home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

Когда распорядительница наложила жгут, Клифф вернул ПГД «Премиума» в начальное положение и поддерживал его до тех пор, пока тот снова не пришел в сознание. Люси посмотрела на него и продолжила, словно ничего и не произошло:

— У нас случился сбой звука и картинки, Филипп. Благодаря волшебным рукам Памелы боль теперь будет не столь острой, кровь скоро перестанет течь. Разумеется, все это временно. Так на чем мы остановились? Ах да! Итак, телеведущая, которую ты переманил на свой канал, была околдована пением сирен «Премиума», а ты ее утопил. Вначале — именно об этой истории я тебе и говорила — в тот день, когда ты увидел первую запись ее передачи, ты заорал: «Это еще что такое? Я контракт подписывал не с „этим“!» «Этим», как ты выразился, была твоя лучшая телеведущая, которая просто позволила себе сделать одну или две косметические операции, чтобы выглядеть более красивой и свежей ради твоего же канала. Каким же неблагодарным ты оказался! Затем ты перевел ее на съемочную площадку одной из самых крупных летних передач, которую уже вел некий уважаемый журналист. Ему не понравилось появление напарницы. Ты хотел его выкинуть, или что? Поэтому он отнесся к ней грубо и резко. Пресса поддержала его, и тогда, еще до выхода ее в эфир, телезрители уже имели на нее зуб. И наконец, поскольку первые результаты оценки зрительской аудитории оказались не слишком впечатляющими, ты посчитал необходимым снять с экрана ее ток-шоу, хотя с начала его показа на «Премиуме» не прошло и трех месяцев. Слишком быстро, тебе не кажется? Естественно, ты соизволил принять ее в своем кабинете, как ты это делал много раз до этого. И дал прессе еще одну возможность разорвать ее в клочья. И она ушла при абсолютно равнодушном отношении к ней не только в «Премиуме», но и в других средствах массовой информации. Итак, Филипп, теперь ты догадался?

Но ПГД отрицательно покачал головой, словно стараясь унизить ее еще раз. Люси поставила ногу на его рану и повторила свой вопрос. Присутствующие, из которых кое-кто уже узнал блондинку, задержав дыхание стали прислушиваться, чтобы услышать слова Серра. Он скорее простонал, чем произнес:

— Кати…

— Кати кто?

— Кати Шеро…

— Браво, Филипп, ты завоевал право сесть поудобнее, чтобы смотреть спектакль!

С этими словами Люси сняла свой длинный парик, под которым в сеточке были ее настоящие каштановые волосы. Взбив их под наполовину сочувственными, наполовину испуганными взглядами, она указала пальцем на диск-жокея:

— Эй ты, поставь нам какой-нибудь диск!

Умирая от страха, молодой парень, полагавший, что о нем забыли в его уголке, вздрогнул, потом взял себя в руки и вставил компактный диск в один из своих проигрывателей. В гробовой тишине этого зала, где обычно было так весело, зазвучавшие первые ноты песни Донны Саммер «Горячий парень» прозвучали довольно неуместно:

Sittin' here, eatin'my heart out waittin'

Waitin'for some lover to call

Dialed about a thousand numbers lately

Almost rang the phone off the wall…

(Сижу, терзаю сердце ожиданьем,

Жду, что какой-нибудь любовник позвонит

Из старой сотни номеров, назначит мне свиданье,

Но телефон на стенке все молчит…)

— Прибавь-ка громкость, дорогой!

Люси начала танцевать. Она делала руками мельницу, как в лучшие дни семидесятых годов, попыталась сделать несколько па в стиле Джона Траволты из фильма «Лихорадка субботним вечером» и поигрывала задом. Некоторые гости стали опасаться того, что случайно взорвется заряд, привязанный к ее бедрам. Но сообщники нашей вооруженной Мадонны явно не беспокоились об этом и улыбались при виде танца живота в исполнении их блондинки, снова ставшей брюнеткой.

Lookin'for some hot baby this evenin'

I need some hot stuff baby tonight

I want some hot stuff baby this evening'

Gotta have some hot stuf…

(Ищу я вечером кого погорячей,

Мне так необходим горячий парень на ночь,

Я так хочу найти его скорей,

Пошли мне, Господи, кого-нибудь скорей.)

Для Эрики эти захватывающие ритмы, под которые она не имела права танцевать, стали настоящей пыткой. Она ничего не могла поделать с тем, что ее стопы и голые ноги начали дергаться в такт музыки. Потом задвигались ее бедра, она стала неслышно прищелкивать пальцами, хотя и понимала, что была не в ночном клубе, а двигаться ей было запрещено. Находившийся рядом продюсер глядел на нее с улыбкой, а рекламщик бросал злые взгляды. Анни Дюмьель положила ладонь на ее руку, стараясь утихомирить ее. Но Эрика уже завелась. И тогда длинный Клифф взял ее за талию и вывел на площадку, где продолжала танцевать Кати, бывшая Люси, опасно крутившая над головой заряженным пистолетом.

Gotta have some lovin' tonight

I need hot stuff

I want some hot stuff

I need hot stuff.

