home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Было почти больно смотреть на Крела, лежащего на покрасневшем снегу, Коррейна, стоящего рядом на коленях и видеть разгорающуюся от моих слов надежду, одновременно с этим осознавая, что хотя бы одно обстоятельство - и я убью это робкое чувство уже навсегда. Но смерть не любит ждать - каждое мое промедление отнимает еще чуть-чуть от права выжить у Крела, распростертого рядом с нами.

- Коррейн, есть ли в замке или недалеко от него Владеющие Силой?

Воин с силой, как будто сдерживая всхлип, произнес:

- Да, - и для убедительности тряхнул головой.

- Согласятся ли они помочь?

- Да.

Какое облегчение. Это почти половина дела. Вторая половина за мной.

-Тогда есть шанс. Но прежде я должна поговорить с Адером.

И пока Коррейн осмысливал, что же я от него хочу, повернулась ко второму Серому, так же неотрывно сторожащему каждое дыхание раненого, обняла ладонями его щеки, приблизилась глаза в глаза, и так, смотря в душу, не давая отвести глаз, сказала:

- Пока я не вернусь, никто не должен приближаться к нему. Слышишь меня, воин?

И тут же отпрянула назад, вздернутая на ноги пришедшим в себя Коррейном. Почти неосязаемое движение воздуха - и я стою перед суровым Адером. Ему тоже нелегко далась эта буря: вся одежда в бурых пятнах и разводах, от плаща остались жалкие клочья, воспаленные, лихорадочно блестящие глаза тревожно смотрят по сторонам. И хотя движется он по-прежнему твердо и уверенно, я знаю, что Адеру стоит немалых усилий удерживать в себе крик боли.

- Ты ведьма? - требовательный голос пробрал до самых костей, почище холодного ветра, но сейчас поклоны и реверансы без нужды.

- Я не переступала Грань, - на прямые вопросы можно отвечать только прямо.

- Владеющая?

- Нет. Дара во мне нет.

Он кивнул, принимая ответ. И больше не интересуясь источником моих возможностей, вернулся к сути:

- Так говоришь, что можешь исцелить?

-Я не могу излечить раны, Адер, лишь сделать так, чтобы он доехал живым. Дальше дело Владеющих.

- Что требуется, чтобы помочь ему? - я приняла вопрос как согласие.

- Есть здесь кто-то за кем он полез бы даже в пекло, и ради кого не пожалел бы жизни, или тот, кто сам не пожалел бы жизни ради него?

Хорошо, что не только я, но и Серый старался не называть сейчас Крела по имени, обозначая безликим ‘он’, чтобы помешать смерти найти его. Пусть и глупо выглядит, но это еще несколько минут отсрочки, еще немного времени для жизни.

Адер схватился за горло и полузадушено просипел:

- Есть.

- Тогда мне нужна вода, а лучше вино, пряности и добровольное согласие этого человека участвовать в ритуале.

Адер снова было вскинулся, услышав про ритуал, как будто бы пытался определить, не солгала ли я насчет своей принадлежности к колдовскому миру.

- Я знаю, где лежит Грань, за которую не дозволено ступать, но решение за тобой.

Адер колебался совсем недолго.

- Делай. Делай женщина. А согласие у тебя есть.

Больше не слушая, я метнулась к своей сумке, оставшейся притороченной к лошади. Мне не надо было искать ее. Зов не позволял промахнуться, потерять или забыть где она лежит. Достала мешочек с травами, зеркальце. И замерла.

Я еще не закончила движение, когда почуяла, как смеется торжествующе кинжал из свертка. ‘Ты моя! Вот ты и пришла!’. Ха! Я резко выдохнула и развернула дядин сверток. Потемневшее от времени серебро едва заметно дрогнуло от нетерпенья, просясь в руки. Сколько же мощи, какую часть души вложил в него Создающий? Сколько бы не вложил - он давно уже мертв. А передо мной лишь творение его рук. Больше не сомневаясь, я сомкнула пальцы на рукояти. Схватила лежащий рядом флакон и ринулась обратно, к Крелу. Медальон оставила лежать в свертке. Я не боялась, что колдовские вещи принесут зло сейчас. Потому что я собралась проводить ритуал Зова на Ту Сторону. Пожалуй единственный, в котором не имеет значения добро и зло. Потому что смерть уравнивает всех. Все равно, какое серебро и какой яд я использую сейчас. Суть воплощаемого обряда кроется совсем в другом. Если бы ситуация располагала к смеху, я, пожалуй, увидела бы даже некий юмор в том, чтобы вещи созданные для зла, послужили, если не добру, то справедливости.

