home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

— Фелисити?

Фелисити повернула голову, услышав свое имя, и увидела, что ее догоняет Ричард.

— Ну и быстро же ты ходишь! Ты что, тренируешься для соревнований?

Она улыбнулась:

— Нет, просто решила немного размяться. Сегодня такой чудесный день. К тому же…

Ричард почувствовал заминку и тревожно взглянул на нее. Сегодня был выходной, и он, проснувшись, подумал, как там дела в «Грин Гейблз». Ричард решил прогуляться и отправился в сторону «Грин Гейблз», не зная, как лучше поступить — зайти проведать Фелисити и Линн или, учитывая вчерашнюю записку Линн, не заходить к ним сегодня. Он шел в надежде, что удастся застать Фелисити в саду, когда он будет проходить мимо ее дома. И был рад, неожиданно встретив ее по дороге. Он не переставал думать о Фелисити со вчерашнего вечера. Ему никогда не удастся забыть опустошенный взгляд ее глаз после телефонного разговора. Если бы нужны были доказательства ее любви к Клайву, то лучших нельзя было и представить.

— А где Линн? — спросил он, поравнявшись с Фелисити.

— Уехала обратно в Лондон.

Ричард остановился и посмотрел на Фелисити открыв рот.

— Как это? Почему?

Фелисити рассказала ему, что случилось. Закончив рассказ, она уныло добавила:

— Какая ирония, ты не находишь? Я так и не смогла ее убедить, что я не люблю тебя.

— А она знает о моих чувствах к тебе?

— Подозревает. Конечно, я все отрицала.

— Конечно, — с горечью кивнул Ричард.

— Ричард, а что еще я могла сделать?

— Ничего. — Он криво усмехнулся. — Но ты все время это подчеркиваешь. Я имею в виду тот факт, что ты меня не любишь, тебе не кажется?

— Прости, я не нарочно.

— Ничего. — Он взял ее под руку, и они зашагали дальше в согласном молчании, пока Ричард наконец не произнес: — Признаться, я поражен, что Линн вдруг взяла и уехала. Кстати сказать, Клайв не удивится, не застав ее? К тому же если узнает, что она уехала сегодня, не дождавшись его?

— Ну… — Фелисити устало покачала головой. — О господи, Ричард, я не знаю, что мне делать с Клайвом. Что будет, когда он приедет домой?

— Я тоже об этом думал. Кстати, когда он возвращается?

— Завтра вечером. В эти выходные магазин будет закрыт на один дополнительный выходной.

— А когда он вернется, все выяснится.

Фелисити в отчаянии взмахнула рукой:

— Думаю, да. Впрочем, не знаю. Но я не очень-то умею держать свои эмоции при себе. Хотя, думаю, он и так знает, что его ждет. Наверняка сестра миссис Диэринг успела сообщить, что потеряла адрес и звонила мне, чтобы его спросить.

— Необязательно. Если она звонила сказать про ребенка, да еще по междугородной связи, она могла про это и не упомянуть.

— А в таком случае Клайв не знает, что мне все известно, — что он был в Ирландии с миссис Диэринг.

— Да, он вполне может этого и не знать.

Фелисити вздохнула:

— Ничего, скоро узнает, пусть только явится домой.

Несмотря на глубокую и преданную любовь к Фелисити, Ричард невольно посочувствовал Клайву, как мужчина мужчине.

— Вот что. Сначала я буду молчать — пусть сам скажет про то, что она тоже была там. Это было бы лучше всего. Пусть даже он станет изворачиваться и говорить, что она присоединилась к нему в последний момент…

— Что может быть правдой… — вставил Ричард.

Фелисити повернулась и посмотрела на него:

— Ты действительно так думаешь?

Ричард хотел бы соврать, мол, да, он так думает, но не смог.

— Ну, вообще-то мне это кажется маловероятным.

— Ну и что. Главное, чтобы он был со мной откровенным. Тогда мне было бы не так обидно, и все было бы не так страшно.

— А чего ты боишься?

— Что он решил уйти к ней. Что наш брак развалился.

— Помнишь, что я тебе говорил вчера? Даже если ты считаешь, что он хочет к ней уйти, ты должна за него бороться.

