home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

- Что вы делаете в моей спальне, Лорд? - в тон ответила я. Хотя даже удивления не почувствовала. Лорд Гварин снова величал меня ‘леди’, верный признак высочайшего недовольства.

- Вы не ответили.

- Вы тоже.

Как будто я имею право требовать у него отчета.

- Ну же, - в голосе прозвучал металл.

- Я прощалась с другом, мой Лорд! Или это запрещено, - прищурилась я сердито. Почему, едва я начинаю чувствовать нечто хорошее по отношению к нему, как он тут же приходит и пытается меня разубедить?

- Вы будете делать то, что я позволю и тогда, когда я позволю. Все же вы моя невеста. И постарайтесь не ронять свое достоинство, чтобы не уронить и мое.

- Объяснитесь. Или вы пришли просто сорвать дурное настроение?

-Да вот, например, разгуливать в столь неподобающем виде. Или у вас так много шалей, что вы нарочно теряете их и сейчас подыскиваете место, где половчее это сделать?

Да я уж и забыла об этом случае, слишком много всего произошло с тех пор. Не найдясь с ответом, растерянно промолчала.

- Да, да. Молчать куда благоразумней. - Насмешливо кивнул мне на прощание Серый.

Я с ненавистью уставилась на бесшумно закрывшуюся дверь. Только осталось странное ощущение, будто заходил он, собираясь сказать о чем-то ином, но заколебался пока ожидал меня, и отступил, ухватившись за первую попавшуюся причину, чтобы отсрочить разговор.

Как странно мы общаемся. То почти дружелюбно, доходя до глубин откровенности, словно нет в мире никого ближе, то зло, словно величайшие враги.

Я и сама не понимала, что испытываю к Лорду. Я бы могла умереть за него, если понадобится, не за самого человека, но за то, что он воплощал, и я бы сама убила его своими руками, если бы он довел меня до чуть большего бешенства. Понять бы только чего мне хочется больше.

Но раз Лорд уже не спит, то и мне не стоит лениться.

Приведя себя в порядок, я начала новый день.

Далее, разумно было бы рассказать о моей увлекательной битве с провизией в кладовой и на кухне, раскрыть подробный список самых нелепых и неразрешимых проблем, с которыми ко мне шли Серые, и которые я с блеском решила, а, возможно, похвастаться своими успехами в приведении военного замка на границе в такой вид, что в нем не стыдно было бы дать и королевский бал. Но я опущу это. Потому что ничего подобного не случилось. Мое время заполняли по большей части насущные проблемы, небольшие, если речь идет об одной семье, но огромные в масштабах целого замка. Я пеклась, о том, чтобы общий обед был подан вовремя, чтобы женщины стирающие одежду воинов, не мерзли в холодной воде, а дров и горючего камня в каминах было вдоволь, но не чрезмерно. Что потерялся ключ от кладовой, а двери и замок там крепкие - не выломать, что вездесущие мальчишки натворили дел, посолив сладкий травяной отвар, а заметили это, лишь когда подали его на стол. Порой мне приходилось решать мелкие ссоры и мирить обиженных. Словом, тысячи мелких дел занимали мой день и мои мысли от того момента, как я открывала глаза, до того, как они сами закрывались, стоило лишь прилечь. Я несла ответ за то, чтобы все было исправно и на своем месте. И полной мерой ощущала правоту Лорда, что такое занятие не привилегия, а тяжкий труд.

Самое яркое изменение состояло в том, что на обедах я теперь сидела слева от Лорда, хотя его место чаще пустовало, Гварин был настолько занят, что питаться предпочитал между делом, и об том тоже следовало заботиться мне.

После тягостного отъезда Коррейна и Мелинды, чтобы избавиться от грусти, я сознательно загрузила себя заботами, вымотала себя настолько, чтобы сил едва осталось на то, чтобы переставлять ноги. Усталость позволяла думать только о сне. Ни о чем ином я вспоминать просто не хотела.

