home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Приметы бесполезны. Небо не обрушится на землю, если услышав днем сову, не прочитать обережную молитву или в день очищения вместо купания вываляться в грязи. Множество раз, только на моей памяти, люди забывали не только о приметах, но и о законах, а порой и о собственных убеждениях. Но есть такие, к которым, как показала вся моя прежняя жизнь, лучше заблаговременно прислушаться. Потому что они не врут. Это не те суеверия, которым так подвержены мнительные барышни. Я называю их знаками судьбы.

Если кто-то пускается в откровенные беседы, значит, ему требуется от тебя нечто, что нельзя получить иными путями.

Когда вокруг ничего не происходит, то стоит быть готовым к любым последствиям.

Примета третья прибавилась совсем недавно - если юная леди мечтательно вздыхает, загадочно улыбается, и у нее ни на что не остается времени, то с определенностью можно сказать, что эта девушка влюблена.

Что касается второй приметы, тут я понимала чего ожидать. Войны.

А вот первая поставила меня в тупик. Зачем Лорд Гварин решил говорить со мной откровенно? Я не могла представить себе, чтобы усталость ослабила его постоянную бдительность настолько, чтобы развязать язык. И не обманывалась его благосклонным отношением. Вероятно, он преследовал некую цель, но если так она была неясной для меня.

А третья примета. У меня появился отличный шанс ее проверить…

Моя кузина, похоже, определилась с выбором. Широкоплечий воин, с которым Мелинда разговаривала в первый же вечер, Мойран, завоевал ее благорасположение. Мне он не понравился своей надменностью, но сестра видела в нем блистательного кавалера и красивого мужчину в расцвете сил. Ни Коррейн, ни Крел не попали в круг ее интересов, хотя я втайне надеялась на это. С другой стороны, Лорд, к счастью, тоже не проявлял к моей кузине своего отношения, чего я опасалась, памятуя бессонную ночь по дороге в земли Серых. Вряд ли такой союз смог бы принести счастье кому-нибудь из них.

Мечтательное настроение сопровождало Мелинду теперь почти постоянно. Она вскакивала рано утром, наряжалась и убегала. В комнате появлялась лишь для того чтобы переодеться к обеду, ужину или к иному мероприятию. А также для сна, который казался ей слишком расточительной тратой времени. Я сделала несколько, впрочем, не слишком усердных попыток убедить кузину в том, что ей следует вести себя осмотрительнее, но та с удивительной легкостью пропустила мои советы мимо ушей, более того, четко попросила не вертеться рядом во время их общения, поскольку ее избранник в состоянии позаботиться о невесте без моих скучных нравоучений.

Что ж не могу сказать, что я была слишком огорчена. А поскольку Серые показали себя людьми с твердыми принципами и строгими правилами, совсем не опасалась, что Мойран может как-то обидеть мою подопечную. Не боялась я и того, что молодые люди зайдут в своих чувствах дальше дозволенного, нравы в этом заснеженном краю суровы так же, как и климат. Меня больше беспокоило, что Мелинда, весьма благоразумная и спокойная, воспылала неожиданно к Серому романтическими чувствами и эта влюбленность порой затмевает ее рассудительность. Что если это чувство кончится так же быстро, как и появилось? Хотя, с другой стороны, было бы гораздо хуже, если бы Мойрану пришлось петь серенады или сочинять стихи, пытаясь привлечь к себе ее внимание. Приходилось признать, что хотя я и не была в восторге он выбора Мел, Серый вел себя более чем разумно, стараясь удержать симпатии моей сестры спокойными проверенными методами вроде прогулок и подарков. В уме я оказать ему не могла. Успокоенная, таким образом, относительно дальнейшего будущего Мелинды, я, наконец, нашла применение и себе.