Я старалась обернуться как можно быстрее, мои метания заняли мгновения. Я успела вовремя. Крел еще дышал, когда я шлепнулась перед ним на колени в утоптанный розовый снег.

Рядом уже стояли Адер и Коррейн. Серый, которого я оставила на страже не позволял им подойти ближе. Молодец. Я отпустила его и тут же выкинула это мимолетное действие из головы. Не время. Остальные Серые, убирали следы побоища и перевязывали свои раны, чистили оружие, успокаивали лошадей и девушек, как-то слишком демонстративно не приближаясь к нам. По их напряженным спинам чувствовалось, что хотя и исполняют они приказ Адера, но все равно сторожат каждое мое движение. Стоит мне сделать что-то запретное - и это окажется последний действие, которое я успею совершить.

Я протянула руку. Адер без слов сунул мне в руки флягу, и мешочек с пряностями. Что там? Ага крепкое вино и жгучий красный перец. Хорошо. Это лучшее что можно сделать сейчас.

- Кто? - проверив присутствие дыхания, на Крела я больше не смотрела. Тоже предосторожность.

-Я. Он мой воспитанник и побратим.

От тона, от этих слов, екнуло даже мое бесчувственное сердце.

Я не добра, нет. И моя попытка спасти Крела вовсе не акт милосердия. Просто иначе я не смогу чувствовать себя человеком. Буду помнить о том, что могла и не попыталась. Но то, что сказал Адер… Хотела бы я быть способной на такие чувства.

Больше вопросов я не задавала. Вытащила пробку из фляги, поболтала, оценивая количество вина, и всыпала туда травы. Мята, мать и мачеха, крылица - те, что успокаивают, проясняют сознание, выявляют суть вещей. От души сыпанула перца - пусть горит огнем. Боль помогает освободить внутренние силы. Влила одну каплю из флакона, стараясь, чтобы не дрогнула рука. Чуть больше - и можно никогда не проснуться. Взболтала.

Сунула флягу обратно в руки Адеру:

- Один глоток.

Он внимательно глянул на меня, но послушно выпил.

Я влила несколько капель в рот Крелу. Для порядка. Хотя он сейчас в таком состоянии, что яд этот не окажет существенного воздействия. Он закашлялся. Неважно…

Остальное одним глотком опрокинула в себя. Внутренности обпекло огнем. Ничего потерплю. Мне потребуется больше всех, и не только потому, что я как многие южане, устойчивее к ядам. Просто в этот раз именно я буду Проводником по Тропе на Ту Сторону.

Серебряным кинжалом дотронулась до раны, из которой все еще лилась кровь, и поднесла к кинжалу зеркало, дождавшись, пока с острия сорвется алая капля. Вытерла кинжал о снег и протянула его Адеру.

- Теперь ты. Капни на зеркало.

Серый выхватил у меня из рук кинжал и чиркнул по запястью. Я подхватила на стекло несколько алых капель и добавила туда свою кровь, содрав корочку с недавней царапины. Этот кинжал слишком опасен для того, чтобы еще и мыть его в проклятой крови.

Тщательно растерла кровь по зеркальцу от края до края, следя, чтобы не осталось просветов. И сунула его Адеру в руки.

-Зови. Смотри и зови его по имени. Так как звал бы на помощь, как звал бы перед смертью. Расскажи ему, почему он должен жить. Не отрывай взгляда и не молчи.

И Адер заговорил. Я не слушала его. Следила только за раненным.

Прошла минута, две. И я увидела тропу…

Люди по незнанию часто полагают что смерть - это демон или разумное существо. А иногда, что смерть это синоним зла. Неправильно. Смерть - просто еще одна стихия, закон, такой же непреложный и извечный, как рождение, жизнь, огонь, вода, притяжение. Круговорот. Потому, когда все идет своим чередом нельзя нарушить закон. Если человек умирает от старости или затяжной болезни, отнявшей все силы, ничего сделать невозможно, нельзя нарушить правильное течение. Но когда случается нарушение, как сейчас, - ранение, отравление, порча - между жизнью и смертью образовывается дыра, Тропка на Ту Сторону, по которой душа покидает тело и в небольшой промежуток времени можно попытаться проследовать за ней и вернуть ее обратно, привязав к телу. Заставить бороться за жизнь. Именно это я сейчас и делала.

