home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Проклиная все на свете, я пробиралась сквозь заросли высоких сорняков. Вокруг было темно как в… у негра.

Трое здоровых мужиков присматривали за кладбищем, а Матвей и Хорсов с лопатами топали сквозь бурьян. Ну просто мамонты на прогулке.

Надо, конечно, было выбрать мужичков поменьше, но, стараясь отказаться от участия в этом мероприятии, я поставила условие, что пойду, если Хорсов будет копать. Думала, откажется. А он согласился, гад…

И вот теперь, проклиная все на свете, я лезу сквозь стену сорной травы.

— Какой там номер?

— Сто пятнадцатый, — пробормотала я, почесывая ногу, обожженную крапивой.

И магию не применишь — фон останется.

— Рогова, ты чего там притихла? Не убилась по дороге-то?

Я промолчала, думая о том, как бы сделать больно ближнему своему.

— Эй, скажи что-нибудь…

— Я тебя ненавижу.

— Ну слава богу. А то я уж подумал, что ты себе шею свернула.

У Хорсова на диво хорошее настроение. К чему бы это…

— Лучше закрой рот, пока я ее тебе не свернула, — мрачно произнесла я. — И плевать на магический фон!

— Тебя посадят.

— Скорее всего. Но оно того стоит.

— Может, хватит препираться? — зашипел на нас Матвей. — Вы еще здесь дебаты устройте. И нас точно найдут.

— Нет, дебаты отменяются, мы уже пришли. Давайте, мальчики, работайте.

— Матвей, не знаешь, почему мне так хочется ударить ее лопатой? — мирно так поинтересовался Хорсов.

— Борись с искушением, друг. — Матвей хлопнул Андрюсика по плечу и неуверенно добавил: — Ты знаешь, мне не нравится раскапывать могилу похороненного человека. Как-то это нехорошо.

— Если мы не раскопаем ее, то есть возможность скоро закопать всю пятерку, — отрезал Валин брат и воткнул лопату в землю.

Так пошла работа. Постепенно яма все увеличивалась и увеличивалась, и мне уже пришла в голову мысль, а не копанул ли здесь кто-нибудь до нас, как раздался глухой звук.

— Вот и все, — прокомментировал Матвей.

— Еще нет. Нам нужно достать гроб, — напомнила я.

И началась новая эпопея, на этот раз по извлечению гроба. Вот он потихоньку начал подниматься вверх. И когда мы практически его вытащили, деревяшка за что-то зацепилась и застряла.

— Рогова, помоги! — прохрипел Хорсов.

Подойдя осторожно к гробу, я постаралась ослабить веревку, чтобы развязать непонятно как образовавшийся узел. Но только я просунула в веревки руки и немного ослабила спутавшийся отрезок, как гроб наклонился в мою сторону и, скрипнув, полетел вниз. И я вместе с ним.

Больно! Очень!

Слегка захрипев, я почувствовала, как меня поднимают в воздух.

— Жива? — спросил у меня Хорсов.

— Да, — ответила я, отплевываясь от земли.

— Вот и славно.

Одним махом вытащив меня из ямы наверх, ребята опять начали подъем чудом не разбившегося гроба. И в этот раз более удачно. В конце им помогал Руслан, подошедший узнать, чего мы так долго копаемся.

В итоге Матвей и средний брат Вали взвалили на свои плечи деревянный ящик, а Хорсов, понаблюдав, как я ковыляю следом, — меня.

Я даже не огрызалась: мне было все равно. Единственное, о чем я думала, так это о том, как сейчас поведу машину. Я была вся грязная, уставшая, и все мое тело болело, а вечер еще не закончился…

Четко следуя указаниям Хорсова, я подъехала к какому-то полуразрушенному зданию. После чего оборотень скомандовал:

— Остановись.

Нажав на педаль тормоза и услышав, как сзади затормозила вторая машина, я огляделась вокруг. Не поверила глазам, вышла и осмотрелась еще раз.

Вокруг полуразрушенного здания находился пустырь, а за ним простирался лес.

— Что это? — с недоумением спросила я у Хорсова.

Матвей, Руслан и еще двое наших помощников тоже вышли из машины и рассматривали окружающую нас местность.

— Пустырь около полуразрушенного здания электростанции. Это частная собственность нашей семьи. Несколько десятков лет назад здесь случилась авария, и мы перенесли электростанцию в другое место.

Посмотрев на несколько разрушенных стен и порадовавшись тому, что крыша здесь уже давно обвалилась, я осторожно произнесла:

— Хорсов, я понимаю, что это место… м-м-м… очень необычное, и тихое, и заброшенное, и малодоступное, но зачем мы здесь?

Посмотрев на меня с недоумением, оборотень ответил:

— Что значит зачем? Для того, чтобы ты провела вскрытие.

Я уставилась на него круглыми глазами.

