home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Время течет неравномерно. Бывает плавным и неторопливым, так что каждое мгновение можно почти осязаемо покачать в пальцах, а иногда становится стремительным настолько, что лишь оглянувшись назад можно оценить его скорость.

Последние дни летели мимо меня все быстрей и быстрей. И еще стремительней изменялась я сама. Лишь несколько месяцев назад я была незаметней тени, растворяясь под чужими взглядами, а теперь под множеством взглядов я не терялась, а наоборот, тянулась вверх, принимая всю тяжесть ответственности ложащейся на мои плечи.

Хотя Айнарра лишь быстро провела меня по разным помещениям, в голове моей все сказанное не умещалось, а все увиденные мной лица сливались в одно.

И после не сказать уже какого по счету представления, взмолилась о передышке. И получив согласие с нескрываемым облегчением, вышла из замка, оставляя запутанные коридоры за спиной. Но показалась во дворе я не вовремя, ох, совсем не вовремя. Потому что замок собирались покидать последние отряды, и с одним из них отправлялась в путь моя кузина.

Я не нашла в себе желания попрощаться и поговорить с ней по душам, потому что прощание - это прощение, а его-то я в себе как раз и не ощущала, заразившись, верно, от Лорда Гварина его непомерной справедливостью.

Но оторваться от открывшегося мне зрелища я тоже не могла. Даже в горе, признанная виновной, наказанная, потерявшая любимого, она оставалась сказочно красивой. Скорбь словно придала ее красоте глубину и наполненность. Думаю и сейчас она не обвиняла ни в чем, ни Мойрана, ни себя. И от этого казалась ледяной статуэткой, настолько восхитительной, что я невольно поискала глазами Коррейна, а не найдя обрадовалась - мальчик нашел в себе силы отпустить любовь. Я облегченно вздохнула, улыбаясь морозному воздуху, солнцу, минутной передышке, а на самом деле радуясь за Коррейна. Наверное, ему сейчас больно, но иногда в этом мире случаются и правильные вещи.

Слишком рано я обрадовалась. Коррейн возник из ниоткуда едва лишь Лорд Гварин закончил разговор с командиром отряда и тот неспешно направился к своему коню. Собирался, наверное с силами, и, наконец решился лишь, когда остались считанные мгновения, до того, как прозвучит команда трогаться.

Порой от сильных потрясений люди седеют в один миг, стареют на добрый десяток лет, Я уже видела такое раньше, но не думала, что тяжелые мысли способны так сильно изменить человека. Коррейн за ночь похудел, осунулся, ссутулился, и когда он опустился на колени перед Лордом, показался мне марионеткой на веревочках. Для Серых, гордых, непобедимых, несломленных, вот так преклонить перед всеми оба колена было нелегко. Даже перед сильными мира они преклоняли лишь одно.

Слишком далеко стоял Лорд, чтобы я расслышала его или Коррейна, несмотря на воцарившуюся почти противоестественную тишину. Но я поняла, о чем просил юноша, потому что Коррейн был вооружен и одет для долгого похода.

С моего место было видно, как молодой Серый умолял, а Лорд отрицательно качнул головой, добавив пару фраз. Коррейн заговорил жарче, громче, убеждая уговаривая, приводя доводы, до меня донеслись невнятные обрывки его слов, но снова получил отказ.

И вдруг резво вскочил, потянув из ножен меч. Неужели он настолько обезумел? Я невольно подвинулась ближе, понимая, что ничего не сделаю, но он и не собирался нападать на Лорда, он совершил еще более неразумный поступок - приставил оружие к своей шее. На этот раз ответ Лорда услышали все.

- Щенок! Ты понимаешь что делаешь? - Лорд почти рычал. Но все еще держал себя в руках. Если он сорвется сейчас еще раз - его не удержать. Пожалуйста, пусть Гварин сдержится, молила я давно забытых мной Богов, пусть не покалечит Коррейна.