В обряде обычно участвуют трое: тот, кого зовут, Зовущий и Проводник по Тропам. И не всегда обратно они возвращаются втроем.

А еще нужна плата. Потому-то такие ритуалы и проводят чаще колдуны, чем имеющие Дар, слишком уж велика цена. За право войти на Тропу отдают жизненную силу - свою ли, кем-то отданную, взятую у жертвы. Право забрать душу требует равноценного обмена - жизнь за жизнь либо нечто столь же драгоценное. А право вернуться каждому из нас придется доказывать самостоятельно.

Я резко протянула руку вправо, ухватила за предплечье Адера и шагнула на Тропу.

Ледяной ветер тут же пробрал меня насквозь. Тонкая рубаха совсем не защищала, а босые ноги обжигало льдом, но на Той Стороне я всегда появляюсь именно в таком виде. Сегодня Тропа обернулась рекой. Ничего, мне все равно известен каждый изгиб и поворот. Осторожный шаг отозвался скрипом и мелкими трещинками, разбегающимися от моих ног. Следующий тоже. Сегодня тропа неохотно держит меня. С каждым разом идти по ней становится все труднее. А возвращаться - почти невозможно. В следующий раз она меня не отпустит. Но где же Зовущий, разве он не пришел со мной, я точно помню, что брала его? Мысли колебались, размывались, плясали, как пламя на ветру. Это проверка - если цель прихода на Ту Сторону важна настолько, что даже в таком состоянии четко помнится, есть возможность пройти и получить то, за чем пришли. В ином случае и зовущего, и проводника просто вышибает с Тропы. Повторять обряд бесполезно. За пределами жизни лишь то, что важно сохраняет ценность, суть видится намного яснее. Стоя на тропе себя обмануть нельзя.

За спиной раздался подозрительный хруст и я обреченно и облегченно вздохнула, поворачиваясь. Так и есть. Адер даже на Ту Сторону шагнул как воин, потому что в этом его суть - в полном боевом облачении, с щитом, мечом, топором, в тяжеленном плаще. И сейчас стоял на льду, боясь пошевелиться на его хрупкой поверхности. А хрупкая полупрозрачная корочка издевательски пружинила под его ногами, как бы решая удержать ли на поверхности новоприбывшего или же окунуть в холодную воду. Тропа не любит живых, а время Адера еще не пришло. Я же давно почти наполовину мертва, и стихия вокруг чувствует мое некоторое родство. Она пропустит меня. Нас.

- Оставь, - тихо попросила я. Ветер издевательски фыркнул, как бы спрашивая, почему это он должен прекратить игру.

- Он со мной. Я привела его, я уведу его. Пропусти меня и возьми обычную плату. Мы пришли, не желая зла.

Ледяной поток пронесся сквозь меня, пронизывая сердце, заглядывая в душу, обернулся вокруг Адера, разглядывая его со всех сторон, и исчез, признавая за нами право пройти. Все же, мы пока принадлежали к миру живых, и смерть могла взять от нас лишь то, что мы отдавали добровольно.

- Пойдем. У нас очень немного времени. Твой побратим мог уйти уже очень далеко. Мы должны успеть его догнать.

Адер внимательно оглядел округу и чуть насторожено как то даже рыкающее, спросил:

- Где мы?

- На той стороне. Оставь здесь свое оружие и плащ, они нам не понадобятся, только замедлят продвижение, тут нет врагов, с которыми сражаются обычным оружием, а лед и так довольно хрупкий для дополнительной тяжести.

Словно в подтверждение моих слов из-под ног Адера выметнулась и побежала по поверхности реки тоненькая трещинка. Он неохотно, но послушался, бормоча себе под нос что-то весьма нелицеприятное. Я дождалась пока Серый освободится от всего лишнего, взяла его теплую и мозолистую ладонь в свою, осторожно потянула вперед. Шаг, еще шаг. Лед больно обжигал босые ступни, а через несколько локтей, стал впиваться осколками, как острыми зубами. Я, не оглядываясь, знала, что за мной остаются кровавые следы. Плата за вход, жизненная сила выливалась из меня с этой кровью. Я не могла разделить плату с Адером - Серый устал после битвы, а ему еще звать побратима, может просто не хватить сил. Я не могла взять по капле жизни у Серых - не было времени объяснять и просить о помощи. А взять без спросу даже немного, столько они бы и не заметили - воровство. Я бы перестала отличаться от тех, кто переступил Грань. Шаг. Правая нога, левая нога. Опять правая.

- Здесь всегда так холодно? Если да, то почему ты раздета?

