home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

— Эй, мужик, ты как? — сознание вернулось резко, рывком.

Я сел и осмотрелся. Двое мужиков, с соседнего участка, обступив меня, смотрели с участием. Не помню, как их зовут, так шапочно знакомы. Что случилось-то? Вентилятор, цилиндр и дымка. Надо домой. Не нравится мне, как сегодня развиваются события.

— Приступ был, да? — спросил вроде бы Серега.

— Какой приступ? — не понял я.

— Ну… это, как её? Эпилепсии, — выдал он.

— Серега, Сергей же? — дождавшись утвердительного кивка, продолжил. — С чего это ты взял, что я болен эпилепсией? Таких вообще-то на мед. комиссии сразу бракуют. — пояснил я.

— Дык, это… мы тут с Вальком, идем, значит, ага, диспетчер послал. А тут ты лежишь, ну мы это… к тебе значит, а ты — дергаешься! Я к телефону — звонить. А Валька тут, с тобой остался, — очень информативно поведали мне.

Сейчас будет очень большой кипеж. Эти два архаровца, позвонили диспетчеру и сейчас сюда, на всех парах рвется дежурный медик. Быстро к телефону.

— Диспетчер, — а голос то уже не ровный, ЧП, блин.

— Михалыч, Белозерцев, — без энтузиазма сообщил я.

— Твоюж медь, Олег, едрёна кочерыжка, ты живой? Я тут уже такую волну поднял, эти, работнички по телефону сказать толком не могут: ну, это, вроде живой, вроде дышит, но дёргается, — передразнил он Серегу.

— Кого, поднял? — с маленькой надеждой спросил я.

— Начальник твой уже здесь, главный инженер едет, инспектора, директору пока не сообщали. И ты знаешь: иди на мировую, не бухти, как обычно, — предупредил диспетчер.

— Не маленький, разберусь. Давай всем отбой что ли? Я выезжаю, — попрощался я.

А на верху меня уже ждали. Медик проверил давление, посмотрел зрачки, поспрашивал и отпустил, сказав, что передаст рекомендации моему руководству. Помывшись и переодевшись, я потопал в кабинет к начальнику.

— И что это с тобой, было? — озабоченно спросил Игорь Викторович.

— Не знаю, устал, наверное, — ответил я.

— Ну да, ну да, мне-то сказки не рассказывай. Вы когда подмениваетесь, по две смены работаете, а потом еще в кабаке гуляете, — сморщился начальник. — И это от усталости, тебя трясло? — продолжил он.

Сижу, молчу, вот молчу и все. Начну говорить — нарвусь. Когда надо мы молчать умеем, а сейчас печёнкой чую — надо. Поиграли в гляделки, мне надоело, отвел взгляд.

— Неделю тебе — отдыхай. В табеле проставим все как надо, не переживай. Только об этом случае не распространяйся. И в больничку сходи, проверься! — дал напутствие начальник.

— Все понял. Схожу. Проверюсь. До свидания, — спокойно ответил я, внутри же радость выплескивалась через край.

Значит, решили замять это дело. Кому нужны несчастные случаи на работе? Правильно, никому. А так и волки сыты и хрен, а не полторашка инспектору! Неделя. Не отпуск конечно, но на халяву и уксус сладкий. На дворе начало апреля, снег только сошел, тепло уже. А может рвануть куда? Сегодня четверг третье число, мне на работу четырнадцатого числа, мама дорогая, одиннадцать дней, красота! На недельку в Египет? Давно хочу, еще до брака собирался, да все никак не получалось. Да и денег не было, как впрочем, и сейчас. Хоть где-то стабильность. Хотя Яна там была и теперь хочет в Испанию. Стоп, Яна, вот блин, со всей этой свистопляской забыл про неё! Где телефон? Гудки идут, трубку не берёт. Значит, едем за цветами. Не мытьем, так катаньем. Анекдот вспомнил:

Грузин едет на "Мерседесе", увидел красивую девушку и говорит ей:

— Дэвушка, пайдём в баню, купатса будим!

