home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Несостоявшаяся встреча

Элинаэль Кисам

Сегодня занятия тянулись бесконечно. Ничего не запоминалось, все ее мысли были где-то далеко. Она думала о прошедшем вечере в доме Мастера Этаналя. О Вирде Фаэле… Внутри поднималась волна предчувствия необычных событий. Мечталось о приключениях, о новых открытиях… о чем угодно, только не об истории Тарии за последнее тысячелетие, которую пытался втолковать им, первогодкам, учитель Мастер Хайсол.

Переглядываясь время от времени с Эдрал, Иссимой, Махом, Тико и Тоше, Элинаэль поняла, что их мысли – тоже лишь о том мгновении, когда закончатся занятия и они смогут вновь всей гурьбой завалиться в гости к Архитектору. Никого не смущало то, что проводить почти каждый вечер и засиживаться допоздна в чужом доме бесцеремонно, что у Мастера Этаналя могли быть дела поважнее, чем развлекать гостей-студентов, что бесконечно донимать Вирда вопросами – верх невоспитанности… Но приличия и правила поведения не занимали даже Иссиму. Более того, она рвалась туда больше всех остальных, и Элинаэль, заметившая, как она смотрит на Вирда, понимала почему. А почему сама Элинаэль готова была сбежать с занятий, лишь бы поскорее оказаться рядом с ним?

Она нащупала под воротом платья золотую цепочку, на которую, уменьшив и закрепив с помощью сеточки, повесила необычный свой огонек – сферу с живым пламенем внутри. Теперь подарок Вирда всегда был с ней, послушный ее велению, служащий украшением и напоминанием, что не одна Элинаэль может создавать огни.

Девушка улыбнулась своим мыслям, затем, опомнившись, что сидит на занятии, встрепенулась и постаралась вслушаться в речь Мастера Хайсола. Составы Советов и имена Верховных, политика Тарии, войны, что велись с Годжей, Таширом, Ливадом, Арой, назначение первого Короля-Наместника, решение, что его власть отныне будет передаваться по наследству… Имена, имена, имена…

Вирд Фаэль – вот чье имя волнует ее. Вирд Фаэль – этого имени еще не знают, но очень скоро оно станет более известным, нежели Астри Масэнэсс, более того – тот Мастер Путей считался выдумкой и легендой, а этот – живой, настоящий! И она видела его! Она смотрела в его глаза, или это он смотрел в ее…

Элинаэль вновь предалась мечтам и не сразу обратила внимание, когда дверь учебной комнаты, где проводились их занятия, осторожно отворилась. В нескладном, растерянном, будто недавно разбуженном человеке, с неаккуратно уложенными в конский хвост длинными черными волосами, в сером без каких-либо украшений помятом каме студенты с трудом узнали Мастера Абиля Сета. Не то чтобы облик его был для них малознаком, наоборот: кто же из Академии Силы не видел Толкователя Мастера Сета! – но место его нахождения было более чем необычным, так как он столько времени проводил в библиотеке, что стал как бы неотъемлемой ее частью. В любое время любой студент, отправившись в сей храм книг, мог встретить там его верного служителя – Абиля Сета, корпящего над очередным, откопанным неизвестно где пыльным сочинением какого-то пророка какой-то эпохи.

Безграничная страсть Мастера Сета к книгам вообще, и к библиотеке Академии Силы в частности, порождала множество слухов, шуток, примет и легенд.

– Прочел ли ты произведение Мастера Таласиа? – спрашивал, бывало, учитель у нерадивого студента.

– Нет, потому что не нашел этого тома в библиотеке.

– Ты бы еще сказал, что Мастера Сета в библиотеке не нашел! – и подобное замечание учителя обычно сопровождалось дружным смехом.

Что до примет, то считалось, будто встретить Абиля Сета в другом месте, не в окружении книг, – к большой удаче, а уж если он с тобой заговорит, так и вовсе можно ставить все свои деньги на один бросок в кости – и выиграешь непременно.

Студенты утверждали, что Мастер Сет там спит и ест и у него даже нет собственных покоев в Академии или в Здании Совета или дома в Городе Огней, но это, безусловно, преувеличение. А в последние дни Мастер Сет так и вовсе отсутствовал в библиотеке достаточно часто, изучая записи Совета Семи, – это рассказала Элинаэль конечно же всезнающая Иссима.

Студенты удивленно загудели, даже у Мастера Хайсола вытянулось лицо и расширились глаза.

– Мастер Сет? – воскликнул он, кланяясь. – Вы хотели провести урок? Я с удовольствием уступлю вам свой час! Входите, прошу вас.

Урок от Абиля Сета? Неизвестно, будет он увлекательным или нет, но что необычным – так это точно. К тому же, если верить приметам Академии, всем им должно в скором времени несказанно повезти.

Мастер Сет зашел в комнату, рассеянно заморгал, приглядываясь к лицам студентов, и только потом ответил:

– Урок?.. Что?.. Нет. – Он забавно затряс головой. – Элинаэль Кисам… Эта девушка здесь? В группе?

Элинаэль нахмурилась. Зачем это она понадобилась «библиотечному отшельнику», как называли его? Она переглянулась с Эдрал, на лице той читалось чистое недоумение, затем встретилась глазами с Иссимой, уж она-то должна знать, что хочет от нее Абиль Сет! Но нет – Иссима так же изумлена и хмурится из-за своей неосведомленности.

– Да, Мастер Сет, – отвечает Хайсол, – она здесь. Элинаэль, девочка, подойди.

Увидев наконец, кто из студентов – интересующая его Элинаэль Кисам, Мастер Сет слегка улыбнулся одними губами, кивнул Мастеру Хайсолу и, обратившись к ней, сказал:

– Пойдем со мной, дитя.

