home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Доходный дом М.Н. Миансаровой на Сухаревской площади, № 12 (1908–1912)

Когда выходишь из метро «Сухаревская» вправо, то сразу видишь этот необычный (для нашего времени) дом с изумрудными изразцами. «Образец модерна!» – воскликнем мы, уже несколько поднаторев в определении характерных деталей этого стиля. Подумаем и добавим: «Неорусский модерн». И будем правы!

В XVIII веке на этом месте площадью почти в 2,5 гектара располагался Полковой артиллерийский двор с большим прудом, окруженным деревянными строениями. В них размещались канцелярия, правление, амбары, лазарет и другие службы. Сюда перекочевала образованная еще в 1701 году артиллерийская школа – одно из первых учебных заведений Москвы.


Московский модерн в лицах и судьбах

Доходный дом М.Н. Миансаровой


В 1851 году этот обширный участок земли в Сретенской части приобрел московский купец 1-й гильдии, действительный статский советник и один из крупнейших миллионеров России Иван Степанович Ананов (1811–1888).

Иван Степанович (Ованес Степаносович) родился в семье крестьянина из Карабаха, закончил духовную семинарию. В 1850-х годах вместе с женой, Марией Ивановной, переехал на постоянное жительство в Москву, где вступил сразу в 1-ю купеческую гильдию: видать, денежки водились! Вскоре он стал крупнейшим московским домовладельцем, которому в городе принадлежало 9 особняков.

И.С. Ананов был не только одним из богатейших людей России конца XIX века, бизнес которого был и в Первопрестольной, и в Тифлисе и Кутаиси, но и щедрым благотворителем.

К тому же это был образованный человек – член совета правления Московского Лазаревского института восточных языков, поэтому такое значение придавал обучению детей. В 1876 году, после смерти супруги Марии Ивановны, Иван Степанович учредил в ее память в Тифлисе при женском монастыре Святого Степаноса училище «Мариамян – Овнанян» «для девиц армяно-григорианского исповедания, преимущественно сирот и детей неимущих родителей». В Московском Лазаревском институте он оплачивал содержание десяти пансионеров. Был также старшим членом совета попечителей Касперовского приюта для бедных армян в Москве.

Ананов выделил значительные средства для: уплаты Выкупных платежей бедным крестьянам Московской, Кутаисской, Тифлисской губерний; помощи русским крестьянам-староверам для переселения их на пустующие земли в Закавказье. На основанные им именные стипендии в Москве учились крестьянские дети в прогимназиях, Московском университете, Петровской академии, Московской школе земледелия.

Ананову доверили стать казначеем на строительстве памятника императору Александру II Освободителю в Кремле. Упокоился Иван Степанович на армянском Ваганьковском кладбище в Москве. На месте захоронения выстроена часовня.

Но вспоминаем мы этого человека не за его добрые дела – хотя и стоило бы… Садовую-Сухаревскую прямо за домом, о котором идет речь, пересекает переулок, который в 1887 году назвали в его честь – Анановский, теперь – Ананьевский. На средства Ивана Степановича он был замощен и освещен фонарями.

И.С. Ананов подарил двум дочерям по участку под строительство. Одна из них – вот тут пошли такие разночтения! – Елена (или Глена?), которая была замужем за известным московским адвокатом Аршаком Месроповичем Миансаровым, приглашает архитектора С.К. Родионова для постройки доходного дома. Кстати, признаюсь, так и не смогла выяснить, почему дом называется «М.Н. Миансаровой», откуда взялись такие инициалы – не ясно. В некоторых источниках он вообще значится, как «Доходный дом Гутмана – М.Н. Миансаровой».

Какие бы непонятки не случились с инициалами владелицы, здание, которое сразу прозвали «Домом с изразцами», получилось таким нарядным! Его фасады облицованы цветной керамической плиткой, изготовленной в мамонтовской мастерской «Абрамцево» и в мастерской «Кикерино». «Контраст белых, густо-зеленых и золотых облицовочных плиток в сочетании с полихромным изразцовым фризом, облицовкой кокошника в венчающей части и отдельными полихромными изразцовыми вставками создает необычную, броскую фасадную композицию, не имеющую аналогов…»

На нижнем этаже располагались магазины, на верхних – комфортабельные квартиры. Впрочем, сейчас то же самое.

(Подробности о семье Ананова: http://noev-kovcheg. ru/mag/2013-15/4032.html#ixzz2q5CxluoM сайт «Ноев ковчег», статья Марины и Гамлета Мирзоян «Москва армянская»).


А теперь об авторе «Дома с изразцами».

Сергей Константинович Родионов (1859–1925) – русский и советский архитектор, реставратор, преподаватель и общественный деятель. Один из мастеров московского модерна, эклектики и церковной архитектуры. Автор планировочного и архитектурного решения Новодевичьего кладбища в Москве.

Родился во Владимире в семье потомственного дворянина. Окончил в 1883 году Московское училище живописи, ваяния и зодчества со званием классного художника архитектуры и Большой серебряной медалью. Позже продолжил обучение в Императорской Академии художеств.

Но более чем к живописи его влекло к архитектуре. Сначала он поработал в провинции: с 1885 по 1889 год был городским архитектором Клина, потом вернулся в Москву. Он строил дома, церкви и серьезно занимался вопросами изучения, сохранения и реставрации архитектурных памятников. Состоял членом Комитета по реставрации Успенского собора в Кремле, участвовал в реставрации Новодевичьего монастыря.

В 1916 году Родионов стал председателем Русско-Славянского союза. Преподавал на Московских строительных курсах, читал курс строительного искусства. После Октябрьской революции С.К. Родионов заведовал музеем Нескучного сада, был архитектором по охране памятников старины и членом строительной комиссии Наркомпроса. Производил работы по реставрации Китайгородской стены. Читал курсы лекций по реставрации и истории искусств.

С.К. Родионов был женат на княжне С.Н. Шаховской, поэтому вхож в самые верхние слои света и пользовался везде и всегда заслуженным уважением. Владел собственным доходным домом в Борисоглебском переулке и поместьем в Дмитровском уезде.

Скончался в Москве в 1925 году. Похоронен в Новодевичьем монастыре.


Особняк В.В. Правдиной Садовая-Сухаревская, № 5 (1908) | Московский модерн в лицах и судьбах | Дом И.К. Баева, проспект Мира, № 30 (1909)