home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

На фоне бурного развития моей личной жизни меня все чаще мучили мысли о потерянном препарате, и когда я продала жилье и наконец решилась на временный переезд к Хорсову, пока идет ремонт в новой квартире, то приняла решение попытаться найти гениальное открытие погибшего ученого.

Правда, идея была плохая, как и переезд в барак к Хорсову. Он-то окончательно и решил судьбу наших отношений.

Когда перевозили вещи, первым, кого я увидела, оказался Бекон, что вышел меня встречать.

— Ути, мой толстячок, как же я соскучилась по тебе!

Схватив огромного тяжелого котяру на руки, стиснула его что есть сил. Тот мявкнул.

— Прекрати душить животное, — пробурчал Андрей.

Занеся последние из вещей, он раскинул руки в стороны и провозгласил:

— Добро пожаловать в просторную и удобную обитель холостяка!

Оглядев железные конструкции, окружающие меня, и грязные окна, я повернулась к Бекону.

— Это ненадолго, моя прелесть. Конечно, тебе здесь нелегко пришлось все эти годы, но скоро переедем в большую светлую удобную квартиру, с мягкой новой мебелью. Я куплю тебе самого лучшего мяса и рыбы…

— Мяв! — согласился кот.

И мы пошли раскладывать вещи, а нам в спину донеслось:

— Предатель!

Мучимая мыслями о потерянном препарате, я отправилась к месту, где ранее жил ученый. Дневной город шумел и гудел, люди спешили по делам, все были заняты своими заботами. А я как неприкаянная бродила по кварталу, по которому, казалось, в другой жизни мы спасались от преследователей.

Сейчас улицы навевали воспоминания о минувших днях, но не наводили на разгадку. В квартире давно жили другие люди, ничего не знавшие о том, что случилось здесь и кто раньше жил в их новом доме.

Домой вернулась уже вечером, уставшая и разочарованная, и первым делом напоролась на пронизывающий взгляд Хорсова.

Отношения наши развивались, хоть и потихонечку, и сейчас мы как раз проходили стадию привыкания. Кто как вешает полотенца, кто как выдавливает зубную пасту из тюбика и как моет тарелки…

Но с Андреем жить просто. Есть у него, как и у других мужчин, свои недостатки, но с ними можно смириться и научиться жить, а в остальном он оказался довольно уютным и спокойным мужчиной. Чего не скажешь о других аспектах его натуры.

Вот и сейчас чем-то недоволен, и явно не ужином.

— Ну и где ты была? — сурово спросил оборотень.

— Гуляла.

— И где именно?

— Просто по улицам.

— Просто по улицам… — протянул Хорсов.

— А что, ты скучал без меня?

Ничего не ответив, оборотень весь вечер постоянно крутился около меня и принюхивался. Ревнует! Эта мысль согрела и ободрила, наполняя душу удивительной легкостью. Ревнует — значит, любит, а с остальным справимся.

Живя с Андреем, я поняла, что он трудоголик и категорически отказывается хоть как-то менять свой образ жизни. Но зачем мне мужчина, которого я не вижу? С таким же успехом могу жить и одна.

В один из дней, проиграв спор с Хорсовым, который в последнее время вел себя странно, я начала переживать. Может, этот оборотничий брак не так надежен, как говорят, и у кошака интрижка?

Побродив пару часов, одолеваемая тревожными мыслями, я согласилась на предложение Вали пойти в клуб.

Они с Дмитрием наконец решили создать пару, но у них все намного сложнее, чем у нас с Хорсовым. В их отношениях нужно сопоставить и соотнести традиции обоих кланов, все тонко просчитать и устроить…

И помимо всего, трудные характеры обоих вечно не дают им покоя. Вот и сегодня, поругавшись со своим волком, подруга захотела отдохнуть, а я решила к ней присоединиться.

А Андрей… Хочет работать — пусть работает. Кто я такая, чтобы ему мешать?

Ночной клуб встретил меня магнетической музыкой и шумом толпы, что отрывалась от реальности с помощью коктейлей и ритмов танца. Мелькали вспышки светомузыки, создавая в помещении иллюзию места, напитанного магией и эйфорией посетителей.

Да, как раз то, что мне сейчас нужно: много людей, чуть-чуть алкоголя и дружеская компания.

В последнее время трудно сказать, чего хочется от жизни. Сложности наших прошлых отношений с Андреем до сих пор влияют на те, что мы строим сейчас. Сдерживают порывы, желания…

Оборотня же я не понимаю и прямо спросить не могу. Боюсь, что ранит меня ответом, боюсь, что правда мне не понравится, боюсь насмешек и холодности. Хорсов в последнее время очень погружен в себя, задумчив, раздражителен. Может, уже пожалел, что решил перевезти меня к себе и жениться?