Элинаэль еще раз переглянулась с Эдрал и покинула комнату вслед за ним. В коридоре Абиль Сет повернулся к ней, внимательно глядя в точку чуть пониже ее шеи, где под воротом была спрятана сфера, превращенная ею в украшение. Элинаэль поняла это только тогда, когда невольно закрыла рукой место, куда он вперился взглядом, и нащупала цепочку. Откуда он знает?

Мастер Сет протянул худощавую руку, указывая на сферу:

– Можно взглянуть?

Элинаэль, поколебавшись мгновение, вытянула цепочку и сферу из-под платья.

– Это он сделал?.. – улыбнулся Сет. – Тот мальчик?..

Элинаэль опешила. А это он откуда знает?! Любой, увидевший этот необычный огонек, в первую очередь подумал бы, что его создала она сама. Соврать или нет?

– Мальчик Фаэля… – бормотал Абиль Сет, оборачиваясь и шагая куда-то по коридору, ожидая, что она будет идти за ним. – Человек с крыльями… Мать знала, как его назвать… Вирд-А-Нэйс…

Половину слов Элинаэль не слышала, она сбавила шаг, с опаской глядя в спину странного, говорящего с самим собой Мастера. Но когда это осторожность в семнадцатилетней девушке превозмогала любопытство? Она нагнала его в три скачка, а он даже не заметил, что за борьба чувств происходила позади… Впрочем, он и отсутствие Элинаэль заметил бы, скорее всего, лишь придя на место и не получив ответа, пытаясь с нею заговорить.

Мастер Сет шел быстро, решительно сворачивая в выбранном направлении, спускаясь по лестнице и вновь пересекая коридоры. «Куда он идет?» – раздумывала Элинаэль, понимая, что не в библиотеку.

Легенда об отсутствии у него личных покоев в Академии развеялась для девушки, когда они вошли в небольшой, немного пыльный, но уютный, заполненный книжными полками кабинет на этаже, где располагались комнаты учителей и профессоров.

Мастер Сет предложил Элинаэль присесть в кресло и сел напротив. Он собирался с мыслями, глядя в пол себе под ноги, затем вытянул из кармана кама помятое письмо и, словно успокоившись шелестом бумаги у себя в руках, начал:

– Ты в опасности, дитя.

Элинаэль затаила дыхание. Что хочет он этим сказать?

– Утром я получил письмо от Советника Эниля, – он потряс смятой бумажкой, – но я уж и сам приблизился к разгадке. Ото рассказал то, во что я боялся поверить… Времена Ужаса, дитя, увы, наступили.

– Я не понимаю, Мастер Сет…

– Да… да… – рассеянно пробормотал он в ответ. – У тебя же Дар Огней?

Элинаэль кивнула.

– Ты в опасности, дитя, – повторил он.

Девушке все меньше нравился этот разговор.

– Почему я в опасности, Мастер Сет?

– Еще пророк Кахиль предсказывал, что мир погрузится в безумие и древнее зло вновь восторжествует, что прольются реки крови… что прошедшее грядет в будущем… И это произошло. Сейчас! Понимаешь ли ты, дитя?

Элинаэль не понимала. Абиль Сет вскочил и принялся мерить шагами комнату.

– Советник Эниль написал, – он вновь потряс письмом, – что Верховный и Советники Эбан, Ках, Абвэн и Майстан пробудили Древнего!

О Древнем она слышала лишь из легенд и тех страшилок, что госпожа Гилиса порой рассказывала своим детям при ней.

– Они начали войну с Арой, – продолжал Абиль Сет, – они погубили Кодонака…

Элинаэль нахмурилась при последней фразе. «Погубили Кодонака? Почему погубили? Кто погубил?!»

– Вы о чем? – не выдержала она.

– Мастер Кодонак должен был погибнуть на границе с Дорженой! – воскликнул Сет, а у Элинаэль ладони покрылись холодным потом. – Если бы не мальчик… он бы и погиб… Но дело в другом! Тебя нужно спрятать!

– Зачем прятать меня? – оторопела девушка.

– Ты – оружие! Ты единственная, без чьей крови невозможно Его остановить!

Вот сейчас ей стало по-настоящему страшно. Мастер Абиль Сет сошел с ума! Он хочет ее спрятать и говорит о ее крови… В коридоре было пусто: услышит ли кто, если она закричит?.. Элинаэль осторожно приподнялась и медленно стала продвигаться к выходу, стараясь не привлекать внимание Мастера Сета, что продолжал метаться из угла в угол, время от времени потрясая письмом.

– Ото пишет, что и мне нужно найти убежище… Нельзя доверять Киелю Исме. Он – предатель!

Но Мастер Исма – хороший друг Мастера Кодонака! А уж Кодонаку она доверяет и будет доверять, что бы кто ни говорил.

– Мастер Исма получил письмо от Кодонака, нашел Вирда и все рассказал Верховному, – продолжал бормотать Сет, – теперь они знают и о Мастере Путей… А Исма должен организовать… он поможет уничтожить Золотой Корпус… Но все это не важно… Тебе нужно скрыться, спрятаться!

Он резко обернулся к ней, и она застыла на месте, уже преодолев большую часть пути к двери.

– Только я не знаю такого убежища… – Он выглядел огорченным. – Я сам не знаю, где спрятаться… Нужно уехать… Я только придумаю куда…

– Да, Мастер Сет, конечно, – закивала Элинаэль, стараясь не спровоцировать очередной приступ безумия и разговоров о крови. – Я пойду соберу вещи?

Абиль Сет не ответил, он безвольно опустился в кресло и обхватил голову руками.