— Нет, не хочу!

— Ну, тагда давай на машине пакатаемся!

— Давай!

Не митьём, так катаньем — сказал довольный грузин, потирая руки.

Вот как-то так с Янкой и живем. Вышел на стоянку, завел свою семилетнюю "Калину", оставшуюся мне после развода, и пока прогревалась, решил перекурить и подумать. Все, что со мной произошло, я помнил. И дымку со всполохами, и голос. Просто думать об этом не хотелось — страшно! Но себе я верил, а кому еще верить?! И то, что это конец истории верилось слабо. Решить что-нибудь по этому вопросу я не могу, значит, будем ждать. Ладно, погнали. Купив красные розы, целых девять штук, порулил к дому матери Яны. Припарковавшись, подошел к подъезду и стал гипнотизировать домофон. На мой взгляд он никак не прореагировал. Звонить не стал, не наш метод. Подождал минут десять и зашел, уступив выходящим. Пешком на пятый этаж, фуф, надо отдышаться. Бросай курить, вставай на лыжи, да — да, вот прямо завтра и брошу. Покурю, затушу и брошу.

— Нина Васильевна, добрый вечер, а Яна у вас? — сказал я, глядя на пожилую женщину.

— Нет, Олежка, нет её. К Ленке ушла, сказала, что у неё переночует. Поругались да? — участливо поинтересовались у меня.

— Да…нет, просто разошлись во мнениях на некоторые темы, — с честными глазами соврал я. — Побегу я пока не поздно совсем, до свидания, Нин Васильна, — уже на бегу попрощался.

Из всех подруг Яны, Лена выделялась своим снобизмом и яркой внешностью. Яркость была подарена не природой, а очень хорошо зарабатывающими пластическими хирургами. Которым платили "папики" Лены. М — да. А ведь косточки мне явно перемыли и как вызволять из этой змеиной норы Яну, я пока не представлял. Еще звонок. Нет ответа. А время уже позднее одиннадцать вечера, спать бы не легли. Доехав до дома Лены, поднялся на второй этаж и позвонил в дверь. Странно, никто не открывает. Позвонил еще раз. Дверь открыла блондинка с третьим размером и губами, разрывающимися от ботекса.

— Лен, привет, — широко улыбнулся я. — А Яна у тебя?

— О, Олежик, привет! Как дела? Что не заходишь? — пристального глядя на меня, как удав на кролика, проговорила она. — А Яны нет, да и зачем тебе она, когда я тут, рядом?

Нет, ну что за шалава? Сколько уже было подкатов от этой похотливой кошки? Я со счета сбился. Запретный плод — сладок, так что ли? Грудь конечно — атас, доктора хорошо постарались. Да и с сзади тоже все как надо. Но вот стерв я не перевариваю. Хотя какая женщина не стерва? А Ленка — это уже практически апогей.

— Дела нормально. А меня ты знаешь — я однолюб. Так, где Яна? — чуть надавил я.

— А нет у тебя, Олег, Яны теперь! — с ненавистью в голосе прошипела змея, ловко маскирующаяся под человека.

— Не понял? Подробности можно? — с холодом в голосе спросил я.

— А достал ты её, придурок, достал, понимаешь? Не пара ты ей, работяга! — с яростью, который я от нее не ожидал, крикнула Лена.

Всё, пробки перегорели, свет потух. Ярость на эту прошмандовку полилась через край. Сделав шаг, схватил её за плечи и проорал:

— ГДЕ ЯНА, СУКА?!!

— Руки убери от неё, сволочь! — в коридор со стороны кухни выбежала Яна.

— Убрал! Яна, что происходит? Ты в курсе, что мне тут наговорила эта дрянь? — немного успокаиваясь, сказал я.