Айнарра пустила меня в свою вотчину - в уходе за больными и ранеными, а также в заготовке впрок лекарств, повязок, зелий, свободные руки оказались существенной помощью. Особенно такие, что сумели бы ловко шить и бинтовать, и их владелицы к тому же не были особо брезгливы и могли отличить мяту от пустырника. В месте, где пахло знакомыми настойками из трав, где шла непрерывная борьба за жизнь мне были рады.

Забрела я к целителям совсем не случайно. Владеющих Силой слишком мало, а исцеление достаточно трудная вещь, чтобы заживлять бесследно все подряд раны и моментально излечивать болезни вплоть до насморка. Находясь под защитой замковых стен, куда, в отличие от девушек, прибыла пусть и из безысходности, но по собственной воле, я считала себя должной как-то помочь Серым охраняющим мою жизнь. А то что они нуждались в помощи, было несомненно - обессилевшая Айнарра, уставший от недосыпания Лорд, постоянно уезжающий в составе отрядов Коррейн, раненые, пусть понемногу, но все же появляющиеся во владениях Айнарры, примеров было множество и у всех были лица и имена.

Здесь я чувствовала себя не просто полезной - необходимой. И впервые за долгие годы по-настоящему свободной. Несмотря на клятву Жизни, на угрозу войны, на непривычное окружение, я нашла место, где чувствовала себя своей, где все было понятно и просто. Теперь я сама не могла дождаться, когда кузина убежит на свидание, чтобы тут же рвануть к Айнарре.

Владеющая Силой поначалу неусыпно бдела за каждым моим действием, но уверившись, что я знаю, что делаю - перестала. Просто сообщала, что и как должно быть сделано. Молоденькая Владеющая оказалась ее племянницей. С ней мы близко не подружились, но сработались. Приветливо кивая и обмениваясь ничего не значащими словами, как люди, которые волею обстоятельств вынуждены обходиться обществом друг друга. Увидев, как спокойно относится ко мне старшая Владеющая, Ленда перестала коситься на меня и спокойно воспринимала, если мне случалось вдруг задать ей вопрос.

Травы, зелья, повязки - все это было знакомо мне с детства. Я впитала когда-то эти знания с молоком матери и пробуждением Дара. Пусть и давно, но я была Владеющей, и, хотя с тех пор прошло полтора десятилетия, знания и навыки возвращались так быстро, как будто никуда не уходили.

Уход за больными дал мне еще одно очень важное преимущество - возможность пропускать время от времени, общие обеды и вечерние трапезы, которые меня тяготили, отговариваясь занятостью.

Может показаться, что за всеми перипетиями и сложностями, которыми так обильно окружила меня судьба, я стала забывать, о своих прямых обязанностях - заботе о своей госпоже. Но вечеров, и тех из совместных трапез, которые я проводила в обществе, если можно так выразиться, ‘сватающихся’, хватало, они невольно давали обильную пищу для размышлений.

Где-то на краю сознания я отмечала, хотя и не слишком интересуясь, поведение других девушек. Например, что вокруг Аллии ходят сразу два кавалера, но она ровно и спокойно общается с обоими, не отдавая ни одному предпочтения, поскольку сама еще не определилась с выбором; маленькая и хрупкая Ситтия забавно краснеет и смущается, а Бекка, хотя и завоевала для себя одно сердце, не против покрутить хвостом в надежде привлечь более выгодного жениха. Бекка вообще оказалась неприятно расчетлива и злопамятна. После ночи гадания она перестала здороваться со мной, демонстративно проходя мимо, как будто я пустое место. Ее злость меня не трогала, сделать что-то настолько гадкое, чтобы серьезно задеть меня, вряд ли она решится, но я отметила, что стоит быть с Беккой осторожнее, чтобы мелочная злопамятность не повредила и Мелинде

Лорд Гварин видимо воспринял мои советы очень серьезно, постаравшись, насколько позволяло напряженное полувоенное положение, разнообразить жизнь леди. Хотя суровые пограничники не были обучены всем тонкостям фигур, все же вечер танцев доставил девушкам немало радости. С немалым удовольствием девушки также отнеслись и к возможности выезжать на прогулки, пусть даже и с солидным отрядом охраны. Я на такое не решилась. Зачем лишний раз искушать судьбу? Для прогулок мне вполне хватало замка.