– Кровь, кровь… Сколько же нужно, чтобы напоить Его!!! Зачем столько смертей?! – Теперь уже не осталось сомнений, что Мастер Сет обезумел.

Он погрузился в свои мысли, его лицо исказилось, он дышал тяжело и не замечал, что происходит в комнате.

Элинаэль бросилась к двери и побежала по коридорам так стремительно, как никогда в жизни. Ее сердце колотилось, и все внутри сжималось, но не столько от страха, сколько от неприятного осознания безумия Мастера Сета. Это связано с его Даром? Что же эта Сила делает с людьми? Ее отца она просто убила, а Мастера мирного Пути свела с ума! Он смотрел на нее полными отчаяния, беспомощности, ужаса глазами. Он бормотал что-то несвязное… Мастер Силы, человек уважаемый и солидный, из-за своего Дара стал жалким безумцем… По щекам Элинаэль струились слезы. Что же ее Дар сделает с ней? Или с Вирдом? Они умрут? Или превратятся в подобных Сету?

Девушка остановилась, лишь оказавшись перед дверью учебной комнаты, которую покинула, уходя с Сетом. Она вытерла слезы, но заходить не спешила. Мысли о Мастере Сете не давали ей покоя. Да и, вероятно, видно было, что она плакала, – все сразу же обратят на это внимание. Нужно вначале успокоиться, и Элинаэль пошла к дальнему окну, чтобы постоять там в одиночестве и прийти в себя.

Она еще не успела дойти до окна, как дверь распахнулась и из комнаты высыпали ее соученики: занятие подошло к концу. Эдрал и Иссима очень скоро узнали ее со спины и оказались рядом.

– Чего он хотел? – нетерпеливо спросила Иссима.

– Ты выглядишь взволнованной! Ты что, плакала? – заметила Эдрал.

Элинаэль остановилась, глядя во внутренний двор Академии сквозь окно.

– Мастер Абиль Сет сошел с ума, – печально сообщила она.

– С чего ты это взяла? – хмыкнула Иссима.

– Он говорил безумные вещи. О том, что меня нужно спрятать. О том, что моя кровь может остановить Древнего, которого пробудили Верховный и Советники. О том, что Кодонака хотели убить. И тому подобное…

Девушки, услышав это, оторопело молчали. Первой взяла себя в руки Иссима.

– Дед говорил, что Абиль Сет слишком предается своим видениям, а это опасно и для Пророка, и для Толкователя. Он всегда был странным, жил в своих книгах, а не в этом мире, – сделала она вывод.

– Жаль его, – прошептала Эдрал.

– Жаль, что Дар убивает и сводит с ума! – сказала Элинаэль тихо и с горечью и добавила после некоторого молчания: – Скорее всего, мы уже не увидим его в библиотеке. Он в своем безумии опасается Ректора Исму.

– Отчего же? – Эдрал, похоже, заинтересовалась.

– Сет утверждает, что Мастер Исма – предатель.

Элинаэль заметила вспышку в глазах Эдрал – та вспомнила о чем-то и задумалась.

– Не принимай этого близко к сердцу. Уж не знаю, почему он решил с тобой поговорить, но тебе не стоит из-за него расстраиваться, – Иссима старается утешить ее, – я расскажу Мастеру Исме, что случилось с Сетом, и Ректор оградит тебя от его внимания. Его надо бы поместить в какой-нибудь приют… Верховному тоже нужно рассказать. Нехорошо, что сумасшедший распространяет нелепые слухи о правителях. Неизвестно, с кем ему еще приспичит это обсудить.

Все понимали, что действовать следует немедля, – то, что говорил Абиль Сет, – хуже обычного бреда безумца, так как слова его затрагивали честь Верховного и Совета Семи, – но девушки, в том числе и Иссима, продолжали неподвижно стоять у окна. Очень трудно и неприятно было осознавать всю нелепость ситуации, всю ту трагедию, в которую обратилась жизнь странноватого, но безвредного «библиотечного отшельника».

– Взгляните-ка, – вдруг воскликнула Иссима, указывая рукой куда-то вниз, где во внутреннем дворе суетились занятые своими делами немногочисленные студенты, – это же Итин!

Приглядевшись, Элинаэль увидела внизу светлую косу Архитектора. Тот озирался по сторонам, пытаясь отыскать кого-то в толпе.

– Мах! – крикнула, оборачиваясь, Иссима, и кучерявый парень возник перед ними, словно по волшебству. – Там внизу – Мастер Этаналь, он ищет кого-нибудь из нас. Приведи его в беседку у левого крыла. Мы сейчас туда придем.

Мах тут же бросился исполнять повеление Иссимы, а иного она и не ожидала. Красавица деловито окликнула Тико и Тоше, и они все вместе поспешили вниз. Из всей компании не хватало Лючин, Шоса, Марила и Хабара, которые учились в других, старших группах.


– Вирд Фаэль пропал! – сообщил им взволнованный Итин Этаналь, когда они наконец встретились с ним в беседке, обильно оплетенной диким виноградом, листья которого уже наполовину опали, а оставшиеся почернели и скрючились в преддверии зимы. В это время начался очередной час занятий, и все студенты покинули внутренний двор.

– Он так и не вернулся? – Иссима даже побледнела.

– Нет. И у меня есть основания беспокоиться.

– Какие? – уточнила Эдрал.

– У меня в гостях на рассвете побывал Советник Эбан. Он искал Вирда.

Элинаэль затаила дыхание, предчувствуя недоброе.

– Откуда Советник Эбан знает о Вирде? – спросила Иссима, и сразу стало понятно, что она о нем Эбану или другим пока не рассказывала. По крайней мере, о том, что он – Мастер Путей.