(Пошли мне, Господи, любовника на ночь,

Мне нужен так горячий парень.

Я жду, ну где же ты, горячий парень?

Мне нужен так горячий парень…)

Пришедшая наконец в себя Клара Лансон попыталась подняться с кресла, чтобы лучше понять, что происходило. Марта Петерсон была поражена тем, что увидела, а Кристофу Миллеру показалось, что он видит все это во сне. Стоявшая рядом Элен подумала, что ей неплохо было бы немножко взбодриться, а Женнифер и Форкари обменялись странными взглядами. Топ-модель потихоньку прошла мимо продолжавшего находиться в оцепенении мужа и вызывающей походкой приблизилась к Бобби, охранявшему дверь на кухню. Когда папарацци чуть раньше присоединился к своей любовнице, он заметил, что хотя блондинка и сказала, что все двери были заблокированы, та, через которую они выходили, чтобы заняться любовью, вовсе не была заперта. А коридор вел также в холл телестанции.

«Неужели они по своей глупости надеются сбежать?» — подумала Софи, заметив их маневр. Рядом с ней находился DR, горячий как огонь. Пока Эрика танцевала с ковбоем, Жен тоже взяла в руки ладонь Бобби и устремилась в его объятия, ударяя своим бедром в бедро партнера в такт музыки. Но не успел Форкари нажать на ручку двери, как Памела ударила своим острым каблуком по его икре и схватила сервиз из трех приборов нехорошего парня.

Именно в этот самый момент Люси остановила музыку и направила свое оружие на толпу, которая тут же застыла без движения. После оглушительной музыки в стиле диско эта полная тишина произвела на всех необычайное действие. Тишину эту нарушали только стоны Серра и Форкари. Клифф отвел Эрику к буфету и налил ей бокал шампанского. Женнифер такой чести не удостоилась. Бобби схватил ее за горло, и ноги манекенщицы стали едва касаться пола.

— Значит, ты решил воспользоваться моей невнимательностью, чтобы нас покинуть? — вскричала Люси, приближаясь к согнувшемуся вдвое Форкари. — Смотри, я ведь могу сделать из этого паштет для собак, приятель! Но как же ты тогда будешь трахать Женнифер, а, папарацци?

Арман, не шевелившийся с самого начала вечера, вытаращил глаза, не понимая, о чем говорила Люси, в ожидании новых подробностей.

— Гляди-ка, комик заинтересовался этой информацией, — снова заговорила она, заранее наслаждаясь тем, что собиралась сказать. — Слушай, ты, червь, копающийся в навозе знаменитостей, не желаешь ли исповедаться? Нет? Не хочешь ничего нам рассказать? Ну, тогда я сделаю это вместо тебя. Франк Форкари, самый известный мусорщик нашей страны, пользуясь глупостью нашего комика номер один, трахнул его жену. Пока вечеринка была в самом разгаре, он ублажал ее в каморке для хранения швабр. Не веришь, Арман? А зачем мне тебе врать? В любом случае, ты насмешил нас в последний раз…

Люси еще не закончила фразу, как Арман подскочил к еще не полностью пришедшему в себя после предыдущего удара фотографу и нанес удар ногой в лицо. Тот не смог уклониться, и удар пришелся в область глаза. Держась одной рукой за низ живота, а другой закрывая глаз, он громко застонал. Люси и ее сообщники громко засмеялись.

— Вот это удар! — воскликнул DR и кулаком врезал Форкари по носу.

Тот обмяк, не имея возможности определить, в каком месте болело сильнее.

— А теперь займемся тобой, моя маленькая Женнифер. Что ты себе думаешь? Что ты сильнее меня? — обратилась к ней Люси тоном, обещавшим мало приятного. — Бобби, покажи ей, что игра в Мату Хари может ей дорого стоить.

Бобби схватил подол ее платья и разорвал чуть не до самой талии.

— Черт, это же платье от Гуччи! — обиженно воскликнула Жен.

Но Бобби явно не разделял состояние души модницы. Он потащил ее за волосы к буфету, где Памела протянула ему ножницы.

— Вы делаете мне больно, что вы надумали? — завопила она. В это время Мари Сегара закрыла ладонью глаза Клары, которая опять потеряла сознание.

Марко так сильно вцепился в стол буфета, что сложилось впечатление, что фаланги его пальцев могли там и остаться. Ролле снова уткнулся носом в свой стакан, а Марта заметила, что Софи эта сцена явно не волновала. Резким и точным движением Бобби обрезал часть волос Жен на уровне ушей.

— Если будешь еще мне надоедать, отрежу и вторую половину, и еще короче, — пригрозил Жен ее мучитель.

Жен прикоснулась рукой к волосам и в отчаянии закричала:

— Вы что, не знаете, что я являюсь лицом одной известной фирмы по производству шампуней, дурак? — заплакала она в истерике.

— Ах, нехороший Бобби, ты разве не знал, что она — лицо фирмы по уходу за волосами? — усмехнулась Люси и влепила кричащей манекенщице пощечину, от которой та сразу замолчала.

