home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Охотник и добыча

Алсая Ихани

Алсая приняла решение.

Абвэн… проклятый Абвэн и его смеющиеся глаза… Он играл с ней. Он врал. А она верила, думала, что участвует в чем-то великом. Но это оказалось слишком великим для нее!

Алсая всю ночь вспоминала события годичной давности. Когда она и другие перемещали Верховного, нескольких Советников и Мастеров Силы в то далекое странное место на севере. Место, где было очень холодно и очень страшно. Если бы Верховный не оставил им – Мастерам Перемещений – шатер и тарийский огонь для обогрева, то наверняка, вернувшись, нашел бы лишь их остывшие, бездыханные тела.

– А где Афэль Таш? – спросила она у Карея, когда те вернулись всемером, а не ввосьмером, как уходили.

Карей выглядел довольным, бодрым и не ожидал ее вопроса. Он изменил лицо, натянув маску скорби, ответил печально:

– Мы потеряли его…

Тогда она видела это по-другому, тогда она верила, что ему действительно жаль юношу.

А сейчас с глаз спала дурманящая пелена – и картина стала иной: ясной, четкой, невыносимо горькой. У них всех: у Абвэна, Каха, Верховного, Майстана, Эбана, этой Айлид и смуглого бородатого незнакомца были торжествующие и довольные лица. Никакой скорби! Они сияли, будто одержав великую победу. Карей цинично лгал ей!


У нее оставалась еще маленькая надежда, что все это неправда, что Карей прижмет ее к себе, как обычно, и объяснит, расскажет, почему Ото Эниль все это выдумал.

«…Возможно, то, что будет происходить, испугает тебя, но ты должна будешь просто наблюдать и рассказывать обо всем мне…» Он знал, что будет. Знал… Маленькая глупая надежда не хотела умирать. И Алсая пообещала ей: «Если слова его оправдания хоть на дюйм будут походить на правду – я поверю! Если хоть на дюйм…»

Почему? Его синие смеющиеся глаза просто насмехались над ней все это время. Он использовал ее любовь к нему. Любовь, которая была больше жизни. Он был ее смыслом. Его глаза были ее небом, его руки могли согреть ее в любой холод. Он знал ее… он знал, что нравится ей… Он знал, чем порадовать ее… И он использовал это!

Он играл свою роль… но и она сыграет не хуже! Ее любовь погасла… потухла… из пышущего жаром пламени превратилась в тлеющий уголек… или нет – в льдинку. Она стала холодна, как снега севера, ее чувства покрылись толстым слоем льда, словно Северный залив суровой зимой…

И жива только маленькая глупая надежда… что не хотела умирать… что обхватила, закрыла своим тельцем последний тлеющий уголек ее любви к Карею и умоляла не гасить его…

В домике в рощах Ухта ее ждали. Мастер Тишек и Мастер Фесах – оба с Даром Перемещений. Как только она открыла дверь, Фесах исчез, а Тишек подбежал к ней и стал нести всякий вздор, поглядывая на нее украдкой тревожно бегающими глазами, стараясь вызнать: поверила ли она Ото Энилю?..

– Советник Абвэн о вас беспокоился! Он просил встретить вас здесь, Мастер Ихани!

«Почему же он сам не встретил?»

– Фесах отправился за ним, он прибудет незамедлительно.

Она молчала.

– Мастер Ихани! Я согрею вам чаю. Вы устали? Вы не ранены? Может, вы голодны?

– Ничего не надо, – устало ответила Алсая, нащупывая под платьем обрамленную мехом рукоятку ножа, который дала ей Ата. – Я дождусь Советника Абвэна.

Нож хоть и украшен в традициях Детей снегов, но клинок его – изделие не дикарей, он из хорошей стали. Алсая раньше не разбиралась в оружии, в том, где какая сталь, но совсем недавно Марто – холодный, мрачный хозяин-комендант башни Та-Мали – отчего-то решил показать ей, чем отличается добрая тарийская сталь от негодного железа.

Алсая раздумывала над тем, что говорил Советник Эниль перед ее уходом. Абвэн изменился и его сложно убить? Она отбросила все эти мысли. Он не будет ожидать. А клинок у нее хороший! Она сумеет!

Не прошло и десяти минут, как появился взволнованный Карей, а Тишек растворился в искрящемся тумане, оставляя их наедине. Синие глаза Абвэна не смеялись. Он окинул Алсаю тревожным взглядом, словно пытаясь понять, как настроена она, и подошел, взяв за руку.

