home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Звук моих шагов и тихий скрип двери не разбудили Мелинду, не прервали ее мирного сна. Я взглянула на нее, привычно проверяя все ли в порядке и снова, как и всегда залюбовалась на миг золотыми кудряшками, рассыпанными по покрывалу, длинными ресницами, точеным носом. Видно на кузину ушла вся красота, которую боги выделили нашему роду. Мелинда вздохнула, поворачиваясь на бок, и сказочное наваждение разбилось на сотню хрустальных осколков.

Она не беспокоилась обо мне, пока я боролась со смертью за жизнь Крела. Она мирно спала сейчас, когда решалась моя судьба. Так должно было быть, убеждала я себя. Так правильно. Это ведь я должна заботиться о ней, а не наоборот, потому что это она - госпожа, а я лишь обязана следовать за ней. И согласилась я на такой порядок вещей по собственной воле, хорошо понимая, что именно делаю. Пусть и дальше пребывает в неведении, спит мирно и крепко, пусть набирается сил после дороги, не думая о моих проблемах.

Но вопреки собственным уговорам и доводам, я досадовала. Пожалуй, даже злилась. Держать все мысли в себе для меня не внове, но хотелось хотя бы сочувствия, если не понимания. Один понимающий взгляд, мимолетная улыбка, чтобы я перестала ощущать себя бесконечно одинокой.

Серый Лорд меня напугал. В нем совсем не было доброты, только долг - и его пощада не обманывала меня. Если этот человек вдруг решит, что я опасна - мое сердце просто перестанет биться по его повелению. Его не остановит ни то, что я спасла жизнь его брату, ни то, что мы связаны Клятвой. Здесь слишком хорошо знают, что колдунов нельзя оставлять в живых. И, несмотря на суровость такого подхода, невозможно не признать, что он оправдывал себя. Особенно если знать, откуда и почему пришли эти сильные и бескомпромиссные воины. А я знала. Увидела слишком много на Той Стороне тропы. Но об этом, как и о многом другом, как о медальоне, все еще лежащем на дне моей сумки я буду молчать. Даже глядя в лицо смерти.

Верно говорят, что во множестве знаний - много печали.

В горле пересохло, меня колотила запоздалая нервная дрожь и я не в силах была налить из кувшина воду не расплескав ее.

Когда-то мне пришлось привыкнуть к мысли, что кто-то чужой имеет право распорядиться моей судьбой. Теперь же предстояло осознать, что отныне есть человек имеющий право распоряжаться всей моей жизнью и смертью.

Я еще раз взглянула на мирно спящую, ни о чем не подозревающую сестру и покинула комнату.

Собственная кровать показалась огромной, холодной и неуютной, но усталость взяла свое.

Стоило закрыть глаза, как со всех сторон на меня навалились ледяная тьма и вечный ужас. Мои сны больше не принадлежали мне…

Но каждый раз, погружаясь в ледяной ужас сна, я буду помнить о том, что таким образом отвоевываю еще один день жизни для хорошего человека. Мои кошмары - небольшая цена за право выжить. Я ни мгновения не жалею о совершенном…

Ледяные лапы выпустили меня лишь тогда, когда за окном уже начались ранние зимние сумерки. Пусть в поту, пусть от страха, но даже так тело отдохнуло, а разум сумеет оставить кошмарные сны в небытии до следующей ночи.

Пришла пора подниматься и помогать своей госпоже собраться для того чтобы предстать перед обитателями замка в наилучшем виде. Как ни крути, а девушке по своей ли воле, против ли нее приехали, чтобы соединить свои жизни с Серыми воинами, и, несомненно, каждая из них приложит силы для того чтобы завоевать себе лучшую из возможных судеб. А для этого им потребуется не только вести и чувствовать себя, но и выглядеть, как женщинам. Уверена, что в каждых покоях сейчас властвует суета и шум. Невесты прихорашиваются.

Мои процедуры гораздо проще: поправить прическу, проверить платье и умыться. Я не собираюсь, не только блистать, но даже сколько-нибудь привлекать внимание к своей персоне. Женская доля - не моя судьба.

Ледяное умывание не принесло желаемого облегчения. Голова была тяжелая, как будто ее набили песком и опилками. От постоянного сидения в седле заныло давно не напоминавшее о себе бедро.