Из этого состояния меня вывел Крел. Он уже достаточно оправился, чтобы держать меч и нести стражу, но за ворота Лорд его пока не выпускал. И он маялся от непривычно долгого сидения в четырех стенах, пытаясь приложить руки то к одному занятию, то к другому. Я сталкивалась с ним в самых неожиданных местах, в неурочное время так часто, что сочла бы это подстроенным, если бы не осознавала нелепость собственных предположений.

Вот и сейчас. Был уже поздний вечер, в целительской, где я сидела, просматривая записи о разнообразных тратах и потребностях и планируя будущий день, мне по-прежнему было уютно и лучше думалось. Пламя свечи плясало от едва ощутимого сквозняка, завораживало и отвлекало.

- Леди Ирга!

Я вздрогнула, уронила перо, посадив некрасивое пятно на стол. То-то Айнарра будет завтра рада.

Крел терпеливо дождался, пока я устраняла улики своей невнимательности.

- Вы не уделите мне пару капель вашего драгоценного внимания.

Словно девочку взял меня за руку и повел за собой. В библиотеке было тихо, как и всегда. И тепло.

Он усадил меня в кресло, сам уселся на стол. Соскочил. Зажег свечи. Прошелся вдоль книжных полок, вернулся, стал передо мной в обличительной позе.

- С вами все в порядке? - спросила я, удивленная таким поведением.

- Вероятно, я должен поздравить вас с помолвкой?

- Благодарю.

Разговор прервался. После непродолжительного молчания, во время которого Крел внимательно вглядывался в мое лицо, ища нечто ему одному ведомое, задал мне еще один вопрос:

- Я должен спросить, понимаю, что все это выглядит неучтиво и неправильно с моей стороны. Но, леди Ирга, вы дали добровольное согласие моему брату?

- Что вы хотите сказать?

- Я, верно, не так выразился, - неожиданно смутился Серый, - но Гварин очень упрям. И порой, решив что-то, бывает твердолоб, не думая о других. То есть я хочу сказать, он ведь вас не принудил?

- Нет, Крел. Я дала добровольное согласие, - усмехнулась я.

Конечно, Лорд пригрозил, что заставит, но все же, решение приняла я сама.

- Хотя вы правы, он готов был идти напролом.

Казалось, мои слова разрешили для Серого некую загадку.

- Я рад, что это так. Понимаю, что мои подозрения нелепы, но все же я должен был знать.


Я уже было ушла, но дойдя до выхода, вернулась.

- Для простых поздравлений вряд ли нужен разговор наедине. Что вы не договариваете?

- Вы очень проницательны, леди Ирга. - Смутился Крел. - Что ж, я сам начал этот разговор. Понимаю, что сейчас поздно говорить об том, но вы очень понравились мне еще в Барии, но вы были так отстранены от всех, кроме Коррейна, да еще и он рассказал мне о вашем знакомстве, и я понял о чьей заколке идет речь. Я не решился, ухаживать за вами, полагая, что мой брат, - он замялся, подбирая выражение, - что вы предназначены друг другу самой судьбой. И старался удержать подальше Коррейна. Даже Адера попросил об этом. А потом вы спасли мне жизнь. И беспокоились обо мне, когда я выздоравливал. Я молчал, но для себя решил, что если брат, ко времени свадеб окажется так глуп, что все еще не решит объявить вас своей, то я воспользуюсь случаем.

Серый в растерянности провел рукой по волосам.

- Я совсем запутался. Не думайте, будто, я пытался бросить ему вызов. Но когда и во время свадеб, Гварин не взглянул на вас, я решил, что удача на моей стороне, что я могу завоевать такую женщину как вы. Но стоило мне убедить себя в этом - и в результате. Вы сами видели, что случилось. А когда я очнулся, то узнал, что вы уже его невеста. Вы по-прежнему нравитесь мне, и дороги, но я говорю вам это лишь для того, чтобы облегчить душу, и сказать, что не буду бороться за ваше сердце. Кто я такой чтобы спорить с Небесами и враждовать с собственным братом и Лордом. Но, знайте, леди, если вам понадобиться помощь и дружба, вы всегда получите ее. Надеюсь, я не оскорбил вас своим признанием?

