home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 33

Курт Остин оказался заперт в туалете. Он пробрался на борт самолета, где было больше всего груза и меньше всего людей Джинна, и спрятался в маленькой кабинке рядом с грузовым отсеком. Выпив десяток пригоршней воды из-под крана для мытья рук, Курт встал на унитаз, чтобы никто не увидел его ног.

Повернувшись лицом к дверце-гармошке, он ждал и прислушивался. Ящики и большие коробки с оборудованием были загружены на борт и уложены. Курт услышал звук, словно уронили что-то тяжелое. Заговорили пилоты — они поднялись по маленькой лестнице и вошли в кабину. Потом он услышал резкие голоса, отдающие кому-то приказы. В ответ женщина ответила по-английски:

— Ладно. Ладно. Прекратите толкать меня.

Курт решил, что это та, кого он посчитал сестрой Кимо. По крайней мере, он правильно выбрал самолет.

Через несколько минут моторы самолета ожили. Курт уперся руками в стены, изо всех сил стараясь не соскользнуть со своего насеста. Российский транспортный гидросамолет вырулил на взлетно-посадочную полосу, врубил двигатели на полную мощность и понесся, разгоняясь по дну высохшего озера. Казалось, взлет будет длиться вечно, и Остин обрадовался, когда почувствовал, что самолет оторвался от земли. Судя по тому, как медленно они набирали высоту, самолет был полностью загружен и накачан топливом до отказа. Это означало лишь то, что им предстоит долгое путешествие.

И это, пожалуй, должно было сыграть ему на руку. Рано или поздно кто-то отправится в туалет. Если это будет Лилани, то у него появится возможность поговорить с ней. Если это окажется один из летчиков, то ему ничего не останется, как сунуть пистолет ему в лицо и попытаться захватить самолет. Если это будет охранник, то придется его просто убить.

Как оказалось, первым ощутил зов естества один из головорезов Джинна.

Через два часа полета Курт услышал, как кто-то приближается к туалету, двигаясь от хвоста самолета. Курт засунул пистолет поглубже за пояс, вытащил нож и приготовился к схватке, насколько это возможно в ограниченном пространстве.

Мужчина схватился за дверь-гармошку, дернул ее, но внутрь не шагнул.

Курт приготовил нож, готовый нанести удар, но человек Джинна не увидел его, так как в тот момент, когда открыл дверь, отвернулся, прокричав какую-то шутку своему товарищу. Тот в ответ рассмеялся.

Наконец он повернулся и шагнул внутрь. Курт схватил его, зажав рукой рот, и вогнал нож в спину, чуть пониже основания шеи. Лезвие рассекло позвонки, охранник обмяк. Курт еще несколько мгновений держал его, зажимая рот, пока не почувствовал, что его противник перестал дышать. Он осторожно усадил мужчину на унитаз и внимательно посмотрел ему в глаза. Охранник был мертв.

Курт вытащил нож. Никакой реакции.

Он ненавидел убийства, но сейчас места для милосердия не оставалось. С этого самолета могут сойти живыми или люди Джинна, или он с Лилани.

Взглянув на лицо убитого, Курт узнал того самого головореза, который протащил его и Джо через пустыню на джипе. Угрызения совести стихли. Следующий этап его плана был намного сложнее. Начать хотя бы с того, что теперь повсюду была кровь. Курт перевязал рану на шее бандита его же арафаткой и положил тело так, чтобы текло поменьше, прислонив его спиной к переборке.

Он прикинул, что они с убитым примерно одного роста и одеты в одинаковые одежды, но существовала и заметная разница: у охранника были редкие черные волосы, а у Курта густые и серо-стального цвета.

Не найдя других вариантов, Курт смочил и пригладил волосы. В самолете было темно и очень шумно. Да и кто заподозрил бы, что неприятности поджидают экипаж на высоте тридцать тысяч футов?

Второй охранник знал, куда отправился первый, и наверняка встревожится, если тот не вернется через несколько минут. Курт откинул занавеску и приготовился сыграть свою роль. На всякий случай он приготовил нож.

Выйдя из туалета, он уверенной походкой направился в сторону Лилани и ее охранника. Все оказалось легче, чем он думал. Грузовой отсек был наполнен оборудованием. В паре ящиков были надувные лодки. Рядом стояло что-то, неприятно похожее на переносные зенитные ракетные комплексы. Все это оставляло очень мало места для пассажиров. Лилани и охранник сидели друг против друга на откидных сиденьях, приваренных к корпусу самолета.

Охранник покосился на Курта, а потом откинул голову, прислонившись затылком к подголовнику, и закрыл глаза. Лилани тоже не открывала глаз.