Итин пожал плечами:

– Уж не знаю, откуда, но Советник знает, что Вирд – сын Асы Фаэля. Про его… Дар… тот не говорил ни слова. И я ничего не сказал. Эбан искал его по другому поводу.

– И по какому же? – Мах весь обратился во внимание, даже замер на месте на несколько секунд.

– Эбан сказал, что Советник Ото Эниль сошел с ума…

– Еще один?! – воскликнула Иссима.

– Что значит «еще один»? – Мастер Этаналь удивленно глянул на перебившую его девушку.

– Рассказывай, после объясню, – ответила та.

– Ото Эниль, по словам Советника Эбана, слишком увлекся пророчествами о Временах Ужаса и решил, что они уже наступили. Он рассказывает всем, что Верховный и некоторые Советники из Семи пробудили Древнего…

«Абиль Сет говорил, что ему писал Ото Эниль», – вспомнила Элинаэль. Именно об этом писал. Мог ли вначале повредиться рассудком Советник, а после свести с ума своими письмами и Мастера Сета?

– Еще он утверждает, – продолжал Архитектор, – что его старого друга Асу Фаэля убили по заказу Семи.

Иссима ахнула.

– Я подумал, что Вирд мог сегодня ночью встретиться с Ото Энилем… Если Советник расскажет ему, что его отца убили…

Воцарилось молчание. Все обдумывали слова Итина Этаналя, а три девушки еще и сопоставляли эти новости с недавними событиями, произошедшими с Элинаэль. Может быть, Абиль Сет не сошел с ума, а просто поверил Советнику Энилю? Все это казалось дурным сном, и Элинаэль хотелось поскорее проснуться.

– И еще, – добавил Итин, доставая из кармана кама маленький листок бумаги, скрученный в трубочку. – Вот эта записка влетела в окно одной из комнат наверху в моем доме, привязанная к тупой стреле.

Он развернул и прочел:

«Не доверяй Верховному и Советникам Абвэну, Каху, Майстану и Эбану. Ничего не рассказывай о Вирде. Держись подальше от Ректора Киеля Исмы. Если сможешь, передай Элинаэль Кисам, что жизнь ее в опасности. Когда Мастер Кодонак будет в Городе, он позаботится о ней, но до этого пусть опасается всех, кто перечислен выше. Пусть приходит к Башням Огней, и ей помогут спрятаться.

За твоим домом следят, и, скорее всего, за тобой тоже будут следить, куда бы ты ни пошел. Учти это».

Итин отдал записку Элинаэль – наверное, потому, что там упоминалось ее имя. Уже второй раз за сегодня она слышит, что жизнь ее в опасности. Что за безумие? Записка была написана красивым витиеватым почерком, но подписи не имела.

– Чей это почерк, Вирда? – спросила Элинаэль, перечитав послание и передав его Иссиме.

– Не знаю, – Мастер Этаналь покачал русой головой, в его серых глазах читались беспокойство и непонимание, – я никогда не видел почерка Вирда, но почерк Советника Эниля видеть приходилось…

– Это не он писал – не Ото Эниль! – закончила за Итина златовласая девушка. – Я тоже не знаю, чей почерк.

– Вирда нужно найти, – высказал вслух Тико общую мысль.

– Только как? – Мах вновь, как обычно, вертел головой, и его черные кудряшки прыгали, словно пружинки.

– Вирд ушел с тем рыжим парнем, своим другом, – стала рассуждать Иссима, – а перед этим вместе с Ректором Исмой приходил другой его друг, тот с пепельными волосами междуморец… Гани Наэль! – вспомнила она. – Возможно, что оба друга Вирда в городе вместе, и если Киель Исма знает об одном, то скорее всего ему известно и о другом, по крайней мере, он может подсказать, где они остановились. Я спрошу Ректора…

– Нет! – резко перебила ее Эдрал.

– Почему это? – Иссима так удивилась решительному тону девушки, что даже не рассердилась на нее – заметила Элинаэль. Когда она сердится – сжимает свои идеально красивые губы до тоненькой ниточки.

– А вдруг все это правда?

Кто-то хмыкнул в ответ, кто-то шумно выдохнул, кто-то промолчал, просто глядя на Эдрал, произнесшую странные пугающие слова, а Элинаэль стало невероятно страшно, и, судя по побледневшему лицу Мастера Этаналя, он чувствовал то же самое.

– Эдрал! – Голос Иссимы звенел от неодобрения. – Тебя внести в списки обезумевших за сегодня? Здесь все ясно как день! Ото Эниль сошел с ума. Ему уже двести семьдесят три года, его разум вполне мог повредиться, многие старики становятся безумными к концу жизни. И Одаренные, скорее всего, тоже…

– Но Верховный ведь в своем уме?! – Эдрал, сдвинув брови, смотрела прямо в глаза Иссимы.

– Не со всеми это случается… – праправнучка Верховного смешалась лишь на мгновение. Она вновь продолжала свойственным ей уверенным тоном: – Советник Эниль потерял связь между реальностью и своими видениями. Придумал эту историю. Он, скорее всего, всем сердцем верит в нее, поэтому и находит себе сторонников: Мастера Сета, например. А всех, кто отрицает его утверждения, обвиняет в предательстве. Разве не логично? Лучше подумай о том, Эдрал, что будет с Вирдом, который не знает ничего о Городе Семи Огней, не понимает, кому верить, а кому нет. И попадет в руки сумасшедшего, который станет вкладывать в его голову ужасные вещи: вроде того, что его отца убили.

– Я не доверяю Киелю Исме! – заявила Эдрал. – И Советнику Эбану я тоже не доверяю!

– Почему? – тихо спросил Итин; спросил так, будто вовсе не удивлен, а попросту желает получить подтверждение каким-то своим мыслям.

