home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Альберт Казачок заканчивал разминку. Несколько раз порывисто взмахнул руками – точно собирался подпрыгнуть и броситься вплавь сквозь бряцающий гул ведомственного спортзала – и перешел к приседаниям. С деревенской деловитой неторопливостью, безо всякого азарта, но с осознанием пользы для своего большого, налитого тяжелой, как чугун, силой, он раз за разом опускал мощный зад к полу, гортанно крякая, неподвижно глядя перед собой.

Антон наблюдал за ним с дальней скамейки. Какую-то даже почти ненависть вызывали в нем это кряканье, африканская курчавость Казачка-старшего, его красная воловья шея, на которой сейчас вздувались бурлачьи веревки вен, сосредоточенно-безмысленное выражение потного лица.

Выпрямившись последний раз, Альберт громко выдохнул и, потирая ладонями бедра, двинулся к тренажерам. Антон перехватил его аккурат на середине пути.

– Лови! – крикнул Антон, очень постаравшись, чтобы голос его прозвучал как обычно – дружески приветливо.

Альберт полуобернулся, успел подхватить пару брошенных ему шингар. На секунду круглые его глаза застыли в оторопи, но очень быстро он взял себя в руки. Усмехнулся несколько вопросительно:

– Привет, Антош… Давно меня ждешь? – и еще раз усмехнулся, видимо, нечаянной рифме.

– Давненько, – честно признался Антон и мотнул подбородком в сторону четырехугольного возвышения ринга. – Пойдем?

– Пошли, – согласился Казачок-старший. – Хотя не собирался сегодня…

– Настроение не боевое?

– Ну… Типа того. Устал, понимаешь…

– Весь в делах. К тебе прямо не пробьешься. Все у тебя времени нет с товарищами по службе пообщаться.

– Сам знаешь, какая запара сейчас. Капрала на нас повесили – дело нешуточное. По особому указанию оттуда… – Казачок ткнул пальцем в потолок.

– Да знаю я…

Надевали перчатки молча. Антон больше не смотрел на Альберта, а тот нет-нет – да и взглядывал на Антона исподлобья. И не было уже усмешки во взгляде Казачка. Только настороженная опаска.

– Попрыгаем, что ли? – выдохнул Антон, принимая стойку.

– Давай-давай… – неопределенно откликнулся Альберт.

Он мельком оглянулся по сторонам. Народу в зале по причине вечера пятницы почти не было – лишь пара оперативников застряли у стойки с гантелями: давно уже закончили упражнения, да вот – к досаде Антона – не торопились в душевую, увлекшись разговором.

Альберт покачивался в стойке, не спеша начинать. Был он на голову выше Антона, много шире в плечах, едва ли не вдвое тяжелее и, конечно, подготовлен куда как лучше (мастер спорта по рукопашному бою все-таки). Но необычное поведение коллеги сбивало его с толку, принуждая к инстинктивной осторожности.

Антон провел два пробных выпада – Альберт без труда уклонился, не став закрываться или контратаковать.

– Слушай… – начал было Казачок-старший, но тут Антон ринулся в яростное наступление, осыпая его частыми ударами.

Ни один удар, впрочем, цели своей не достиг. Альберт, закрываясь локтями, отступал к канатам, предоставляя возможность менее опытному противнику натешиться и выдохнуться. И неосмотрительно подпустил Антона слишком близко – тот вдруг скакнул вперед и вбок, метя коленом Казачку-старшему в живот.

Он все-таки успел среагировать, мастер спорта Альберт Казачок. Выгнулся так, что колено Антона едва мазнуло ему по пластинам брюшного пресса. Правая рука Казачка сработала мгновенно и автоматически – могучий кулак кувалдой обрушился сверху на голову противника. Антон рухнул на ринг.

– Ого! – воскликнул один из оперативников, обернувшись на звучный шлепок.

– Нормально прилетело, – прокомментировал второй. – Нашел тоже, с кем в пару становиться, – добавил он в адрес Антона.

– Мужики, чего там у вас? – осведомился первый. – Все в порядке?

– В порядке! – преувеличенно бодро откликнулся Антон, не без труда поднимаясь на ноги.

