home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Новый дом

Итин Этаналь

Итин открыл дверь своего нового дома. Он с сомнением, неуверенно сделал шаг через порог. Дом хорош, слишком для него хорош, его строил Архитектор Силы: не такой, как Тотиль, конечно, но талантливый – дом вышел красивым и уютным, в нем царила своя неповторимая атмосфера, что хранила память и о своем создателе, и о хозяевах этих стен – Одаренных, живших здесь раньше. Чем он заслужил дом на улице Мудрых? И хотя Советник Абвэн все объяснил ему, Итину верилось в это с трудом. Он чувствовал себя так, словно кому-то другому принадлежали почести и привилегии, а он пользуется ими.


Две недели назад в двери его старого маленького домика по улице Певцов постучали. На пороге стоял не кто иной, как Советник Карей Абвэн. И Абвэн, как всегда, был великолепен: ярко-желтый кам с красной окантовкой, из тонкого шелка, несмотря на прохладную погоду (но вряд ли Мастер Перемещений долго находился на улице), туфли из блестящей черной кожи с отделкой из золотых лун и жемчужных звезд; длинные, ниспадающие мягкими волнами ниже бедер роскошные каштановые волосы, подтянутая широкоплечая фигура, удивительно синие глаза. Он двигался легко и изящно, все его жесты – словно элементы сложного танца. Чуть больше года назад Итин видел Абвэна во Дворце Огней, где ему, как закончившему обучение юному Строителю, повязывали д'каж; казалось, что с тех пор движения Советника стали еще более плавными и в них появилась некая опасность, присущая движениям боевых Мастеров. Итин, глядя на гостя, сгорбился и втянул голову в плечи, невольно сравнивая себя с этим мужчиной и чувствуя свое несовершенство. Впрочем, в таком сравнении проиграл бы, пожалуй, любой.

– Входите, Советник Абвэн, – приветствовал его Итин, склонив голову.

Абвэн вошел, улыбаясь и осматриваясь по сторонам. Итин предложил ему сесть, ломая голову: зачем пожаловал один из Семи? И мысль приходила только одна: снова дело Кодонака… Рассказать бы Алсо, к скольким неприятностям привел его совет следовать велению сердца…

– Новый Тотиль? – неожиданно спросил Абвэн, а Итин, который собирался предложить гостю чаю или вина, так и застыл посреди комнаты, вглядываясь в лицо Советника – правильно ли он расслышал?

Абвэн продолжал непринужденно улыбаться.

– Не смущайтесь, Мастер Этаналь! – сказал он мягким, как шелк его кама, голосом. – Вам нужно гордиться, а не смущаться.

Итин рухнул в кресло напротив Абвэна.

– Я узнал кое-что интересное. И вы понимаете, что для меня, как для Мастера Перемещений, не так долго проверить сведения. – Его взгляд излучал доброжелательность и понимание. «Я знаю, что ты чувствуешь сейчас. Я знаю о том, что ты сделал, и понимаю, почему ты это сделал. Я бы поступил так же на твоем месте», – говорили его синие глаза. Это тот человек, которому можно доверять. Но как он узнал?

Видя недоумение Итина, Советник беззлобно рассмеялся и продолжил:

– Я поясню. От Мастеров Строителей я услышал о башне под названием «Песнь горного ветра». Вижу по вашей реакции, что башня вам небезызвестна. Как один из Семи, обязанность которых – находить и поддерживать всех, в ком Дар, а тем паче – Дар особый, я заинтересовался строением, о котором Мастера Силы говорили с таким восторгом. Я переместился к этой горе Волков, чтобы увидеть сотворенное чудо собственными глазами, и не пожалел потраченных сил и времени. Скажу больше – даже если бы мне пришлось добираться туда несколько недель, как обычному человеку, не имеющему под рукой тумана перемещений, то оно того стоило бы: величественное строение – достойное центра Города Огней! «Песнь горного ветра» сказала мне об одном… – он сделал паузу, подавшись вперед и глядя прямо в глаза Итину, тот не смог выдержать его взгляда и вперился в пол, – у нас появился новый Тотиль! Не знаю, зачем вы хотели это скрыть и как вам удавалось прятать свой истинный Дар столько лет. Не знаю, почему вашей башни нет на том берегу Тасии-Тар. Но позволить вам продолжать в том же духе, скрывая Силу от Совета и Тарии, я не мог.