— Для чего?! Ты что, с ума сошел? Какое здесь может быть вскрытие?! Здесь я тебе только труп смогу выпотрошить!

— Рогова, уймись и включи мозг. Мы не можем делать это у тебя на работе. Или к вам можно просто так принести и вынести труп? Это тебе не мешок с картошкой! В квартире у себя ты его вскрывать не будешь. И где же нам тогда это сделать?

— Ну-у-у, — неуверенно протянула я. — Твоя берлога для этого вполне подойдет, и убрать ее потом не проблема. Там же одно железо.

— Что?!

— А что такого? Все равно у нее вид как у хладобойни…

— А ночевать я в ней как буду? — елейным голоском поинтересовался оборотень и сорвался на крик: — К тебе перееду?!

На это я тоже нашла что возразить:

— Хорсов, ты делец, а я маг-криминалист. И я тебе говорю, вскрытие таким образом не делают. Нужны препараты, которые должны располагаться под рукой, нужен помощник, нужно вычертить пентаграмму, которая на работе у меня универсальная.

— Это все можно сделать и здесь.

Я тяжело вздохнула, не зная, как донести еще до этого деревянного кошака истину.

— Знаешь, Андрей, вскрывать человека на пустыре, в грязи, это как-то… — начал Матвей, но альфа моментально на него зашипел.

Остальные в нашей перебранке не участвовали — они выгружали моего клиента.

— Хорошо, — неожиданно для себя приняла я решение. — Но помогать мне будешь ты.

Открыв рот для того, чтобы, наверно, возразить, оборотень увидел взгляд моих прищуренных глаз и сдался.

— Хорошо. Матвей, дай мне что-нибудь, чтобы зажать нос.

Вот так я и согласилась на этот совершенно безумный план.

Пока мужчины выгружали гроб и располагали его в самом удобном месте, я устанавливала магическое освещение. По этому поводу у нас с Валиным братом опять вышел спор.

— Нам нужно обойтись без магии, — неожиданно заявил этот… м-м-м… совсем не образованный мужчина.

Теперь на него уже уставилась вся компания.

— Андрей, ты сейчас не прав, — начал Руслан.

И Матвей его поддержал кивком головы. Остальные оборотни отошли от нас от греха подальше.

— Что опять не так? Нам нельзя привлекать к себе внимание. А магия всегда оставляет после себя след.

— Не всегда, — невозмутимо возразила я, продолжая рисование на земле символов.

В этот момент меня приподняли с земли, и я увидела перед собой лицо Хорсова.

— Что это ты делаешь?

Активировав заклинание, я отбросила от себя оборотня и шлепнулась на пятую точку. Андрюсик же отлетел в сторону, разметав собой и заклинанием землю в стороны.

Руслан и Матвей были все уляпаны.

— Не смей вертеть меня как хочется! Тоже мне, нашел подчиненную. Я тебе говорю, что без магии нам не обойтись, значит, не обойтись. И прекрати распоряжаться там, где ничего не смыслишь!

— Еще раз применишь ко мне магию — отлуплю.

— Еще раз сделаешь что-то против моей воли — подпалю тебе хвост. И ты знаешь, я так и сделаю.

Мы стояли, уставившись друг на друга и сверля взглядами.

Тут раздался голос Матвея:

— На оборотней же не действует магия…

— Это верно лишь отчасти, — заметила я, прервав наши гляделки с альфа-оборотнем.

— Конечно. Рогова всю свою сознательную жизнь провела, осваивая сто один способ убийства оборотня, — ехидно добавил Хорсов.

Щелкнув пальцами, я указала в сторону оборотня, как бы подтверждая его правоту, и вернулась к своему занятию. Мне еще нужно препараты перебрать и освещение с пентаграммой доделать.

В итоге начали мы вскрытие, когда часы показывали начало четвертого.

Конечно, халата на мне не имелось, только маска с заклинанием, чтобы вонь отбить. Хорсов стоял рядом с непонятно откуда взятой прищепкой на носу. Увы, необходимое для устранения запаха заклинание на оборотней как раз не действовало.

Остальные, как только я сделала первый надрез скальпелем, ретировались.

Пока я работала, меня мучила мысль о нереальности всего происходящего. Я в три часа ночи, вся грязная, вскрываю в пентаграмме труп на каком-то пустыре. Впервые в жизни почувствовала себя каким-то сумасшедшим маньяком.

Закончила я вскрытие, когда часы показывали шестой час утра.

Именно в этот момент перед нами встала проблема: что делать с телом? Постояв некоторое время около него в нерешительности, я сказала:

— Мы должны его похоронить.

— Что, прямо здесь? — спросил Хорсов, но Руслан покачал головой.

— Нет. Никто не должен связать его с нашей семьей. Пусть ребята отвезут его в какую-нибудь деревню неподалеку и там как положено похоронят. Все-таки медик ни в чем не виноват, и смерть нужно уважать. Все мы там будем, рано или поздно.