– Алсая! Я так волновался! Что случилось?

Алсая заставила себя заплакать – иначе он бы не поверил.

– Я видела… это существо…

Карей кивнул – он готов к обсуждению этой темы… готов…

– Я нашла Ташани-без-племени, и она рассказала мне о множестве смертей на севере, о том, как Он убивает людей из ее народа, – продолжала Алсая, стараясь, чтобы нотки ледяной бесчувственной стали не звучали в ее голосе. Карей слушал, а глупая ее надежда ловила каждый его взгляд, каждое движение, пытаясь найти пищу для себя. – Мы проговорили с ней все утро здесь, в этом доме, а затем я переместила ее обратно.

Он и словом не упрекнул ее в том, что она привела Ташани в домик в рощах Ухта, – боится спугнуть…

– И когда мы оказались снова на севере… – Алсая сглотнула, на этот раз слезы ее не были фальшивыми – раны, нанесенные ее душе, когда она увидела то стойбище, болели даже под толстым слоем льда… – Я увидела Его, и кровь… и мертвых… Он уничтожил целое племя! Карей! Целое племя!.. Трупы… кровь… оторванные головы… кости… Эти существа! Карей!!! Что это было?!

Абвэн нежно смотрел на нее, успокаивающе поглаживая по щеке. Он знал, что делает это существо. Тогда почему он позволил ей быть так близко от Древнего? Она не сказала ни слова о нанесенных ей ранах. А если бы она не успела уйти? Думал ли Абвэн, что она может попасть Древнему в руки? Или он так был уверен, что ее Дар Перемещений сработает безотказно? Но ведь она стояла тогда и смотрела на Древнего зачарованно, не смея пошевелиться, и если бы не Ата… Она сдержалась, чтобы не поморщиться от боли в месте недавних порезов: всего несколько дюймов – и эти порезы стали бы фатальными для нее.

– Я испугалась, Карей! Я переместилась сюда… я не могла спокойно думать… Я очень хотела одного – найти тебя! Побывала в твоих комнатах в Здании Совета, затем в Зале заседаний, снова здесь… Я не знала, что делать… Я беспокоилась и… переместилась к Верховному…

Видно было, что Карей готов. Он уже знает, какие скажет слова. И он слышит сейчас от нее то, что и ожидал. Он продумал этот разговор… подготовился, чтобы цинично лгать!..

– Я знаю, Алсая, – нежно произнес он, – знаю. Ты очень испугалась… Прости, что меня не было рядом… Прости, что не смогла меня найти…

– У Верховного был Советник Эниль, – перешла она к самому главному, – он схватил меня за руку и стал требовать немедленно его переместить… Я ничего не соображала. Я думала, что там опасно…

Карей кивал. «Как не раствориться в его глазах?» Алсая забыла о левой руке, которую согревали нежные его пальцы… и до боли сжала правой, что была под накидкой, кинжал Ташани-без-племени.

– Ото Эниль говорил о страшных вещах… – Внутри нее все замерло: затаили дыхание ее ненависть и ее маленькая надежда, ожидая, что же скажет он.

– О чем он говорил тебе? – спросил Карей осторожно.

– О Древнем. О его пробуждении. И… о Первом Круге! – Ее голос звенел от боли и напряжения.

– Ты поверила? – вновь осторожно, словно Целитель, ощупывающий рану, спросил он.

Карей готов отвечать, но и она подготовилась.

– Я знаю только одно, – пробормотала Алсая сквозь слезы, – как бы там ни было на самом деле… я с тобой! Я… люблю тебя! Я буду на твоей стороне в любом случае!

Он облегченно выдохнул.

Карей улыбнулся, прижал ее голову к своей груди и прошептал:

– Я тоже тебя люблю, Алсая…

– Тогда расскажи мне все, – попросила она, сдерживаясь, чтобы не отстраниться. Надежда слабела, уже не шептала настойчиво и умоляюще, а хныкала едва-едва слышно… глупая!

– Ты со мной? Что бы ты ни услышала? – спросил он, беря в ладони ее голову и заглядывая в глаза.

Она кивнула сквозь слезы.

– Смотри. – Он направил руку к порезам на ее животе, и она почувствовала тепло, как при исцелении, боль стихла. Ей даже не нужно было развязывать повязки и смотреть, чтобы знать – раны затянулись.

