home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XVI

Мы теряем деньги, вложенные по совету Люпина, равно как и Туттерс. Марри Шик помолвлен с Дейзи Матлар


18 ФЕВРАЛЯ.

Кэрри несколько раз в последнее время обращала мое внимание на то, как редеют волосы у меня на макушке, и советовала к ним приглядеться. Сегодня утром я и пробовал их рассмотреть с помощью ручного зеркальца, как вдруг задел случайно локтем за угол стола, зеркальце упало и разбилось вдребезги. Кэрри стала убиваться, она у меня суеверна до нелепости. А в довершение бед, большая моя фотография в гостиной упала ночью со стены, и треснуло стекло.

Кэрри сказала:

— Попомни мои слова, Чарлз, случится какое-то несчастье.

Я ответил:

— Ну что за глупости, лапка.

Вечером Люпин пришел домой рано и, кажется, несколько возбужденный.

Я спросил:

— Что случилось, мальчик мой?

Он долго мялся и, наконец, ответил:

— Помнишь ты «Хлораты Парашика», я еще вам присоветовал вложить в них двадцать фунтов?

Я сказал:

— Да, и с ними все в порядке, я надеюсь?

Он ответил:

— Как бы не так! Ко всеобщему удивлению, они потерпели полный крах.

У меня прямо дух перехватило, я ни слова не мог вымолвить. Кэрри на меня взглянула и сказала:

— Ну? А что я тебе говорила?

Немного погодя Люпин прибавил:

— А вообще вам повезло. Меня вовремя предупредили, ваши я сразу сбыл и аж два фунта успел за них урвать. Так что вы легко отделались.

Я вздохнул с облегчением. Я сказал:

— Я не настолько оптимист, чтобы поверить в твои предсказания, будто я верну вложенные деньги в семикратном, в восьмикратном размере. И два фунта вовсе недурной процент дохода за столь краткий отрезок времени.

Люпин ответил с заметным раздражением:

— Ты недопонял. Я продал твои двадцатифунтовки за два фунта; ты фукнул на этом деле восемнадцать фунтов, а вот у Тамма с Туттерсом все денежки тю-тю.


19 ФЕВРАЛЯ.

Люпин, перед тем как отправиться в город, сказал:

— Досадно получилось с этими «Хлоратами»; такому б не бывать, не отлучись из города наш босс, Джоб Клинанд. Между нами, ты уж не удивляйся, если в нашей конторе все пойдет наперекосяк. Джоба Клинанда вот уже несколько дней никто не видел, а мне сдается, кое-кто очень бы хотел его повидать.

Вечером Люпин совсем уже собрался улизнуть, чтобы не встречаться с Туттерсом и Таммом, когда последний вошел не постучавшись, но с излюбленной своею шуточкой: «Можно войти?»

Он вошел, притом, к моему удивлению и к удивлению Люпина, кажется, в самом веселом расположенье духа. Ни я, ни Люпин не решались приступить к разговору, но он сам приступил. Он сказал:

— Н-да! Скажу я вам! «Парашика Хлораты», а? Просто жуть! Мил человек, мистер Люпин. Сам-то сколько потерял?

И Люпин, к великому моему удивлению, ответил:

— A-а. Да я ведь в них ни шиша не вкладывал. Там какая-то заковыка вышла, чек что ли я забыл вложить, или чего, остался, одним словом, без акций. А папан теряет восемнадцать фунтов.

Я сказал:

— Я понял так, что ты участвуешь в этом деле, иначе ничто бы меня не побудило пуститься в спекуляции.

Люпин сказал:

— Ну, теперь-то чего уж; зато вдругорядь огребешь вдвое.

Я еще рта не успел открыть, как Тамм сказал:

— Ну, а я, слава богу, ничего не потерял. Дело с самого начала показалось мне сомнительным, вот я и убедил Туттерса купить у меня все мои акции ценой в пятнадцать фунтов, раз уж они ему внушали большее доверие, чем мне.

Люпин расхохотался и, что мне очень не понравилось, крикнул:

— Бедняга Туттерс! С тридцатью пятью фунтиками распростится.

И в ту же самую секунду зазвонил звонок. Люпин сказал:

— Что-то мне не хочется встречаться с Туттерсом.

Направься он к двери, ему пришлось бы с ним столкнулся в коридоре, а потому со всей поспешностью Люпин открыл окно гостиной и был таков. Тамм вдруг вскочил и с криком «Я тоже не желаю его видеть!», скакнул вслед за Люпином, прежде чем я успел сказать хоть слово.

Что до меня, я был в отчаянии от того, что мой родной сын и один из ближайших моих друзей покидают дом таким способом — словно парочка застигнутых грабителей. Бедный Туттерс ужасно был расстроен и, разумеется, ужасно зол на Люпина и Тамма. Я убеждал его выпить немножко виски, он же отвечал, что виски бросил и предпочел бы глоточек джина. Его рекомендуют, как самое полезное спиртное. Джина у меня в доме не было, и я послал за ним Сару на угол к Локвуду.


20 ФЕВРАЛЯ.

Едва я взялся за «Стэндард» первое же, что мне бросилось в глаза, было: «Грандиозный крах фирмы биржевых маклеров! Мистер Джоб Клинанд в бегах!». Я передал газету Кэрри, и она сказала:

— Ах, может быть, так даже лучше для Люпина. Я всегда считала, что там ему не место.

Но по-моему это просто кошмарная история.

Люпин спустился к завтраку и, заметив, как сильно он расстроен, я ему сказал:

— Мы все знаем, мальчик мой, и глубоко тебе сочувствуем.

Люпин вскрикнул:

— Знаете? Да кто же вам сказал?

Я протянул ему «Стэндард». Он отшвырнул газету и крикнул:

— Ах, да плевать я хотел на эту муть! Этого можно было ждать, а вот этого уж никак я не ожидал.

И он прочитал письмо от Фрэнка Матлара, сухо извещающее о том, что Дейзи Матлар через месяц выходит замуж за Марри Шика. Я спросил:

— Марри Шик! Не тот ли это, которого Фрэнк имел наглость сюда притащить в прошлый вторник?

Люпин сказал:

— Да, «Шик, шляпы по три шиллинга», он самый.

Далее мы все трое завтракали в гробовом молчании.

Я, собственно, вообще не мог есть. Я слишком был расстроен, и кроме того, я терпеть не могу и ни за что не стану есть варено-копченый бекон. Или вы даете мне сырокопченый, или я лучше без всякой еды обойдусь.

Когда Люпин поднялся, чтобы уйти, я заметил на губах его злобную усмешку. Я спросил, над чем это он смеется. Он ответил:

— A-а! Слабое утешение — но все же утешение. Просто вспомнил, что по моему совету мистер Марри Шик фукнул шестьсот фунтиков на «Парашика Хлоратах!»


Глава XV | Дневник незначительного лица | Глава XVII