home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

После больших гонок в моей жизни многое поменялось. Во-первых, я получила свой приз, чем очень довольна. Им оказался универсальный магический набор, который стоит немалых денег и с помощью которого можно сделать амулеты практически любой силы. Для меня это настоящая находка, и отдавать ее никому не собираюсь.

Не менее впечатляющими оказались новости о моих друзьях. Пока я готовилась на Роатотане к самой захватывающей в своей жизни авантюре, для них многое изменилось.

Произошла серьезная революция в отношениях Юли и Даниила. Уж не знаю, последовала ли она моему совету или нет, но сейчас они самая сладкая парочка среди нас, которую мы с момента возвращения еще не видели, так как они практически не выходят из дома.

Неожиданностью стало сообщение о свадьбе Лены и Артема. Две недели назад они расписались и сейчас отправились в свадебное путешествие. Артем сподвиг на этот шаг нерешительную Лену только после того, как она «совершенно случайно» забеременела.

А меня по возвращении ждало сразу два сюрприза. Первый — это газеты. Еще в аэропорту мы с оборотнем наткнулись в киосках на свое изображение. На всех первых полосах передовых изданий красовалась фотография, на которой мы с Андреем целуемся. Она разошлась по всему миру миллионными тиражами.

Чувствую, этот сезон больших гонок запомнится всем как самый непредсказуемый и такой, в котором один из призеров — женщина в маске. Очень необычно.

Основной вопрос, что задали мне репортеры, едва мы вышли из аэропорта: «Почему скрывала лицо?»

Молча улыбаясь, я постаралась побыстрее добежать до такси, и Андрей мне в этом помог.

Но думаю, что мое спасение — временное явление. Акулы пера как будто знают, где собака зарыта, и не оставят попыток выведать информацию. Кажется, я приобрету в связи с этим больше известности, чем сам победитель.

Перед отлетом я много думала о наших отношениях с Хорсовым. Теперь расследование завершено, и придется что-то решать, выбирать линию поведения. Но больше всего меня пугало, что совсем ничего не будет, когда мы прилетим в Старград.

Теперь наши отношения с оборотнем можно разделить на стадии. Недоверие, ненависть, неприязнь, вызванная происшествиями в прошлом. Мы долгое время холили и лелеяли в себе эти чувства, подкармливая их воспоминаниями о неприятных поступках друг друга, взаимными обидами.

А потом в наши жизни вошла эта Анна, и завертелся водоворот событий, который все смешал. Общее дело и смена обстановки позволили нам приглядеться друг к другу, понять, что прошлые обиды мелочны, и мы их давно простили.

Там, на тропическом острове, я не хотела об этом думать, не хотела ни в чем себе признаваться. Нужно было преодолеть опасность, уничтожить угрозу. Так я убеждала себя, а наши тела толкали нас друг к другу. Физиология — более грубая и честная материя, она не приемлет иллюзий и обмана.

И теперь, когда все закончилось, я оказалась перед выбором. Как быть дальше?

Лгать себе после всего глупо. Я люблю Хорсова, и ничего с этим не поделаешь. Но любит ли он меня или это просто обряд? И как мне строить с ним отношения? На гонках у нас была миссия, что позволяла отсрочить решение, не копаться внутри себя, не предпринимать важных действий и поступков. Теперь, по возвращении, пришло время определиться.

Но так много страхов…

По приземлении думать о чем-то в этой шумихе оказалось совсем невозможно, а когда приехали домой, меня ждал еще один сюрприз.

Андрей на свою беду приехал со мной и помог занести вещи в квартиру, а там — ловушка захлопнулась. До сих пор не могу вспоминать об этом без улыбки.

Открыв дверь, мы зашли в квартиру, и я услышала шорох. Внутри все оборвалось. Неужели опять начинается?

Но на деле все оказалось гораздо хуже. В прихожую неспешно вышли мама, бабушка и папа. Приподняв бровь, моя родительница рассматривала меня и Хорсова.

— Дочь, ты ничего не хочешь нам рассказать? — спокойно так спросила мама.

Осознав, какую картину они увидели, когда приехали ко мне, я стала спешно искать подходящий ответ. Следы когтей на холодильнике, часть мебели разломана, пробитая дверь — и это только крупные повреждения… Как такое объяснить?

— Мам, понимаешь… В общем, я некоторое время жила с Андреем.

— А почему ты жила с Андреем? — грозно спросил папа, активировав заклинание.

Надо отдать должное кошаку — он не дрогнул.