– У них обоих черные кольца вокруг Дара! – высказалась Эдрал. – И Вирд Фаэль тоже видел это кольцо у Исмы.

– И что это значит? – Похоже, упоминание Вирда заставило Иссиму задуматься над словами Видящей.

– Не знаю. Он тоже не знает, – отвечала девушка, хмурясь. – Но это как-то неправильно! Этих колец быть не должно!

Итин поежился, Иссима сердито сложила руки на груди, не находя возражений, Тико слушал, приоткрыв рот, Мах ерошил свои непослушные волосы, Тоше походил на каменное изваяние.

– Можно узнать, где Вирд, другим путем, – произнесла несмело Элинаэль, и все разом посмотрели на нее с немым вопросом в глазах: была бы здесь Лючин, сразу бы задала его вслух.

– Я пойду к Башням Огней, посмотрю, кто встретит меня, и расспрошу его обо всем.

– Это опасно, – возразила Иссима.

– Нет, – Элинаэль успокаивала больше саму себя. – Ото Эниль всего лишь сумасшедший, и зла он мне не желает. Наоборот, хочет защитить меня от чего-то. Даже если я соглашусь пойти с Советником или с одним из посланных им, мне не причинят вреда, и есть большая вероятность, что я встречусь с Вирдом и смогу все ему объяснить. Кроме того, в записке говорилось о Мастере Кодонаке, а это значит, что Советник, скорее всего, свяжется с Кодонаком рано или поздно, а уж он знает, что делать.

– Знает, – процедила Иссима сквозь зубы. – Только едва он появится в Городе, как его должен будет убить всякий встретившийся ему Мастер Силы за нарушение приговора суда!

го Золотого Корпуса не то что не станут с ним сражаться, а, наоборот, не дадут ни одному врагу к нему приблизиться!

– Хатин Кодонак, – спокойно и холодно отвечала ему Иссима, – не посмеет появиться здесь: это будет открытым вызовом Верховному и Совету Семи, осудившим его! Разве что он полностью продался Аре и желает разжечь гражданскую войну!

Мах не ударил ее только потому, что она – девушка, но сдержаться ему было трудно, он сжал зубы и даже схватил сам себя за руку.

Мастер Этаналь беспокойно следил за их перепалкой, другие просто окаменели от таких слов в адрес Кодонака. Элинаэль – и та закусила губу, чтобы не отвесить пощечину слишком уж резкой Иссиме.

– Давайте не будем спорить, – примирительно произнес Итин, поглядывая на Иссиму, следующие слова он, похоже, говорил только для нее. – Не стоит делать поспешных выводов. Мастер Кодонак…

– Уже не Мастер! – А вот Иссима распалилась не на шутку.

– …Хатин Кодонак, – исправился Архитектор, – достаточно разумный человек, чтобы принять правильные решения о том, появляться ли ему в Городе или нет. Сейчас для нас более важно другое – найти и предупредить Вирда Фаэля. Не так ли?

Упрямый вызов стал затухать в глазах Иссимы. «Ей нужно было родиться с боевым Даром», – подумала Элинаэль. Но упоминание Вирда успокоило гордую красавицу, а Элинаэль почему-то почувствовала укол ревности… Ревности? Она уже дает этому определение?..


Ого Ки-Ти

Город Семи Огней нравился Ого. Кто же будет спорить, что это самое красивое место, какое ему только приходилось видеть! Все эти дома, башни… И здесь не так скучно, как в Шеалсоне. Но в этом городе холодно!

Он шел по направлению к Академии Силы, кутаясь в длинный плотный плащ, купленный для него Гани Наэлем, и накинув на голову капюшон, но холод все равно пробирал до костей. Вот-вот сорвется дождь, небо нахмурилось, словно Фенэ, заставшая его целующимся с рабыней… Фенэ, Фенэ… Ого вздохнул. С женщинами ему не везет. А ведь он идет, чтобы найти еще одну женщину. Она – словно сестра Михель, такая же красивая… и, скорее всего, такая же бессердечная…

Холод, мрачное небо, мысли о жестоких с ним женщинах… было еще одно обстоятельство, ухудшавшее настроение Ого, – он оставил свой меч и чувствовал себя без оружия голым. Не очень-то хорошее начало дня.

С каждым его шагом на улицах становилось все светлее, так как где-то, за плотным слоем облаков, все же всходило солнце. Перед ним справа и слева выросли громады зданий Пятилистника, как называл их Гани Наэль. Как можно было возвести столь огромные строения? И почему Пятилистник? Широкая дорога, проходящая между двух совершенно одинаковых стен, вела прямо ко двору Академии Силы в центре. Прохожие ему почти не встречались, а те, которые встречались, не обращали на него никакого внимания. Да и что было особенного в крупном парне, кутающемся в плащ и спешащим по своим делам. Вот если бы ему обнажить рыжую голову и свой меч иметь при себе!..

Когда Ого достиг внешнего двора Академии Силы, обсаженного со всех сторон аккуратно подстриженными кустами, зелеными, несмотря на то что деревья почти сбросили листья, он понял, что пришел слишком рано. Все студенты еще сладко спали: ну да, они же не рабы, которым нужно быть на поле с рассветом…

В предрассветной тишине откуда-то с западной стороны доносился приятный слуху звук – лязг стали. Ого обошел круглое здание Академии Силы и побрел по направлению к звуку. У него в запасе еще не меньше двух часов, пока девушка проснется, оденется, захочет куда-нибудь выйти из Академии или пока откроют внутренние ворота и сам Ого сможет, затесавшись среди толпы, проникнуть вовнутрь.