— Ты ох. ел, пидор! Пиз. ц тебе! — из-за плеча Яны высунулась голова Лены. "Как это она там оказалась? Телепортация?"

— А уже ничего не происходит. Выйдем на лестничной площадке поговорим, — сквозь зубы бросила Яна.

— Слушай меня, Олег. Мы с тобой расстались. Точка. Спасибо за приятно проведенное время. Не приходи и не звони. Вещи свои я уже забрала. Объясняться, зачем и почему не будем. До свидания, — развернулась, прошла в квартиру и закрыла дверь.

Минуту простояв перед дверью, развернулся и пошел вниз по лестнице. Вот это сюжетный поворот! Как это я не заметил перемену в наших отношениях? А я их отслеживал что ли? Жили и жили. Вот и дожили.

— Ботаник? Привет дружище! Дело есть, бутылки на три коньяка, — сказал я в телефон.

— Ты офигел, на время смотришь? — возмутились с того конца.

— Меня Яна бросила, — ровно и спокойно произнес я.

— Остров брошенных надежд готов принять шхуну наивных чукотских мальчиков, — подражая голосу авиадиспетчера, произнёс Митька.

— Подлётное время: пятнадцать минут, — включаясь в игру, проговорил я.

Через полтора часа:

— Ты прикинь, а я бэбика хотел с ней заделать, у — у-у, сучка, не звони, не пиши…

— А чё ты киснешь? Свет клином на ней, ик, сошёлся, что ли?

— Да, нет. Просто привык. Да и год вместе уже.

— И чё?! Это не срок, найдешь кого… Бахнем?

— Дык налито. Ну за ДАМ…

Ещё через час:

— Митя, я налил. Ты где? Эй, Ботаник, куда пропал?

Кружит что-то…Где туалет?

Утром голова не болела. Открыв глаза, я с удивлением уставился в потолок. Пробелов в памяти тоже не наблюдалось. Жаль. Кое — какие моменты я не хотел бы вспоминать. После второй бутылки мы созрели до общения с прекрасным полом, но в три часа ночи все Димоновские подруги уже спали. Но гусаров это не остановило, и понеслись звонки по телефонным номерам жриц любви. Ничего путного из этого тоже не вышло. Митьке не понравился сутенер, слово за слово они начали выказывать недоверие друг другу, дальше — больше, и вот уже Ботан пинает лежащее тело. Бляди орут, сирены от ментовского УАЗа крутят диско, а мы на асфальте лежим, отдыхаем. Три штуки летёхе и мы снова дома пьём коньяк. М — да, погуляли. Встал с кровати и побрёл в ванную, с соседний комнаты раздавался богатырский храп. Будить не буду, похмелье надо проспать. Мой метод. Залез под душ и тут началось:

НАСТРОЙКА ЗАВЕРЩЕНА. "ЗЕРНО ДЕМИУРГА" АКТИВИРОВАННО. ТИП ИНТЕРФЕЙСА: ИГРА.

— А — а-а! — поскользнувшись, вылетел кубарем из ванны и только потом:

ґ—Да чё за ху. ня-то, а?!! Кто ты?!

— Легин, что белочка пришла? — хихикнул Димка, явно проснувшись от моего падения.

— Очень может быть, — очень тихо произнес я.

— Опохмелись и всё пройдет. Ну, или усугубит, — жизнерадостно поведали правду жизни мне.

— Я домой. Давай пока, на созвоне, — уже тверже, сказал я.

— Бывай, и это, не переживай сильно, бабы — они такие бабы…

Философ, мля. Вроде бы куда спешить — мини отпуск. Да только дела у меня появились. Срочные. И решать их почему-то хотелось дома. Вот доеду, а там уж постараюсь понять, что за херня твориться и что за странная пиктограмма, в виде маленького зеленого человечка, моргает в правом верхнем углу обзора.


Глава 1 | Homo Ludens. Начало (СИ) | Глава 3