После странно-откровенного разговора в библиотеке, Серый не стремился больше общаться со мной, и, хотя, время от времени, я ловила на себе его желтый взгляд и получала очередное насмешливо-холодное замечание, часто сказанное при всех, объяснялось это скорее тем, что ему понравилось дразнить меня, как порой дразнят щенков, смеясь их неумелому рычанию. Он ни разу больше не задевал меня так, как в первые дни, чтобы я вышла из себя или начала дрожать от страха. Могущественный Лорд считал свою цель выполненной, когда ему удавалось вытянуть из меня высказывание длиннее десятка слов. Получив желаемое, Гварин сверкал медовыми искорками в хищных глазах, и больше не тревожил моего покоя до следующей встречи.

Обычными же моими собеседниками оказывались Коррейн или Крел, который уже достаточно оправился от ран, чтобы Айнарра выпустила его из под своей бдительной опеки, разве что иногда чуть морщился, если доводилось совершать резкое движение. Иногда мне казалось, что они договорились между собой не оставлять меня в одиночестве.

Не могу сказать, что какой-либо из этих разговоров запомнился мне особо, но искренняя теплота была очень ценна для меня. Когда же Мелинда неожиданно попыталась пошутить по поводу того, сколь блистательных кавалеров мне удалось завоевать, я очень удивилась. Ни первого, ни второго я не воспринимала в таком качестве. Коррейн был мальчишкой, и дело не столько в возрасте, сколько в жизненном опыте, а с Крелом нас связывали совсем иные отношения. Это трудно объяснить, но побывавшие вместе по Ту Сторону могут быть либо совсем чужими, как это случилось со мной и Адером, либо очень близкими, но никак не равнодушными. Потому что, находясь вместе на Тропе, люди невольно узнают друг о друге нечто сокровенное, тайное, как будто обмениваются частицами друг друга. Я даже не задумывалась о том, что кто бы то ни было, может неправильно истолковать происходящее. Замечание Мелинды заставило меня обратить внимание на то, что, возможно, мое присутствие рядом с Крелом может помешать ему ухаживать за понравившейся девушкой. Осознав это, я решила поменьше времени проводить с Серыми, чтобы не вводить никого в заблуждение. Возможность оставаться в целительской для этого подходила как нельзя больше.

Когда я в первый день пропустила обед и ужин - Мел устроила мне допрос. Я объяснила ей, где была, но сестра все равно оставалась почти на грани истерики.

- Почему тогда он спрашивал про тебя? Я так испугалась, когда он заговорил со мной.

- Кто?

- Лорд. Лорд Гварин.

- Лорд?

- Да. Это было так ужасно! От его жуткого взгляда леденеют руки! Я бы умерла, поговори он со мной чуть дольше.

Мне было странно, что сестра, проведя в замке Серых почти полмесяца, до сих пор так сильно боялась их повелителя. Несомненно, он опасен, но не настолько же…

- И что ты сказала ему? - спросила я, пряча улыбку.

- Я сказала, что тебе нездоровится, что я еще могла ответить? - недовольно сказала Мел, сплетая нервные тонкие пальцы. Руки настоящей леди, никогда не знавшей тяжкого труда.

- Лорду лучше говорить правду,- заметила я, и перевела разговор на другие безопасные темы. Например, дифирамбы Мойрану Мелинда готова была петь часами. Неужели все влюбленные становятся такими?

На другой вечер сестра вела себя еще более странно. Она ворвалась в комнату, громко хлопнув дверью, и тут же принялась как попало снимать с себя серьги, бусы, выдергивать из волос ленты. Одну из нитей она дернула слишком сильно и мелкие жечужинки разлетелись с порванной нити. Это было так не похоже на кузину, что я испугалась. Неужели где-то не доглядела?