Ого вновь прошел по точно такой же широкой дороге между двух одинаковых высоких зданий, но уже с другой стороны от Академии Силы. Кутийцы никогда не путают стороны света. За расширяющимся к дальнему от центра концу здания была обнесенная высоким каменным забором площадка. В два прыжка Ого очутился на этом заборе верхом, выбрав место, где с внешней стороны росли деревья и он был бы не слишком заметен среди их ветвей.

Картина, ему открывшаяся, была милее его сердцу и радовала глаз больше, чем знаменитый Кружевной мост, показанный ему Наэлем; даже больше, нежели вид десяти танцующих для него красоток… без одежды… хотя без одежды, наверное, все же… нет…

Это была широкая площадь, разбитая на секторы, приспособленные для упражнений в военном искусстве. В одном из секторов десятка два одетых, несмотря на холод, лишь в легкие рубахи молодых мужчин, сражались попарно друг с другом. Сражались красиво! Ого залюбовался. Мечи, сталкиваясь, приятно звенели. Ого заметил, что они все раз за разом повторяют набор выпадов, блоков и ударов, относящихся к тарийскому стилю, как рассказывали и показывали ему когда-то вначале стражи границы, а затем Гаил и Брай – воины Мастера Агаята.

Он заметил невысокого, крепко сбитого человека, с волосами, что чуть закрывали уши, с усами и тонкой бородкой. Он был одет в рубашку и куртку и, прохаживаясь в рядах бойцов, что-то говорил им, а иной раз останавливал бой и показывал те или иные приемы.

Ого не мог отвести взгляда и даже повторял за обучающим некоторые движения, сидя верхом на заборе, пока, наконец, бойцы не покинули площадку, направившись легкой рысцой к зданию, прилегающему к плацу. Он еще долго глядел им вслед и завистливо вздыхал и только потом стал осматриваться по сторонам.

Здесь, на площадке, несмотря на раннее утро, движения было больше, чем во всех дворах Пятилистника, вместе взятых. Тут и там упражнялись в бою с шестами, врукопашную или попросту бегали целые группы и одинокие студенты. В дальнем секторе Ого разглядел нескольких лучников, выпускающих стрелы по мишеням, стоящим у западной стены. Он видел, как стреляет Эй-Га: интересно, может ли кто из этих тарийцев сравниться с ним в меткости?

Ого спрыгнул со стены, мягко, по-кошачьи приземлившись на ноги, оббежал площадку вокруг и вновь взобрался на эту же стену, но только с той стороны, что располагалась ближе к лучникам. Здесь также нашлись деревья, и Ого комфортно устроился, даже нашел опору для спины и вытянул ноги, наблюдая за лучниками. Смотрел он больше в сторону мишеней, а не на самих стреляющих и пока ничего интересного не видел. Убедившись, что утариец с луком не превзойден в стрельбе, он уж было собрался покинуть это место и вернуться к своему заданию, как взгляд его привлекли поразившая «яблочко» мишени стрела и другая следом, расщепившая первую. Он не успел повернуть голову, чтобы посмотреть на лучника, как третья стрела пригвоздила его капюшон к дереву, на ствол которого он опирался.

Ого остался спокоен: лучник вряд ли собирается его убить, иначе не промахнулся бы. Намек он понял, но ведь и так собирался уходить… Он рывком вытащил стрелу, освобождая плащ, и хотел было спрыгнуть на ту сторону и пойти по своим делам, как разглядел приближающегося к нему лучника, вернее – лучницу. Прищуренные лукавые глаза, черные тугие косы, округлые формы, подчеркнутые необычной для девушки одеждой… Она! Та самая! Не зря его золотая мамочка говорила, что кутийцу, вышедшему на охоту, зверь сам идет навстречу.

Ого не мог сдержать улыбки от такой удачи; он спрыгнул со стены, но не наружу, как намеревался, а вовнутрь, на плац, оказавшись перед лучницей.

– Ты, рыжий? – усмехнулась она. – Что это ты здесь делаешь?

Позади нее стоял низкорослый, ниже даже, чем сама девушка, но мощный, плечистый парень. Он, хмурясь, неприветливо смотрел на Ого.

– Я не спал всю ночь, думая о тебе, – начал Ого говорить слова, что нравятся всем женщинам, – я пришел сюда, разыскивая тебя, но твоя стрела нашла меня первой. Хотя ты еще вчера выпустила стрелу, навсегда поразившую мое сердце. Твои глаза…

Девушка расхохоталась, а ее спутник еще больше помрачнел.

– Я – Лючин! – сказала она и кивнула на хмурого парня. – Это Хабар. А ты, как я помню – Ого?

– Да, прекрасная Лючин! Это я. Твои глаза…

– Так ты следил за мной? – вновь перебила она его: так Ого забудет, что хотел сказать про ее глаза…

– Нет, – честно признался он. «Не следил – выслеживал». Вслух же произнес: – Я не мог забыть тебя, сердце само привело меня сюда. Ты привязала крепкую веревку к выпущенной тобой стреле и потянула за нее. Твои глаза…

– …хорошо видят цель, а мои руки никогда не дрожат! – Ну вот… теперь он точно забыл, а фраза была красивой! – А еще я терпеть не могу навязчивых поклонников, поэтому если ты будешь быстро бежать отсюда, я буду стрелять поверх твоей головы, а если твой бег мне покажется не слишком быстрым – то по твоим пяткам!

Ого еще больше расплылся в улыбке. Она точно – не Михель, та ведь таяла от подобных разговоров и была не против поцелуев… правда, потом с удовольствием поливала соленой водой его раны; а Лючин угрожает открыто, и по глазам видно, что это не пустые угрозы – прямо как кутийская мама!

– Хочешь, я спою для тебя песню? – спросил Ого. Песни еще больше нравились девушкам.

