home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 42

Темница Aqua-Terra располагалась на самом нижнем уровне из тех, что были выше ватерлинии острова. Теперь, вернувшись в роскошную тюрьму, Пол, Гаме и Марчетти чувствовали себя разбитыми. Ровно пятьдесят три минуты продержал их Джинн прикованными наручниками к железным перилам под обжигающими отраженными солнечными лучами, на жаре и горячем ветру.

Пол никогда не посещал солярий, но чувствовал, что смотровая площадка рубки управления превратилась в нечто похожее, если учесть жару и слепящий свет.

Нечто сюрреалистическое было в том, как солнечные зайчики танцевали по Aqua-Terra, вызывая головокружение, почти гипнотизируя. Крошечные зеркала перемещались по водной поверхности независимо друг от друга, отбрасывая во все стороны сверкающие блики. Полу казалось, что это всего лишь клубящийся туман, состоящий из множества отдельных водяных молекул, и все же он выглядел единым живым существом.

Тяжело было смотреть на палубы и сооружения острова, а на океан вообще смотреть было невозможно. Чтобы не ослепнуть, Пол большую часть времени, что они провели на мостике, держал глаза закрытыми. Поверхность океана превратилась в сверкающую массу, бескрайнее поле алмазов. Слабая дрожь бежала по водяным холмам и впадинам, которые час назад здесь было невозможно даже представить. Ветер, порожденный нагретой поверхностью, прокатился над океаном, словно это было живое существо. Казалось, оно дышит, трепещет, чего-то ожидая. Прекрасное и в то же время ужасное.

Когда же время истекло, Джинн отдал приказ, и море алмазов исчезло. Боты быстро погрузились в океан, и теперь этот участок водной глади выглядел точно так же, как и любой другой.

— Чувствую себя так, словно уснул на пляже, — заметил Пол, осматривая свою натянувшуюся и покрасневшую кожу.

Марчетти подошел к большому иллюминатору в противоположном конце каюты и заглянул в него, словно хотел увидеть там что-то новое. Гаме присела рядом с Полом и принялась наносить бальзам первой помощи на его разбитые губы и прикушенный язык.

— По крайней мере, теперь мы знаем, каким образом они манипулируют температурой воды, — заметил Марчетти.

— Пожалуйста, не двигайся, — попросила Гаме, обращаясь к мужу.

Она провела по его коже тампоном, держа наготове антибактериальную мазь из аптечки. Однако, как только она начала наносить мазь, Пол снова заговорил.

— Ну, знаем, и какая от этого польза, — сказал он.

— Пол!

— Да сижу я спокойно.

— Не болтай, иначе мне тебя мазью не намазать.

Пол кивнул и остался сидеть, широко открыв рот, как пациент у зубного врача.

Марчетти перестал расхаживать из угла в угол.

— Вопрос только в том, что теперь станет с нами, после того как они выложили все свои планы?

Пол замялся, стараясь как можно дольше затянуть паузу.

— Могу точно сказать, что произойдет, — объявил он наконец.

Гаме раздраженно вздохнула и убрала тампон от его лица.

— Скоро они создадут огромную массу холодной воды, с температурой, более подходящей для Северной Атлантики, чем для сердца тропического моря. Такие температурные перепады всегда вызывают штормы и циклоны. Причем не только в воздухе, но и под поверхностью воды.

— Как только Рой перестанет излучать тепло обратно в воздух, холодная вода начнет поглощать тепло из воздуха, — подхватил Марчетти. — Обратное действие.

— Если они продолжат в таком духе, температура окружающего воздуха станет быстро падать, — продолжил Траут. — Но это будет происходить только в одном районе. Воздух над остальной частью океана по-прежнему останется жарким и влажным. Вы когда-нибудь наблюдали столкновение холодного и горячего воздушных фронтов?

— Штормы, — ответил Марчетти.

Пол кивнул.

— Несколько лет назад в Оклахоме я видел, как после трех дней очень влажной погоды подул холодный ветер. Тогда в течение трех дней по территории штата пронеслось около ста торнадо. Предполагаю, что тут случится невероятной силы шторм. Возможно, мы даже увидим, как ураган все тут разносит.

Гаме начала обрабатывать губы Пола.

— Но здесь же мертвая зона, — заметила она. — Обычно циклоны здесь не образуются. Скорее, они возникают севернее и восточнее, ближе к берегам Индии. Вот откуда приходят муссоны.

Пол попытался прикинуть последствия.

— Мы почти на экваторе. Шторм, сформировавшись здесь, направится на запад, в сторону Сомали, Эфиопии и Египта, — предположил он.

— Это уже началось, — медленно проговорил Марчетти. — Я читал что-то о рекордном объеме дождей на Суданском нагорье и на юге Египта. В статье говорилось, что уровень озера Насер возрос до отметки, которой не достигал последние тридцать лет.

Пол тоже припомнил, что слышал нечто подобное.

— И это, вероятно, только начало, — Марчетти стал ходить из угла в угол, потирая подбородок. Выглядел он очень неуверенно. — Что происходит, когда дестабилизированные воздушные массы превращаются в бурю?

Пол посмотрел в сторону иллюминатора, обращенного на юго-запад. Он вспомнил лекции о том, как возникают бури, факторы, которые способствуют их возникновению.

— Ураганы в Персидском заливе усиливаются над «горячими точками». Бури, созданные Джинном, примутся бушевать над пустынями. Они станут поглощать тепло, влагу и энергию, которые обычно превращаются в муссоны. Унесут их, словно грабители…

— И оставят Индию и Юго-Восточную Азию без воды в это время года, — добавила Гаме. — Этот безумец сделал то, о чем люди мечтали испокон веков: получил власть над погодой, подчинил природный порядок своим капризам.

У Марчетти подкосились ноги, и он неуклюже осел на стул.

— Он сделал это по моим чертежам, — выдохнул он.

Ученый уставился на супругов. Самоуверенность миллионера исчезла, точно так же, как растаял образ гордого изобретателя и рационального инженера. В мгновение ока яркие маски исчезли, оставив лишь человека, сломленного судьбой.

— Все эти люди, — прошептал он. — Миллиарды людей, ожидающие муссона, который никогда больше не придет. Я стану самым жестоким массовым убийцей в истории.

Казалось, Гаме вот-вот встанет и скажет Марчетти что-нибудь ободряющее. Она всегда так делала, но в этот раз у нее не нашлось нужных слов.

А Пол попытался:

— Рано вы пишете себе эпитафию. Альфред Нобель изобрел динамит и управлял компанией, которая производила оружие, но помнят его не за это. У вас еще есть время все изменить.

— Но мы одни, — ответил Марчетти. — Ваши друзья погибли. Никто не знает, что здесь происходит.

Пол посмотрел на Гаме, разделяя ее скорбь по убитым друзьям. Он любил ее и не хотел, чтобы она впала в отчаяние. Он сжал ее руки и посмотрел прямо в глаза.

— Я помню об этом, — заверил он Марчетти. — Но мы найдем способ. Для начала давайте все же выберемся отсюда.

Гаме натянуто улыбнулась. Это был обнадеживающий взгляд, но его явно не хватило бы, чтобы развеять все сомнения и боль.

— Есть идеи? — поинтересовался Марчетти.

Пол огляделся.

— Есть у меня одна идея, — проговорил он. — Но я не уверен, что она вам понравится.

— На данный момент у нас нет особого выбора, — вздохнул Марчетти.


ГЛАВА 41 | Металлический шторм | ГЛАВА 43