Моя комната располагалась совсем рядом с той, что выделили сестре. Когда я заглянула в ее покои - Мел уже проснулась и перемещалась по комнате одетая только лишь в тонкую сорочку. Вокруг - на кровати, на столе, даже на полу пестрым цветным ворохом вольготно расположились ее наряды. Туфельки лежали вперемежку с украшениями, нижние юбки почему-то были напялены на верхние. Порядок ее сейчас не заботил. Она перебирала наряды, отдаваясь этому занятию целиком. И совсем не потому что была глупой избалованной девочкой. Вовсе нет. Во-первых при должном настрое такое занятие поглощает все внимание, позволяя отрешиться от ненужного, пугающего, непонятного, уйти из реальности ненадолго в мир приятного времяпрепровождения. А во-вторых, первый ужин в замке надо встречать достойно. Мы в значительной мере - это наш внешний вид, маска, обертка. И кузина, глубоким женским чутьем осознавая эту истину, старалась нарядиться получше, доказать себе и окружающим, что она королева. Я порадовалась про себя, что Мел так быстро взяла себя в руки. И привычно захлопотала вокруг нее с щетками, заколками и булавками, между делом пытаясь распределить вещи по комнате в более традиционном порядке. Но, несмотря на такой обоюдный энтузиазм, прошло не мене часа, когда Мелинда вздохнула и неохотно признала, что получившееся - лучшее из возможного в данных условиях.

После чего нарядной бабочкой выпорхнула из комнаты, оставив меня наедине со своими провезенными через ледяную пустыню нарядами. Я снисходительно вздохнула и принялась за уборку. Похоже, что вдали от родителей в девушке вдруг проснулась безалаберность. Пусть я и ворчу сейчас как старуха, но как бы она не утратила меру, решив, что все ей позволено. Или наоборот хорошо, что Мелинда немного побудет беззаботной?

Я убирала до тех пор, пока не стало ясно, что еще немного, и опоздания к ужину не избежать. Что касается моих желаний, если бы не присмотр за Мелиндой - я предпочла бы не спускаться в главный зал, а поесть вместе со слугами. Но, во-первых, голод дал о себе знать весьма однозначно трактуемым урчанием в животе, во-вторых, я не хотела бросать без поддержки Мел в первый ее вечер в замке, а в-третьих, что-то в глубине души подсказывало, что Лорд предпочел бы держать меня на глазах. По крайне мере первое время. И если я вдруг не явлюсь, то боюсь, Серый пришлет кого-то, чтобы привести меня. А внимания к своей персоне я и так получила достаточно, и лишнего привлекать не желала. Значит, остается придти, мелькнуть у Лорда перед глазами и со спокойной совестью спрятаться в уютный тихий закуток.

Я вытащила из сумки заколку, несколько мгновений подержала ее в руках, но одеть не решилась - слишком нарядна. И если уж говорить начистоту, никакие украшения не способны изменить мою внешность: ни седую прядь, по счастью не слишком заметную в пепельных волосах, ни серые невнятные глаза, ни остальные черты. Я честна с собой и не желаю выглядеть смешной, внезапно решив украсить себя рюшами и кисеей в тщетной и глупой надежде на чудесное превращение в красавицу. Перед дверью я на миг замерла, привычно проводя рукой по волосам, одернула манжеты и воротник. Тянуть время дальше казалось бессмысленным, и я, в третий раз за этот бесконечно долгий день, отправилась в главный зал, откуда уже доносились дразнящие запахи жаркого, и куда к вечеру стягивалось, как я думаю, большинство обитателей замка. Я надеялась встретить по дороге Коррейна, понимая, что из всех обитателей замка он, пожалуй, единственный, кто благожелательно настроен ко мне, и узнать у него о состоянии Крела. Или просто услышать его смех. До сегодняшнего дня я и не представляла, как сильно нуждаюсь в его обществе. И верно, хотя в дороге он всегда был рядом, я ни разу не сочла его навязчивым или нудным. Если бы не война - у меня мог бы быть брат его возраста. Я ошибалась - он не расшалившийся мальчишка и не щенок, Коррейн - солнечный зайчик, вызывающий улыбку. В этом его сущность.

Но судьба не смилостивилась, послав желанную встречу. И в дверь главного зала я вошла в гордом и абсолютном одиночестве. Справедливости ради надо признать, что мало кто обратил на мой приход внимание. И я спокойно заняла дальнее место, целиком отдавшись наблюдениям.

Девушки расстарались вовсю. Видно, визиты к столичным портным не прошли даром - это благоуханное разноцветное облако наполняло все помещения приграничного замка особым ощущением если не праздника, то беззаботности. И, кажется, не только Меинда провела час в тесном общении с зеркалом.

Суровые пограничники тоже показали себя в лучшем свете - сверкали огни, дышал тепло камин, нарядные рубахи бросались в глаза, горели сияющие блеском сапоги, столы ломились от обилия свежей еды, не признавая царящей за окном зимы.

Лорд вошел в зал почти сразу же после меня, но с другой стороны, спокойно сел в свое кресло, тем самым объявляя начало трапезы.