Она посмотрела на него с изумлением, а вперед вышел ее плечистый друг – Хабар. Ого, взглянув на него сверху вниз, услышал его резкий и сердитый голос:

– Ты что, плохо слышишь? Она сказала тебе уйти. Оставь ее в покое! Или будешь иметь дело со мной!

Ого подумал, что положить этого коротышку на лопатки для него дело трех ударов сердца.

– Если сейчас же не отправишься восвояси, – продолжал Хабар, – найдем мечи, и я преподам тебе пару уроков!

А это уже интересно! Ого с азартом огляделся вокруг, ища глазами мечи, хотя бы учебные – тупые…

– Хабар! – вступила Лючин. – Ты головой думаешь? Он неодаренный! Ты серьезно собрался драться с ним на мечах?!

Хабар опустил голову. Ну ведь ясно, что неповоротливый коротышка не имеет шансов против кутийца!

– К тому же проучить его я и сама прекрасно могу, – продолжила Лючин.

Она подошла к Ого, взяла его под руку и повела к небольшой калитке, где был выход, шепча вкрадчиво на ухо:

– Рыжий, иди своей дорогой! Может, свидимся еще. Не очень мне хочется наносить повреждения другу Вирда.

– Вирд послал меня сюда, – возразил Ого, становясь серьезным.

Лючин остановилась:

– Зачем?

– Разыскать тебя. И предупредить.

Она заинтересовалась.

– Тебе угрожает опасность: нужно, чтобы ты пришла к башне Тотиля. Там тебе подробно все объяснят.

Лючин нахмурилась.

– Когда нужно идти? – деловито спросила она.

– Да хоть сейчас!

– Тогда пошли.

Лючин заботливо сняла тетиву с лука, аккуратно положила его в специальный ящик под навесом, и лишь после этого они втроем быстрым шагом направились к выходу. Ого был доволен.


Элинаэль Кисам

Элинаэль чувствовала страх. Она гнала его от себя. В конце концов, она – будущая Мастер Огней и если нужно, то сумеет себя защитить. У нее боевой Дар! Но страх все равно отыскивал прорехи в наскоро склепанной броне ее уверенности и проскальзывал в них гадкой змеей, сворачивался вокруг сердца липким и холодным кольцом.

Чего она боится? Кого? Ото Эниля? Она видела его на суде над Мастером Кодонаком, и из его уст звучали самые разумные слова из всех сказанных там. Если Абиль Сет, когда пытался что-то ей объяснить, пугал несвязностью своей речи, странным поведением, взглядом, обращенным куда-то вне этой реальности, то Советник Эниль был совершенно другим. Могло ли случиться так, что, сойдя с ума, он стал еще хуже, чем Сет?

Но в любом случае следует помнить – Вирду гораздо сложнее, чем ей. У нее есть поддержка, у нее есть десять друзей, что не оставят ее, что поднимут на уши весь Город Семи Огней, если с ней что-нибудь случиться. Иссима, хоть она и задирает чрезмерно высоко свой прелестный носик и считает, будто верно лишь ее собственное мнение, всегда поможет, оповестив сильных мира сего, а уж правители смогут вытащить единственную Огненосицу из любой передряги. Она уже кое-что поняла и может принимать правильные решения, а Вирд не знает, что правильно, а что нет. Он даже представить себе не может, насколько нелепы обвинения, касающиеся убийства его отца. Зачем Семи могла понадобиться смерть Мастера Ювелира?! Если она встретится с ним, то расскажет, как умер ее отец, и он поймет… поймет, что это Дар убил их обоих… что такое происходит иногда. Она найдет, что сказать, как убедить Вирда оставить Советника и прийти в Академию. А если не помогут ее слова, то она упросит Вирда переместиться в Шеалсон к Мастеру Кодонаку, и тот объяснит ему все…

Но Вирда нельзя оставлять одного, его нужно найти, и она сможет это сделать. Почти все из их компании готовились к этому походу к Башням Огней в поддержу Элинаэль, лишь Лючин с Хабаром не удавалось разыскать, а терять время было нельзя. Все разошлись по комнатам, чтобы взять теплые непромокаемые плащи, так как едва закончилось их совещание в беседке, как сорвался холодный, неприятный дождь. Только Итин Этаналь остался внизу. Он сомневался в необходимости ему идти к Башням Огней вместе со всеми, так как его смущали слова о слежке в той записке.

«А вдруг все это правда?» – вспомнила Элинаэль сказанные Эдрал слова. Даже думать о таком не хотелось. И если неприятно было понимать, что с симпатичным спокойным Советником Энилем случилась беда, то еще хуже представить, будто Верховный и большая часть Совета сделали нечто ужасное, пробудив какого-то Древнего, и хотели убить ее, Элинаэль.

Она сжала зубы, так как осознала вдруг, что страх, прокрадывающийся к ее душе, вызван не предстоящей встречей с кем бы то ни было у Башен Огней, а именно маленькой вероятностью, что «все это правда»…

Элинаэль вошла в свою комнату. Нужно действовать, а не предаваться мыслям, дающим пищу беспочвенному страху. Нужно быстрее взять плащ и спускаться вниз. Занятия еще не закончились, и если кто-то из знакомых встретится ей в коридорах, то могут помешать. А терять время нельзя. Она решительно распахнула дверцы шкафа и вытащила первый попавшийся плащ. Достаточно теплый, хоть и невзрачного серого цвета, но сойдет. Накидывая его, Элинаэль заметила краем глаза какое-то движение в комнате. Она резко развернулась, приготовившись использовать огонь в случае необходимости. Посреди ее комнаты, там, где она находилась всего минуты две назад, стояли двое мужчин. Оба они были высокими и крепкими, выглядели лет на тридцать. Они вооружены мечами и, судя по коротким стрижкам, усам и небритым подбородкам – неодаренные.

