home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 48

Курт Остин понятия не имел, что такое Творец Боли, но был уверен, что в нужный момент во всем разберется. Однако сейчас было не до того, потому что он стал знаменитостью.

В отличие от первоначального приема, теперь их с Лилани считали почетными гостями. Еще бы: они были первыми американскими гостями острова за семьдесят лет, а он еще и был знаком с нынешним Гарри Трумэном! Неудивительно, что туземцы в военной форме чествовали его так, словно он был Макартуром,[50] вернувшимся на Филиппины.

Лилани и Курта напоили свежей водой, позволили принять душ и переодели в такую же форму, какая была на остальных островитянах. Потом жители острова Пикетта накормили их жареной рыбой, манго, бананами и напоили кокосовым молоком, благо пальмы росли на острове в изобилии.

Пока они ели, Тоутог и трое других туземцев потчевали их историями, объясняя, что всем, что у них есть, всем, что они знают, они обязаны капитану Пикетту и сержанту Уоткинсу. Туземцы знали немного английских слов, но, похоже, Пикетт и Уоткинс заложили основы местной цивилизации, и их почитали, словно добрых духов.

Когда Курт и Лилани отужинали, их повели на экскурсию по острову.

Только теперь Остин увидел, насколько изобретательны туземцы. Повсюду среди деревьев прятались сооружения из ржавого листового железа. Окопы и ходы, связанные с пещерами-складами, посты возле цистерн, которые установили так, чтобы те собирали дождевую воду. Все материалы старого судна использовали, будь то старые котлы, трубопроводы или стальные балки. А корабельный колокол был перенесен на самую высокую точку острова, чтобы в случае опасности или нападения японцев можно было ударить в него и поднять тревогу.

— Не могу поверить, что никто им не рассказал, — прошептала Лилани, когда они шли в тени пальм, в нескольких шагах позади своих гидов.

— Не думаю, что у них тут было много посетителей, — ответил Курт.

— А мы разве не должны сказать им правду?

Курт покачал головой.

— Думаю, такая правда придется им не по вкусу.

— Думаешь, они не захотят в это верить?

— Они прячутся от всего мира. Должно быть, Пикетт научил их этому, чтобы сохранить свою машину — Творца Боли — в безопасности.

Лилани кивнула.

— Вот только как нам выбраться отсюда, если они прячутся от всего мира? Это же, в конце концов, остров. У этих людей должны быть лодки. Быть может, мы позаимствуем одну из них?

Курт знал, что у туземцев есть лодки. Тоутог говорил, что в лагерь входят еще два острова, которые можно увидеть, только если подняться на самую высокую точку. Судя по всему, эти острова располагались на расстоянии пятнадцати-двадцати миль друг от друга. Если лодки аборигенов справляются с таким расстоянием, то наверняка могут доставить их к морским путям. Но теперь Курт туда плыть не собирался.

— У них есть лодки, — заверил Остин. — Но мы никуда не поплывем.

Девушка выглядела так, как будто ее ткнули булавкой. Ее брови взметнулись, и она остановилась, застыв, словно статуя.

— Что?

— Здесь ты в безопасности, — продолжал он.

— Это не значит, что я хочу тут остаться. Это сумасшедшая пародия на «Остров Гиллигана», а я никогда не стану играть роль Джинджер.

— Поверь мне, — сообщил Курт. — Ты, скорее, Мэри Энн.[51] Но останешься ты тут не поэтому. Я не хочу, чтобы ты пострадала, пока я буду пробираться на Aqua-Terra.

Она помолчала, пытаясь уложить в голове слова Курта.

— Ты хочешь вернуться? Разве мы не для того из кожи вон лезли, чтобы убраться оттуда?

— И оказались здесь. Нам везет.

— Тебе не кажется, что, если ты сунешься на остров, захваченный террористами, твое везение сразу закончится?

— Нет, если я прибуду с оружием и воспользуюсь элементом неожиданности.

Секунду Лилани изучала Курта, пытаясь угадать ход его мысли.

— Твои друзья на острове?

Он кивнул.

— И не только. Там Джинн. Он хуже, чем просто террорист, убийца или мошенник.

— И кто же он?

— Вся заваруха началась с расследования аномалий температуры. Погода в Индии стала нестабильной. Последние два года там снижался объем осадков, в этом году наступила засуха. Твой брат занимался изучением течений и температуры воды. Мы считали, что причиной всему может быть некий неизвестный ранее эффект вроде Эль-Ниньо — Ла-Нинья…

Девушка кивнула:

— …И он нашел маленькие машины Джинна, заполонившие океан.

