home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Этой ночью меня не мучили кошмары по той простой причине, что я вовсе не ложилась спать. Просто не удалось.

Девушки, уверившись в своей безопасности, и в том, что у них есть выбор, заметно повеселели и осмелели. Расцвели. И по новообретенной привычке решили собраться у Мелинды, делясь впечатлениями прожитого дня. С каждой минутой их болтовня становилась все беззаботнее, смех все веселее, как будто бы с ним вместе они выплескивали скопившееся напряжение ожидания. Они отдохнули днем и не хотели покидать уже ставшее привычным общество друг друга ради ночного сна. Обсуждали кавалеров, решали, как скрасить время пребывания в замке.

Я слушала их щебет почти отстраненно. Не слыша. Больше всего они напоминали мне стайку пичуг, которые щебечут, не пытаясь замечать притаившегося рядом кота. Их много, а он один. И каждая считает, что она в безопасности. Даже Мелинда. В отличие от них мне становилось все тревожнее. И виной всему был поспешное бегство из зала, в поисках тихого уголка, в который можно забиться. В одном из полутемных коридоров мне попалась ниша, в которой я и устроилась, упорно пытаясь выжать хоть слезинку. Для чего она предназначалась изначально, я не имею малейшего представления, но она просто идеально подходила для моих целей. Возможно, мне было бы легче сумей я выдавить из своих глаз влагу. Пар можно спускать по-разному. Бить посуду, ругаться, совершать безумства. Но мне недоступен был даже самый простой и безотказный способ: выплакаться. Непролитые слезы жгли меня изнутри огнем, рвали душу, а я усиленно пыталась выдавить их наружу.

Может, поэтому, слишком занятая собой, пропустила приближающиеся шаги и голоса. Вернее, услышала, когда бежать было слишком поздно. В таком виде, бледную, растрепанную, в лучшем случае, меня примут за чью-то не обретшую покоя душу, выбирающуюся из стены, а в худшем - в свете недавнего суда опять поволокут к Лорду, обвиняя в колдовстве. Но если бы я знала, кто именно приближается ко мне, то не обратила бы внимания на такие доводы и тут же убралась бы с их пути. А теперь мне оставалось только замереть, стараясь не выдать себя ни малейшим движением и ожидая, когда собеседники, наконец, пройдут мимо. Шпионов не любят нигде. Враг может быть честным и достойным, почти таким же близким как друг. Шпион же никогда - он при любом повороте событий мерзкая крыса, и участь в случае поимки у него такая же. Кажется, я вжалась в стену, когда голос зазвучал совсем рядом.

- Мой Лорд! Стражи вернулись из дозора, - несмотря на опасность момента и нелепость положения, в которое я себя загнала, мне вдруг захотелось глупо хихикнуть. Уже второй раз я подслушиваю ночной разговор Адера.

Того самого, который самоотверженно защищал меня во время бури, доверчиво шел по Тропе, а потом с каким-то ледяным необъяснимым бешенством следил за мной на Суде Лорда.

- Нашли прорыв Границы? - этот голос нельзя было не узнать, даже если бы Адер не назвал его.

- Нет, мой Лорд! Граница цела. И еще слишком раннее время для охоты Тварей. Прежде такого не случалось

- Ты понимаешь, Адер, что сейчас сказал? - Лорд был по-прежнему спокоен, но лучше бы он был полон ярости. Это ледяная непробиваемость пугала гораздо больше чем неконтролируемое бешенство.

- Да, Гварин! Неужели ты решил, что я не замечу столь очевидного? Я сам учил тебя делать выводы, мальчик. Прекрати уже беситься. И так все разбежались по углам, чтобы не попасть тебе под руку или на глаза. Если Граница цела - это значит, что Твари уже внутри наших границ. И кажется, чувствуют себя здесь вполне свободно.

- Не сердись. Я просто сорвался.

Сорвался? Этот спокойный тон означает срыв? У него неправильное имя. ‘Гварин’ значит неукротимый, а он холодный, ледяной, он - Гваскерлен. Ледяной Лорд. Хотя, возможно на их языке это имя звучит несколько иначе.

Молчание прерывалось только раздраженным звуком шагов. Потом Лорд продолжил.

- Не просто внутри, Адер. Буря слишком близко к Барии, даже если нападение на невест случайность, если бы не разъезды стражников - неделю назад пал бы Форт Имп. Несколько опытных охотников не вернулись. Кто-то слишком хорошо знает, что и где происходит. Это либо предательство, друг мой, либо начало новой большой войны. Но, знаешь что страшнее всего?

Он сказал это так обыденно, что я, съежившись в нише, и стараясь даже дышать через раз, не сразу осознала весь ужас сказанного.

- Мой Лорд, вы же не думаете?

- Именно так я и думаю. Кто-то свой. Ты ведь заметил, что я собрал в Доме всех, кто наделен моим доверием. Мне тоже интересно, кто воспользовался им таким образом. И еще один вопрос, которым стоит заняться в первую очередь. Если Твари тут, то где колдуны? Дым и огонь взаимосвязаны. Всегда.