– Что вам нужно? Как вы сюда попали? – резко спросила она, сама удивляясь, что голос ее не срывается и не дрожит, ноги же подкашивались.

Оба сделали шаг к ней, не говоря ни слова, она вскинула руку, призывая Дар, но внутренние сомнения удержали огонь, когда она представила, что применит Силу против обычных людей, пусть вооруженных, но не обнаживших мечи и они сгорят в пламени, которое нельзя потушить, прямо у нее на глазах.

Пока она колебалась и медлила, они взяли ее под руки, и все вокруг окутал искрящийся туман…

Он рассеялся, и Элинаэль, хлопая глазами, с трудом смогла поверить, что находится в совершенно другом месте – не в ее комнате. Эти двое умели перемещаться… Они были Одаренными!

– Простите, госпожа, если напугали, – произнес один из них, посмеиваясь себе в усы; его тон, в отличие от слов, не был похож на извинения. – Вреда вам не причинят. Идите вперед.

Он указал кивком головы на дверь в конце небольшого коридора, и Элинаэль, собрав все свое мужество, направилась в ту сторону. Второй, молчавший все это время похититель опередил ее и открыл перед нею створку двери.

Комната была обставлена просто, но в интерьере чувствовался изысканный вкус. Шторы были задернуты, и здесь царил полумрак. На одной из стен в тарийском стиле изображены пики Сиодар на фоне голубого неба. У камина, искусно выложенного из красного, добываемого в Фа-нолл камня, стояли два уютных кресла, обитых расписным шелком. В одном из них сидел человек. И когда глаза Элинаэль привыкли к освещению, она разглядела вначале длинные волосы, а затем и знакомое лицо. Это был Советник Абвэн. Его она тоже видела раньше лишь однажды – на суде.

Он встал, взяв ее нежно за руку, отвел ко второму креслу и усадил в него.

– Рад видеть тебя, Элинаэль, – сказал он голосом таким елейным, что девушка чуть не скривилась. – Прости, что пришлось прибегнуть к помощи Тайной гвардии, но происходящие сейчас в Городе Огней события требуют немедленных действий. Твоей жизни угрожает опасность.

Трижды! Сегодня трижды ей сказали это! В чем же дело, в конце концов?!

– Некоторые бунтовщики решили воспользоваться редкостью твоего Дара, чтобы сеять смуту.

– О ком вы говорите?

Советник Абвэн улыбнулся ей, успокаивающе беря за руку:

– Заговорщики, недовольные властью Верховного и Семи. Они хотят твоей смерти, чтобы потом обвинить в ней нас.

Сердце сжалось в комочек, страх в нем почувствовал себя полновластным хозяином.

Абвэн продолжал:

– Поэтому нам пришлось забрать тебя из Академии Силы на время. Здесь тебе будет уютно и безопасно. Ты ни в чем не будешь нуждаться.

– Но мои друзья, – воскликнула Элинаэль, – они станут беспокоиться!

– Не волнуйся. Все расскажем Иссиме, а она – остальным. Твоим друзьям опасность не угрожает, в отличие от тебя.

На приставном столике лежали два предмета, похожих на браслеты из блестящего металла. Советник обернулся, взял один из них и протянул руку к Элинаэль ладонью вверх, как бы приглашая ее вложить свою руку в его.

Она невольно отпрянула:

– Что это?

– Не волнуйся, милая, это «утяжелители», чтобы тебя не смогли похитить Мастера Перемещений. Они словно украшения, мешать тебе не будут, но обезопасят.

– Спешу поделиться с тобою хорошими новостями, – вдруг перешел он на другую тему, все еще держа ладонь открытой и приготовив в другой руке браслет, – они порадуют тебя.

Он сделал паузу.

– Новости касаются Кодонака.

Советник Абвэн доброжелательно улыбался, и рука сама собою доверительно потянулась к нему.

– Верховный согласился пересмотреть его дело, – негромким, уже казавшимся Элинаэль очень приятным голосом говорил Абвэн, защелкивая браслет на правой ее руке и беря со столика второй. – Недавние события показали, что, возможно, его подставили. Заговорщики сделали это. – Второй браслет захлопнулся уже на левой руке девушки. – Так что, когда заговор будет полностью раскрыт и истинно виновные понесут наказание, Кодонаку вернут все его привилегии.

Элинаэль была несказанно рада. Дело Кодонака пересмотрят! Мастер вернется в Город Семи Огней и будет вновь обучать их! Но Вирд… Он остался там один… Взгляд девушки упал на ее руки в блестящих браслетах. Они сидели на ее запястьях плотно, и защелки, которую она могла бы открыть, Элинаэль не видела.

– Как их снять? – спросила она.

– Ключ есть у меня, – ответил ей Абвэн, все еще доброжелательно улыбаясь и глядя на нее с обожанием, словно на младшую сестренку, неожиданно у него отыскавшуюся: такой теплый и располагающий взгляд. – Лучше пусть ключ будет у меня – так безопаснее.

Элинаэль неуверенно кивнула, соглашаясь. Так лучше… Она в безопасности. Совет позаботился о ней. И ведь действительно, это не ее игра. Что может сделать семнадцатилетняя девушка против заговорщиков – Мастеров Силы… против опытных интриганов со связями… Но Вирд… Она подняла глаза на Советника Абвэна, желая рассказать ему об опасности, что угрожает Мастеру Путей. На мгновение ей показалось, что в теплом по-братски его взгляде промелькнули фальшь и похоть…


Глава 10 Страх | Легенда о свободе. Буря над городом | Глава 12 Новая власть