Казачок-старший внимательно смотрел на него, потряхивая правой рукой.

– Сбесился ты, что ли? – негромко спросил он.

– Все в порядке, – повторил Антон. Голова у него все еще кружилась, и он шагнул в сторону, чтобы положить руку на канаты. – Какой же ты здоровый все-таки…

– Тренируемся помаленьку, – ответил Альберт.

Оперативники, двинувшись, наконец, к выходу, задержались у ринга. Вероятно, ожидали продолжения боя. Антон демонстративно потянул с руки шингару.

– Счастливых выходных, парни. Представление окончено, – оторвавшись на секунду, сообщил он.

– Ну и слава Богу, – облегченно вздохнул Альберт.

– Это я не тебе, – шепнул Антон, поправляя шингару, которую и не думал снимать, – это я – им.

Казачок-старший стрельнул растерянным взглядом в удаляющиеся спины оперативников.

– Продолжим? – предложил Антон.

– Слушай! – Альберт отступил на шаг. – Ты чего взбеленился, Антош, а? Ты ведь его даже и не знал лично! Гогина этого. Так ведь?

Антон не ответил.

– Какого дьявола ты вообще детский сад здесь устроил? Ты б меня еще на дуэль вызвал… Что происходит? Мой отдел разработал операцию под прямым руководством Магнума, приступил к осуществлению этой операции… От тебя и требовалось только – предварительно проконсультировать нас по поводу Трегрея… твоего бывшего подопечного. На предмет целесообразности прямого либо непрямого использования в оперативных целях его самого и объектов его окружения. Ты доклад предоставил, мы доклад получили. Что еще тебе от меня надо?

Антон ударил кулаком в ладонь, подавая сигнал к возобновлению спарринга. И тут же хлестнул Казачка наотмашь в голову. Альберт легко отбил этот выпад:

– Прекращай, понял? – кажется, он начинал злиться. – В конце концов, чего ты ко мне прицепился? К Магнуму цепляйся, он шеф, он у нас единым росчерком запрещает или разрешает. Перед ним бы и махал кулачками. Только хрена ли толку после драки-то…

– Магнум! – оскалился Антон и резко подался в сторону, попытавшись зацепить стопой лодыжку противника. Зацепить-то он зацепил, только подсечь ножищу Альберта сил у него не хватило. – А то ты не знаешь… – отшатнувшись, договорил он. – Если Магнум насчет чего-то мнение составил, переубеждать его бесполезно. Только навредишь. А с Трегреем и его соратниками… он уже давно все решил.

– А что тебе не нравится? – Альберту, видимо, стали надоедать назойливые наскоки легковесного противника. Отбив очередной удар, Казачок послал короткий и мощный тычок Антону под ребра. Тот охнул и повис на Альберте в клинче. – Что тебе не нравится, говорю? Здоровая логика. Кто не с нами, тот против нас. Мы дело делаем, а не в игрушки играемся. Ты вот дал понять, что этим своим… саратовским правдоискателям симпатизируешь, – шеф и распорядился тебя к нашему отделу на пушечный выстрел не подпускать. Никоим образом более к делам, касающимся операции, не привлекать. Никакую информацию, само собой, не предоставлять. Ну как? Отдышался?..

Казачок, крутнувшись, попытался сбросить с себя Антона, но тот уцепился клещом.

– Я же тебя как товарища просил, – с присвистом дыша, прохрипел Антон. – Безо всякого доклада… Только не надо говорить, что Магнум все решает. Тебе вполне по силам было ликвидацию Гогина предотвратить…

– Случай же какой подвернулся… – шепотом ответил Альберт. – Так все складно вышло с этим писателем – как по нотам… А что Магнум бы со мной сделал, если б я такой случай упустил? И потом… Это же не ради удовольствия, не во имя выгоды какой… Это ради дела. Нашего общего. Которое «страну защищать», понял?

Антон неожиданно рванулся в попытке скользнуть Казачку за спину, чтобы провести удушающий прием. Альберт перехватил его за руку и швырнул через плечо.