– Я не хотел скрывать… – пролепетал Итин, остро ощущая вину.

– Я верю, – вновь по-доброму усмехнулся Абвэн. – Если ваш Дар и подобен Дару Тотиля, это не означает, что у вас должен быть его характер. Я понял, что вы, Мастер Этаналь, скромны, в отличие от создателя Кружевного моста, который доводил до белого каления неодаренных Мастеров Строителей. Кстати, ваш мост я тоже видел. И пожалел, что он не в Городе Семи Огней, – достойная конкуренция кружевному чуду руки Тотиля.

– Как вы узнали, что это я… построил башню?.. – Голос не слушался Итина, эти слова прозвучали слишком тихо и сдавленно.

– Очень просто: я расспросил горцев.

Итин удивился. «А горцы-то откуда знали?»

– Горцы, – ответил Абвэн на его не заданный вслух вопрос, – знают о горах все. Они хором назвали мне ваше имя. «Долгожитель Итин! – сказали они. – Он пошел на гору Волков один, поймал ветер за крылья и заставил его петь. Он взял силу камня и красоту вершины, он соткал облака и приказал морозу разрисовать стены. Духи волков и оленей, цветов и деревьев отставили отпечаток в камне. Все, что помнил ветер, летая меж гор, он спел, а Долгожитель Итин превратил в камень его песню». Красиво. Хотя это только часть того, что они сказали. Остальное я не разобрал, как ни старался.

Это похоже на горцев.

– Я так понимаю, что это не вы, а горцы дали имя башне?

Итин кивнул.

– Хорошее имя. Но вернемся к вам, Мастер Этаналь. Вы имеете особый Дар, достаточно редкий, притом Дар яркий настолько, что вас заслуженно сравнивают с Тотилем. Ведь это не я первый провел такую параллель, и не я последний. Совет ожидал достойного Архитектора Силы уже достаточно долго, чтобы суметь не позволить вашему смущению и скромности преодолеть ваш Дар. С этого дня вы, Мастер Итин Этаналь, будете получать заказы от Совета и строить по велению своего Дара нечто более прекрасное, нежели дороги в горах. А ведь не узнай я обо всем вовремя, в Сиодар появился бы новый Город Огней, втихомолку возведенный вами.

Итин молчал, а Абвэн снисходительно улыбался.

– Вы готовы выполнить первый заказ? – наконец спросил он, и Итин кивнул.

– Дворец на берегу озера Баил в рощах Ухта. Совету нужна выездная резиденция.

Итин снова кивнул.

– И еще, – продолжал Советник, – у вас теперь новое содержание и, – он окинул неодобрительным взором стены его жилища, – вам нужен новый дом.

– Не стоит, – решился ответить Итин. – Если после всего… если у меня вдруг появится другой дом… все подумают, что…

– Что это из-за вашего свидетельства о Кодонаке? – закончил за него Абвэн.

Итину только и осталось, что вновь кивнуть, – если так пойдет и дальше, Советник подумает, будто ему сложно дается человеческая речь…

– Не волнуйтесь об этом. Кто-то беспокоит вас?

– Нет, – Итин ответил быстро и твердо.

– Совет мог бы выделить охрану.

– Нет!

– Как изволите; я хотел бы, чтобы вы были в безопасности. К строительству приступите с завтрашнего дня. Я пришлю за вами Мастера Перемещений, который доставит вас на место.

– А какие пожелания?

– Пожелания?

– Да. Что хотел бы увидеть Совет в этом строении?

Абвэн рассмеялся:

– Наши пожелания таковы… – Произнося следующую фразу, Абвэн наклонился к Итину, понизил голос до вкрадчивого шепота и перешел на «ты»: – Поймай местный ветер за хвост и заставь его петь.

Он продолжил после длинной паузы:

– А насчет вашего дома пожелания Совета… скорее даже – распоряжения однозначны: после возведения резиденции вы переезжаете на улицу Мудрых. Там есть для вас подходящий дом.

– Но…

– Никаких «но», Мастер Этаналь! Завтра вы отправляетесь строить замок, а как только закончите – переедете в новый дом.

Итин ответил робким молчаливым согласием.

– Кто жил там до меня? – почему-то спросил он после небольшой паузы, когда Советник уже поднялся, чтобы уходить.

– А разве это важно? Некоторые, правда, поддерживают суеверие: будто бы жить в доме, в котором Мастер Силы умер от оттока, – не к добру. Но вы же не из них, ведь так?

