home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Сон прекрасное средство от печалей. Он словно тонкая, почти неощутимая преграда между минувшим и настоящим бытием. Сон не решает наших бед, но будто бы отодвигает их ненадолго, делая вчерашнее не столь насущным, напоминая, что утро - это маленькое новое начало, точно так же, как вечер был крохотным концом.

Вчера я была разбита и беспомощна, а сегодня - готова бороться. И начать следовало с разговора с Лордом. Почти любая беседа с Серым оборачивалась для меня испытанием, я робела и терялась, сама не зная почему, а этот разговор изначально обещал быть тяжелым. Но ожидание только продлевает неопределенность. Я больше не могла ждать.

Лорда, по обыкновению, найти оказалось весьма трудно. Он был везде, и все же неуловим. Его видели и на крепостной стене, и у ворот, и в главном зале, но каждый раз я разминалась с ним. В конце концов, когда я уже готова была бросить столь бесполезное занятие как поиски Серого, он сам нашел меня, велев прийти в библиотеку. Ожидала ли я, что меня снова пригласят на совет? Наверное, ожидала. Тем страннее оказалась застать Лорда в одиночестве. Он не зажег света, а лучей солнца проникающих сквозь маленькие окна, предназначенные для защиты, а не для удобства, было явно недостаточно. Полумрак обманчиво успокаивал, и скрывал… Скрывал выражения глаз, оттенки эмоций, как будто Лорд не хотел, чтобы его поймали на излишней откровенности.

Я говорила что люблю библиотеки, что среди книг чувствую себя безопасно? Я соврала. В присутствии Лорда даже среди книг я старалась дышать через раз.

Лорд молчал. Я тоже, поскольку не мне прерывать мысли правителя. Каждый миг тянулся почти бесконечно, отдаваясь ударами пульса в висках, до тех пор, пока молчание не стало почти невыносимым…

Мы заговорили одновременно, каждый о своем.

- Когда мы утрачиваем суть мы беззащитны…

- Что будет, с моей госпожой?

- Даже сейчас ты думаешь только о ней, -в голосе Серого усмешка мешалась с непонятной горечью.

Как сказать ему, что я должна задать этот вопрос, должна защитить ее, чтобы избавится от самого долга, непомерной тяжестью давящего на меня. Лорд молчал, я тоже. Тишина правдивее тысячи слов.

- Она понесет наказание, достойное поступка, - наконец сжалился над моим страхом Гварин, и от его ответа сердце пропустило удар.

- Вы казните ее? - как сложно, оказывается, произносить слова.

- Я похож на человека, воюющего с женщинами, - и снова в его словах проскользнула то ли усмешка, то ли горечь, ведь он не совсем человек? Нет. Отправлю в дальний замок, под домашний арест. До тех пор, пока не найдется человек готовый взять заботу о ней на себя, до конца дней. В этой земле еще помнят, что жизнь дороже смерти.

И снова только дыхание прерывало тишину библиотеки. Я не могла ни поблагодарить Серого, ни возразить ему. Он не был добр, только справедлив. Но из-за его справедливости мне предстояло сопровождать Мел в окраинный замок, оставаясь по-прежнему связанной с ней. Лучше бы Лорд был жесток или несправедлив и наказал бы меня. Тогда я могла бы почувствовать себя освобожденной хотя бы от одного обязательства.

- И это все что я услышу? Ни извинений, ни объяснений, ни просьб? Даже собственная судьба вас не волнует?

- Вы справедливы, Лорд Гварин. Мне нечего добавить.

- А я, пожалуй, добавлю, леди Ирга. Вы, как никто другой, умеете ставить в безвыходное положение. Вы сохранили мой разум, но я не могу поблагодарить вас, из-за вас мой брат почти погиб, но я не могу наказать вас. Как вам удается нарушать все известные правила?

Я уже привычно промолчала.

- Молчите? Полагаю, вы узнали все, что желали, идите.

И отвернулся, не желая видеть ни мой поклон, ни, вероятно, выражение моего лица.

Я полной мерой заслужила это своей небрежностью, и теми неприятностями, которые приношу с собой.