— Ни за что. Я тебе это уже ответила вчера.

Ричард крепче сжал ей руку:

— Фелисити?

— Ну?

— Если когда-нибудь ты будешь свободна… не могла бы ты… в общем… ну, ты знаешь, что я хочу сказать.

Фелисити воскликнула в отчаянии:

— Ричард, я же не могу забегать так далеко вперед! Даже если я буду свободна, со мной ты никогда не будешь счастлив. Я стану жестокой и озлобленной и, скорее всего, в глубине души всегда буду стремиться к Клайву.

Ричард вздохнул:

— По крайней мере, честно.

— Ричард, дорогой, прости меня.

— Нет, правда, у меня сильнейшее искушение послать к черту работу в Канаде и остаться здесь. Посмотреть, что будет дальше.

Фелисити остановилась как вкопанная и развернулась к Ричарду, глядя на него широко раскрытыми, встревоженными глазами.

— Ричард, ты просто не имеешь права так поступать. Ты должен ехать.

— Почему?

— Потому что для тебя это замечательный шанс. Потому что там ты заработаешь кучу денег и добьешься большого успеха.

— Кстати сказать, я и здесь, в Англии, могу получить то же самое. Вспомни, я ухватился за эту работу только потому, что хотел найти выход из тяжелой ситуации. Знаешь, как мне было тяжело, дорогая, видеть, что ты с ним счастлива, по крайней мере со стороны.

В его взгляде читались искренность и преданность, Фелисити вдруг испытала к Ричарду прилив признательности и огромной нежности. Она никогда не сможет полюбить Ричарда так, как любит Клайва, но все-таки их многое связывает. Фелисити приподнялась на цыпочки и поцеловала неудачливого поклонника в щеку.

— Ричард, я тебя обожаю. То есть я хочу сказать, за то, что ты хочешь остаться, несмотря ни на что. Но ты ведь должен понимать, как много ты для меня значишь, правда?

Ричард усмехнулся:

— К несчастью, да.

— А разве дружбу ты ни во что не ставишь?

— Ну, конечно. Дружбу. Когда хочешь гораздо большего…

Они пошли дальше, и тут услышали, что сзади их обгоняет машина. Автомобиль затормозил и поехал с ними вровень. От неожиданности Фелисити сразу даже и не узнала машину Клайва. Он опустил боковое стекло и высунул голову.

— Клайв! Какой сюрприз! Почему ты вернулся так рано?

— Так вышло. Ладно, раз вы тут гуляете, поеду прямо домой. Ричард, зайдешь к нам на чай?

— Нет, спасибо. Мне нужно заняться работой.

— В пасхальный понедельник?

— Праздники для меня не существуют. А сейчас особенно много работы. В связи с отъездом.

Клайв посмотрел на Фелисити:

— Поедешь со мной, Фелисити?

— Нет, я пойду домой пешком, Клайв. Я скоро приду. Миссис Найт дома. Скажи, чтобы приготовила нам чай. Ты, должно быть, проголодался.

Клайв поехал дальше, а Ричард обеспокоенно спросил:

— Может, не стоило так поступать?

— Ты имеешь в виду, что я не поехала с ним? А что тут такого? Я же гуляю с тобой.

— На самом деле мы ведь случайно столкнулись.

— Но он-то не знает. И не узнает.

— А чего ты хочешь этим добиться? Заставить его ревновать? О, милая, это тебя недостойно. Но все равно… — Ричард схватил ее за руку. — Ах, как бы мне этого хотелось. И поделом ему.

Она вздохнула:

— Клайв не ревнив. Он говорит, что на такую ерунду не стоит тратить эмоции. Мы с ним это обсуждали. Он всегда считал, что если бы я встретила человека, которого предпочла бы ему, он даже пальцем не пошевелил бы, чтобы удержать меня. — Она невесело рассмеялась. — Но ему легко было так говорить. Он знал, что этого никогда не случится.

Ричард грустно посмотрел на Фелисити:

— Дорогая, уже третий раз за последние полчаса.