-Нет. Это самое искренне объяснение, которое мне доводилось слышать. Мне жаль, что я, пусть и невольно, причинила вам боль.

Мужчина улыбнулся, тронул губами кончики моих пальцев, наклонил голову и покинул библиотеку.

Я и не знала, что нравлюсь ему. Оставшись одна, я вытащила из волос заколку, повертела в пальцах, рассматривая заново, задумавшись, на сколько судеб влияет один маленький кусочек серебра, и снова сколола ей прическу. Пожалуй, сделай Серый свое признание дней на десять раньше и я бы не раздумывая, пошла за ним. Такие люди как он дарят всем вокруг себя доброжелательное тепло и уважение. Со временем моя душа рядом с ним оттаяла бы, я стала бы ему верной подругой, а возможно и матерью его детей.

Но сейчас, странное признание заставило меня задуматься о том, что верно и впрямь, жизнь моя сплетена с Гварином воедино, гораздо полотне чем я полагала, и среди живущих его судьба волнует меня сильнее прочих. Мы не влюбленные, но то, что происходит между нами не выразить словами.

Благодаря этому удивительному разговору я ощутила, что жизнь продолжается, перестала загонять себя работой, и на кухне перестали говорить, что от меня остались кожа и кости, пытаясь накормить при каждом удобном случае. А если на меня вновь накатывало желание спрятаться в тени, то подходила к зеркалу и повторяла слова Крела ‘такая женщина как вы’, убеждая себя, что и во мне есть нечто особенное.


Гость, несмотря на поздний вечер, ожидал меня в комнате. Надо сказать весьма бесцеремонный гость. Потому что он совсем по хозяйски расположился в кресле, и поприветствовал меня лишь легким кивком, даже и не подумав вежливо встать.

- Что это значит, Лорд? - спросила я, пытаясь сдержать раздражение.

Я могу сколь угодно переживать за него на расстоянии, но стоит ему приблизиться, и чувства мои далеки от теплых.

- Леди Ирга, если моя невеста не в состоянии уследить за тем, чтобы не валиться от усталости с ног - то я прослежу за этим, таков мой долг. - Тон у него был под стать моему, да и обращение ясно говорило о том, что Лорд недоволен долгим ожиданием.

-Вы и сами выглядите не краше, -отрезала я. - Лучше говорите прямо зачем пришли.

- Что ж. Извольте. Вероятно, лишь немногие увидят новую весну. А может и вовсе никто.

Я присела, глядя на него:

- Все так плохо?

- Нет. Все гораздо хуже. Наверное, мне надо начать сначала. Уже не первый год мы замечаем, что Твари начинают сезон охоты все раньше, а колдуны и отступники все чаще приходят из-за гор лично. Некоторые предполагали, что они набрались достаточно наглости, чтобы начать новую войну, но дело в другом. Сдвинулись с места ледники. Сначала они лишь шевелились, но с каждым годом движутся все быстрее, и скоро дойдут до самых гор. Мы лишь надеемся, что дальше они не двинутся.

- И что это значит?

- Запретный Край исчезает. Вот-вот он окажется погребен под толщей льда, и никакой Силы, ни светлой, ни темной не хватит, чтобы остановить подобное. Это значит, что вскоре из-за гор появятся не только Твари, но и их хозяева. И это не будет обычная зимняя охота. Это будет война. И мы либо умрем, либо победим. Но порой мне кажется, что это одно и то же.

- Что я должна делать мой Лорд? - тихо спросила я, понимая что он пришел не просто рассказать последние новости, и в который раз поражаясь мужеству этого удивительного Серого.

- Северная птичка, где же ваш страх, или вы не боитесь смерти?

- У меня нет на него времени, - честно призналась я.

- Тогда вы счастливица. Не многим достается такой дар. Но вы правы, я пришел по делу, Ирга. В вас ведь течет особая кровь. Их кровь. Вы сами признались мне в этом. Я уверен, что вы знаете много такого, что неизвестно нам, хоть мы и сражаемся с порождениями тьмы не одну сотню лет. В сложившихся обстоятельствах, любая малость, может перевесить чашу. Подумайте. Я не тороплю вас. Вспоминайте, и расскажите мне все, что знаете.