То ли Лорду удалось скрыть произошедшее в комнате, то ли предчувствие приближающихся битв, сняло с Серых всю наносную чепуху, но не было не перешептываний, ни косых взглядов. Вероятнее же всего, вчерашний день был слишком переполнен событиями, чтобы выходка Мелинды, к тому же закончившаяся почти благополучно, привлекла всеобщее внимание.

Мне было невыносимо стыдно видеть Айнарру, а еще невыносимее - Мелинду, и до боли грустно лежащего без сознания Крела. Но все же я заглянула к каждому из них.

Крел еще не пришел в себя, но дыхание его было ровным, и кожа приобрела нормальный цвет. Рядом с ним я посидела совсем недолго. Я извинюсь перед ним, обязательно, но только тогда, когда он будет волен принять или отвергнуть мое покаяние. К сестре зашла лишь для того, чтобы поставить поднос с едой. Мы не сказали друг другу ни слова, не обменялись ни единым взглядом, и я вдруг поймала себя на мысли, что маленькая девочка, которую я всегда видела в ней, как будто исчезла. Эта, сидящая на кровати, была незнакомкой для меня. И что удивительно, она, вчера едва не ставшая убийцей, считала себя правой и не испытывала ни малейших терзаний совести. Изменила ли ее эта неудавшаяся любовь или в ней всегда сидело зерно зла, ожидая времени, чтобы расцвести бурным цветом? На этот вопрос у меня тоже не было ответа.

У Айнарры я провела остаток дня. Травы, работа, больные, все, что заставляло меня не думать о себе сосредотачивалось здесь. А еще, невероятно тактичная Владеющая, ни словом, ни взглядом не напомнившая мне о произошедшем. Только один раз она шикнула на меня, еще не отошедшую от вчерашней слабости, когда я взялась в одиночку за тяжелую кадушку с отваром. В итоге злосчастную кадушку мы двигали с Лендой вдвоем. С тех пор, как девушка убедилась, что я не пытаюсь завоевать сердце неприступного Лорда, да и сам Лорд весьма равнодушен ко мне, она стала относиться намного дружелюбней, и наполняла мои уши беззаботным щебетанием. Война для нее пока оставалась чем-то далеким и не нарушала привычного уклада ее жизни.

Можно сказать, в тот день лечебница укрывала меня от всего мира. Отрезала от суеты. Я не думала ни о чем кроме трав и снадобий, которые можно из них приготовить. Уже почти догорел доверху наполненный светильник, который зажгли с приходом темноты, а я все сидела перетирая в ступке зерна, не решаясь ни встать, чтобы наполнить светильник, ни погасить его совсем и уйти. Думаю, что осталась бы сидеть в темноте, когда догорело бы последнее масло, но за мной пришел хмурый Коррейн. Он не открыл, толкнул плечом дверь, и велел мне идти за ним. Я задула светильник и вышла из лечебницы, так и оставив ступку с незаконченной работой на столе. Даже в самом надежном убежище нельзя отсиживаться вечно.

Некоторое время мы молча шли по коридору. Я не спрашивала Коррейна почему он так хмур, и куда мы направляемся, Серый в свою очередь не задавал вопросов мне. Только удивленно приподнял бровь, когда я свернула к лестнице.

- Хочу на воздух, - чуть виновато объяснила я.

- Ты раздета, заболеешь.

- Ничего, я ненадолго. Просто проветриться.

Он дернул плечом, то ли соглашаясь, то ли протестуя, но последовал за мной.

- На стену нас не пустят - военное время.

- Хорошо. Просто постоим во дворе.

Сколь многое изменилось в замке Серых, за день, который я пряталась от мира. Не первый в моей жизни, и надо полагать не последний. Стена ощетинилась кольцом оружия и огня, двор был заполнен движением, людьми в полном вооружении, конструкциями непонятного мне, но явно угрожающего назначения. Как будто опасный зверь доселе мирно дремавший, вдруг проснулся и оглядывался в поисках того, кто решился потревожить его отдых. Я, может, впервые с ясностью поняла мощь этих стен и всю тревожную тяжесть предстоящей войны. Коррейн стоял рядом и я слышала за плечом его ставшее враз тяжелым дыхание.

- Я слышал о произошедшем, - наконец сказал он. - Что решил Лорд?

- Почему ты спрашиваешь меня?

- Я слышал, ты искала его.