— Прости, Ричард, я не нарочно. Даже не понимаю, почему ты ко мне так снисходителен. — Они завернули за угол. Вдали показался «Грин Гейблз». — Так хочется, чтобы все это выяснение с Клайвом осталось позади. Мне вдруг стало страшно. А что, если…

Ричард похлопал ее по руке:

— Слушай, вот тебе мой совет: не действуй сгоряча. Не срывайся и не обвиняй его огульно во всех грехах. Наверняка он устал с дороги, чувствует за собой вину, переживает.

— Думаешь, лучше не говорить, что мне известно про Маргарет Диэринг?

— Во всяком случае, дай ему шанс сказать об этом первым. Ты же сама только что говорила, что надеешься на это.

— Другими словами, попытаться его подловить? — Она покачала головой. — Нет, я так не могу. Мне кажется, это подло.

Ричард вздохнул:

— Ну, дорогая, он твой муж. Я просто не хочу, чтобы ты была несчастна. Пусть даже та женщина была с ним, из этого еще не следует, что он ее любит. — Ричард положил руку ей на плечо. — А даже если и так, милая моя, с твоей стороны благоразумнее держать ситуацию в руках. Ведь это может оказаться всего лишь легким увлечением, минутной влюбленностью…

— Нет, не может быть. Он знает ее уже несколько лет.

— Все равно… — Они подошли к въездным воротам. — Я буду думать о тебе. Хочешь, позвоню завтра узнать, как у вас дела?

— Да, звони. Дорогой Ричард, не знаю, что бы я без тебя делала. Мне так грустно думать, что ты скоро уедешь.

— Стоит тебе сказать одно слово — и я останусь… я же тебе говорил.

— Нет.

— А знаешь что… — Он хитро посмотрел на нее. — Поедем со мной.

— Нет, спасибо, дорогой.

— Я боялся, что ты не согласишься. — Он коснулся рукой ее щеки, легко и ласково. — Ну давай иди. И помни… будь с ним потактичнее… хотя зачем я даю тебе советы, чтобы сохранить ваш брак, — ума не приложу.

Она улыбнулась:

— А я тебе скажу. Просто потому, что ты хороший человек.

— Или последний дурак. Мне надо было бы скорее похитить тебя и увезти в Рокс.

— А ты едешь в Рокс? Я думала, в Торонто.

Он усмехнулся:

— Угу. Рокс — вслушайся, звучит гораздо романтичнее.

— Какие глупости!

— Ничуть. Я серьезен, как никогда.

Она послала ему воздушный поцелуй.

— Так я тебе и поверила.

Миссис Найт как раз вносила поднос с чаем в гостиную. В полуоткрытую дверь Фелисити видела Клайва, сгорбившегося в кресле.

— Только переодену ботинки, — крикнула она. — Они грязные после прогулки, Сейчас спущусь.

Фелисити постояла перед зеркалом в спальне, глядя на свое отражение. Ее удивляло, почему Ричард так в нее влюбился. В последнее время на нее жалко было смотреть. И сегодняшняя бессонная ночь тоже давала о себе знать. Волосы были тусклыми, как и глаза. Она выглядела, как ей и положено было выглядеть, — женщиной, приближающейся к тридцати, к тому же отчаянно несчастной.

Не то что Маргарет Диэринг…

Фелисити слегка подкрасилась, но это мало помогло. Ах, все равно Клайв ничего не замечает. Ей вообще казалось, что ему нет до нее дела. Она уже не помнила, когда он в последний раз говорил ей хотя бы самый маленький комплимент. А ведь когда-то он без конца твердил, как она ему нравится, замечал, во что она одета, как уложила волосы. Может быть, все мужья со временем привыкают к своим женам, с горечью подумала Фелисити. Мужчины ведь по природе полигамны. К тому же роковой рубеж — семь лет вместе. Да, они с Клайвом женаты семь лет…

Она спустилась вниз и увидела, что Клайв уже налил себе чаю.

— Ты так долго не шла, я решил начать без тебя.

— Извини. Мне надо было привести себя в порядок.