- Почему тогда вы оставили в живых сегодня эту ведьму, мой Лорд? Или вы думаете, что она тоже связана с происходящим. Тогда имеет смысл вытащить из нее все….

- Прекрати.

Этот бешеный рык заставил дрогнуть стены, а меня - перестать дышать. И впрямь, Гварин, неотвратимый, как горный обвал. Страшно представить, какие страсти бушуют под ледяной коркой спокойствия.

- Но, мой Лорд…

- Я сказал, не трогать ее. Она не ведьма. И не опасна. Умерь свой гнев, мы уважаем твою боль, но от этого не должны страдать другие.

- Хорошо. Я понял. Но это не отменяет того, что следует отправлять гонцов…

Конца разговора я не разобрала, собеседники свернули в боковой коридор. Но я еще долго сидела, не решаясь выбраться из своего укрытия.

Услышанное в очередной раз перевернуло мое представление о происходящем. Во-первых, я понимала, почему Серые так суровы и насторожены. Для них война никогда не кончалась. У этих воинов, оказывается, тоже есть своя Грань. Граница. Неужели так будет случаться каждый раз, когда мне захочется подумать, что я наконец-то в безопасности.

Потому-то и сердилась я, слушая девичью болтовню. Хмурилась. Но они не обращали на это никакого внимания и только ближе к рассвету разошлись по комнатам.

Я уяснила для себя из разговора еще одно. Таинственный ‘Он’ о котором упоминалось в первой, из подслушанных мной ночных бесед - это Лорд. Только о нем с таким уважением мог бы отозваться Адер. Но в свете открывшихся мне знаний, возможность того, что Лорд обратит внимание на мою кузину, казалась малозначительной. Думаю у девочки достаточно ума, чтобы понять, счастье намного важнее высокого положения и власти, и обратить внимание на тех, у кого сердце не заковано в лед. А Лорд, как мне кажется, не из тех, кто будет применять к женщине силу. Хотя в его присутствии все настолько робеют, что он может даже не заметить попыток сопротивления…

О чем я совсем не думала, так это о ненависти Адера. Здесь у всех свои счеты к колдунам, а мне не впервой чужая ненависть. Просто отметила для себя, что следует быть осторожней.

Хотя ночью я так и не заснула, новый день прошел вполне безмятежно. А за ним следующий. И еще один. Лорд уехал из замка с отрядом первым же утром, а Адер так откровенно избегал встреч со мной, что присутствие на общих трапезах меня совсем не тяготило. Остальные меня почти не замечали, поглощенные ухаживанием, общением или иными делами. Немного жаль было того, что Коррейн уехал из крепости вместе с Лордом.

Крел пришел в себя на третий день, как скороговоркой сообщил мне остановленный более-менее знакомый Серый. Но он пока слаб и находится под постоянным присмотром Айнарры.

Мелинда больше не требовала моего постоянного присутствия рядом. Наоборот, всячески уворачивалась от него, смеясь, что я веду себя как дуэнья или чопорная старая дева. Но я отпускала ее только уверившись, что кузине не грозит никакая опасность. Хорошо осознавая, что безмятежные дни, лишь затишье перед очередной бурей, готовой беспощадно ворваться в мою жизнь, я все равно наслаждалась ими, и все неожиданно появившееся свободное время проводила, бродя по замку, исследуя все уголки. Эта каменная громада заворожила меня с первого взгляда, словно зовя раствориться в ней без остатка.

Но, каждый раз, просыпаясь утром после ночи кошмаров, мне стоило немалых усилий убедить себя, что внутри замка действительно безопасно - он надежно защищен. Я прокрадывалась к узкому окошку-бойнице из которого видны были замковые ворота и рассматривала въезжающие и выезжающие отряды Серых. Лорд, который не захотел отсиживаться за крепостными стенами так и не появился. Я знакомилась со слугами, считала ступени на лестницах, заглядывала во все открытые помещения.

Четвертый день пребывания в замке был так же безмятежен, как и предыдущие. До вечера. Снег за окном, уют, тепло кухонного очага, вокруг которого снуют деловитые повара - все вгоняло меня в состояния дремы наяву. Так бывает иногда на рассвете, когда трудно осознать, где кончается сон и начинается реальность. На кухне меня почти сразу признали своей, почуяв родственную душу и подкармливали вкусностями и местными новостями, из которых я узнала, сколько котят появилось у рыжей кошки, что дочь главного повара строит глазки молодому начальнику стражи, а солонина в этом году удалась. Умиротворенная таким прекрасным времяпрепровождением я шла к своей комнате, из чистого упрямства лениво догрызая сладкий пирожок. Несколько голодных лет оставили по себе помимо прочего неистребимую привычку наедаться впрок. Постепенно я с ней справилась. Почти. Отказаться съесть еще один пирожок с вареньем из ягоды я была не в силах. Этим я и занималась, когда почуяла отголосок творимого волшебства…

В замке! В сердце защитных сооружений этого края! У всех под носом! Кто-то! Творил колдовство! И шло оно от комнаты Мел.