- Почему бы тебе самому не спросить Лорда?

- Я спрашиваю тебя!

Он повысил голос впервые со времен нашего знакомства.

- Он сказал, что отошлет ее в дальний замок. Ты ведь это хотел узнать? А я ведь только начала привыкать к этому месту, начала надеяться, что смогу жить здесь…

- Ты едешь с ней?

- А у меня есть выбор? Она моя госпожа. Мы связаны слово и долгом. Сейчас даже больше, чем раньше. Завтра отправляются отряды. Вероятно, завтра мы уедем.

Коррейн вдруг схватил меня за плечи, больно сжал, почти притянув к своему лицу, и сказал убежденно и хрипло:

- Я поеду с вами, я не могу оставить ее одну, не сейчас.

И впился в мои глаза своими темными расширенными зрачками. Веселья в его зеленых глазах не было совсем. Он смотрел на меня так, словно я принимала решение, словно я была вправе запретить или разрешить. Меня проняла дрожь, скорее от нервов, чем от холода и я дернулась из его рук.

Он разом обмяк, провел ладонью по лицу, глянул извинительно и пошел обратно в замок, словно забыв о моем существовании. Ему сейчас, наверное, невероятно трудно рвать сердце напополам между долгом и любовью. Он погружен в себя. Я догнала его, потянула за рукав, останавливая:

- Коррейн, не делай того о чем будешь сожалеть. Подумай еще раз.

- Ты говоришь, как умудренная жизнью старуха. Но все равно спасибо. - Сжал мою руку и ушел

Старуха? Возможно. Пережитого мной хватит на несколько жизней. И все-таки лучше бы ему еще раз подумать. У него, в отличие от меня, есть выбор.


Я уже почти упаковала свои небогатые пожитки, даже злосчастный медальон, который никому, кроме меня и Мел, не взять в руки, когда дверь в мою комнату без стука распахнулась. Я не прервала своего занятия и не обернулась. В этом замке только один хозяин, только он может вести себя так. И меньше всего я бы хотела, чтобы именно этот Серый увидел, как горько мне будет покидать этот замок, почти ставший домом. Но Лорд и не ждал от меня формальностей:

- Что вы делаете, Ирга?

- Собираю вещи, - пояснила я и без того очевидное. - Моя госпожа изгнана, мой долг следовать за ней.

- Вы останетесь здесь.

- Боюсь, это невозможно, Лорд. Я привязана к ней долгом и словом.

- А ко мне привязана Клятвой. Ты уже тысячу раз отдала ей все долги. Ты ведь знаешь, северная птичка, стоит мне приказать, и ты останешься даже против собственной воли, даже ненавидя меня. Потому я пока не приказываю, прошу. Останься.

До этого мгновения я очень хотела остаться. Может быть даже больше всего на свете. Я искала причину и не находила ее, а найдя. Что же такого в словах этого мужчины, что мне хочется делать все наперекор ему?

- У вас есть причина Лорд, по которой вы не хотите, чтобы я уезжала?

Спросила я, поворачиваясь, наконец, к Серому лицом и упирая руки в бока.

Он улыбнулся чуть насмешливо, краешком губ и согласился:

- Есть.

Да что же он за невозможный человек?

- Какая?

- Считайте это моей прихотью.

- Прихотью? Не кажется ли вам, Лорд, недостойным играть чужими судьбами просто по собственному желанию?

- Ну что ж. Раз вас не устраивает такая причина, давайте объявим, что вы моя невеста.

Наверное, я больше испугалась , чем удивилась

- Опять не угодил? - Насмешливо спросил Серый. - Вы ведь и на самом деле почти объявили себя моей невестой. Вам принадлежит украшение, сделанное моим отцом. А он никогда не ошибался. Так или иначе, но судьбы наши зависят одна от другой, и хотя бы поэтому я предпочитаю держать вас близко. Пусть даже ближе, чем вам хочется.

Он наклонился к самому моему лицу, и я невольно отстранилась, прячась от его взгляда.

- Зачем вы так поступаете со мной, Лорд? Я ведь даже не нравлюсь вам. Чего же вы хотите?

Лорда как будто даже позабавила моя реакция.