– Я не понимаю, чего ты в этой компании нашел? – рявкнул Казачок. Не давая противнику подняться, он подскочил и ногой подсек руку, на которую тот опирался. – Чем тебе твой Трегрей мозги закапал, если ты из-за него карьеру себе порушил? Да, порушил! Скажешь, нет? Два года назад кто у Магнума в фаворитах ходил? Он тебя в замы себе прочил. И не потому, что ты, как некоторые, подвижность позвоночника и вращательную способность языка развивал, не было такого… А потому что сотрудник толковый был, и башка у тебя правильно работала. Прямо скажем… Лежи, отдыхай!.. – тут Альберт снова сбил Антона с ног, – прямо скажем, профессионализм твой никуда не делся, а вот башкой ты ослаб. Доверяет тебе теперь Магнум? Ни на грош! Да еще и проект твой провальный, «Муромец» этот, куда я сдуру братца своего уговорил тебя пихнуть… Прекращай в чужие дела лезть! Займись собой!

Договорив, Альберт отступил, рванул с правой руки шингару.

– А мы что? Закончили разве? – с нехорошим каким-то спокойствием поинтересовался Антон, поднимаясь.

– Хватит дурака валять! – поморщился Альберт.

Прыгнув вперед, Антон сумел-таки впечатать кулак в подбородок не ожидавшего нападения Казачка-старшего. Альберт пошатнулся и чуть запоздал с ответным ударом – противник его успел отпрыгнуть.

– Боишься репутацию лучшего бойца отдела замарать? – вопросил Антон. – Не бойся, мы одни. Никто позора твоего не увидит.

– Договоришься сейчас!.. – с серьезной уже злостью ответил Казачок, натягивая обратно шингару. – Не в настроении я больше играть! Отвали!

– Струсил все-таки. Это тебе не перед начальством выслуживаться. Что ты там плел про подвижность позвоночника?..

– Ты умом, что ли, тронулся в самом-то деле?! – изумился Альберт. – Ты чего добиваешься, я понять не могу?!

Он пропустил еще один выпад – хороший такой боковой удар голенью в бедро. С шипением втянув воздух сквозь стиснутые зубы, Казачок-старший отскочил в сторону, сморщившись, попрыгал на неповрежденной ноге.

– Как тебе? – осведомился Антон.

– Ну ладно, – мотнул головой Альберт. – Сам не угомонишься, я тебя угомоню. Для твоей же пользы.

Он устремился было вперед, но тут Антон остановил его. Нет, не контратакой.

– Карьеру вот только твою жалко!.. – выпалил он.

Казачок остановился.

– То есть?

– С Гогиным-то промахнулся ты. Я ведь предупреждал, чтоб Трегрея с его соратниками не трогали. Магнум, конечно, добро дал, но… крайним-то в итоге ты окажешься.

– Почему это?

– Потому что Трегрей убийства своего соратника просто так не оставит, до истины рано или поздно докопается. Он непременно включится в игру, Трегрей. И играть будет не за твою команду. Не с теми ты связался, Альбертик.

– А-а-а… – протянул Альберт, трогаясь с места. – Вон оно как… – И неожиданным и сильным ударом в челюсть швырнул противника на канаты. – Ну что ж. С теми, кто против танка попрет, знаешь, что бывает? В одну яму, получается, сложим. И Трегрея твоего, и Капрала.

Антон оттолкнулся от канатов и незамедлительно огреб еще одну мощную затрещину, в очередной раз опрокинувшую его на ринг. Подняться получилось не сразу.

– В конечном итоге, допустим… в одну яму… – стоя на одном колене, сказал он. – Только вот – ты ли операцию завершать будешь? Или кто-то другой, кого Магнум взамен тебя, лишних проблем на отдел навесившего, поставит?.. И весь твой служебный энтузиазм зазря пропадет. Поедешь обратно в свою деревеньку под Калугой коровам хвосты крутить. И меньшой братец вслед за тобой… Вот мамка с папкой расстроились бы, на вас глядючи. То-то они вам имена такие подбирали: Альберт да Артур – к лучшей доле детишек готовили, к столичной жизни. А получилось вона как…

Альберт как-то очень по-мальчишески вздрогнул крупными губами, глаза его увлажнились детской изумленной обидой. В ту секунду Антон даже пожалел, что затеял все это…

А в следующую – он уже болтался в мощной ручище Казачка-старшего, вздернувшего его за загривок на ноги.