Клайв, кинув беглый взгляд, заметил, что жена явно не в духе, и заподозрил, что наверняка он опять в чем-то провинился. Он жалел, что не прислушался к своей интуиции и не остался на ночь в городе, чтобы вернуться домой на следующий день, в то время, когда она его ждала. Тогда не пришлось бы выдумывать причину незапланированного возвращения. С другой стороны, он мог случайно столкнуться в городе с кем-нибудь из знакомых, и они передали бы Фелисити, что видели его в городе в праздники.

А почему, собственно, он не должен возвращаться домой? Клайв ехал в надежде — как он уже понял, напрасной, — что дома его встретит веселая соскучившаяся жена. Но с первого взгляда на Фелисити, гуляющую с Ричардом, он понял, как ошибался. Ситуация явно не изменилась с тех пор, когда они расстались в пятницу.

Черт возьми, он не станет больше терпеть такое положение. Эта неприступная, источающая холод Фелисити совсем не похожа на женщину, на которой он женился, на ту, которую так любил! Вплоть до прошлого года. Клайв уже вплотную подошел к мысли о разводе. Ему казалось, что и Фелисити к этому стремится.

Тут мысли его дали сбой… Неужели он дошел до того, что способен подумать об этом, пусть даже мельком? Они и раньше, бывало, ссорились. Клайв злился и негодовал, кипятился, собирался что-то предпринять, чтобы вернуть в семью мир и покой, потому что дальше терпеть было невозможно. Но он и мысли не допускал о том, чтобы разорвать узы брака. Даже теперь, подумав о такой возможности, он не мог себе этого представить. Впрочем…

Неужели Фелисити действительно хочет развода? Он увидел их сегодня вдвоем, прогуливающихся под руку в полном довольстве. Да и Ричард показался ему каким-то странным. Вроде был не рад видеть Клайва. Может быть, его внезапный приезд нарушил их планы побыть вместе? Клайв был рад, что Ричард остался ни с чем.

Фелисити встретила мужа с нескрываемой враждебностью. Если она знает, что Маргарет была с ним в Эйре, тогда все понятно. Но откуда она могла узнать? Правда, жена намекала на это в тот вечер, когда просилась поехать с ним, но он не думал, что она говорит серьезно.

Сейчас Клайв очень жалел, что сразу не рассказал ей все как есть. Но он тут же напомнил себе, что виной всему ее дурацкая ревность. Неожиданно Клайв поймал себя на мысли, что ему не хочется думать о Маргарет теперь, когда он снова дома, рядом с Фелисити, пусть даже недовольной Фелисити, но единственной и любимой, уютно устроившейся напротив него в кресле.

— А где Линн? — спросил он.

— Уехала к себе домой.

— Странно. Что случилось?

Фелисити пожала плечами:

— Так ей захотелось, наверное.

— Они встречались с Ричардом?

— Да.

— Надо полагать, он признался, что не любит ее и не собирается жениться?

— Да, думаю, случилось нечто подобное.

— Бедняжка. Должен сказать, на мой взгляд, он обошелся с ней очень дурно. В моих глазах авторитет нашего бывшего друга Ричарда Хейворта сильно пошатнулся.

Фелисити почувствовала, как у нее зарделись щеки. Она стала защищать Ричарда с неожиданной горячностью:

— По-моему, ты несправедлив. Не его вина, что Линн неправильно истолковала его поведение.

Клайв кинул на нее осуждающий взгляд:

— Что ты говоришь! Ты прекрасно знаешь, он делал ей всяческие авансы, как только они познакомились. Черт возьми, все происходило на наших глазах, практически у тебя под носом…

Фелисити ничего не ответила. Некоторое время оба молчали. Но это было не добродушное дружеское молчание, какое частенько воцарялось между ними в прошлом, когда они были спокойны и счастливы друг с другом.

Наконец, не в силах больше терпеть тишину, Фелисити спросила:

— Как прошла поездка?

— Нормально.

— Как тебе понравился замок?

— Он в очень запущенном состоянии. Там понадобится много реставрационных работ.

— Да, я знаю. Но ты ведь за этим туда и поехал, не так ли?

— Разумеется.

Фелисити ждала. Будь потактичнее, убеждал ее на прощание Ричард. Дай Клайву шанс самому рассказать, что он был там не один, а с Маргарет Диэринг.

— А почему ты приехал на день раньше?