- Что с тобой? Ты не заболела? Кто-то обидел? Поссорилась с Мойраном?

Она же, как будто не слыша, продолжала яростно срывать с себя украшения.

- Не молчи, скажи, что-нибудь.

Вместо ответа Мелинда раздраженно дернула запутавшуюся прическу, из которой на пол вместе со шпильками выпала заколка. Моя заколка, отливающая серебром. Это было настолько невероятно, что я нагнулась за ней, на миг перестав тормошить кузину. Как только я перестала добиваться ответов, кузина в два шага добралась до кровати, и рухнула на нее, сотрясаясь в беззвучных рыданиях.

Оставалось только удивляться. Мелинда не проявляла столь бурных чувств даже при прощании с родителями. Что же заставило ее так себя вести?

Я дала ей немного времени выплакаться. Когда всхлипы стали более редкими, я тронула сестру за плечо.

- Все в порядке. Ты можешь мне доверять. Что случилось, девочка?

Мелинда вдруг прильнула ко мне, крепко обняв. Я едва разобрала сквозь всхлипы слова:

- Что мне теперь делать, что делать?

- Мелинда, ты…

- Ирга, - перебила она дрожащим голосом. - Он опять говорил со мной, сделал мне комплимент. Он ухаживает за мной. Нет, лучше умереть!

И снова зарыдала. Мне стоило немалых усилий остановить новый поток слез, и заставить Мелинду выпить немного успокоительной настойки. Растрепанная, с покрасневшими глазами и носом, она казалась обиженной маленькой девочкой, нуждающейся в защите.

А я была удивлена происходящим. Мне мало верилось, что Мелинда внезапно покорила сердце Гварина своей красотой, я вообще сомневалась, что у него есть сердце. Чем же тогда кузина привлекла высокого Лорда?

Ответ напрашивался один - преданностью. Тем, что попыталась оправдать мое отсутствие своей неумелой ложью. А преданность Гварин ценил едва ли не выше остальных человеческих добродетелей.

Думая, что своим отсутствием на ужине, я невольно привлекла к Мелинде внимание Лорда, вызывая к жизни то, что подозревали изначально Крел и Адер, я почувствовала себя обязанной защитить ее и попытаться объяснить Лорду. Что именно я собиралась ему объяснять, понималось плохо. Вот только как это сделать? Легко ли подойти с объяснениями, даже не так, с требованиями к человеку, который может одним движением руки заставить тебя умереть.

Мне срочно требовалась поддержка, хотя бы иллюзорная. И я вытащила на свет заколку. Она была пусть и слабым, но источником тепла, а значит, и уверенности. Ну и пусть она слишком хороша для меня. Пусть она лучше смотрится в золотистых кудряшках, зато это подарок, который я буду носить, согревая свою душу. Я так и не спросила Мелинду, как моя вещь очутилась у нее, но решила отложить выяснение этого обстоятельства на более поздний срок.

Но разговора с Лордом не вышло. Вернее вышел, но совсем не такой, как я ожидала.

Как камень, брошенный в воду, оставляет круги, так каждое наше действие имеет последствия. Если бы будущее было ведомо людям, возможно, они поступали бы разумнее. Но руководствуясь лишь собственными предположениями, они часто создают множество проблем.

А проблемы создала Бекка.

Началось все с того, что ‘милая девочка’ решила, если выбирать мужа, то по высшему разряду. А высший здесь кто, правильно, Лорд. Ах, внимания не обращает - значит надо соблазнить. Тогда он, как честный мужчина, должен будет жениться. В ее испорченную интригами, и, подозреваю, забитую женскими романами головку даже не пришла мысль о том, что Лорд может просто напросто не заинтересоваться ею. А уж о строгости воспитания здесь она и вовсе не задумалась. И на голубом глазу эта юная соблазнительница пошла ночью в его покои. И перепутала поворот в темноте, зайдя совсем в другую спальню. К ее счастью этот кто-то оказался достаточно растерян, увидев в своих комнатах леди в кружевной ночной рубашке, и не успел понять, кто именно почтил его своим визитом. А Бекка, разглядев, что кавалер совсем не тот, который ожидался, тут же убежала. Не знаю, какие мысли бродили в ее головке остаток ночи, но к утру на нее снизошло озрение. А именно, свалить вину на кого-нибудь другого.