Нет. Не всегда. В прошлый раз я шла по раскаленной добела пустыне, сквозь миражи и оазисы, а до этого тонула в бушующем море. Тропа каждый раз иная. У нее нет формы, только наше представление о ней. Твое представление, Адер. Какой же ледяной ветер. Шаг. Еще шаг. Левая нога. Правая. Я вся сосредоточилась на этих действиях. Серый послушно шел за моей рукой, поняв, что не дождется ответа.

Не было никакой необходимости смотреть вперед. Раз прошедший по тропе запомнит ее навсегда. А я уже ходила по ней трижды. Правда до этого мне не случалось вести по ней кого-то. Только звать.Теперь же я была Проводником. Надеюсь, Тропа не почует мою неуверенность. Шаг, еще шаг, и еще один…

Мы дошли. Я почувствовала это место, хотя последний шаг ничем не отличался от предыдущего. Дальше идти нельзя, иначе мы не сможем вернуться.

- Зови, - приказала я Серому, который до этого послушно шел за мной. Адер как будто бы очнулся от моих слов, и его голос зазвучал далеко в обе стороны вдоль по тропе, сквозь завывания ветра. Он кричал, рвя горло, не жалея связок. О том, о чем обычно не говорят при жизни. О битвах, в которых больше некому будет прикрыть спину, и о тех в которых было кому, о ждущих дома и несовершенных делах, о неродившихся детях и неисполненном долге. Это была настоящая песнь - завораживающая, искренняя, правильная. У сурового воина оказалось полное огня сердце.

Такие слова нельзя пропустить, к ним нельзя остаться равнодушным. Если Крел еще не зашел настолько далеко, что прожитая жизнь будет казаться лишь сном, он вернется. Адер пел, пока не охрип, пока из его горла вместо слов не стали вырываться бессвязные звуки. У меня к этому времени на ресницах уже не таял снег, а кожа была почти также холодна. А от моих ступней во все стороны расползалась темно-вишневая лужица.

Я чувствовала нарастающее отчаянье Адера, но ничем не могла помочь. Все мои силы уходили на то, чтобы удержать Тропу еще немного. И только тогда, когда больше не было смысла ждать, Крел услышал.

Маленькая точка вдали превратилась в фигурку, стремительно вырастая и приближаясь, и вскоре Крел стоял рядом с нами. Пора возвращаться. Я ухватилась свободной рукой за его запястье и потащила за собой обоих, потому что руку Адера так и не отпустила. Почти побежала, чувствуя, как мало нам осталось из времени отведенного для пребывания на Тропе.

И когда впереди наконец появился долгожданный конец, с немыслимым облегчением вытолкнула обоих с тропы.


Я полулежала в снегу, почти уткнувшись носом в чьи-то сапоги, Адер сидел, тяжело привалившись к саням, держа побратима за руку, обводя всех усталым взглядом. А где-то над нами плыли встревоженные глаза Коррейна и второго Серого, кажется, Тиама, который так и оставался с Крелом рядом. Там в безвременье прошла почти вечность, годы, века, здесь всего пара минут. Они успели испугаться, но к счастью, не успели понять, какую опасную вещь я только что проделала.

Крел вдруг глубоко вздохнул и успокоено вытянулся.

Адер тут же поднял на меня полные муки глаза:

- Это все?!

- Он будет жить. Кровь остановилась. Ты дозвался его, воин.

- Он не дышит.

- И не должен. Это то, что называют ‘тихий сон’. У нас есть сутки или чуть больше, чтобы довезти его до Владеющих Силой, иначе он умрет. Они сделают то, чего не могу сделать я.

Адер кивнул. Реальные цели и необходимость действовать вновь превратили его в самого себя - уверенного руководителя. Он еще не поверил до конца, но облегченный вздох говорил лучше всяких слов. Если может - пусть верит, что побратим услышал именно его, ради него повернул с Той Стороны. Вера творит чудеса. Что сам преодолел все превратности обратной дороги. Пусть…

Смерть не отпускает добычу так легко. Никто никогда не расскажет, что и кем было отдано в откуп. Рядом не было Владеющих Силой, чтобы заплатить обычную цену за отсрочку, и потому я отдала то, что еще имела. Я стерла с зеркальца кровь, завершая ритуал и, проваливаясь в темноту, улыбнулась, ощущая, как беспамятство окружает меня мягким покрывалом.


Глава 5 | Сказки должны кончаться свадьбой (СИ) | Глава 7