Разместившись за столиком в одной из ниш клуба, я откинулась на спинку дивана и тяжело вздохнула.

— Что случилось? — спросила Валя.

Только я хотела нажаловаться на жизнь, как нас прервала официантка:

— Что желаете?

— «Коварную розу», — заказала подруга коктейль.

— Водку, — решилась я.

— Ого! — прокомментировала Валя. — Что запиваем?

Как только девушка, приняв заказ, отошла от нашего столика, я ответила:

— Отношения с твоим братом. У меня из-за них постоянно возникает желание напиться. Если тенденция сохранится, я поддамся, и у меня со временем сядет печень. Ведь чтобы прожить с Андреем месяц, мне придется выпивать бутылку водки.

Валя хмыкнула.

— Что у вас случилось?

— Кабы я сама знала, то не сидела бы здесь. А как у тебя с твоим волком?

— Все сложно. У нашего клана так много традиций, что даже помолвку объявить — проблема.

— Все настолько серьезно? — спросила я, по-доброму завидуя подруге.

— Да. С ним я счастлива. Все-таки то, что мы, оборотни, можем определить для себя идеального партнера, большая удача. В этом отношении нам повезло гораздо больше других рас. А физическая близость — просто счастье!

Вздохнув, я опрокинула первый стаканчик водки, не в силах представить свое счастье. Через некоторое время, проведенное за размеренной беседой, мне уже все казалось прекрасным, и, чтобы расслабиться окончательно, я отправилась на танцпол, не слушая протестов Вали. Нужно от души повеселиться, и завтра будет легче.

Музыка завораживала захмелевшее сознание, мерцающий свет погружал в совершенно иной мир. Вдруг кто-то выхватил меня из толпы людей и потащил по направлению к выходу. Я начала брыкаться. Что это незнакомые мужики меня хватают?

Над ухом раздался рык. Ага, мужчина свой.

— Куда ты меня тащишь? Я еще не расплатилась по счету.

— И водку не допила, и мужиков всех вокруг не соблазнила.

— Ничего такого я не делала! — возмутилась, ощущая в голове легкий дурман. — Хотя водку пила, да.

— С меня хватит! — прорычал мой тигр.

Перекинув меня через плечо, Хорсов направился к такси.

Ого, какие подвиги ради меня! Только лучше бы оборотню быстрее меня усадить, а то как бы неприятность не случилась. Но оборотень справился со своей задачей, и, едва машина тронулась, как Андрей, обхватив мой затылок рукой, спросил:

— Ты когда пьяная, всегда говоришь правду?

— Я стараюсь никогда не врать.

— Почему ты сегодня пила?

— С меня хватит! — решила поделиться наболевшим.

Андрей, ничего не говоря, поцеловал меня, как в тот первый раз — сильно, жарко, страстно.

Не прерывая поцелуя, я, наплевав на водителя, забралась верхом на оборотня и, обхватив за шею, поцеловала в ответ. Хорсов застонал.

— Может, до дома подождете? — подал голос таксист.

Оторвавшись от Андрея, я уткнулась лбом в его лоб.

— Больше сдерживаться не намерен, — прохрипел оборотень. — И так дал тебе достаточно времени привыкнуть. Работа уже не спасает.

— А кто тебя просил? — выдохнула я, поерзав на его коленях.

А, гори оно все синим пламенем!

Мы не заметили, как добрались до дома. Практически вбежав в квартиру, стали целоваться как сумасшедшие, скидывая с себя одежду.

Взгляд Андрея мягкий, ласкающий, а в глазах все отчетливее полыхал огонь. Целуя его чувственные губы и вдыхая запах разгоряченного мужчины, я начала медленно сдаваться на милость своего победителя. Немного страшно, но ему я доверяю.

Оборотень зафиксировал мои руки у меня за спиной, добавляя ситуации болезненного очарования, с моим телом творилось что-то странное. То ли от напора любимого мужчины, то ли от сочетания жесткости и нежности я начала таять как воск.

Однако страх не уходил. Все-таки это мой первый раз и ожидание неминуемой боли не отпускало меня. А руки Андрея путешествовали по моему телу. «О боже!..»

Я стянула с оборотня футболку и отбросила ее в сторону. Его мускулистая грудь напряглась, когда руки обхватили меня, крепче прижимая к себе, а я как зачарованная смотрела на мощный обнаженный торс. Ни грамма жира, одни сплошные литые мускулы.