– Умер от оттока? – удивился Итин.

– Да. Это дом Мастера Фаэля, Ювелира. Он погиб десять лет назад – слишком увлекся работой. Дом большой, но у вас будут слуги, чтобы поддерживать в нем порядок и чистоту, а также чтобы следить за вашим питанием. А в предрассудках нет никакого смысла, поверьте. Иначе я не поселил бы в этом доме того, кого называют новым Тотилем.


В доме было чисто и пусто. Видимо, слуги уже побывали здесь и прибрались. Немногочисленные вещи Итина перевезли сюда еще вчера и разложили так, как видели это целесообразным слуги, а это означает, что ему еще придется поискать свою домашнюю одежду, равно как и праздничный кам.

Дворец на берегу озера полностью закончен. Он работал сутки над каркасом и материалом, а затем, после двенадцати часов сна, трое суток без перерыва провел в работе над декором и внутренними деталями. Мог ли Итин умереть от оттока, перетрудившись, слишком увлекшись работой, как Мастер Фаэль? Может быть… Последнюю неделю он безвылазно провел дома, отдыхая и не признаваясь Совету, что резиденция закончена. Почему не признавался? От того ли, что вновь не верил в свои силы? Нет. Скорее, он хотел отсрочить переезд в новый дом. «А все же удалось ли мне поймать ветер озера Баил? Или рощ Ухта?» – то и дело задавал себе один и тот же вопрос Итин.

Советники его работой были довольны. Итин не нуждался в лестных словах похвалы: он видел это по их глазам. Мастера Майстан и Ках, Торетт и Холд удивлялись и хвалили его, осматривая сооружение и снаружи и внутри, неподдельно восхищался даже Эбан – Разрушитель, и Итин подумал, что, наверное, не все Мастера Стихий – это ходячий хаос. Советник Ото Эниль поздравил Итина, горячо пожав руку и сказав, что в том доме, где отныне будет обитать «великий Архитектор» (так величали Итина некоторые), когда-то жил его друг и он рад, что дом нашел достойного хозяина. А Абвэн победно улыбался, наблюдая за реакцией остальных из Семи, – ведь именно он нашел Итина.


Дом был пустым… И здесь ему одиноко, намного более одиноко, чем в старом его пристанище. Возможно, он пойдет на поводу у родителей и таки приведет сюда жену, только ради того, чтобы дом не был таким пустым… Но это ведь неправильно. Эх! Сюда бы мальчишек Алсо… Дом слишком пустой! Слишком тихий!

Обойдя все комнаты, обнаружив и съев оставленный для него слугами ужин, Итин присел на краешек стула, будто чужой человек в гостях, и стал размышлять, куда бы уйти этим вечером. Оставаться в доме в одиночестве ему не хотелось. В Резиденцию Строителей? Там, скорее всего, будет Мастер Ахалис, а он, когда узнал, что Итин скрыл от него свою причастность к башне на горе Волков, всерьез обиделся, и хотя в последнюю их встречу они нашли общий язык, все же неприятный осадок остался… Кроме того, все Строители в один голос будут называть его «новым Тотилем», «величайшим Архитектором» и расспрашивать, расспрашивать, расспрашивать… А Итину отвечать не хотелось, ему бы лучше послушать. Мог ли он подумать, что будет так нуждаться в мальчишках Алсо, рассказывающих ему ости, так как и в самом деле услышал удары. Его сердце заколотилось, но он постарался успокоиться – это всего лишь стук в дверь. Вот, не успел переехать, как уже пожаловали гости… впрочем, сегодня гостям он рад.

Итин улыбался своему нелепому испугу и тому, что и в самом деле рад принимать в этом доме гостей, хотя это совершенно не в его характере, но, когда он распахнул дверь, улыбка сползла с лица, и только замешательство не позволило ему тут же дверь захлопнуть. На пороге стояли те самые студенты: светловолосый Разрушитель, что едва не убил Итина, кудрявый подстрекатель, пухлый Тико (кажется, так его зовут), совсем молодой юноша с пронзительными раскосыми глазами и тот, у кого волосы отрасли уже достаточно, чтобы выделять из толпы как Одаренного. Кроме них здесь же стояли четыре девушки и широкоплечий, невысокий, плотно сложенный незнакомый парень. Они все казались слишком юными, чтобы быть Мастерами, но и студенты способны причинить ему немалый вред, и, как показал опыт, даже в большей степени, нежели боевые Мастера. Взгляд Итина, несмотря на страх и беспокойство, которое он испытывал сейчас, остановился на одной из девушек: стройная и хрупкая, большеглазая, с длинными ресницами, с точеной фигурой. Золотые волосы, ниспадающие до самых щиколоток, настолько восхитительны, что кажутся сотканными из солнечных лучей. Он, Мастер Архитектор, неравнодушный ко всему прекрасному, не мог не оценить ее достоинства. Другие девушки тоже хорошенькие, однако меркнут рядом с ней.

