home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VIII

Единственная тема наших разговоров — Дейзи Матлар. Новое место Люпина. Фейерверк у Туттерсов. «Комедианты из Холлоуэя». Сара ссорится с уборщицей. Непрошеное вмешательство Люпина. Представлен Дейзи Матлар. Мы решаем дать вечер в ее честь


5 НОЯБРЯ.

Мы с Кэрри огорчены из-за того, что Люпин, совсем еще мальчик, решил жениться, не спросись хотя бы нашего совета. После ужина он нам все подробно рассказал. Сообщил, что имя его избранницы Дейзи Матлар, и она самая милая, красивая и умная из всех девушек, каких в своей жизни приходилось ему встречать. Он полюбил ее с первого взгляда, и, привелись ему ждать ее пятьдесят лет, он станет ждать, и она, конечно, тоже станет его дожидаться.

Далее Люпин с глубоким чувством сказал, что теперь весь мир в его глазах преобразился — в таком мире стоит жить. Теперь у него явилась цель, и эта цель — чтобы Дейзи Матлар сделалась Дейзи Путер, и он уверен, что она не посрамит имя Путеров. Тут Кэрри прослезилась, обняла его, и при этом опрокинула бокал портвейна, который он держал в руке, на его новые светлые брюки.

Я сказал, что без сомненья мы полюбим мисс Матлар, когда с нею познакомимся, но Кэрри сказала, что уже любит ее. Я счел это несколько преждевременным, но придержал язык. Весь вечер мы только и говорили, что о Дейзи Матлар. Я спросил у Люпина, что собой представляют ее родители, и он сказал:

— Ну, ты знаешь, — «Матлар, Уильям и Уоттс».

Я не знал, но от дальнейших вопросов воздержался, боясь вызвать недовольство Люпина.


6 НОЯБРЯ.

Люпин пошел со мной ко мне на службу, имел долгий разговор с мистером Джокером, моим начальником, и в результате согласился служить в конторе «Джоб Клинанд и компания, биржевые маклеры». По секрету Люпин мне объяснил, что это, в сущности, рекламное агентство, и он от него не в восторге. Я ответил:

— Ты не в том положении, чтобы привередничать.

И к чести Люпина должен сказать, что он, по-видимому, тотчас раскаялся в своих словах.

Вечером мы пошли к Туттерсам, запускать фейерверки. Начало моросить, по моему мнению, решительно некстати. Одна петарда никак у меня не взрывалась, и Туттерс посоветовал:

— А вы стукните ее по своей штиблете, старина, мигом взорвется.

Я несколько раз стукнул петардой по штиблете, и наконец она с громким треском взорвалась и обожгла мне пальцы. Остальные петарды я отдал сынку Туттерсов, пусть ребенок поиграет.

Случилось еще одно неприятное обстоятельство, из-за которого множество нареканий посыпалось на мою бедную голову. Туттерс, в качестве эффектного финала, укрепил на подпорке огромное «огненное колесо». Он носился с этим колесом, как с писаной торбой; и якобы оно в семь шиллингов ему обошлось. Были некоторые трудности с поджиганием. Наконец, колесо завертелось; но, кое-как сделав два оборота, окончательно замерло. У меня с собой была трость, так что я постучал по колесу, чтоб оно сдвинулось, но оно, к сожалению, свалилось с подпорки в траву. Можно подумать, я им дом спалил, так все на меня напустились.

Отныне увольте меня от развлечений с фейерверками. Глупая трата времени и денег и больше ничего.


7 НОЯБРЯ.

Люпин просил Кэрри, чтобы она навестила мисс Матлар, но Кэрри ответила, что, по ее мнению, мисс Матлар следовало бы ее первой навестить. Я поддержал Кэрри, и это повлекло за собою споры. Однако Кэрри ловко вышла из положения, сказав, что никак не найдет визитных карточек, надо их снова заказать, а когда они будут готовы, еще не поздно будет обсудить правила этикета.


8 НОЯБРЯ.