Я ожидала чего угодно, но все же - вопрос Лорда застал меня врасплох. И пока я копалась в себе, силясь соединить крохи знаний в слова, Гварин молчал, почти не шевелясь. А когда я подняла, наконец, глаза - он дремал, тихо и спокойно дыша. Похоже, Лордам тоже требуется передышка. Тепло камина и усталость взяли свое. Протянула, было, руку, чтобы толкнуть его в плечо, но Серый выглядел настолько беззащитно и умиротворенно, что моя ладонь сама опустилась, не решившись дотронуться до него. Я подумала, что скоро ему станет неудобно спать в кресле, он проснется сам, и уйдет к себе. Но на всякий случай, укрыла мужчину плащом.

Даже если и увидит его кто, выходящим из моей комнаты, вряд ли моя репутации станет хуже, а Лорда никто не посмеет обсуждать ни в лицо, ни за глаза. Да и не до того сейчас.

Мне было несколько неловко, я даже оглянулась пару раз, убеждаясь, что Серый действительно спит, но все же привела себя в порядок и спокойно легла в постель, стараясь вести себя так, как если бы кресло, в котором сидел Лорд было пусто. Я не наивная романтичная барышня, чтобы смущаться присутствием спящего мужчины в моей спальне или думать, что плотная, закрытая со всех сторон рубаха - соблазнительное зрелище. Да и внешность моя вряд ли пробудит в Лорде сластолюбивые мысли.

Наверное, я разбудила его своим криком.

- Ирга! Ирга! Проснись! - требовательный голос пробился сквозь вечную толщу льда, разгоняя кошмар. Я проснулась, но продолжала лежать не шевелясь, в который раз осознавая, как прекрасно ощущать себя в мире живых. Руки и ноги заледенели, теплое одеяло плохо спасало от холода с Той Стороны. Чья-то ладонь скользнула по щеке, и я нехотя открыла глаза. Надо мной нависало лицо Лорда. Странно было видеть его с расстегнутым воротом, растрепанного и чуть помятого, спящий Лорд в моем представлении относился к разряду сказок. Он внимательно рассматривал меня, как будто видя впервые, а в уголках его глаз пряталась чуть заметными морщинками тревога. Луна светила в окно ярко, позволяя отметить даже такие мелочи. В ночной полутьме комнаты Гварин стал человечным, как будто оставил свою маску неприступности вместе с дневной одеждой.

- Ты кричала во сне, - сказал Лорд, подтверждая мою загадку.

- Простите, Лорд, я не хотела вас будить.

- Ничего. Я не должен был засыпать здесь.

Однако с моей кровати подниматься не поторопился. Я и сама не сделала никакой попытки прогнать его. Меньше всего мне хотелось вновь остаться наедине с моими собственными кошмарами.

Лорд, как будто решив что-то для себя, протянул руку, собираясь погладить меня по волосам, но не донеся ее уронил на покрывало.

Надо было что-то сказать или спросить, но в голову ничего не приходило.

- Я напугал тебя своим рассказом?

- Нет, мой Лорд.

Вот уж воистину, встретились два болтуна.

Он вдруг хмыкнул.

- Ты никого не пускаешь в душу, верно? Мы в спальне наедине, я зову тебя своей невестой, а ты все равно, упорно называешь меня Лордом.

Я вздохнула, не возражая.

Убедившись, что со мной все в порядке, Серый собрался было встать с моей постели.

Я отвернулась, всем своим видом демонстрируя, что решила вернуться к прерванному сну, сжимаясь от предстоящего одиночества. Но Лорд, почувствовав это, опустился обратно, прервав движение.

- Что с тобой происходит, Ирга? Ты дрожишь, но не удивлена, и не растеряна. Тебя часто мучают кошмары? Или тебе плохо?

- Все в порядке, - я даже не пыталась казаться искренней. Гварин ведь чувствует, когда я вру.