Все о Кругах Древнего – правда; он связал себя с Целителем и сам может исцелять! Она сделала удивленное лицо:

– Как у тебя это получилось, Карей?

И он рассказал. Все то же, что и Ото Эниль… Все то же. Они пробудили Древнего. Создали Первый Круг, затем Второй. Они знали об убийствах на севере, но ведь эти люди – Дети снегов – просто дикари. Нужно чем-то жертвовать, нужно платить цену, ничто не дается даром. И за такое могущество тоже нужно платить.

Ее маленькая глупая надежда умирала, словно с каждым сказанным словом в нее безжалостно вонзали кинжал. И даже когда она умерла окончательно, страшные слова продолжали пронизывать ее трупик, скрюченный вокруг шипящего, окаченного ледяной водой уголька любви Алсаи к нему.

– Не бойся, милая моя! Есть место для тебя во Втором Круге. Ты будешь защищена! Ты будешь могущественна, почти так же, как и я сам! Ты создашь Третий Круг и сможешь использовать дополнительные Пути Дара. Ты будешь словно Мастер Путей! Только представь себе!

«Интересно, тот мальчишка в «Пристанище Мастера», с Ото Энилем, в самом деле Мастер Путей?» – отстраненно думала Алсая. Сегодня возможно все что угодно.

– Ты свяжешь меня с собой? – спросила она тихо; все сложнее и сложнее становилось изображать эмоции, которых у нее больше не было.

– Нет… Это не будет полезно ни для тебя, ни для меня. Мы и так связаны с тобой! Мы с тобой одно целое! Второй Круг… это просто необходимость, пустая формальность. Я не чувствую привязанности к тем людям, что в моем Втором Круге. Просто так надо.

Ей хотелось рассмеяться. Почему? Почему даже в своем Втором Круге он не предусмотрел места для нее? Почему?

Она вспомнила вопрос Вирда: «А что собираетесь делать вы?» – и свой ответ: «Увидеть, как умирает Абвэн!»

Алсая тепло улыбнулась ему, глядя в синие, такие прекрасные глаза, поглаживая мягкие, словно шелк, волосы, вдыхая знакомый, одурманивающий нежной любовью к нему запах.

– Ты согласна? – спросил он.

– Да, – ответила Алсая, все еще улыбаясь, прижалась к нему, незаметно освободила клинок из-под одежды и резко, со всей силой, на какую только была способна, помня все слова Ото Эниля, всадила нож под его левую лопатку, туда, где должно было биться его сердце, если у этого существа, что когда-то звалось Кареем Абвэном, было сердце!

Он застонал и стал заваливаться вперед, на нее, Алсая вытащила нож, отпрянула, оттолкнула его и снова всадила кинжал по самую рукоятку, но уже в грудь.

Его синие глаза расширились, он удивленно смотрел на нее, пытаясь произнести что-то сквозь наполняющую рот кровь, булькающую при каждом звуке. Он повалился на спину, схватившись за грудь. Его глаза закатились…

Алсая отвернулась. Действительно, этот клинок – из отличной стали… Не так и сложно… убить человека…

Она закрыла глаза, представляя холодную, мрачную черную башню в бескрайних снегах севера, серые камни под выцветшими гобеленами, огонь в камине, дающий скудное тепло, грубый деревянный стол и неудобные стулья, приставленные к нему… Плотно сбитая фигура Даджи Марто, склонившаяся над бумагами, его ястребиное лицо, холодные внимательные глаза. У нее есть еще одно дело.


Вирд Фаэль

Госпожа Миче вздрогнула от неожиданности при появлении в густом искрящемся тумане Вирда с Советником Ото Энилем прямо у нее в гостиной. Женщина отложила книгу, которую читала, вскочила, подбегая к ним, все еще не веря, что они – не видение.

– Сынок! – воскликнула она радостно, как только признала его. – Слава Мастеру Судеб, ты нашелся!

Вирд сдержанно кивнул ей.

– Где Мастер Кодонак? – тревожно вопрошал Вирд… нельзя терять время даром.

– Он ушел к Мастеру Агаяту сыграть в партию Хо-То. Мастер Агаят проигрывает раз за разом, но к мудрой пословице: «Не садись с Одаренным играть» – прислушиваться не желает. – Хозяйка мягко улыбалась Вирду.