Хорошо еще, что у мальчишки хватило ума не скалить зубы в ответ. Мысли в голове превращались в липкую кашу от страха. От страха не за себя.

- Идиот - сказала я одними губами. Слышать и видеть он меня не мог, но, наверное, и сам чувствовал глупость своего поступка, потому что решил его пояснить.

- Я понимаю, - ответил Коррейн громко. - понимаю, мой Лорд! Но эти чувства сильнее меня, я не могу справиться с ними. Не могу предать вас, и не могу смотреть на ее смерть. Позвольте мне взять ее вину на себя, исполнить ее наказание, или разрешите мои сомнения, освободив меня от всех долгов этого мира. Я просто не могу позволить ей умереть.

Подсознательно, осознанно ли, но Коррейн нажал на слабое место своего повелителя. Едва ли Серый Лорд ценил что-то более, чем преданность.

- Да кто собирается убивать?! Глупец. Или считаешь, что такая смерть - лучшая судьба для тебя?

- Но, вы же посылаете ее в крепость, рядом с перевалом. К тем, которые первыми встречают врага. Что это, как не смерть?

Лорд приблизился к Коррейну почти вплотную. Тот сделал шаг, пытаясь сохранить дистанцию, но Гварин быстрым, неуловимым движением схватил Серого за руку, нажал, так что меч его, словно по волшебству отлетел в сторону, загремев о мощеный двор.

На лицо Лорда словно легла ледяная маска, что означало, как я уже поняла, крайнюю степень гнева. Они стояли друг напротив друга глаза в глаза. Я впервые отметила, что Коррейн высок так же как Лорд. И почти так же широкоплеч.

Юноша издал хриплый горловой звук, то ли рычание, то ли стон. Лорд фыркнул в ответ. Они медленно кружились, не отрывая взглядов, словно в мире для них не существовало ничего более важного, чем это противостояние. И хотя я понимала не все из происходящего, но ощущала, что сейчас не люди говорят друг с другом, сейчас испытывают на прочность друг друга их внутренние сущности. Они говорили друг с другом на том языке, на котором невозможно лгать. Коррейн не выдержал первым, отступил на шаг, увеличивая разрыв, словно защищаясь, отвел взгляд, но головы не склонил, и продолжал молчать, демонстрируя почти мальчишеское упрямство.

Лорд, вдруг махнул рукой, и смежил на миг веки, гася янтарное пламя, заплясавшее невольно в глазах. То самое, которое должно пылать только во время битв.

- Ты еще не раз пожалеешь о своем решении. Одумайся. Я не хочу терять хорошего воина.

- Может и так, мой Лорд. Но ее судьба и моя отныне связаны.

- Ты не можешь взять на себя ее вину. Но разделишь с ней наказание, по своему желанию. Я должен спросить тебя еще раз, осознаешь ли ты, что отныне будешь делить с выбранной женщиной судьбу и жизнь, не имея права отказаться, понимаешь ли, что поставил свою любовь превыше долга?

- Я признаю, каждое слово, сказанное тобой, мой Лорд! И благодарю за снисхождение к просьбе.

И ответ Коррейна и вопрос Гварина прозвучали, как отголосок древнего ритуала.

- Да будет так! - подтвердил Серый Лорд. - Ты выбрал. И никто не вправе запретить.

И махнул рукой, позволяя уже готовому отряду двинуться в путь.

Всадники выезжали из ворот один за другим. Я думала, что Коррейн поедет с ними, но нет, он так и стоял перед Лордом, не двигаясь, лишь склонил голову. Отряд, разделившись на мгновение вокруг Мел, как ручей огибающий камень, снова сомкнулся за ее спиной и выехал из замка. Но девушке, похоже, было все равно. Мелинда словно погрузилась в сон, не обращая ни малейшего внимания ни на происходящее вокруг, ни на взгляды на нее устремленные.

