником Мартинеза Пасквали, или, в другой транскрипции, Мартинесом де Паскуалли. Оно было вначале учреждено в Лионе в виде оккультного масонского общества; члены его верили в возможность общения с Планетарными Духами, и второстепенными Богами, и гениями надземных Сфер.

Луи Клод де Сен-Мартен, родившийся в 1743 году, начал жизнь как блестящий офицер армии, но оставил это, чтобы посвятить себя учебе и belleslettres, и закончил свою карьеру, став страстным теософом и учеником Якоба Бёме. Он старался вернуть масонству его первоначальный характер оккультизма и теургии, но потерпел неудачу. Вначале его «Очищающий ритуал» состоял из десяти степеней, но благодаря изучению первоначальных масонских порядков, их число было уменьшено до семи. Масоны жаловались, что он ввел некоторые идеи и принял ритуалы, «не совпадающие с археологической историей масонства», но так поступали до него Калиостро и Сен Жермен, так же как и все те, кто хорошо знал происхождение франкмасонства. Такого сбивающего с толку разделения мартинизма на несколько традиций еще не существовало в XVIII веке. Позже мартинизмом стали называться как учение Мартинеса де Паскуалли, так и учение Луи Клода де Сен-Мартена, а также работы самого Сен-Мартена, инспирированные де Паскуалли. Журнал «Изида», издаваемый Трубецким сотоварищи, как раз и являлся официальным изданием общества русских мартинистов. Этот журнал среди прочего публиковал перевод книг Папюса.

Мартинизм – это еще и общее название двух доктрин русского масонства, весьма отличных друг от друга, а также воссозданного «Ордена мартинистов», основанного в 1886 году Огюстом Шабосо и Жераром Анкоссом (Папюсом).

Тогдашний генерал-губернатор Москвы Прозоровский в своем докладе императрице написал, что «Трубецкой меж ними велик, но сей испугался и плачет». А по поводу изданного Трубецким перевода сочинения «Новое начертание истинныя теологии» заключил: «В первом же томе мистика только, но противныя проповедованию Церкви нашей, во втором уже касается до гражданского правительства, чтобы по заведении новой церкви подчинить оной и все государственное правительство и соединить все народы и законы, а наконец всеми стараниями завести республику». Вполне традиционный набор «демократических» устремлений, попытки государственного переустройства общества «по-новому», «свобода, равенство, братство», справедливое правительство и всепрощающая церковь, всё как у всех тайных обществ.

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы!

А. С. Пушкин написал эти строки значительно позже, но они как нельзя более кстати подходят и к данному случаю, молодые, горячие сердца – кровь кипит, душа рвется к прекрасному. Вряд ли истинной целью всех этих обществ был действительный слом привычных устоев, да еще и революционными способами. Поэтому на допросах Николай Никитич Трубецкой вполне искренне раскаялся в своих заблуждениях, раскаяния его были милостиво приняты и в качестве наказания был вынесен вердикт – выслать под надзор в село Никитовка Ливенского уезда (Орловская область).

Несколько раз князь Трубецкой подавал прошения о помиловании, но всякий раз Екатерина II оставляла его ходатайства без внимания.

Женат Николай Никитич Трубецкой был на Варваре Александровне Черкасской (1748–1833). Красавица, прекрасно образованная, владеющая европейскими языками. Образование ее простиралось не только до салонных «пиесок» и стишков в альбом на память. Ее перу принадлежат несколько пьес, для постановки в домашнем театре. Вместе со своими подругами Е. С. Урусовой и Е. В. Херасковой она считается одной из первых русских писательниц. Княгиня Трубецкая состояла в поэтической переписке с князем И. Долгоруким, что было весьма популярно в то время, который писал про супругов: «Они любили жить роскошно и весело, во вкусе их были театр, бал, маскерад». Да, супруги жили как все молодые образованные вельможи того времени: загородные прогулки, домашние спектакли, балы, салонные концерты – забавы молодости тогдашней знати.

Единственный сын четы Трубецких, князь Петр Николаевич (1773–1801), умер задолго до родителей, но успел оставить потомство от брака с Надеждой Ивановной Пестовой. Эта ветвь рода Трубецких, жившая достаточно бедно, не дала сколько-нибудь заметных деятелей.

Только император Павел I разрешил вернуться опальному Трубецкому в Москву, да и то после смерти матери князя. Через некоторое время ему предложено стать сенатором, но уже в 1880 году Николай Никитич Трубецкой подаст прошение об отставке, дела его к тому времени изрядно расстроены. Но увлечения молодости не оставят князя Трубецкого – он вступит в ложу «К мертвой голове» – ветвь масонства, центр которой базировался в Пруссии, в Кенигсберге. Но это уже скорее дань привычкам молодости, чем искренний интерес.

После начала Отечественной войны 1812 года Николай Никитич Трубецкой уехал в Кострому, в одно из фамильных имений, и тихо доживал свой век в весьма стесненных обстоятельствах.


Князь Петр Никитич Трубецкой | Трубецкие. Аристократы по духу | Василий Сергеевич Трубецкой