Пожалуй, кроме меня только сам хозяин замка не счел нужным наряжаться. Что ж, мы почти на равных. Он - пренебрегая мишурой потому, что не видит в этом больше никакого смысла, я - не желая фальши. Серый Лорд был в той же темной одежде, что и днем. Да и зачем: здесь и так все принадлежит ему. Никто не примется за еду, раньше, чем лорд возьмет кубок. Никто не встанет из-за стола, прежде чем он позволит. Здесь живут и идут в бой по его воле. Он - полновластный господин.

Во время ужина я осторожно разглядывала всех Серых. Лица были разные: молодые, старые, бородатые и бритые, хмурые и веселые, но все мирные и какие-то домашние, что ли. Расслабленные. Некоторые показались знакомыми. Справа от Лорда сидел хмурый, вяло ковыряющий в тарелке Адер. Невдалеке от него я увидела макушку Коррейна. Еще несколько воинов сопровождавших нас в путешествии виделись вперемежку по всей длине стола.

Вряд ли Мел потребуется немедленная защита сегодня. В этом краю женщины -редкое сокровище. С ними будут обращаться уважительно, как с хрупкими вазами. Я кинула взгляд украдкой в сторону Лорда и столкнулась с желтым насмешливым взглядом, смешалась, поперхнулась, и уткнулась в свою тарелку. Больше до конца ужина я не рисковала поворачиваться в ту сторону.

Юные леди хоть и жались друг ко другу, но украдкой поглядывали по сторонам, а к середине ужина осмелели и не стесняясь засверкали глазками и улыбками. Серые в ответ прямили спины и прятали в уголках губ улыбки. Для них приезд невест означал возможность устроить собственное счастье.

Когда все насытились, Лорд встал, подняв кубок:

- Я хочу поприветствовать и поблагодарить прекрасных леди, которые решились проделать столь долгий путь. Мы надеемся, что своим светом они украсят наши земли и дома. Здесь много душ истосковавшихся по теплу. Каждая из вас вправе выбрать того, кто придется ей по сердцу. Я не буду принуждать никого. Но у каждого из присутствующих здесь мужчин есть свой долг по защите и охране этих земель. И потому, у вас не больше месяца, чтобы определиться с выбором. До тех пор, вы находитесь под моей защитой и считаетесь гостьями моего рода.

Не скажу, что речь его меня поразила. Но, по крайне мере, положение прояснила, и девушки несколько успокоились.

Никто не торопился расходиться после ужина. Самые смелые подходили знакомиться, остальные просто наслаждались общением, теплом и отсутствие срочных дел.

Я заняла укромное место в углу, недалеко от камина. Очень удобно - мне видно всех - меня почти никому. Неприступная Аллия улыбалась высокому юноше. Бекка следила за всеми испуганными глазами. А Мел присела в вежливом поклоне перед широкоплечим красавцем. Что ж судьба не рубаха, с чужого плеча ее не снимешь, и примерять ее можно только на себя. Я бы хотела, чтобы она обратила внимание на Коррейна, но мое желание сейчас не имеет никакого значения. Поэтому я привычно спряталась в тени. Но посидеть в одиночестве не дали.

Компания у меня появилась как всегда неожиданно. Коррейн. Он молча пристроился рядом. То, что молодой Серый не сторонится моего общества, обрадовало. Взгляд его, впрочем, прикипел к Мелинде.

- Вы не отрываете от нее свой взгляд. Почему же тогда сидите здесь, Коррейн?

Он грустно усмехнулся, не поворачивая головы.

- Я еще слишком молод и беспечен. Мне нечего ей предложить. Есть множество более достойных, которым впервые за долгие годы выпал шанс устроить судьбу. Я переживу,- и снова проводил Мелинду тоскливым взглядом.

Я могла лишь посочувствовать ему и ободряюще погладила по руке. Не поможет, но вдруг станет легче. Он благодарно накрыл мою ладонь своей, и наконец-то повернул голову:

- Вы ведь не служанка.

Я вздрогнула, и удивленно глянула на Коррейна

- Вы слишком независимы, леди Ирга. И в вас чувствуется воспитание и кровь.

Ну что ж. Видимо сегодня у меня день откровенных разговоров.

- Да. Леди Мелинда - моя кузина. Но это уже не имеет значения.

Он снова отвернулся. И вдруг вскочил, так и не отпустив моей ладони, неудобно дернув за руку.

- Мой Лорд!

Он подошел совсем неслышно.

Я торопливо выдрала свою ладонь из захвата и спрятала за спину. Было больно и неловко.

-Оставь нас!

Что за человек! Даже просьбы у него больше похожи на приказы. Коррейн поклонился и ушел, кинув на меня странный взгляд, а Лорд спокойно занял его место.