- У вас есть время до ближайшего рассвета, чтобы сделать все как должно. Сторожка нынче пустует.

Сказал в заключение Лорд, едва последний всадник выехал из ворот. И резко развернувшись, ушел, словно перестав интересоваться и Коррейном, и Мелиндой, и их дальнейшими действиями. Но мне почему-то показалось, что равнодушие это напускное, прячущее сердечную боль и переживания.

Коррейн подошел к Мелинде, бережно, как хрупкий, драгоценный груз, спустил ее на землю и повел куда-то. Она все также безучастно скользнула по нему взглядом и пошла направляемая и поддерживаемая его рукой. Они не пытались ни с кем заговорить и никто не заговорил с ними, наоборот, расступались, пропускали, отворачивались возвращаясь к своим делам. А я все также стояла, разрываясь между желанием побежать за Коррейном, чтобы получить объяснения происходящему или малодушно сделать вид, что не присутствовала при этом, предоставив событиям право идти должным образом.

- Они ушли. Пойдем и мы, дела не ждут - сказала рядом Айнарра. Владеющая, как и всегда, словно соткалась из воздуха. Может и впрямь она умеет перемещаться в мгновение ока.

- Почему они остались в замке?

- Они покинут его завтра на рассвете и отправятся в Сторожку, в изгнание, как и сказал Лорд.

- Ты хочешь сказать, что Коррейн и Мел будут там только вдвоем? Но ведь война. Они не выживут.

- Сторожка безопасна. Она почти возле Барии. На нее нападут лишь в том случае, если падут все крепости здесь.

- Тогда зачем же она нужна?

Позволила я себе сомнения?

Те, кто не готовы, не участвуют в войнах, дабы не ослабить остальных. Как только долг пересилит в душе Охотника все остальное, все страхи - он волен вернуться, а до тех пор, уходит.

- Или не вернуться? - спросила я, боясь получить подтверждение и этому.

Владеющая нахмурилась.

- Ты не можешь пройти чужими путями. Только своим. И они тоже должны пройти свой путь сами. Идем. Нас тоже ждут дела.

И подтолкнула в спину. Я невольно сделала первый шаг. И дальше пошла сама.

Мы продолжили знакомство с моими новыми обязанностями и ответственностью. Если кто из Серых и был удивлен моим неожиданным назначением - я не заметила этого. В целом, большинство жителей замка доверяло Лорду, а также Владеющей, которая была одним из ближайших его помощников, безоговорочно. И потому готовы были подчиняться их распоряжениям, принимая меня, не ради моих способностей, но уверенные в правильно видении своих руководителей.

Я думала, запоминала, записывала, но этому и без того сложному дню было суждено завершиться не самым легким вечером.

Целительскую я оставила напоследок, во-первых, потому что там властвовала Айнарра, во-вторых, работа ее мне была знакома и пригляда не требовала, а в-третьих мне просто приятно было там бывать. В целительской я отдыхала душой.

Владеющая, ознакомив меня с первостепенными обязанностями, предоставила мне самостоятельно разбираться в остальном, и к ее вотчине я подошла наполненная не только планами, но и новыми вопросами, надеясь застать ее еще за работой.

Однако в целительской я встретила не Айнарру, а Ленду. Девушка забралась с ногами на скамью, и закрылась рукавом, пряча покрасневшие глаза, хотя плечи ее уже не вздрагивали от рыданий. Черепки разбитых кружек на полу, смогли унять часть гнева.

Когда дверь открылась, она чуть приподняла лицо, но увидев меня на пороге, снова закрылась, еще и отвернувшись для убедительности.

Какие разные проблемы волнуют нас одновременно: приближающаяся война и обиженное сердце. - Можно присесть рядом?

Ленда промолчала, но стоило мне опуститься на скамью, как она толкнула меня в плечо, не больно и сама вскочила на ноги.

- Как ты могла?! Ты обманула меня. Ты обещала!