— Потому что мы с ним прошли ритуал объединения, — выдохнула я.

В комнате повисла тишина.

— Марго, как подобное могло произойти? — спросила бабушка, пока папа и Андрей присматривались друг к другу. — Когда мы уезжали в круиз, вы… не ладили. А теперь женаты.

— Нет! — воскликнула я.

— Не придирайся к словам. Это случится рано или поздно, — нахмурилась старушка.

Я застыла, так как пока совершенно об этом не думала. Не до того, знаете ли, было.

— Мы еще ничего не решили.

— Мы поженимся, — одновременно со мной сказал Хорсов.

— Давайте пройдем в гостиную, там даже есть на чем сидеть, — сыронизировала мама. — Заодно вы объясните, почему квартира в таком состоянии.

Только мы зашли в соседнюю комнату и расселись, как Хорсов, опередив меня, произнес:

— Данные разрушения произошли в дни моего безумия, когда ваша дочь по незнанию перепоила меня валерьянкой.

Я энергично закивала головой, соглашаясь со словами Андрея.

— Во мне проснулись инстинкты, и я начал все воспринимать как игру.

— Главное, чтобы ты мою дочь как игру не воспринимал, — проворчал папа.

Посмотрев моему родителю прямо в глаза, оборотень ответил:

— Вы же сами понимаете, что подобное невозможно.

Хорошо, что сейчас зима, на мне свитер с джинсами, и родители не видят синяков на теле, оставшихся после гонки.

— А как, позвольте узнать, вы оказались на больших гонках? — поинтересовался папа, подняв газету, лежащую у него на коленях, вверх.

Там была наша с Хорсовым фотография, на которой мы целуемся.

— У нас была романтическая поездка. Марго изъявила желание принять участие в этом мероприятии, и я предоставил ей такую возможность.

— Какая щедрость! — ехидно сказал отец.

— Это был подарок на свадьбу, — невозмутимо парировал Хорсов.

Внутренне я зарычала на такое самонадеянное заявление кошака, но внешне этого не показала. Если родители не сочтут наши объяснения убедительными, то у нас будет много трудных дней. Поэтому пока стоит промолчать.

— А что с твоей работой? — спросила бабушка.

— Ничего. Я взяла кратковременный отпуск.

Ага, месяца так на три. Но меня начало раздражать такое внимание к моей личной жизни. Пора переходить в атаку.

— Но я не понимаю, в связи с чем мне устроили допрос? И выказывают такое недоверие? — начала злиться я.

— Просто нам интересно, дочь, почему ты так резко подарила нам мировой круиз, — заметила мама.

— Чтобы вы не мешали нашим отношениям, — неожиданно нашла я гениальный предлог.

— А мы стали бы препятствовать? — спросила мама, приподняв бровь.

— А разве нет? — ответила я ей в тон.

Еще немного порасспрашивав нас, гости удалились. А я резко высказалась насчет самодеятельности Андрея.

— И ты злишься, что я не сделал тебе перед этим предложение? Из-за этого?

При виде ехидно улыбающегося Хорсова мне захотелось врезать ему вазой.

— Марго, давай представим, что я тебе сказал все, что ты хочешь услышать, и ты согласилась.

Желание врезать облезлой кошке стало практически непреодолимым.

— А поступки ты тоже уже все совершил?

Андрей улыбнулся и протяжно сказал:

— Ну-у-у… Это мы еще успеем… Я готов даже сейчас.

Поняв, на что Хорсов намекает, я покраснела.

— Ну, раз готов, тогда я хочу ухаживания, подарки, цветы и свидания.

Оборотень так и застыл в кресле.

— Вообще-то, я не совсем это…

— А я совсем это. Поэтому пока программу минимум не выполнишь, я за тебя из принципа не пойду. — Я сложила на груди руки.

Некоторое время посверлив меня внимательным взглядом, Хорсов поднялся из кресла и, подойдя ко мне, взял за подбородок.

— Что ж, раз ты так хочешь, пусть будет так.

Надо же! Одолжение мне сделал!

— Но выбирать развлечения будешь ты. И раз у нас будет романтическая сторона отношений, значит, должна быть и интимная. Ты об этом не подумала?

Я покраснела.

— Жду первого свидания. — Оборотень усмехнулся, заметив мою реакцию.

И коротко, но крепко поцеловав, вышел. А я осталась в сомнении: выиграла схватку или нет?


* * * | Однажды тихой темной ночью | * * *