— Я закончил предварительный осмотр быстрее, чем рассчитывал.

Ложь номер один, отметила про себя Фелисити. Разумеется, он вернулся раньше потому, что Маргарет Диэринг срочно вызвали домой, а он так заботлив, что не мог отпустить ее одну. Особенно если она тревожилась за своего ребенка. Милый, заботливый Клайв! Всегда готов поддержать маленькую несчастную вдовушку! Хотя ей не казалось, что Маргарет Диэринг нуждается в защите.

— А великий Сайлас Б. Коннели остался доволен твоими планами?

— Надеюсь, ему понравится. Но он не смог приехать. В гостинице меня ждала телеграмма. В последнюю минуту у американца оказались какие-то срочные дела. Я был чертовски раздосадован. Если бы знал, что так будет, вообще бы не поехал. Тем не менее мне удалось там очень плодотворно поработать, так что даже удачно, что я увидел все своими глазами.

Клайв почувствовал смутное удовлетворение от того, что хотя бы про Коннели не соврал. Он посмотрел на головку жены, склоненную над чашкой чаю, которую она в этот момент наливала, и заметил, что рука у нее дрожит.

Сегодня с ней творится что-то неладное, подумал он. Наверное из-за Ричарда. Не могла же она принять так близко к сердцу известие, что Коннели не было в Ирландии. А может быть, подумала, знай они заранее, что Коннели не приедет, она могла бы поехать с ним?..

Фелисити наконец подняла голову и посмотрела на него:

— Значит, это оказалась не совсем деловая поездка, как ты думал?

— Нет, почему же. Я хорошо поработал, у меня не было ни одной свободной минуты.

— У меня прямо сердце разрывается от жалости.

Клайв нахмурился:

— Слушай, в чем дело? Ты что, нарочно пытаешься со мной поссориться?

Она пожала плечами:

— Ты говоришь, что много работал. Я сказала, что мне тебя очень жаль. Что тут такого?

— Мне не понравилось, как ты это сказала. И смотришь на меня волком. Господи, Фелисити, я только что приехал, устал с дороги, надеялся на более-менее радушный прием, и что я вижу? — Не услышав ответа, он продолжал: — Мне, разумеется, ясно, что мой приезд на день раньше, должно быть, нарушил кое-какие твои планы.

— Ах, Клайв, что ты говоришь! Какие такие особенные «планы» у меня могли быть?

— Может быть, ужин на двоих с твоим драгоценным Ричардом, тем более что Линн так кстати уехала.

В глазах Фелисити сверкнул гнев.

— Это грязные намеки.

— Вот как? Только должен тебе сказать, было очень заметно, еще когда вы прогуливались, что-то вы не очень мне рады. На Ричарда, конечно, наплевать, но ты…

— Это не больше чем твое разыгравшееся воображение. Я была удивлена, и все.

— Кстати сказать, я вернулся пораньше не только из-за работы. Я подумал: если мы не смогли вместе провести праздник, а магазин еще закрыт, то мы могли бы съездить куда-нибудь отдохнуть.

Ну вот опять, подумал Клайв, он говорит правду, а она смотрит на него так, словно не верит ни одному слову. Ну, почти правду. Он действительно собирался предложить Фелисити поехать куда-нибудь завтра на весь день. Но теперь ему хотелось этого меньше всего. Да и ей, кажется, предложение не пришлось по душе.

— Нет уж, найди себе другую компанию для отдыха, — ядовито ответила она. — Думаю, тебе не составит труда.

— Уж это точно. — Клайв был так взбешен, что уже словно воочию видел, как мчится в Лондон, звонит Маргарет и предлагает ей поехать кататься на машине за город.

Фелисити посмотрела на него. Она вдруг поняла, в этот момент огорчения и обиды, что больше не любит Клайва. Но как же так? Она слишком оскорблена, слишком унижена.

— Знаешь, Клайв, не будь ты таким вруном, все было бы не так ужасно.

Клайв уставился на нее в недоумении:

— О чем ты?

— О том, что ты ездил в Эйре с Маргарет Диэринг. Ее сестра мне звонила — она потеряла адрес, который оставила ей миссис Диэринг. Вам не повезло, что ее ребенок именно в эти выходные попал в больницу, да?