– Мы пришли извиниться… – выдохнул кучерявый.

– Да, – подхватил светловолосый. – Мы повели себя неразумно, Мастер Итин Этаналь. – Он опустил глаза, говорит с трудом, но, кажется, искренне. – Я едва не… применил против вас Силу… Просто… у меня Дар Стихий… и когда я услышал все это, мне… крышу сорвало… Я просто не поверил, что Мастера Стихий… могли…

– Мы все были очень огорчены… – продолжил второй. – Мы переживали… Мастер Кодонак… Он не заслужил… Нам очень жаль…

– Я просто был в отчаянии, что люди с таким же Даром, как у меня, сделали это… – Вновь светловолосый. – Легче было поверить в то, что вы врете, чем…

При этих словах та самая красавица, восхищающая взор Итина, решительно выступила вперед, отталкивая лепечущих парней.

– Меня зовут Иссима Донах, – сказала она, протягивая ему маленькую изящную ручку.

Итин пожал хрупкую нежную ладошку, переживая, что собственная ладонь взмокла от пота. Он Мастер Силы, а они – студенты, не следует показывать, что он волнуется или боится… или все и сразу…

– Позвольте мне объяснить, – продолжила девушка. – Так вышло, что я вынуждена улаживать проблемы этих безмозглых олухов, причинивших вам неприятности. И поверьте, если бы речь шла только об успокоении их совести или об их безопасности, я бы не пошевелила и пальцем. – Она выразительно смерила взглядом стоящего ближе всех светловолосого парня, от чего тот раскраснелся, – но о них просила одна моя подруга. – Эти слова мягкой улыбкой подтвердила темноволосая синеглазая девушка, уступающая Иссиме в красоте разве что чуть-чуть, хотя, может, на другой вкус, все было как раз наоборот. – Эти… ребята проходили обучение в одной особой группе для тех, у кого боевой Дар, которую вел Хатин Кодонак. – Она сделала паузу. – Теперь вы понимаете, почему они так переживают за изгнанника? Ну а произошедшее… просто глупость и неумение себя контролировать. Это довольно сложно для студентов в самом начале обучения, да еще и с боевым Даром. А для этих… ребят самоконтроль и способность думать, а потом делать, – так и вовсе задача непосильная.

– Так вы не собираетесь меня убивать? – Итин приложил все усилия, чтобы голос его не дрожал, а на губах появилась улыбка. Фраза, к огромному его удовольствию, прозвучала как шутка уверенного в себе Мастера, а не как вопрос перепуганного и загнанного в угол мальчишки, каким он себя чувствовал.

Вдохновленный собственными способностями держать ситуацию под контролем, Итин сказал:

– Может, зайдете в дом? Будете первыми моими гостями…

«Что я делаю?! Пригласить в гости тех, кто совсем недавно грозился похоронить меня прямо на улице Города!.. У них боевой Дар! Они станут Мастерами Смерти! Неужели и Иссима тоже?.. Как они узнали, что я живу теперь здесь? Об этом далеко не всем знакомым мне Мастерам Строителям известно. Первый гость в новом доме – Разрушитель… Непостижимо… Зато тихо не будет!» – судорожно размышлял Итин.

Студенты ввалились в новый его дом и лишь мгновение стеснительно мялись на пороге, а затем рассыпались по гостиной, рассматривая все и ища для себя подходящее место, чтобы присесть.

Итин первым делом рассадил девушек, на ходу соображая, достаточно ли у него кресел и стульев, затем предложил расположиться и парням.

– Вы не станете сердиться на них? – спросила Иссима, мило улыбаясь, и Итина осенило: они боятся, что он нажаловался на них Совету или Ректору или…

– Я давно забыл о происшествии, – успокоил компанию Итин, – и не волнуйтесь, я никому об этом не говорил.