- Успокойтесь, леди Ирга. Не думаете же вы, что я затеял все это чтобы причинить вам боль. Мне нужен человек, который будет заниматься хозяйственными нуждами замка. Вы прекрасно подойдете. Раньше это была вотчина Адера. А теперь этим будете заниматься вы. Статус же невесты сделает такое назначение законным и понятным в глазах остальных. Не волнуйтесь вы так. Замуж вас я не зову. Когда война закончится, я освобожу вас от такой участи, раз вам так не хочется этого. Я хорошо усвоил, что диких птичек не запирают в клетках.

- Но Лорд Гварин, почему я? Почему не Айнарра, не кто-то из ваших помощников?

- Не обольщайтесь, леди. Это не честь, это почти проклятый труд. Айнарра будет слишком занята больными и ранеными. Мужчины все на счету, каждый воин может решить исход битвы. А из женщин этого замка, вы подходите больше иных. Ни семьи, ни детей, зато много чувство долга. И, пока нас связывает Клятва, я точно уверен, что вы не сможете предать. Согласитесь, в сложившихся обстоятельствах это весьма важно.

- А если я вдруг не справлюсь?

-Справитесь. Вы и сами это знаете. И леди Мелинда прекрасно справится без вас. Вы уже сотню раз отдали ей все долги, как настоящие так и придуманные. Так что просто отдохните перед завтрашним днем. Что бы вы не решили, легко не будет.

- Я могу отказаться.

- Можете. Тогда я буду вынужден приказать вам. Но мне бы хотелось, добиться от вас добровольного согласия.

Вот так. Не спросил моего мнения, даже не приказал, просто сообщил факты. ‘Добиться добровольного согласия’, как звучит-то. Что же он за человек? Да полно, человек ли он вовсе? Уже на выходе из комнаты Лорд решил сообщить мне еще один неоспоримый факт:

- Леди Ирга, я буду признателен вам, если отныне вы будете носить заколку постоянно. Поверьте, в ваших будущих обязанностях новый статус только поможет.

Дверь закрылась, Лорд ушел, а я осталась стоять в растерянности. Совсем не из-за того, что Серый объявил меня своей невестой, я еще не осознала этого и вовсе не от работы мне порученной. Я думала, что была заключена в свое собственное чувство долга как птица в клетке, раз за разом налетая на прутья, желая освободиться и все же, оставаясь в заключении. И вдруг кто-то проходящий мимо, показал, что дверца открыта. И тем самым предоставил мне право решать самой. Меня держал не долг - меня держал страх. Боязнь оставить прошлое, боязнь начать новый путь. Я страшилась не боли и не трудностей, их в моей жизни хватало, а права выбирать. Сделать шаг между клятвой и Клятвой, между долгом и долгом. Остаться или уйти. Лорд Гварин мог приказать, но не приказал, тем самым, впервые за долгое время, переложив ответственность за выбор с плеч судьбы на мои собственные плечи. Наверное, в глубине души я все еще оставалась маленькой девочкой. Сопротивлялась ли я или плыла по течению - я зависела от обстоятельств, а теперь могла сама выбрать их.

Наверное, я осознала свой выбор еще до того, как приняла окончательное решение, вероятно, я шла к нему с тех пор, как стоя перед зеркалом, отрезала косу, но только сейчас я увидела его ясно.

И даже страшные сны в ту ночь не мучили меня, словно боялись, что я дам им отпор.

А рассвет застал меня уже на ногах.

Наступивший день был особым. Девушки, что принесли позавчера свои клятвы и стали женами, покидали замок, вместе с мужьями, и отрядами воинов уезжая в места, которым отныне предстоит стать их домом. Серые возвращались туда, куда звал их долг.

Наверное, один из таких отрядов, отправляющийся дальше всех возьмет с собой и мою сестру.