Женская месть воистину ужасна. Как оказалось та история с гаданием задела ее гораздо сильнее, чем виделось с первого взгляда. И если меня она просто воспринимала пустым местом, посчитав ниже своего достоинства связываться со мной, то Аллия, которая мало того, что сама не прислушалась к ней, так еще и других уговорила, была равной по положению, а значит, должна получить по заслугам. И, ни капли не сомневаясь, Бекка решила, что если валить вину на кого-то, то на Аллию. Желание отомстить, вкупе со страхом быть раскрытой толкнули Бекку на невероятный поступок - она еще раз вернулась туда, где успела побывать ночью и оставила на полу шаль. Шаль Аллии.

Но тем утром, когда я искала Лорда, чтобы сделать попытку объясниться никто, кроме Бекки ни о чем не подозревал. И потому, когда вдруг пришел Крел, с просьбой собрать девушек вместе, я не насторожилась. Только зайдя вместе с ними и обнаружив, кроме девушек в комнате Айнарру и Лорда, я напряглась, когда же в комнату вошли Адер и еще два Серых - испугалась. Суд. Опять суд. Кто-то что-то натворил. Девушки молча расселись, удивленные не меньше моего.

- Леди, - спокойно начал Лорд. - Мне неприятно говорить об этом, но одна из вас оказалась настолько неразумна, что решилась, нарушив правила, прийти ночью в спальню к мужчине, который не является ее мужем. К счастью, ни к каким последствиям это не привело. Леди, вы знаете, сколь бережно в нашем краю относятся к женским добродетелям. Чтобы очистить ваши имена, каждая из вас должна всего лишь произнести вслух при свидетелях, что эта вещь принадлежит не вам.

На этих словах один из Серых выложил перед девушками шаль.

Я увидела, как торжествующе блеснули глаза Бекки, когда она повела в сторону шали взглядом, как стремительно бледнеет лицо Аллии, и все поняла. Трудно было бы не понять.

Остальные испуганно молчали. Проблема была, гораздо глубже, чем казалась на первый взгляд. Одна из причин, по которой Серые требовали девушек именно благородного происхождения, то, что за их чистоту можно было поручиться. Серые высоко ценили матерей и жен, а потому столь постыдное поведение как измена или соблазнение воспринималось ими едва ли не святотатством.

Девушки молчали.

- Простите, леди, мне очень неприятно задавать вам этот вопрос, но обстоятельства вынуждают меня. Вам не понадобиться делать ничего, просто повторите, что это не ваша вещь.

Сколько я не пыталась себе объяснить, что толкнуло меня так поступить, я нашла лишь одну разумную причину - несправедливость возмущает меня. Возможно, потом я буду тысячу раз сожалеть о содеянном, но сегодня буду чувствовать себя правой. К тому же Аллия мне нравилась, а Бекка - нет.

Поэтому я просто подобралась поближе к Аллии и потребовала:

- Скажи, ‘дарю’.

- Дарю,- шепнула она в ответ, едва ли понимая, до конца, что делает, таким напряженным взглядом смотрела она на шаль.

Что ж, решение принято.

Что ты делаешь, Ирга, взвыл во мне голос разума. У тебя мало проблем? Немало. А значит, еще одна мне не повредит, так как остальным. В конце концов, моя репутация и до этого момента была не больно хороша. С такими мыслями я и сделала шаг вперед.

- Это моя вещь.

И в моих словах никто бы не смог почувствовать лжи.


Глава 10 | Сказки должны кончаться свадьбой (СИ) | Глава 12