Глаза их засияли облегчением – все-таки студентам трудно контролировать свои чувства, как и свой Дар. А собственными успехами в этой области Итин сегодня доволен, даже немного гордится. Что-то случилось с ним там, на горе Волков: он словно вырос, словно родился заново, обретя уверенность, смелость… именно там он стал настоящим Мастером Силы.

– А теперь ответьте мне: как вы узнали, что мой дом теперь на этой улице? Я ведь только сегодня переехал.

– Иссима многое может узнать, – сказала, улыбаясь глазами, высокая девушка с двумя толстыми черными косами. – Она праправнучка Верховного.

Иссима, поджав губы, кивнула, недовольная тем, что кто-то произнес это за нее, и представила девушку:

– Это Лючин Агни. – Затем, приняв решение назвать имена всех, продолжила: – Это Эдрал Инаси, – она указала на серьезную девушку с печальными глазами.

– Мах Ковса. – Показывает на кудрявого подстрекателя.

– Шос Аштай. – Так зовут светловолосого, что едва его не убил.

– Тико Талад. – «Да, розовощекий крепыш – это Тико».

– Тоше Гилиос. – Имя парня с раскосыми глазами. Фамилию Гилиос Итин уже где-то слышал.

– Марил Долес. – Юноша с длинными волосами сдержанно кивает.

– Хабар Канс. – Широкий незнакомый парень открыто улыбнулся.

– И – Элинаэль Кисам! – Иссима представила девушку так, словно та – известная всем личность. И, разглядев, видимо, недоумение на лице Итина, пояснила: – Она будущая Мастер Огней!

астер Огней… Только подумать!.. Разве что Астри Масэнэсса не хватает!»

– Вы уж не сочтите меня нерадивым хозяином, но я сам сегодня впервые зашел в дом и не успел все толком здесь осмотреть, я даже не знаю, есть ли здесь чай или что-нибудь поесть…

– Вы слишком добры к нам, Мастер Этаналь, – улыбается Иссима. «Как же она хороша…». – Не утруждайте себя.

– Здесь раньше жил Мастер Фаэль? – спросила Эдрал.

– Кажется, да, – ответил ей Итин, – но я очень мало о нем знаю. Разве только то, что он умер от оттока.

– Он был Ювелиром Силы, – поделилась сведениями Иссима. – Это он сделал кольца для Совета Семи и пряжки на золотые пояса для парадного облачения. Верховный и Совет очень ценили его Дар. Я часто слышу сожаления о том, что такого Мастера, как Фаэль, больше нет…

Они помолчали, отдавая дань скорби погибшему здесь десять лет назад хозяину дома. Может быть, в этой самой комнате он и умер?

Итин задумался: сколько разнообразных событий произошло в его жизни за последнее время… Как быстро все менялось вокруг… Как непредсказуемы судьбы людей – и Одаренных, и не одаренных… Рассматривая своих гостей, он неожиданно заметил, что ему приятно их общество. И дело вовсе не в том, что ему… нравится Иссима, не в том, что одна из девушек – Мастер Огней. Просто Итину легко сейчас, хорошо и уютно. Может, причина – это победа на горе Волков над своим страхом, сомнениями, одиночеством?.. Архитектор улыбнулся промелькнувшей мысли: «Главное, что в доме не пусто и не тихо!»

– Я не обвинял Мастера Кодонака, я уважаю его, и он мне нравится, – признался Итин. – Я ведь только недавно окончил Академию, а кто из студентов его не любит! Никогда бы не подумал, что мои слова могут бросить тень на первого рыцаря Тарии. Признаюсь, что Мастеров Стихий я недолюбливал… – Он мельком глянул на Шоса и Тико, первый криво усмехнулся, мол: «Я чувствовал то же самое по отношению к тебе», а второй внимательно слушал. – Просто не понимал их. Но сегодня что-то изменилось, и я рад буду принимать вас всех в этом доме в любое время.

Послышался одобрительный гул. Студенты были довольны. «Этот дом не будет тихим! – решил Итин. – Если понадобится, я приведу сюда еще дюжину Разрушителей!»