А еще, этот день в чем-то был для меня новым рождением, и потому зеркало удостоилось большего внимания, чем за все время пребывания среди Серых. Я поворачивалась то так, то этак, смотрела пристально в глаза своему отражению и узнавала себя заново. Мне говорили, что я некрасива, и я верила, что моя проклятая кровь наполняет глаза тьмой, и я соглашалась, если бы твердили что-то иное, я бы и этому верила. Но раз уж пришел черед решать самой, почему бы не начать с этого: та, глядящая на меня из зеркала не была красавицей, но и дурнушкой я ее не считала. Ну и что, что волос не вьется льняными локонами , а лежит прямыми пепельными прядями, а в глазах вместо улыбки виднеется стальное грозовое небо? Я не стыдилась увиденного. И скалывая волосы на затылке, впервые не прятала волосами шрам - он тоже неотъемлемая часть меня. Он получен в бою. Я, как и просил Лорд, украсила прическу заколкой, так, чтобы каждый мог разглядеть узор, мог понять, чья она и что значит. И оттого голова моя казалась непривычно неповоротливой и хрупкой.

О том, что я стала невестой лорда я не пеклась, помня что это лишь временно, и не несет с собой ни любви, ни иных обязательств перед будущим мужем. Меня больше волновали иные мысли: Ленда, влюбленная девочка, которая разобьет себе сердце, решив, что я украла сердце ее героя. Волновал Крел, который едва очнувшись, непременно попробует работать наравне со всеми, волновал Коррейн, мучимый своей внутренней болью, маленький Шалион, потому что вместо мирного времени, он узнает всю горечь войны, как было со мной, волновала Мелинда, хот и была она во многом виновата сама. Я переживала, что не поговорила с Аллией, не поздравив ее с замужеством, не попрощавшись, не успела сказать Лорду своего решения. Насколько проще было жить никого не любя.

Насколько тяжелее было жить, никого не любя. Но, так или иначе, лед, окружавший мое сердце, дал еще одну трещину.

Мои размышления прервал скрип двери. И теплые ласковые руки, пахнущие травами, легонько подтолкнули меня в сторону двери.

- Вот как. Не успела стать невестой, уже нос задрала?

Но в ворчании было больше добродушия, чем беспокойства.

Я улыбнулась, повернув голову к Айнарре. Владеющая редко открыто демонстрировала свою близость к хозяину замка и причастность ко всем тайнам. Но я-то уже знала, что эта рассудительная женщина заменила Лорду если не мать, то уж тетушку наверняка. Ей одной дозволено было ворчать на него и сердится. Она единственная от чьей опеки Серый не отстранялся, и кому шел на уступки. Вероятно, и сейчас она была посвящена в детали нашей ‘помолвки’ более, чем кто либо еще. И согласно своему разумению, пришла на выручку не мне, тут я не строила иллюзий, а своему повелителю и подопечному.

- Что мне теперь делать? - спросила я, заглядывая в лицо Владеющей.

- Растерялась?

- Немного,- признала я.

Айнарра вдруг ласково дотронулась до моего предплечья, словно котенка погладила и качнула головой, приглашая идти за ней.

- Пойдем. Я покажу и расскажу. Не надо бояться. Здесь каждый знает свое дело. Людям, по большей части требуется не помощь и поддержка, а уверенность в том, что если возникнет потребность, то они получать и первое, и второе. А еще кто-то, кто будет нести ответственность за решения. Даже если это их решения. Понимаешь?

Я неуверенно кивнула.

- Ответственность, девочка, это такой тяжкий груз, который не снять ни днем, ни ночью. От него нельзя отдохнуть, как от доспехов. Теперь это твоя забота.

Некоторое время мы шли в молчании.

- Ты ведь вела уже дом в Барии, я не ошибаюсь? Это такой же дом, только побольше размером.

Оказавшись в развилке коридоров, Владеющая повернулась ко мне лицом, уперев руку в бок, спросила строго:

- Откуда начнем?

-Постой, - попросила я. - Могу я тоже задать вопрос? Это ведь Лорд попросил тебя помочь? Он был настолько уверен в моем решении?

Владеющая помолчала мгновенье, подбирая слова.

- Гварин бывает порой бесчувственным и холодным, но он хороший человек и Великий Лорд. Если он увидел в тебе нечто особое, то так, скорее всего и есть. Он редко ошибается. - И словно заглаживая свою откровенность, добавила. - Начнем, пожалуй, с кухни. Оттуда новости разлетаются быстро. Можешь не сомневаться, к вечеру о тебе будут знать все.

И решительно повернула в правый коридор.

Идя следом за Айнарой, я думала, что Лорду Гварину очень повезло с любящими его людьми.


Глава 7 | Сказки должны кончаться свадьбой (СИ) | Глава 9