— Вот именно, — кивнул в ответ Курт. — Когда они стали отражать солнечные лучи, я почувствовал тепло, исходящее от воды. Одно связано с другим. Не знаю, почему, но Джинн заинтересован в изменении температуры воды. Последствия для климата будут катастрофическими.

Они вышли на восточную сторону острова с низким обрывом, не более двадцати футов в высоту. Под обрывом раскинулся широкий песчаный пляж, за которым располагался гораздо более удобный проход через риф, чем тот, которым воспользовался Курт, подплывая к острову с севера. Остин надеялся, что они наконец добрались до того, что хотел увидеть.

Тоутог взмахнул рукой в сторону открытого пляжа.

— Капитан Пикетт сказал нам: если появятся японцы, они будут атаковать здесь.

Это звучало разумно. Пляж действительно выглядел как удобное место для высадки.

— Вот почему он приказал нам установить Творца Боли на этой стороне острова.

Тоутог подошел к группе своих людей, и они все вместе направились к забору, сделанному из соломы. За ним, наполовину скрытый в пещере, стоял странного вида аппарат. Он напомнил Курту что-то среднее между динамиком и сотами. Четыре фута шириной и, возможно, в фут высоту, устройство состояло из шестигранных труб — четыре ряда по десять в каждом.

— Подать напряжение, — приказал Тоутог. Двое туземцев, стоявших у него за спиной, начали перетягивать из стороны в сторону систему рычагов. Теперь они походили на лесорубов, работающих с двуручной пилой, постоянно ускоряя движение. Маховик был прикреплен к катушке генератора, и через несколько секунд оба колеса завращались и генератор пришел в действие.

Из шестигранных труб начало доноситься потрескивание и гул. На воде, на расстоянии футов в сто начала подниматься рябь. Полоса воды задрожала, как будто ее начали кипятить.

Тоутог взмахнул рукой. Туземцы убрали дополнительные маскировочные ограждения вдоль утеса, открыв другие динамики. Когда генератор набрал полную силу, вся вода в заливе пришла в волнение.

Курт заметил, что рыба, спасаясь от этого волнения, бросилась в разные стороны, чуть ли не выпрыгивая из воды. Пара птиц, решив, что это легкая добыча, полетела за рыбой, но словно натолкнулась на силовую стену.

Какая-то вибрация, без сомнения, исходила из странного устройства, хотя все, что слышал Курт, — гул, как на высоковольтных линиях, несущих слишком большую нагрузку.

— Звуковые волны.

— Да, — подтвердил Тоутог. — Если японцы прибудут, они не уйдут живыми с этого берега.

Остин заметил, что с рыбой и птицами, похоже, ничего не произошло.

— Похоже, это не смертоносно.

— Нет. Но боль поставит их на колени. И тогда они станут легкими мишенями.

— Оружие, поражающее звуком, — проговорила Лилани. — Звучит безумно, но в природе оно существует. Как-то, погружаясь с Кимо, я видела, как дельфины используют эффект эхолота, чтобы оглушать рыбу, приводя ее в ступор, перед тем как ухватить зубами.

Курт слышал об этом, но никогда не видел собственными глазами.

— Военные работают над подобными системами в течение десятилетий. План состоял в использовании подобных систем для управления толпой, исключив резиновые пули и слезоточивый газ. Но я не знал, что над этим работали еще во времена Второй мировой.

— Ты представляешь себе, как оно работает? — поинтересовалась Лилани.

— Могу только предполагать. Простые гармонические вибрации. Звуковые волны, которые распространяются на разных скоростях и под слегка различными углами. Они сходятся в определенном месте, там, где вода бурлит, усиливая эффект. Словно пучок звука.

— Я рада, что вы не наводили установку на нас, — проговорила Лилани, обращаясь к Тоутогу.

— Вы высадились не на том пляже, — ответил Тоутог как ни в чем не бывало.

Курт был этому тоже очень рад.

— Одно очко за спонтанную навигацию.

Пока Курт смотрел на бурлящую воду, в его голове начала формироваться новая идея. Но прежде чем рисковать, следовало узнать, насколько эффективен Творец Боли.

— Я хотел бы проверить его в действии.

— Мы можем продемонстрировать это на заключенном, если вам хочется.