Я все еще тверда в уверенности, что герои в нашем мире - редкость, ископаемое. А персонажи баллад и вовсе придуманы. У меня, как и у любого другого человека, нет непреодолимой склонности пожертвовать собственной жизнью. В обычных обстоятельствах, почуяв отголосок колдовства находящихся за Гранью, я бы кинулась за помощью. К стражам, к Воинам, к Владеющим Силой. Но сейчас речь шла о жизни той, которую я обещала защищать и беречь.

Мелинда! Там Мелинда, если… Я боялась подумать о том, что с ней может быть что-нибудь не так. Что я могу не успеть. Собственная беспомощность меня сейчас совсем не волновала. И к стыду своему должна признать, что в тот миг мне было все равно, что творится с остальными и где они сейчас. Нагло врут те, кто заявляют, что переживают за весь мир. Я волновалась только за кузину.

Рванувшись вперед, я толкнула дверь со всей доступной силой, понимая, что если она закрыта, то мои усилия бесполезны - двери здесь под стать всему остальному, нерушимые, хоть тараном выбивай. И влетела в комнату руками вперед, с трудом останавливаясь, и кажется задев кого-то плечом…

Дуры! … Остальные выражения, которые мелькнули у меня в голове, не полагается знать приличным девушкам, и я не буду их повторять. Впрочем, этот груз нисколько не отяготил моей совести. Я просто не могла подумать ничего вежливей, а слова застряли где-то в горле, вырвавшись только невразумительными восклицаниями. Эти… эти…они решили погадать! Гусыни!

Собрались в кружочек, дождались темноты и луны, расплели косы, зажгли свечи перед зеркалом, сели кружком. Песенку спели:

‘Суженый-ряженый,

Явись ко мне наряженный.

Жизнью мне положенный

Судьбою привороженный.’

Так развлекаются необразованные девушки в глухих деревнях, где на такое смотрят сквозь пальцы, но никак не просвещенные аристократки на границе с Запретным Краем. Неужели они и впрямь полагают, что с той стороны зеркала на них глянет судьба? Или ни разу не слышали об опасности баловства со стихиями?

Я влетела в комнату как раз тогда, когда Бекка, (а кто еще из них мог быть зачинщицей творящегося безумия?), в одной рубахе с распущенными волосами, подошла к зеркалу, держа в руках свечу. Не меньше десяти пар глаз следили за ней из полумрака с возрастающим любопытством. Ну хотя бы не все, у кого-то хватило ума не участвовать в этой авантюре. С них бы сталось. Мое появление отвлекло их только на миг. Бекка тут же вернулась к прерванному занятию. Запела снова:

‘ Суженый -ряженый…’

В темноте зеркальной глади шевельнулось нечто и я не стала дожидаться окончания куплета. Подхватила кувшин с водой и выплеснула, стараясь попасть одновременно на свечу и на зеркало. Темное нечто в глубине полированного метала отпрянуло, раздраженно зашипев. Свеча погасла. А что при этом часть воды досталась самой Бекке - я не в обиде. Глядишь, в следующий раз хоть немного подумает о том, что делает.

Все головы, несколько напуганные неожиданным поворотом событий, повернулись ко мне.

- Что вы делаете, леди? До Запретного края рукой подать. Вам так не терпится познакомиться с его обитателями, что вы решили позвать их в гости? Чему вас учили родители? - накинулась я на них разъяренной змеей, по-прежнему сжимая в руках уже бесполезный кувшин.

Девушки оторопело молчали. Похоже, в их прелестные головки только сейчас начала закрадываться мысль о том, что такие развлечения не так невинны, как казалось изначально.

И ведь все они умны и образованны. Вернее каждая по-отдельности. Почему, когда юные леди собираются вместе числом более трех они резко и необратимо глупеют?! Зла не хватает!

- Осознали? А теперь марш по комнатам. И до утра чтобы ни одна не высовывалась? Ясно?

В ответ нестройный кивок.

Но уйти никто не успел.

Потому что в этот момент дверь в очередной раз распахнулась, и на пороге комнаты объявились долгожданные Серые, возглавляемые Адером, на лице которого ясно виделась непреклонная решимость расправиться со всеми колдунами. Если придется, то голыми руками.

Картина открывшаяся его взору была неописуема. Я, злая и растрепанная, с пустым кувшином, в кругу из горящих свечей. А у моих ног, прямо на полу девицы в белых рубахах, с выражением обиды и испуга. Ни дать, ни взять, невинные жертвы.

Если у Адера и сохранились ко мне остатки добрых чувств за спасение побратима, то сейчас они благополучно умерли. Истолковать происходящее, особенно зная последние события и подслушанный мной разговор, можно было только не в мою пользу.

Седоусый Серый хищно и торжествующе улыбнулся и весьма однозначно потянул из ножен меч. Я медленно, стараясь двигаться плавно, подняла перед собой раскрытые ладони. Бесполезный кувшин скользнул вниз и остался лежать у ног горкой глиняных черепков.


Глава 8 | Сказки должны кончаться свадьбой (СИ) | Глава 10