Несколько мгновений он смотрел на меня. Я отвернулась, не решаясь посмотреть в горящие янтарем глаза и не торопясь оправдываться.

- Он милый мальчик, не правда ли, леди Ирга?

Как будто в насмешку, он тоже продолжал звать меня леди. В устах Коррейна это же обращение звучало комплиментом. И все сказано все тем же спокойным, лишенным эмоций голосом, почти безразлично.

- Да, Серый Лорд.

- Надеюсь, вы не пытаетесь очаровать его, чтобы таким образом сбежать из-под моего надзора.

- Нет, Серый Лорд.

Это тоже была насмешка. Моя внешность может очаровать лишь слепого. Я достаточно честна, чтобы признавать это.

- Вам совсем не идет покорность. Айнарра сказала, что вы когда-то владели Силой. Что вы сделали такого, что Дар покинул вас?

Так вот для чего этот разговор. А я уже было испугалась, что чем-то вызвала неудовольствие высокого Лорда. Я почти всхлипнула. Ответить на его вопрос - вывернуть душу. Не ответить - невозможно, он имеет право спрашивать.

Дар можно утратить и по неосторожности или незнанию. Но я-то хорошо понимала, на что иду.

- Я подняла оружие ради мести, желая отнять чужую жизнь, и понимая, чего мне это будет стоить, Серый Лорд, - наконец-то решилась на ответ.

-Так вы убивали? Никогда бы не подумал, что вы способны на такое, - словно рассуждая с самим собой, произнес он.

- Я не сказала, что я убийца, Серый Лорд. Я лишь сказала, что готова была это сделать и согласилась с уплаченной ценой. Но никого не убила.

Увы, другой сделал это за меня

- Выходит, вы зря отдали свой Дар?- пусть тон его вопроса был серьезен, но он снова иронизировал…

Я промолчала. Мне было восемь лет, и у меня почти на глазах погибли все, кого я успела полюбить за свою короткую жизнь. Война не знает жалости. Если бы я не взяла в руки оружие в тот день, я бы взяла его на следующий. Те, у кого хватило мужества, выбрали смерть. Те, кто были слабы - перешагнули Грань. Я осталась жить. Четыре долгих года в огне и крови. Четыре долгих года я жила местью. Потом, после окончания войны, меня забрал дядя.

Мотнула головой, отгоняя непрошеные воспоминания.

- Что это?

Я поспешно провела рукой, поправляя волосы.

Не дождавшись ответа, лорд протянул руку и убрал пряди с моего лица.

- Я спросил, что это, леди Ирга.

По виску вдоль уха спускался на шею тонкий кривой шрам, скрываясь под высоким воротом платья. Он доходил почти до ключицы. Обычно я прячу его - еще одно напоминание о боли. Но видно, сегодня такой день, что даже прическа выдает мои тайны. Не смея не повиноваться, я ответила

- Один… - назвать его человеком у меня не повернулся язык. - Он промахнулся.

Ну, да. Он хотел выколоть мне глаз, а я в этот момент пнула его со всей силой на какую способно отчаянье. Люди, даже самые маленькие, легче всего осваивают именно искусство сражаться. Удар пришелся вскользь.

- Сколько вам было лет?

- Десять.

- Совсем ребенок. Это ему вы хотели отомстить?

Не ему. И в десять лет я уже не была ребенком. А впрочем, какая разница?

Лорд же понял мое молчание по-своему, хмыкнул и вдруг сказал:

- Гварин. Зовите меня лорд Гварин. Серый Лорд звучит, знаете ли, весьма странно.

-Тогда и вы не зовите меня леди. Не в моих правилах присваивать себе чужие титулы.

- Хорошо, северная птичка, я буду звать вас Ирга-тон, - засмеялся он, легко встал и ушел. Мне показалось, что одним разговором с меня сняли кожу и заглянули туда, куда я и сама старалась не заглядывать.

Что такое ‘тон’? И зачем он назвал мне свое имя? Неужели хотел еще раз показать, что совсем не боится меня? Вопросов гораздо больше чем ответов. Я настолько удивилась, что ни у него, ни у Коррейна, не узнала про здоровье Крела. Все что я знала - это то, что он до сих пор жив

Коррейн не вернулся и никто больше не проявлял желания со мной заговорить. Вероятно к счастью, потому что я чувствовала настоятельную потребность найти спокойный уголок, где можно привести в порядок растрепанные мысли. Поискала глазами Мелинду, но она была занята разговором, и я решилась не тревожить ее.

По-моему, когда я выскользнула из зала, никто даже не повернул головы.


Глава 7 | Сказки должны кончаться свадьбой (СИ) | Глава 9