– Ты же знаешь, сволочь… что отца с матерью давно уже… – у Альберта аж горло перехватило, слова спрыгивали с трясущихся губ скомканными, точно катышки жеваной бумаги. – Что у меня… кроме Артурки…

– Пусти! – прохрипел Антон, безуспешно отдирая пальцы Казачка от своей шеи. Он изловчился лягнуть противника коленом в пах, и тот, болезненно вскрикнув, разжал захват – но спустя мгновение, завернув Антону правую руку за спину, притиснул его грудью к канатам.

– Доигрался, сволочь… – с жаркой мстительностью задышал ему в ухо Альберт. – Насчет дружков своих, если хочешь знать… Думаешь, Магнум не понимает, чего от них ожидать можно? Думаешь, у Магнума изначально расчета не было Трегрея увязать с нашей операцией?

Плечевой сустав выкрученной руки жгло огнем, но Антон молчал. И не двигался.

– Это даже очень хорошо для нас, если он трепыхаться начнет – сейчас, когда его задели… – шипел и шипел ему в ухо Казачок-старший. – А если и не начнет, все равно конец ему и кое-кому из компании его удалой. Понимаешь, Антоша? Дружки Трегрея, эта парочка, что засветилась в эпизоде с рейдерским захватом, – считай, что покойники. Один уже фактически покойник, а второй – пока что формально. Ну и сам Трегрей долго не протянет. Наверху, знаешь, оченно заинтересованы в успешном завершении операции «Капрал», поэтому Магнуму без разговоров любые расходы спишут. В том числе и человеческие… Я тебе больше скажу… – Альберт потянул руку Антона выше – так что у того потемнело в глазах от новой волны боли. – У меня такое впечатление сложилось, что лично для Магнума раздавить Трегрея не менее важно, чем Капрала. Что, в общем и целом, понятно. Они ведь – одного поля ягоды…

Тут Антон все-таки не выдержал, застонал.

Казачок-старший замолчал, опомнившись… И спустя секунду отпустил Антона, отшагнул назад. Видно, понимание, что наговорил много такого, чего ни в коем случае говорить не стоило, мгновенно затушило гнев.

Антон, отдуваясь, развернулся. Правая рука едва слушалась, боль перекатывалась в ней колючими шариками. Альберт молча подлез под канаты, спрыгнул с ринга. И, сгорбленный, направился к выходу.

У самой двери он все-таки обернулся. Бросил на скамейку у стены шингары. Мельком глянул на Антона, устало обвисавшего на канатах.

– Мы вроде как стране служим, – проговорил Антон на весь гулкий зал. – А не Магнуму.

– Да пошел ты! – огрызнулся Альберт. – Если шефу не верить, то кому тогда?

– Может, стоит самому попробовать разобраться?

– Ты-то много в чем разобрался? Чего ты так за Трегрея этого ненормального упираешься?

– Потому и упираюсь, что он – ненормальный, – усмехнулся Антон.

– Не понял?..

– А вот брат твой, Артур, понимает… Да и ты подобного рода вещи понимал… пару лет назад, пока усиленно в начальники карабкаться не стал. С тех пор что-то понималка твоя в другую сторону заработала. Но не переживай, Альберт. Могу тебе все заново объяснить. Только не сейчас. Можно завтра, например, снова в ринге встретиться…

– Да пошел ты! – гавкнул Казачок-старший. И вышел из зала, крепко хлопнув дверью.

Антон поморщился, растирая руку. Выбравшись с ринга, он доковылял до ближайшей скамейки, уселся, прислонился к стене, закрыв глаза. Противная пустота шумела в его голове. Довольно долго он сидел, чувствуя, как успокаивается сердечный бой, как подсыхает пот на теле, сковывая кожу хрупкой скорлупой.

Подобно воздушному пузырю поднялась на поверхность его сознания мысль:

– Дурные новости – тоже новости…

Он открыл глаза.

Необходимо связаться с Олегом. И как можно быстрее.


* * * | Урожденный дворянин. Защитники людей | * * *