В конце концов, была глубокая ночь, и даже в герметически закрытом грузовом отсеке воздух был по-прежнему сухим и разреженным. Такой воздух действовал на людей усыпляюще, даже если условия были совершенно неподходящие для сна.

Курт присел в полуметре от охранника, прямо напротив Лилани, и достал пистолет. Вытянув ногу, он слегка толкнул девушку.

Лилани открыла глаза и увидела, что Курт поднес палец к губам, призывая к молчанию. Остин помнил, что Кимо говорил как-то, что его сестра долго работала с глухими детьми, а он хорошо знал американский язык жестов. Или, по крайней мере, когда-то знал.

С большим трудом он сумел просигналить девушке: «Я… друг».

Он надеялся, что ничего не перепутал и последнее слово и в самом деле означало «друг», а не «злодей».

Девушка казалась озадаченной, но в ее глазах, похоже, загорелся огонек надежды. Чтобы увериться, что она все правильно поняла, он добавил:

«Н… У… П… И…»

Ее глаза широко раскрылись, и он поспешно вновь поднес палец к губам. Кивнув в сторону охранника, он вытащил пистолет и снял предохранитель. Услышав щелчок, охранник открыл глаза.

— Не двигайся, — приказал Курт.

Держа пистолет в правой руке, он отобрал оружие у сидевшего перед ним боевика. Тот не шевельнулся. Курт указал в сторону хвоста. Когда охранник повернулся, Курт ударил его по голове пистолетом. Тот упал, словно мешок с мукой, но сознание не потерял. Второй удар сделал свое дело.

Очнувшись, охранник обнаружил, что связан. В рот ему запихнули кляп, а сам он был привязан к одной из лодок в самом хвосте самолета.

Когда Курт закончил вязать его ноги, Лилани заговорила.

— Кто ты?

Он улыбнулся.

— Не могу сказать, как я рад, что вы этого не знаете.

Конечно, она понятия не имела, о чем он говорит, но Курт решил, что отныне будет с подозрением относиться к любому незнакомцу, знающему его имя.

— Меня зовут Курт Остин, — пояснил он. — Я из НУПИ. Я знал вашего брата. Мы пытаемся выяснить, что с ним случилось.

— Вы его нашли?

Остин покачал головой.

— Нет, — вздохнул он. — Мне очень жаль.

Она судорожно сглотнула и попыталась успокоиться, сделав тихий и глубокий вздох.

— Не думаю, что кому-то это удастся, — вздохнула девушка. — Я почувствовала, как он ушел…

— Однако поиски его привели нас к Джинну и к вам, — заметил он.

Девушка нервно посмотрела в сторону кабины.

— Не волнуйтесь, — успокоил ее Курт. — Скорее всего, в ближайшее время сюда никто не явится, а если и заглянет, то увидит вас и одного из охранников.

Казалось, она согласилась с его доводами.

— Когда эти парни схватили вас?

— В Мале. Как только я зарегистрировалась в отеле, — сказала она.

Когда Лилани вспомнила о том, что произошло, ее снова пробрала дрожь.

— Я пнула одного из них в зубы, — с гордостью продолжала девушка. — Этот парень будет пару недель питаться бульоном… Но меня все равно схватили.

Она выглядела решительной, но сильно отличалась от той Лилани, которую изображала Заррина. Она была не столь практичной, точно такой, как и должна быть девушка двадцати пяти лет. Курт пожалел, что не был знаком с ней раньше.

— Я очнулась в пустыне, — добавила она. — Не могла сбежать. Я даже не знала, где я. Они допросили меня и получили все, что хотели: пароли, номера телефонов, банковские счета. Они забрали мой паспорт и водительские права.

Это объясняло, почему самозванка знала так много и почему американское посольство на запрос НУПИ подтвердило, что Лилани Таннер на Мале.

— Вам не стоит из-за этого переживать, — заверил ее Курт. — У вас нет закалки оперативника, чтобы сопротивляться допросу. Кроме того, вы все делали правильно, так как еще живы.

Девушка скривилась.

— Думаю, Джинн смотрит на меня как на своего рода лошадь, которую нужно укротить, — продолжала она. — Всякий раз, прикасаясь ко мне, он рассказывал, как я буду счастлива быть с ним.

— Он никогда не узнает, насколько ошибался, — усмехнулся Курт. — Я заберу вас отсюда.

— С самолета?

— Не совсем, — возразил он, а потом сменил тему разговора: — У вас есть какие-то догадки относительно того, куда мы летим?

— Я думала, вы знаете это лучше меня, — проговорила Лилани. — Я же пленница, если вы помните!

— Ну, а я безбилетный пассажир. Хорошая парочка.

Курт подобрался к одному из крошечных иллюминаторов и выглянул наружу. Было еще темно, но когда он посмотрел вниз, то увидел слегка мерцающую серую поверхность.