Он вдруг требовательно взял меня за плечо и перевернул на спину.

- Признавайтесь, это ведь не просто сны?

Я прищурилась. Лорд догадлив. Не зря он до сих пор жив.

- Впрочем, можете не отвечать. Я и так понял, смелая маленькая птичка, что ваши сны, часть платы за что-то. Возможно, за жизнь моего брата? Признаться, я думал, Айнарра преувеличивает, говоря о тяжелой плате.

Он вдруг рывком привлек меня к себе, но не так как мужчина обнимает женщину, иначе, словно я была маленьким ребенком, а он заботливым взрослым. И все равно его касание обжигало, после леденящего холода снов. Прижал мою макушку к своему плечу и провел ладонью по волосам. Его ‘спасибо’ сказанное еле слышно, коснулось щеки теплым дуновением. И все остальное вдруг стало совершенно неважно. Я вцепилась обеими руками в его рубаху, принимая предложенное, и всхлипнула.

Впервые за много лет из моих глаз выкатились слезы. Потому что рядом был человек, который согласился разделить мои печали. Хотя бы на этот миг. Потом я опять возьму на себя свою ношу, чуть позже. Я просто устала всегда быть сильной.

Прижимаясь к нему, в тщетной попытке загасить рыдания, я не смущалась, а удивительно незнакомый и в то же время родной мужчина рядом просто гладил меня по волосам и баюкал. И в его объятьях я выплакивала все, что накопилось за долгие годы обид и равнодушия, от неоплаканного пепелища дома, до собственных ошибок. Весь комок черноты, который столько лет лежал на сердце и стоял в горле. Мне кажется, даже слезы мои были черными, вбирая в себя всю ту боль, что досталась мне. И в конце печаль стала светла.

Мы молчали. Ни слова не было сказано между нами, за все это время. Но это молчание значило больше чем тысячи слов. Этот человек вызывал во мне ярость и страх - но ему я без колебаний доверю спину и жизнь. Он был чужим, но никто не знал обо мне так много, как он. Все это было где-то далеко и неважно, рядом были только тепло рук и стук сердца.

Он сидел рядом со мной, и я сама не заметила, как смежила веки.

Проснувшись утром, я обнаружила, что Гварин ушел, но подушка рядом была слегка примята и еще хранила остатки тепла. Отчего-то, мне было очень радостно осознавать это.

Мы больше не были друг другу чужими. Не скажу родными, но близкими уж точно. Словно ночь откровений связала нас тайной. Он больше не доводил меня до бешенства, не дразнил, а я не избегала его общества. И сидя рядом с ним за обедом не вздрагивала от каждого случайного касания или вопроса.

Подробности той ночи помнятся мне так ясно оттого, что она оказалась последним отрывком относительно спокойного времени.

Война, та самая, о которой говорил Лорд, во всех своих ужасных проявлениях захлестнула наш край. Раненые, которых надо лечить, провизия, оружие и еще сто тысяч разных вещей, которые постоянно должны быть в готовности, новости, то гнетущие, то немного успокаивающие и ожидание, бесконечно долгое ожидание, которое томило душу и истощало силы быстрее, чем самая грязная работа. Замок Лорда был центром от которого кругами расходилось все движение, и куда все снова возвращалось. За стенами лежала все та же заснеженная равнина, а вдалеке синели обманчиво спокойные горы. Но я знала, что в дне пути отсюда идут битвы, где Серые стоят насмерть, и скоро бои докатятся и до нас.

Это очень странное чувство, когда все происходящее кажется дурным сном, ты просыпаешься, а сон продолжается, и все это не может быть реальностью, ведь ты ешь спишь, двигаешься и даже иногда улыбаешься. Но, несмотря на такое убеждение, все происходящее реально.

Я перебирала в памяти все, что знала о своей Проклятой крови, но ничего существенного вспомнить так и не смогла.

И каждый раз, когда за обеденным столом пустовало чье-то место, я прикипала к нему взглядом, не в силах оторваться.


Глава 9 | Сказки должны кончаться свадьбой (СИ) | Глава 11