Заказал нам несколько визитных карточек у Блэков, торговцев канцелярским товаром. На каждого по двадцать пять, нам их на целую вечность хватит. Вечером Люпин привел с собой Фрэнка Матлара, брата мисс Матлар. Довольно-таки неотесанный юнец, но Люпин говорит, что его обожают в клубе, — он имеет в виду своих «Комедиантов из Холлоуэя». Люпин нам шепнул, что если мы чуть-чуть «зацепим» Фрэнка, мы животики надорвем.

За ужином Фрэнк делал разные штуки. Взял нож и, приложив плоской стороной к щеке, ужасно смешно наигрывал якобы какую-то мелодию. А еще он изображал беззубого старика, курящего большую сигару. Он так ронял эту сигару изо рта, что Кэрри буквально помирала со смеху.

Наконец в разговоре было упомянуто имя Дейзи, и Матлар сказал, что как-нибудь к нам ее приведет — родители люди старомодные, почти не вылезают из дому. Кэрри пообещала, что по такому случаю мы закатим вечерок. Поскольку Матлар не выказывал ни малейшего намерения уходить, а время близилось к одиннадцати, я в виде намека напомнил Люпину, что завтра ему рано вставать. Вместо того, чтобы понять мой намек, Матлар снова взялся за свои комические номера. Он еще час целый их продолжал без передышки. У бедной Кэрри просто глаза слипались. В конце концов, она извинилась и сказала «спокойной ночи».

И тут уж Матлар ушел, я слышал, как они с Люпином шушукались в прихожей насчет «Комедиантов из Холлоуэя» и, к моему крайнему неудовольствию, хоть было за полночь, Люпин надел плащ и шляпу и отправился вслед за новым своим знакомым.


9 НОЯБРЯ.

Попытки разгадать, кто же выдрал страницы из моего дневника, по-прежнему бесплодны. Люпин совсем потерял голову из-за Дейзи Матлар, так что мы почти его не видим, правда, поесть он является исправно. Заходил Туттерс.


10 НОЯБРЯ.

Кажется, Люпин доволен новой должностью, и это для нас большое утешение. Дейзи Матлар — единственная тема наших разговоров за столом. Кэрри почти в таком же воодушевлении, как Люпин.

Люпин мне сообщает, к великому моему неудовольствию, что его уговорили принять участие в предстоящем представлении «Комедиантов». Говорит, ему поручили роль Боба Бритча в фарсе «Пошел ты к моему дядюшке»; Фрэнк Матлар занят в роли старика Кисляя. Я без всяких околичностей объявил Люпину, что не питаю ко всему этому ни малейшего интереса и вообще не одобряю любительства на театре. Вечером заходил Тамм.


11 НОЯБРЯ.

Вернувшись домой, застал отвратительный скандал. Кэрри, по-видимому напуганная вконец, стояла в дверях своей спальни, тогда как Сара вопила и ярилась. Миссис Биррел (уборщица), очевидно, пьяная, орала во все горло, что она «не воровка какая-нибудь, а женщина благоприличная, в поте лица должна зарабатывать себе на прожитье, и по роже съездит всякого, кто напраслину на нее несет». Люпин стоял ко мне спиной и не слышал, как я вошел. Он пытался урезонить женщин и, я с сожаленьем должен признать, в целях миротворства не гнушался слишком сильных выражений в присутствии собственной матери; входя, я как раз уловил конец его фразы: «… и весь сыр-бор из-за пары страниц вонючего дневника, которому грош цена в базарный день!» Я сказал с достоинством:

— Прошу прощения, Люпин, уж это вопрос вкуса; и поскольку я хозяин в этом доме, быть может, ты предоставишь решение этого дела мне.

Я установил, что ссора началась с того, что Сара обвинила уборщицу (миссис Биррел) в том, что та выдрала листки из моего дневника, с целью завернуть какие-то кухонные остатки и объедки, унося их из дому на той неделе. Миссис Биррел отвесила Саре пощечину и заявила, что «отродясь ничего отседова не уносила, и чего тут унесешь-то». Я велел Саре вернуться к своим обязанностям, а миссис Биррел отослал домой. Когда я входил в гостиную, Люпин там дрыгал ногами и покатывался со смеху.