– Когда он ушел?

– Четверть часа назад. – Госпожа Миче наконец заметила, как озабочен Вирд, и стала отвечать четко, без лишних слов: – За ним пришли пятеро воинов… правда, раньше Мастер Командующий никогда столько не присылал… и Мастер Кодонак ушел с ними.

Эти воины вряд ли были от Мастера Агаята.

– Кодонак был без меча? – вновь спросил Вирд.

– Да, конечно, он не носит меча.

Вирд скрипнул зубами. Он опоздал?

– Госпожа Миче, где мой меч?

– В твоей комнате, сынок.

– Мне нужен еще один! – выкрикнул Вирд, уже взбегая по ступенькам в свою комнату.

Госпожа Миче все поняла без лишних вопросов. Когда он возвращался, она уже встречала его с ножнами в руках.

– Это старый меч моего мужа, я хранила его как память о Тали. Возьми. Это ведь для Мастера Кодонака?

Вирд кивнул, принял оружие и выбежал из дома, оставляя Советника Эниля все объяснять госпоже Миче.

Куда они повели Кодонака? Вирд кинулся по главной улице к Зданию Правления, где жил Агаят. Затем передумал, сворачивая в безлюдные переулки. Они могут быть где угодно! Они могли пойти в любую сторону! Как ему найти Кодонака? Вирд в панике метался из стороны в сторону.

Пройдя бесцельно квартала два, он заставил себя остановиться, вдохнул глубоко и выдохнул медленно, как учил Кодонак, – успокоился. Он закрыл глаза, представляя себе Мастера Хатина, худощавую фигуру того, волосы с проседью, орлиный нос и большие глаза, что делали суровое лицо немного мягче – не таким хищным, особенно когда Хатин Кодонак смеялся. Вирд сконцентрировался на образе наставника, желая отыскать, и у него получилось. Вначале Вирд увидел небольшую поляну у какой-то реки – безлюдное место, окруженное высокими стволами деревьев, начинающих сбрасывать листья. Затем услышал звуки: музыку для своих ушей – перезвон мечей; значит, Кодонак сражается, его не зарезали безоружного и не ожидающего подвоха. После разглядел силуэты, танцующие с мечами, и наконец ощутил траву под ногами, и его волосы взъерошил ветер, дующий со стороны реки. Вирд переместился.

Хатин Кодонак сражался с двумя противниками, еще трое неподвижно распластались на земле у его ног, у одного из мертвых отсутствовал меч, и Вирд понял, где Мастер взял оружие.

Вирд с двумя мечами в ножнах, зажатыми в левой и правой руках, застыл в нескольких шагах от сражающихся. Он залюбовался боем. Его помощь не требовалась. Алое пламя струилось по жилам Кодонака, такое же пламя вырывалось из-под черных колец, окружающих Силу его противников, и направляло их оружие. Они оба были высокими, широкоплечими и гибкими, как кошки. Они двигались с такой скоростью, что Вирд едва поспевал отслеживать удары и не был уверен, что не использовал для этого какой-нибудь из Путей Силы. Коса Кодонака металась, словно атакующая змея, при каждом его движении, у его противников волосы были коротко стрижены, и если бы Вирд не видел их Дар, то не признал бы в них Одаренных.

Коса хлестнула по лицу светловолосого, и тот одновременно получил удар мечом Кодонака под ребро. Второй при этом исчез в искрящемся тумане, а через долю мгновения появился за спиной у Хатина, занося оружие для финального удара, но меч Кодонака, что тот держал двумя руками, заведя за левый бок и развернув острием назад, встретил его. Последний противник Мастера повалился за землю, и Вирд видел, как гаснет огонь его жизни и пламя его Дара… после чего развалилось, словно разбитый фарфор, черное кольцо.

Лазурные потоки исцеления проснулись в Вирде, но он подавил их, загнал обратно.

Хатин Кодонак развернулся с искаженным от ярости лицом, направив на Вирда меч, он тяжело дышал и глядел полными бушующего пламени страшными глазами. Вирд невольно отпрянул, а Мастер развернулся, с гневом забросил меч далеко в реку, и только после этого его глаза изменились – стали прежними.

– Дрянь! Этот их меч!.. – прошипел он. – Злой клинок!