- Обещала что? - удивилась я, - не помню, чтобы что-то тебе задолжала

- Ты говорила, что он не нравится тебе, а сама стала его невестой. Я думала, что ты не врешь.

- А еще я говорила, что Лорд - настоящий правитель. И его решениям лучше подчиняться. Я не соврала тебе ни словом. Эта помолвка решение Лорда.

Ленда в ответ сверкнула глазами, говоря ‘не все равно’. Но у меня перед глазами все еще стояла Мел, такая, какой я видела ее утром, безучастная, отрешенная, напоминая, что недомолвки опасней самой горькой правды.

- Послушай, - зашла я с другого конца, - я пришла не извиняться или оправдываться, но буду рада найти взаимопонимание. Ты можешь сердиться, злиться, можешь ненавидеть меня. Но нам с тобой работать рядом, бок о бок и я хочу, чтобы мы могли быть уверены друг в друге.

Ленда фыркнула и присела рядом, сделавшись внезапно похожей на независимую кошку. Мол, это я не к вам пришла, просто руки у вас теплее и мягче чем голый пол. Разговор у нас вышел кривоватый, но, кажется, обида ее чуть улеглась, и под конец она выглядела уже самой собой.

Возвращаясь к себе, я думала о ней, и о том, что подругами мы вряд ли когда с ней станем, но по крайне мере, можем не быть врагами.


Рассвет еще не занялся, но уже чувствовался в зимней ночной синеве.

Я накинула на плечи шаль, как была, даже не причесавшись, и выскочила из комнаты, торопясь к ближайшему окошку-бойнице, выходящему в нужную сторону.

Никто не вышел их проводить. Ворота распахнулись перед ними, как по сигналу. Стражники, молча, как и вчера, смотрели со стен в отсвете факельных огней. Наверное, так же безмолвно сомкнуться створки и опустится решетка за их спинами. Как отличалось это зрелище от вчерашних теплых прощаний. Серый Коррейн между долгом и любовью выбрал любовь. Я не могла осудить его за этот выбор, хотя он и был неправ. Я сама столько раз выбирала неправильно, и до сих пор не жалела ни об одной ошибке. Надеюсь только, что у него тоже хватит мужества не терзаться бесконечным чувством вины. Мальчишка. Я смотрела, как он уходил, словно запоминая каждый шаг, ведя в поводу и своего жеребца и того, на котором сидела Мел, как и вчера укрытая покрывалом своих печалей, он уходил, взрослея на глазах, становясь чужим. Я прошептала, ему вслед, зная, что он не услышит:

- Прощай, друг! Пусть трудный путь твой будет не палящим костром, но горном, пусть жизнь лишь закаляет тебя как сталь, никогда не ломая!

Ничем более, кроме пожелания, я не могла помочь ему в этот миг.

Он словно услышал, повернулся, махнул рукой. Слишком далеко, чтобы услышать голос или разобрать сказанное, но готова поклясться чем угодно, что он сказал:

-Прощай, Ирга! Прощай, мой друг!

Он знал, что я там, точно так же, как я знала, что именно он шепчет. Я пыталась заменить им давно погибшего брата, хотела его защитить, хотя он и не нуждался в защите, он, вероятно, тоже нашел во мне кого-то потерянного и близкого. Мы стали друзьями.

- Возвращайтесь! - прошептала я ему в спину. И хотя говорила во множественном числе, ждала лишь его одного.

Сколь я ни старалась, но к Мелинде не могла снова испытывать добрых чувств. Хотя ради Коррейна, ради его самоотверженной, пусть и глупой любви, я желала ему счастья. И ей, чтобы был счастлив он. Потому и сказала им вслед, чтобы возвращались вдвоем. Отвернулась от окна, тихонько вернувшись в комнату.

- Где вы были леди? - спросил меня предрассветный полумрак, голосом, который я желала бы сейчас слышать менее всего.


Глава 8 | Сказки должны кончаться свадьбой (СИ) | Глава 10