Дневник незначительного лица

Дейзи Матлар


12 НОЯБРЯ.

Воскресенье. По дороге домой из церкви мы с Кэрри встретили Люпина, Дейзи Матлар и ее брата. Дейзи нам была представлена, и мы пошли домой вместе, притом Кэрри пошла с мисс Матлар впереди. Мы их пригласили на минуточку зайти, и я хорошенько разглядел мою будущую невестку. У меня прямо-таки упало сердце. Она крупная молодая особа, боюсь, по крайней мере на восемь лет старше нашего Люпина. Даже не могу ее назвать хорошенькой. Кэрри спросила, не хочет ли она к нам зайти в среду вместе с братом, познакомиться кое с кем из наших друзей. Она ответила, что с большим удовольствием придет.


13 НОЯБРЯ.

Кэрри разослала приглашения Тамму, Туттерсам, миссис Джеймс (из Саттона) и мистеру Стиллбруку. Я написал записку мистеру Франчингу, из Пекэма. Кэрри сказала, что раз уж нам все равно придется расстараться, так почему бы не пригласить и нашего патрона мистера Джокера? Я сказал, что вдруг мы для него не столь шикарны. Она сказала: «Но приглашеньем никого не оскорбишь». Я сказал: «Конечно», и написал ему письмо. Кэрри призналась, что внешность Дейзи Матлар слегка ее разочаровала, но, кажется, она славная девушка.


14 НОЯБРЯ.

Покамест все дали согласие прийти на наш завтрашний скромный прием с размахом. Мистер Джокер в милом письме, которое я непременно сохраню, написал, что, к сожалению, он ужинает в Кенсингтоне, но если он сможет вырваться, он с удовольствием на часок заглянет к нам в Холлоуэй. Весь день Кэрри хлопотала, готовила слоеные пирожки с яблоками и вареньем. Она призналась, что как хозяйка нервничает перед таким ответственным приемом. Мы решили, что выставим на стол что полегче — бутерброды, холодную курятину, ветчину, кое-какие сладости, а на буфете поместим добрый кусок говядины и язык — и если кто голодный, пусть налегает.

Тамм заглянул спросить, надо ли завтра являться во фраке. Кэрри просила его уж приодеться, поскольку будет мистер Франчинг и не исключена даже возможность появления самого мистера Джокера.

Тамм сказал:

— A-а, мне просто надо было узнать; долгонько я не щеголял при всем параде, придется отнести этот фрак, чтоб складки разгладили.

Только ушел Тамм, пришел Люпин и, весь трепеща, как бы мы не разочаровали его Дейзи Матлар, на все брюзжал, ко всему придирался, все подвергал критике, даже то, что мы пригласили нашего старого друга Туттерса, который, он сказал, в вечернем костюме будет выглядеть, как нанявшийся в официанты зеленщик, и пусть не удивляется, если Дейзи его за такового примет.

Я буквально вышел из себя, я сказал:

— Позволь тебе заметить, Люпин, мисс Дейзи Матлар — не королева Англии. Я полагал, что ты не настолько глуп, чтоб дать себя захомутать особе, которая тебя намного старше. Я тебе советую подумать о том, как заработать себе на жизнь, прежде чем связать себя с женщиной, которую тебе придется содержать, и, по всей вероятности, впридачу с братцем, который, по-моему, шалопай и больше ничего.

Вместо того, чтобы принять мой совет так, как должно разумному человеку, Люпин вскочил и крикнул:

— Оскорбляя девицу, с которой я связал свою судьбу, ты оскорбляешь и меня! Я уйду из этого дома и отныне ноги моей здесь не будет!

И с этими словами он выскочил вон, хлопнув дверью. Но ничего. К ужину он вернулся, и мы чуть не до двенадцати часов играли в безик.


Глава VII | Дневник незначительного лица | Глава IX