Клайв еще раз выругал себя за то, что скрыл от жены правду.

— И знаешь, что еще, Клайв?

Он чувствовал себя загнанным в угол, пристыженным, от чего его негодование только возросло.

— Что? И ты еще говоришь о моем воображении? Когда сама готова заподозрить меня невесть в чем?!

— Я не верю в существование этого Сайласа Б. Коннели и замка в Эйре, который ты должен реставрировать. Да, я знаю, ты был там, но только не верю, что по работе.

Клайв не мог поверить, что слышит это от нее. Фелисити не отдавала себе отчета, в чем она его обвиняет. Конечно, может, он свалял дурака, взяв в Ирландию Маргарет, но он не до такой степени подлец, чтобы выдумать Сайласа Коннели с его чертовым замком, только чтобы под этим предлогом улизнуть от нее на пару дней. Он был шокирован, что Фелисити могла подумать о нем такое.

— Ты шутишь?

— Нет. — Она посмотрела прямо ему в лицо. В ее глазах был лед. — Ты станешь это отрицать?

Теперь все его чувство вины испарилось. Клайв почувствовал себя оскорбленным в своей добродетели. Они, очевидно, перешли границу, если Фелисити пришло такое в голову. А может быть, она нарочно возводит на него все эти обвинения, чтобы оправдать разрыв с ним, потому что он ей надоел и она хочет уйти к Ричарду?

— Если ты вообще смеешь задавать мне такой вопрос, то не стану оправдываться.

Что это значит, в недоумении подумала она. Фелисити смотрела на него и видела перед собой жесткого, непробиваемого лгуна, который больше ее не любит. Значит, его чувства к Маргарет не просто увлечение или мимолетная влюбленность, как предполагал Ричард, а нечто более серьезное.

«Если подозрения имеют под собой почву…» Странно, Фелисити до сих пор не была в этом уверена. Если его измена — правда, между ними все кончено. А вдруг она не права, вдруг она ошибается?

В этот момент раздался телефонный звонок.

— Я подойду, — сказал Клайв, радуясь небольшой передышке.

Фелисити ждала, думая, что он, возможно, ждет звонка от Маргарет Диэринг. Хотя вряд ли у нее хватит наглости звонить ему домой.

— Кого? Линн? К сожалению, ее здесь нет, — услышала она голос мужа. — Насколько я знаю, она уехала в Лондон сегодня утром. — Он вернулся в гостиную. — Звонил Гордон Мейсфилд, хотел поговорить с Линн.

— Вот как?

— Да. Он, кажется, удивлен, что ее здесь нет.

— Вот как?

— Да, он беспокоится. Вчера она ему сказала, что пробудет здесь минимум неделю.

Фелисити молчала.

— Почему Линн так внезапно уехала, Фелисити?

— Я же тебе сказала. Из-за Ричарда.

— А я-то думал, раз она так переживает из-за Ричарда, то захочет побыть здесь, с тобой, а не со своей сварливой мамочкой. Или… — Он нахмурился. — Вы что, поссорились?

— О, Клайв, перестань… С чего нам с ней ссориться?

— Наверное, она догадалась, что Ричард любит не ее, потому что ты, которую она всегда так почитала и любила, встала у нее на пути.

Фелисити ахнула. Она была поражена, что он так точно угадал истинное положение вещей. Казалось, с каждым словом пропасть между ними росла.

— Ты и раньше так думал, — вспылила она, — а теперь опять взялся за старое, потому что тебе это на руку.

— Что это значит, скажи на милость?

— Ты перекладываешь с больной головы на здоровую. Я тебе давно надоела, ты хочешь уйти к Маргарет, а для очистки совести заявляешь, что Ричард меня любит… Ну, давай продолжай, скажи теперь, что я тоже его люблю.

— А что, это правда?

Она смотрела на него долгим, немигающим взглядом.

— Если ты вообще смеешь задавать мне такой вопрос, то не стану оправдываться. Конец цитаты.

Не говоря больше ни слова, она развернулась и вышла из комнаты.


Глава 8 | Прогноз на любовь | Глава 10