— Мы над водой, — сказал он. — Луна встает.

Он взглянул на запястье, желая узнать время, и пообещал себе больше никогда не расставаться с часами. В следующий раз он оставит в качестве компенсации почку, дарственную на свои лодки, но ни в коем случае не часы. Или, в крайнем случае, не забудет обзавестись новыми.

— А у вас случайно часов нет?

Девушка покачала головой.

Они с Джо добрались до аэродрома часов в восемь вечера. Судя по всему, погрузка заняла еще часа три. Самолет был в воздухе пару часов, так что теперь должно быть около часа ночи.

Он подошел к правому окну, чтобы увидеть что-нибудь на другой стороне. Вид был тот же: ничего, кроме воды.

Они могли быть над Средиземным морем: за два часа как раз было можно пересечь Саудовскую Аравию. Однако, прикинув, Курт решил, что, скорее всего, они отправились на юг с грузом микроботов. За два с половиной часа полета, отправившись из Йемена, реактивный самолет мог добраться почти в самый центр Индийского океана и сбросить груз.

Однако он так и не понял, куда именно они направляются. Остин задумался: а не было ли у Джинна секретной базы, скрытой где-то на необитаемом острове? Глядя в иллюминатор, он попытался посмотреть вперед, по курсу самолета, но, насколько хватало глаз, вокруг раскинулся пустынный океан.

Лилани внимательно следила за его передвижениями.

— Что нам делать дальше? — наконец спросила она. — Может, стоит поискать парашюты? Я слышала, они говорили о том, что парашюты на борту есть.

Курт уже приметил парашюты, которые она имела в виду.

— Они не для людей, — заметил он. — Они прикреплены к лодкам, так, чтобы, спустившись как можно ниже, самолет мог их сбросить. Это грузовые парашюты, так называемые LAPES.[37]

Лилани в замешательстве посмотрела на Курга.

— Видели дрэг-рейсинг?[38]

Девушка кивнула.

Тогда Курт указал на два нейлоновых пакета, лежавшие рядом на дне серебристой лодки.

— Это парашюты-тормоза, — пояснил он. — Они раздуваются, как те, что используют рейсеры или космические шаттлы при посадке. Человеку с таким прыгать нельзя.

— Ладно, — сказала девушка. — А другой план у вас есть?

Курт улыбнулся.

— Ты говоришь прямо как один мой знакомый. Вернее, один мой хороший друг.

— Он тоже на борту самолета? — с надеждой в голосе спросила девушка.

— Нет, — ответил Курт. — Он сейчас, наверное, сидит в зале ожидания в Дохе, смотрит меню «Ситронель», с каждой минутой чувствуя, как становится голоднее и голоднее.

Девушка склонила голову набок, словно ребенок или кокер-спаниель.

— Мне кажется, — поинтересовалась она, — или вы несете какой-то бред?

— Ладно, проясним ситуацию, — вздохнул Курт. — Мы не станем выпрыгивать из самолета. Вместо этого мы захватим его. Мы попробуем прорваться в кабину, а потом прикажем пилотам лететь в какое-нибудь безопасное место и закажем в ресторане «Ситронель» ужин от имени Завала.

— Ты можешь управлять самолетом?

— Не совсем.

— Значит, заставим их вести его, словно это мы бандиты? — улыбнулась она.

— Точно.

Она посмотрела в сторону кабины.

— Я не видела там никакой бронированной двери. Только дверь-гармошку. Взломать ее будет легко.

— Беда в другом, — заметил Курт. — Мы на большой высоте. Самолет находится под давлением, а кабина самолета по большей части из стекла. Если начнется борьба, кто-нибудь выстрелит и разобьет стекло, начнется декомпрессия.

— Что это такое?

— Направленный наружу взрыв, — объяснил Курт. — Грубо говоря, весь воздух из самолета разом рванется наружу, и нас вытащит через разбитое окно. А дальше десять минут свободного падения до поверхности океана. Они покажутся вам очень приятными в сравнении с финальной точкой пути.

— Мне бы это не понравилось.

— Мне тоже, — согласился Курт. — Но если мы собираемся захватить самолет без борьбы, то должны хорошенько вооружиться.

Следом за Куртом Лилани отправилась к грузовым поддонам, чтобы найти что-нибудь смертоносное.

Когда Остин начал копаться в содержимом первого поддона, пронзительный вой двигателей изменился, упал на октаву или две. У Курта и Лилани появилось странное ощущение невесомости, много сильнее, чем на обычном авиалайнере, — самолет резко скользнул вниз.

— Мы спускаемся, — сказала Лилани.

— Должно быть, приближаемся к цели, — сказал Курт. — Лучше поторопиться.


ГЛАВА 32 | Металлический шторм | ГЛАВА 34