Они говорили о многом: о Кодонаке и его изгнании (притом Итин был полностью согласен, что он того не заслужил), об Академии Силы, о Дарах и Путях мирных и боевых. Несмотря на то что за вечер Итин успел проникнуться симпатией к боевым Путям, он все же обрадовался, когда узнал, что Иссима – из мирных, Целитель. Говорили и о самом Итине, и о его «Песне горного ветра», слухами о которой полнился в последнее время Город Семи Огней. Кое-кто уже успел полюбоваться и возведенной им недавно выездной резиденцией Совета у озера Баил. Среди его гостей к таковым относилась лишь Иссима, но то, что она видела его творение, радовало Итина. Льстило ему и то, что самому Верховному, по словам девушки, резиденция очень понравилась.

Вечер прошел незаметно, и Итин думал, что ему не было так комфортно даже среди Мастеров Строителей. Он не пожалел, что пригласил этих студентов в свой дом. «А ведь они хотели меня убить! Мне бы обходить их десятой дорогой!» Что-то он совсем на себя не похож в последнее время…

– Нам пора идти, – сказала наконец строгая Эдрал, – мы и так задержали Мастера Этаналя, а ему необходимо обживаться, отдыхать.

– Ты права, – вторила нехотя Иссима, – нам уже пора. – Она встала, и за нею стали подниматься и другие.

Итин открыл было рот, чтобы сказать – они могут остаться еще, а если нет, то посетить его завтра, но слова так и повисли в воздухе: все обернулись к ступенькам, ведущим с верхнего этажа в гостиную, у их основания происходило что-то необычное…

Там стал собираться густой искрящийся туман, такой же, как тот, что сопровождает Мастера Перемещений при использовании его Дара.

Итин и студенты, особенно Иссима, уже не раз видели подобное, поэтому застыли, ожидая появления кого-то из Мастеров Перемещений. «Советник Абвэн, – подумал Итин. – Что он скажет о такой компании?»

Но туман клубился и не рассеивался. Внутри него словно бушевал ураган и сверкали молнии. Итин и его гости окружили явление, уставившись на него широко распахнутыми глазами. Подходить слишком близко они опасались. В тумане послышалось тяжелое дыхание. Затем пелену сдуло, будто порывом сильного ветра, и на ступеньках остался лежать молодой человек. Глаза юноши были закрыты, зубы плотно сжаты, руки и ноги сведены судорогой. Голова, запрокинувшись, лежала на одной из ступенек. Он дышал, но прерывисто и тяжело. Он выглядел очень изможденным, щеки впали, под глазами были темные мешки, нос и подбородок заострились, волосы были слишком коротки для Мастера и едва доходили до плеч. На нем были шелковый кам и матерчатые туфли, какие носили небедные люди в юго-западной Тарии. Одежда когда-то была дорогой и изысканной, но сейчас и кам, и туника под ним, и те же туфли – в пятнах, в грязи, изорваны во многих местах. Явных ран на теле юноши не видно.

– Кто это? – сдавленно произнесла Лючин.

Итин подозвал Шоса и Маха, и они перенесли появившегося на софу в гостиной. Тело юноши также сводила судорога, а руки и ноги дрожали.

– Иссима! Ты можешь ему помочь? – воскликнула Элинаэль.

Девушка подошла к незнакомцу и, едва дотронувшись до него, отпрянула, но затем овладела собой, положила руки ему на грудь и закрыла глаза. Ее лицо исказила гримаса боли, и она снова резко отстранилась.

– Он здоров. В его теле нет повреждений, – произнесла она. – Он только очень истощен. Но ему больно… очень больно…

– Больно? – удивился кто-то. – Почему? – Этот же вопрос был сейчас в голове у каждого, ведь Иссима сказала, что незнакомец здоров, – откуда боль?

– Я не знаю… Это как-то связано с Даром. Это как отток… Только по-другому…

Краем глаза Итин заметил странное выражение на лице Эдрал. Она, хмурясь и шепча что-то, смотрела на грудь юноши: казалось, то, что она видит, очень ее беспокоит. «Какой Дар у нее?» – думал Итин.

– Так сделай же что-нибудь! – с вызовом произнесла Лючин, и Иссима бросила на нее испепеляющий взгляд.

Но вызов был принят, она снова подошла к странному пришельцу и положила руки ему на грудь. Девушка запрокинула голову и пронзительно закричала; видимо, она чувствовала боль исцеляемого. Итин шагнул было к ней, но вовремя остановился – нельзя мешать Дару работать. Иссима сжала зубы и сдвинула брови, она – сама решимость. «Она сделает то, что нужно», – понял Итин.

Прошло несколько напряженных мгновений, прежде чем появившийся на ступеньках юноша обмяк, задышал ровно и, кажется, уснул.