Почувствовав, как его пальцы окончательно расстегнули блузку и развели в стороны ткань, я замерла. Теперь оборотень мягко поглаживал обнаженную грудь.

— Ты великолепна… — прошептал, целуя мою шею.

Я зажмурила глаза и прислонилась головой к стене холла, дальше которого мы не добрались. Что я делаю? Где я позволяю с собой это делать?

— Андрей, я не могу здесь… — прошептала, чувствуя, как ласковые пальцы нежно сжимают напрягшиеся соски.

Андрей, поставив засос на шее, прошептал в ответ:

— Глупышка. Несмотря на то что мой рассудок мутнеет от желания обладать тобой, я не буду спешить. Свой первый раз ты запомнишь навсегда.

Его губы обожгли шею поцелуем в том месте, где до этого Андрей поставил засос. От ощущения упирающейся в бедро мужской силы и властных мужских ладоней на груди застонала. Слишком беззащитной я себя чувствовала, слишком открытой. Страх, желание, любовь и непередаваемая нежность — все смешалось внутри меня. Рассудок туманился.

Андрей медленно наклонился и вобрал ртом сначала одну вершинку, поласкал ее языком, несколько раз потянул, затем перешел к другой. Я уже не таяла, я плавилась.

Едва Хорсов поднял голову и поцеловал мои губы, я страстно ответила на поцелуй, чувствуя невероятное томление, еще немного — и заполыхаю.

Продвигаясь вместе со мной вглубь квартиры, Андрей освобождал меня от одежды, оставив в одном белье. Лифчик отлетел в сторону, когда наше движение замедлилось около двери в спальню. Меня прижали к стене и снова поцеловали, а пальцы Хорсова, оттянув резинку, проникли под трусики. Я вздрогнула.

— Тс-с-с… — прошептал на ушко Андрей, неторопливо скользя пальцем. — Все хорошо.

Очень хорошо. Наслаждение окончательно поглотило сознание, ноги подогнулись, и я, обхватив Андрея за шею, судорожно цеплялась за него, словно прося помощи, помощи в том, чтобы напряжение внутри меня наконец ушло.

Из горла вырвался стон. Он прижал мою голову к своей груди и, подхватив под попку, продолжал гладить и ласкать, а низ моего живота уже сводило болью от наслаждения, я жаждала получить разрядку.

Я не заметила ни как меня приподняли над полом, ни как перенесли на кровать… Ощутила лишь прохладу простыней.

Звякнула пряжка ремня. Я замерла, готовая умолять.

«Неужели сейчас?..»

Едва я успела судорожно вдохнуть, как меня накрыло горячее мужское тело, крепкие руки сжали в объятьях, а снизу прижалось что-то горячее.

Медленно, настойчиво Андрей толкнулся… Легкая боль… Он замер и, когда я рвано выдохнула, проник полностью. Я застонала, мне не хватало воздуха, и, едва Андрей начал медленно двигаться, судорожно вцепилась в него, сама не зная, о чем просить, чтобы облегчить свою агонию.

— Моя… — послышался шепот Андрея.

Внутри меня двигалась неведомая сила, все быстрее и быстрее. Я чувствовала, как Хорсов ласкает меня руками, казалось, везде, опускаясь вниз, поглаживая. Я хрипела и стонала, рвалась и выгибалась. Андрей страстно целовал, ласкал, двигался сильно и равномерно, а я сходила с ума, чувствуя, как внутри нарастает наслаждение, и скулила от удовольствия.

Движение… Царапины от ногтей на мужской спине, которую я судорожно обхватываю. Рука Андрея легла на грудь и сжала ее, движения ускорились… его ласки внизу живота… и я выгнулась, не в силах сдержать крик.

Я закричала и взорвалась. Задрожала, словно через меня пропустили ток, выгнулась дугой, вцепилась пальцами в спину Андрея.

— Моя, — вновь услышала шепот, мужские руки словно тисками сжали меня, и я почувствовала, как внутри стало горячо.

Нежно целуя мои губы, оборотень легонько поглаживал меня и прижимал к себе. Я лежала и была не в состоянии вынырнуть из наслаждения, оно не отпускало меня.

Мне было так уютно в кольце сильных рук. После пережитого удовольствия тело пребывало в приятной истоме, а душа парила в небесах.

— Если ты думаешь, что после сегодняшнего мы снова вернемся к воздержанию, то ты глубоко заблуждаешься, — сообщил мне Андрей.

На это я просто поцеловала оборотня, и все началось сначала.

Бекона ни этим вечером, ни ночью никто не покормил.


* * * | Однажды тихой темной ночью | * * *