На том и порешили.

Ребята, загрузив гроб обратно в фургон, уехали вместе с Матвеем, Руслан отправился на работу. А мы с Хорсовым поехали домой. Мне необходимо все обмозговать и составить отчет, сопоставив всю информацию, полученную при вскрытии, и заключение врачей.

Но увы, нашим планам не суждено было сбыться.

Только двери лифта открылись, как мы увидели родителей оборотня, которые стояли и рассматривали нас в полном шоке.

В этот момент у меня возникло желание нажать на кнопку и отправиться вниз. Но мы молча вышли из лифта, я открыла квартиру и прошла внутрь, отправившись за емкостью для крови. Именно тогда я услышала Валину маму.

— На них напали. Их ограбили, убили, и у них все отобрали.

— Ну, предположим, одежда осталась, — прогудел отец кошака.

Вернувшись обратно, я собрала у высокопоставленных оборотней кровь, внесла в заклинание, и они прошли в квартиру, направившись сразу на кухню. И за это я была им благодарна.

Проводив гостей и сменив Хорсова в ванной, я взглянула на себя в зеркало и ужаснулась. Это просто кошмар! Все лицо в пятнах грязи, на голове какой-то колтун, вся одежда в земле и кое-где порвана. М-да.

Приведя, насколько это можно, себя в порядок, я присоединилась к гостям, как раз услышав высказывание Валиной мамы:

— Андрей, нельзя так бесцеремонно вести себя в чужом доме.

Посмотрев на кошака, я заметила, что он уже сделал себе бутерброды и кофе. Наглец, конечно, но сейчас я рада этому факту.

Я сграбастала себе два бутерброда, сцапала у Хорсова только что налитую чашку кофе и привалилась к тумбочке, наблюдая за родителями Андрея. Они восседали за столом с горячим напитком и испытующе на нас смотрели.

Чувствую, разговор нам предстоит долгий и поспать в ближайшее время не получится. Поэтому, допив кофе, я предоставила возможность Хорсову рассказать про нашу ночную эпопею, а сама пошла в душ. Сил моих больше нет находиться на этой земле.

Отмывалась я долго, оттирая голову и тело. Мне постоянно казалось, что еще недостаточно, что запах не исчез. И когда я показалась в кухне, Хорсов первым делом заметил:

— Мы уже подумали, ты там утопилась.

— Не мечтай.

— Марго, сын рассказал нам про ваши подвиги, и я хотел бы поинтересоваться вашим профессиональным мнением о смерти этого человека.

— Единственное, что могу сказать — это точно он, — ответила я, вспомнив, как напугало меня узнавание того самого человека, которого я пыталась спасти несколько месяцев назад.

Почему-то меня этот факт испугал, будто бы я все еще надеялась, что это сон. Но вот мертвое лицо того человека мгновенно убедило меня, что все реально.

— А ты предполагала увидеть кого-то еще?

Хмыкнув, я ответила:

— Моя практика знала и такое… Привозят тебе одного человека, открываешь мешок, а там совсем другой.

— Интересно, как это ты об этом узнавала, — пробормотал себе под нос оборотень, но я услышала.

— Ну, это заметно, когда вместо белого на стол кладут азиата.

— Андрей… — покачала головой мама.

— Что?

— Они еще дети, — прокомментировал отец Вали перепалку. — И непонятно, что их заставит повзрослеть. Но не будем об этом. Андрей, ты мне одно скажи: как сильно вы наследили, проворачивая свои гениальные операции?

— Могилу мы закопали и забросали травой и ветками, валяющимися неподалеку. Магией пользоваться было опасно. Вскрытие проводилось на нашем южном пустыре, но там кое-кто наследил магией. Труп ребята перезахоронят в ближайшей деревне, — коротко отчитался Андрей.

— Сын, ты что, потрошил человека на пустыре? — негодующе спросила мать оборотня.

Она встала и прошлась взад-вперед по кухне.

— Это просто немыслимо!

— Ну, потрошил, предположим, не я… — пробормотал Хорсов.

— Я делала вскрытие! Если у кого-то не хватает образования это понять, не мои проблемы. И место, между прочим, ты выбирал, — вспыхнула я.

Тут поднялся и отец Андрея. Переводя взгляд с меня на сына, он сказал:

— Эх, дети, что же вы наделали? Вляпались в эту историю по самые уши!

— Отец… — пробормотал Хорсов в полной растерянности.

Я сама тоже не знала куда деваться и не понимала, что такого ужасного мы сделали.

— И помни, сын, что мужчины нашей семьи всегда отвечают за свои ошибки.

И глава Совета оборотней, покачав головой, вместе с супругой покинул нас. А мы с кошаком переглянулись, впервые за долгое время испытывая общее чувство. Недоумение…


* * * | Однажды тихой темной ночью | * * *