Тогда вдруг начала кричать перепуганная Виктория. Ее вопли явились признаком нервного срыва. Люси кивнула головой DR, тот поднял легкую, как пушинка, жену футболиста, посадил ее на стул. Та продолжала вопить. Он взял из рук Ролле бутылку виски и вставил ее горлышко в глотку красивой куклы, чтобы заставить ее замолчать. Поскольку желудок Виктории был пуст, она сразу же почувствовала, как горло ее обжег глоток жидкости. А спустя некоторое время она была уже совершенно пьяной. Когда ее голова упала на грудь, Люси заявила:

— Хорошо, а теперь вернемся к нашей игре.

Тут зазвонил телефон DR, и он произнес, не спуская глаз с присутствующих:

— Полиция закончила эвакуацию.

— О'кей, скоро они позвонят на мобильник нашего ПГД, — сказала бывшая блондинка. — А пока все по местам.

Форкари перестал стонать, а Серра все еще прерывисто дышал от боли. И тогда перед глазами наших насмерть перепуганных VIP-персон начали разворачиваться странные действия. Из большого, вделанного в стену салона шкафа для посуды Бобби и Клифф вытащили два компьютера с плоским экраном и две веб-камеры и установили все это на стол буфета, с которого DR смахнул все на пол, к огромному сожалению Эрве Ролле, лишившегося доступа к бутылкам.

Тишину снова нарушил звонок мобильного телефона Серра. DR ответил на вызов:

— Медленно работаете, инспектор Дюрано! Наши требования просты: семнадцать миллионов евро в мелких купюрах, то есть по миллиону за каждую знаменитость! Эта сумма должна быть передана нам не позже чем через два часа. В противном случае мы начнем убивать по знаменитости каждые полчаса. Для того чтобы убедить вас в искренности наших намерений, мы уже сейчас отдадим вам одного заложника.

Последнее произнесенное DR предложение произвело на наших знаменитостей действие электрического разряда. Но их надеждам был положен конец, когда злоумышленник назвал счастливчика, который будет освобожден:

— Мы освобождаем диск-жокея. Никто из ваших людей не должен находиться позади дверей, инспектор… Если там кто-то окажется и если вы попытаетесь сюда ворваться силой, вы будете нести ответственность за страшную мясорубку.

Не успел он отключить мобильный телефон, как Люси приказала Памеле сделать еще один обезболивающий укол Серра, чтобы тот смог усвоить правила ее игры.

Пока распорядительница делала укол, Элен подняла палец.

— Что случилось, девочка моя? — с наигранным участием спросила Люси.

— Мне надо в туалет, — пропищала Элен.

— Чтобы пописать или чтобы нюхнуть наркотик? — осведомилась бывшая блондинка. — Если для того, чтобы принять дозу, то можешь сделать это в присутствии своих друзей: это будет менее сложно, поняла?

Элен и глазом не моргнула, она достала из сумочки металлическую коробочку, в которой были рыхлый порошок и соломинка. Готовя полоску, она встретилась глазами с умоляющим взглядом Жен. Но Люси была явно не расположена к тому, чтобы доставить удовольствие топ-модели, которая недавно пыталась ее обмануть. Быстрое действие порошка стало освобождением для телеведущей, и та даже хрюкнула от удовольствия. Еще пара минут, и исчезнет усталость, а она даже погрузится в некую эйфорию. В этот самый момент Элен не думала о ломке, которая затем наступит примерно через час и повергнет ее в то депрессивное состояние, к которому она привыкла. В конце концов, к тому времени этот кошмар, несомненно, закончится…

Пока подручные устанавливали технику, Люси подошла к Кларе Лансон. Певица казалась совсем маленькой в огромном клубном кресле.

— Добрый вечер, дива, — сказала она, но не вызвала ни малейшей реакции певицы. — Мне бы хотелось, чтобы ты спела нам одну из своих лучших арий, пока мы готовим игру.

— Она не может! — воскликнула вступившаяся за нее Мари.

— Я не с тобой разговариваю, рабыня! Я обращаюсь к твоей хозяйке.

— Вы не понимаете, стресс, который она испытала, слишком велик, и она… она не желает больше петь. Пожалуйста, не заставляйте ее это делать! — продолжала упорствовать помощница певицы.

— Так она не может или не хочет петь?

— И то и другое: это сложно объяснить, это сугубо личное и…

— Да ты где находишься? На какой-нибудь передаче на тему психоанализа? Не можешь ли ты закрыть свой рот и дать ей возможность самой сказать, почему она столько лет давила нам на уши, а именно сегодня она потеряла голос?

Клара Лансон подняла глаза на Люси. Зеленые, подернутые слезой глаза, в которых читалась глубокая тоска. Но бывшая телеведущая находилась там не для того, чтобы жалеть кого-либо из этих богачей, а эта любимая всей планетой артистка, миллионерша с такой безупречной репутацией, так разозлила ее, что, повернувшись к Клиффу, она сказала:

— Эта будет первой.


* * * | Крутая тусовка | Глава тринадцатая