Иссима присела рядом с ним. «Она еще не умеет хорошо контролировать оттоки», – подумал Итин, помогая девушке перебраться на кресло. Она прислонилась затылком к спинке и прикрыла глаза.

– Я отсекла боль, – еле слышно прошептала Иссима, слабо улыбаясь. Что бы это ни значило…

– Кто это такой? – вновь спросила Лючин.

– Какой-то «прыгун», Мастер Перемещений, – пожал плечами Шос.

– Слишком он молод для Мастера, – возразил Тико, и Итин был полностью с ним согласен.

– Может, у него впервые развернулся Дар и… забросил его сюда? – предположил Марил.

– Но Дар Перемещений может забросить только в то место, какое Одаренный уже видел раньше… – Тико вновь нашел разумный аргумент. А он думающий парень, несмотря на то что Разрушитель…

– Может, он и видел раньше это место. В детстве, например, – пожал плечами Хабар.

Тоже вполне может быть.

Итин снова обратил внимание на Эдрал, которая не участвовала в разговоре, а изучала юношу, то озадаченно хмурясь, то удивленно поднимая брови. Это заметил не один Итин, Элинаэль подошла к старшей девушке и тихонько спросила:

– Что тебя беспокоит?

– Странный Дар… – ответила та.

– Почему?

Итин прислушался.

– Дар Перемещений похож на вихрь из тумана, он искрится… у него нежный молочный цвет… сложно объяснить, но у этого юноши не так… Внутри него такой клубок различных цветов… Я вижу, как вспышкой вырывается алое пламя, словно у Мастеров Оружия, а вот голубые потоки Целителя, и облака, и фиолетовая мгла, усыпанная звездами, и даже огонь внутри прозрачной сферы, точно как у тебя… Его Дар переливается, меняет форму, сущность, цвет… Я никогда подобного не видела раньше.

– Что же это значит? – спросил Тико, который тоже прислушался к словам Эдрал.

– Не знаю, – ответила она ему. – Нужно, чтобы Мастер Исма посмотрел… Видит ли он так же, как я?

Ректор Академии Силы Киель Исма был Мастером Видящим. «Возможно, у Эдрал подобный Дар?» – подумал Итин.

– А почему он в таком состоянии? – Вопрос Лючин.

– Кто знает, как разворачивается Дар Перемещений и как выглядит отток при нем… – задумчиво произнес Мах. – Нужно спросить у кого-нибудь из Мастеров Перемещений.

– Я могу спросить у Карея Абвэна, – подняла голову Иссима, которой уже стало лучше.

«Нужно рассказать о нем Совету», – хотел было предложить Итин, но передумал – в прошлый раз, когда он решился кое-что рассказать Совету, ничего хорошего из этого не вышло. Благо здесь не один он, свидетелей хватает. Пусть эта мысль придет в голову кому-нибудь другому. И она пришла.

– Необходимо показать его Советникам, – высказалась Иссима. – Похоже, мне удалось исцелить его, но пройдет достаточно много времени, прежде чем он восстановит силы.

– Что ему необходимо? – поинтересовался Итин.

– Ничего особенного. – Иссима говорила как опытный Целитель, которым еще не могла быть, но Итин доверял ее Дару. – Только сон. Ну и покой, вода и пища, когда он проснется.

– Тогда пусть остается здесь, в этом доме, пока не выздоровеет, – предложил Итин. – Он не стеснит меня. А вы сможете его проведывать, и, когда он придет в себя, мы узнаем, как он здесь оказался.

И в его доме будет не так пусто.

– Прекрасная идея! – подытожила Иссима, согрев сердце Итина своими словами.

– Только помогите мне перенести его наверх, там вроде бы есть свободные спальни. На нормальной кровати ему будет удобнее, нежели на софе.

И Хабар с Махом и Шосом помогли Итину отнести юношу, показавшегося совсем легким, в одну из спален на верхнем этаже. Завтра придут слуги, и Итин попросит их позаботиться о больном.

Гурьба студентов ушла, а он остался в новом большом доме, но уже не один. Мысли об одиночестве, о пустоте и тишине развеялись, его голову занимали вопросы о том, как оказался здесь этот парень, кто он и откуда. Что такое говорила Эдрал? И еще… когда снова он увидит Иссиму?


Глава 1 Лист в урагане | Легенда о свободе. Буря над городом | Глава 3 Первый круг