Вирд понял, о чем он. Меч, отнятый у одного из нападающих, пел песню смерти… Он был предназначен только для того, чтобы убивать: жестоко, быстро, без сожаления убивать людей.

Кодонак постепенно успокаивался, он окинул взглядом мертвых противников, пнул раздраженно ногой голову одного из них.

– Не мои… – хрипло произнес он. – Из Тайных. Только что за дерьмо с Перемещениями?

Он наклонился к убитому последним, разорвал рубашку на груди того и ткнул пальцем в обнаженную кожу.

– Странно… без доспехов, а меч входил туго, словно в варенную в масле кожу…

Прошло еще немного времени, прежде чем он посмотрел на Вирда своим обычным спокойным и уравновешенным взглядом и сказал с улыбкой:

– Нашелся?

Вирд кивнул.

– Где ты был?

– Как ты и предполагал, Мастер Стратег, – в Городе Семи Огней.

Кодонак удивленно поднял брови.

– За тобой послали этих?.. – Вирд кивнул в сторону мертвецов.

– Они пришли за мной якобы от Мастера Агаята. Конечно, я заподозрил неладное, насторожился… Но столкнуться с Тайными – не ожидал… Вначале я подумал, что их послали переместить меня куда-то для разговора: среди Тайных не только боевые Мастера, но и «прыгунов» немало, хотя я и не так много о них знаю. Но когда эти «прыгуны» вдруг напали на меня, сражаясь словно Мастера Оружия, – тут я опешил: я-то думал, что только ты умеешь проделывать подобные штуки…

– Кто-то из Совета Семи хочет меня убить, – добавил Кодонак после некоторого молчания.

– Верховный, – ответил Вирд, и лицо изгнанника вытянулось.

– Спаси нас, Мастер Судеб!.. – прошептал Кодонак.


Алсая Ихани

Как и ожидала Алсая, Даджи Марто склонился над бумагами: обычное его занятие в послеобеденный час. Живя здесь, она хорошо изучила его привычки. Он поднял голову и холодно, неодобрительно посмотрел на нее. Все-таки этот человек неисправим: он считал, что ему входить в ее комнату без стука, без приветствия – само собой разумеется, а ей появляться посреди его кабинета – недопустимо.

Но сейчас она была холоднее, чем Марто, ей все равно, что он подумает о ней, что скажет.

– Я должна предупредить тебя, – сказала она спокойным, звенящим голосом.

– О чем? – спросил хозяин башни, не удивившись нисколько ни ее словам, ни ее появлению.

– Огромное племя Детей снегов, что направлялось на юг, спасаясь, – уничтожено.

Он внимательно, без эмоций, смотрел на Алсаю. Она говорила, тоже не испытывая ни гнева, ни раздражения, ни сомнений. Ее чувства умерли.

– Их уничтожил Древний. С ним идут другие существа – его смарги. Они довольно крупные, футов восемь ростом, вооружены. Не могу сказать, сколько их, но достаточно, чтобы вырезать за полдня четыре тысячи человек – столько примерно было в том племени. Древний неуязвим, но смаргов можно убить.

Он не обвинил ее в потере рассудка, продолжая слушать, а Алсая продолжала говорить:

– Племена на дальнем севере гибнут уже давно. Но сейчас это зло движется на юг – сюда. Очень скоро они будут в твоей башне! Не ожидай помощи ни от Верховного, ни от Совета Семи – ты ее не получишь. Организуй сопротивление… Хотя вряд ли это возможно… Лучше собери людей и уходи в глубь Тарии, предупреждай всех встреченных на пути.

Он нахмурился – ну хоть как-то показал, что услышал ее. Алсая замолчала, обдумывая, все ли сказано. Даджи Марто встал из-за стола и направился к ней.

– И еще, – произнесла Алсая, уже призывая туман перемещения, – спасибо, что рассказал о стали в клинках, это помогло мне… чем-то помогло…

Алсая уже представила башню Тотиля, самый высокий балкон, где хотела сейчас оказаться, уже увидела землю далеко-далеко внизу… Прыжок туда, на балкон, и еще один – последний прыжок… настоящий… без использования Силы… Вниз!

Марто схватил ее за кисть руки грубой широкой ладонью, сжал так, что ей стало больно.

– Подожди! – сказал он резко. – Подожди, объяснись!

С ним она не сможет прыгнуть…


Глава 7 Друзья | Легенда о свободе. Буря над городом | Глава 9 Вихрь