— Нет, — твердо сказал он. — Не на заключенном. На мне.

Тоутог странно посмотрел на Курта.

— Вы странный человек, Курт Остин.

— Я делаю то, что нужно для выполнения миссии, — объяснил Курт. — Я не пытаю людей без нужды. Даже бывших врагов.

Тоутог задумался над его словами, но не высказал ни согласия, ни возражений. Он щелкнул выключателем, и установка отключилась. Ряб на воде исчезла. Лилани схватила Курта за руку.

— Ты спятил?

— Наверное, — ответил Курт. — Но мне нужно знать.

— Предупреждаю вас, будет очень больно, — заметил Тоутог.

— Это странно звучит, но я очень надеюсь, что вы правы.

Через минуту он уже был на песке у самой кромки воды. Он заметил несколько рыб, неподвижно качающихся на волнах брюхом вверх. Видимо, не все отделались легко. Вокруг гудели волны, создаваемые другими секциями установки. Конечно, большая часть звуков находилась за пределами диапазона человеческого слуха. До Курта доносились лишь призрачные, эфемерные отзвуки.

Он посмотрел на верхнюю часть обрыва и увидел Лилани, которая застыла, зажав рот руками. Тоутог застыл в горделивой позе, и Курт, словно гладиатор, приготовился к бою.

— Давайте, — кивнул он.

Тоутог щелкнул переключателем. В тот же миг Курт почувствовал, как волна боли прошла через каждую клеточку его тела, как будто все его мышцы свело судорогой. В голове зазвенело, глаза заслезились. Гул превратился в вой, он чувствовал, как вибрация проходит через его челюсть и череп. Ему показалось, что барабанные перепонки вот-вот лопнут, а с ними, возможно, и глазные яблоки тоже.

Курт собрал всю свою силу воли, чтобы оставаться на ногах, и бросился вперед. Ему казалось, что он тащит на спине огромный каменный блок. Он едва мог двигаться.

Он сделал один шаг, потом другой, а после боль стала невыносима. Остин рухнул на песок, закрыв ладонями уши и голову.

— Выключите это! — услышал он крик Лилани. — Вы убьете его!

В другом месте и в другое время Курт, возможно, списал бы этот крик на женскую впечатлительность, но сейчас, когда накатывающие волны ломали каждый миллиметр его тела, он подумал, что она, пожалуй, права.

Динамик отключился, и боль разом исчезла, словно лопнула резинка. Миг назад звук был повсюду, а теперь пропал. Курт чувствовал лишь усталость и полное изнеможение. Он лежал на песке, не в состоянии делать что-то еще, кроме как дышать.

Лилани бросилась к нему и упала на песок рядом.

— Ты жив? — повторяла она, повернув его к себе лицом. — Ты жив?

Курт кивнул.

— Уверен?

— А что, не похоже? — прохрипел он.

— Не очень.

— Я в порядке, — настойчиво проговорил он. — Клянусь.

— Я не так давно тебя знаю, — сказала Лилани, помогая ему сесть. — Но ты действительно ненормальный.

Даже несмотря на свое состояние, Курт засмеялся. Он надеялся на что-то вроде «но я не хотела потерять тебя» или «но я к тебе так привязалась».

— Что смешного?

— Я подумал, что ты скажешь что-то другое, — ответил он. — Но ты, может быть, и права.

Лилани улыбнулась.

— Как далеко я смог пройти?

Курт чувствовал себя так, словно он взошел на Эверест с тяжелым рюкзаком за плечами.

— Пару футов, — ответила она.

— Всего?

Лилани кивнула.

— Прошла всего пара секунд.

Курту показалось, что это длилось целую вечность.

Тем временем туземцы отключили все динамики. Тоутог подошел, чтобы взглянуть, как там Курт.

— Она права, — заметил туземец. — Вы совершенно ненормальны.

Остин почувствовал, как возвращаются силы.

— Ну, тогда моя следующая просьба не должна вас, удивить.

Он протянул руку, и Тоутог помог ему встать.

— И что это за просьба?

— Мне нужна лодка, — проговорил Курт. — Десяток винтовок и одна из этих машин.

— Вы собираетесь спасти своих друзей? — догадался Тоутог.

— Да.

Тоутог улыбнулся.

— Неужели вы думаете, что мы отпустим вас одного?


ГЛАВА 47 | Металлический шторм | ГЛАВА 49