home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Вторая освободительная война ангольского народа

Свержение фашистского режима в Португалии 25 апреля 1974 г. открыло новые обнадеживающие перспективы для народа Анголы. 15 января 1975 г. в Алворе (Португалия) было подписано соглашение между португальским правительством, МПЛА, ФНЛА и УНИТА о создании в стране переходного правительства. Согласно статье 2 соглашения Португалия «торжественно подтверждала свое признание права ангольского народа на независимость». Статья 4 документа гласила: «Независимость и полный суверенитет Анголы должны быть торжественно провозглашены 11 ноября 1975 г.». Переходное правительство приступило к исполнению своих обязанностей 31 января 1975 г. Оно состояло из 12 министров (по три от каждого движения и трех португальцев).

Однако деятельность правительства была парализована раскольническими действиями ФНЛА и УНИТА. Они саботировали его работу, отозвав из него своих представителей.

Весной 1975 г. ФНЛА перебросил из Заира в Анголу свои воинские части и начал наступление на Луанду. Таким образом, 21—22 марта 1975 г. вспыхнула вторая освободительная война ангольского народа. УНИТА вначале делал вид, что сохраняет нейтралитет и не участвует в войне, но позже, как и следовало ожидать, открыто выступил на стороне врагов ангольского народа. 5 августа Савимби заявил, что «УНИТА, к сожалению, должен объявить войну МПЛА и вступить в борьбу».

После того как ФНЛА и УНИТА развязали военные действия против МПЛА, на помощь им пришли иностранные интервенты — наемники из западных стран, войска Заира и ЮАР. Выступление ФНЛА и УНИТА против МПЛА и иностранная вооруженная интервенция в Анголе представляли собой часть широко задуманного плана международной реакции, в составлении и реализации которого главная роль принадлежала США, западноевропейским странам, Заиру и ЮАР. 26 ноября 1974 г. руководители ФНЛА и УНИТА подписали соглашение о сотрудничестве и совместных военных действиях против МПЛА. В феврале 1975 г. ренегат Д. Чипенда объединил свои 3000 хорошо вооруженных солдат с войсками ФНЛА.

К коалиции ФНЛА—УНИТА присоединилось большое число португальцев, в том числе бывшие офицеры и солдаты фашистской колониальной армии и члены ультраправой реакционной организации «Португальская армия освобождения».

Таким образом был сколочен единый фронт ангольской реакции. В обмен на поддержку со стороны Запада и ЮАР X. Роберто обещал в случае, если он станет хозяином Анголы, обеспечить капиталистический путь развития страны, беспрепятственную деятельность империалистических монополий, уничтожение истинных ангольских патриотов. Он заверял своих покровителей, что не допустит связей Анголы с Советским Союзом и другими социалистическими странами и будет поддерживать политику «диалога» с ЮАР

Так был начат крестовый поход против Анголы. Воспользовавшись братоубийственной войной ангольцев против ангольцев, объединились в позорном союзе все силы международной реакции. На стороне врагов ангольского народа выступили США, другие западные державы, ЮАР, Заир и некоторые другие африканские страны.

Рассматривая эти события с определенной исторической дистанции, следует прежде всего ответить на вопрос: почему интервенция ЮАР и стран НАТО была организована именно против Анголы, а не против других бывших португальских колоний, которые стали независимыми приблизительно в то же время? Почему МПЛА оказалось менее приемлемой организацией для НАТО и ЮАР, чем ФРЕЛИМО или ПАИГК, хотя все три движения придерживались примерно одинаковых принципов? Ответы на эти вопросы надо искать в ангольской специфике. Ангола отличается и от Мозамбика и от Гвинеи-Бисау прежде всего тем, что она необычайно богата. Эта страна обладает не только огромными прибрежными запасами нефти, которые заставили упомянуть о ней на картах мировых нефтяных ресурсов, составленных ЦРУ (хотя нефтедобыча по мировым стандартам еще очень низка), но и перспективными источниками целого букета стратегических минералов: урана, кобальта, хрома, кварца и др. Ангола действительно была «африканской жемчужиной Португалии», и ни Мозамбик, ни Гвинея-Бисау в этом отношении не могли с ней соперничать.

Второй долговременный фактор, учитывавшийся организаторами интервенции, — стратегические интересы Запада в Южной Атлантике. Индийский океан к середине 70-х гг. оказался под контролем НАТО. Остров Диего-Гарсия, Кения и ЮАР были открыты для его военно-морских сил.

Но Южная Атлантика стала проблемой. Заир, политически зависимый от Запада, не имеет береговой линии. Уолфиш-Бей в Намибии стал предметом международно-правового спора в ООН. В этих условиях НАТО устремило вожделенный взор на ангольские порты Луанду и Лобиту как на соблазнительные потенциальные стоянки для своих военных судов в этом регионе. «Ангола для американцев — это Атлантика», — заявил командующий португальским флотом в НАТО адмирал Л. Кардозу.

Третий фактор, лежавший в основе решения НАТО об организации интервенции против Анголы, — перспектива превращения Анголы в «базовую страну» для национально-освободительных движений на юге Африки, и прежде всего в Намибии. В отличие от Мозамбика экономика Анголы имеет вполне развитый, жизнеспособный характер и полностью независима от ЮАР. Огромные ресурсы и сильная экономика могли позволить ей финансировать не только дальнейшее развитие своих хозяйственных отраслей, но и освободительные движения в Намибии, ЮАР и Зимбабве. Таким образом, как правильно отмечают авторы интересной книги «Ангола на прифронтовой линии» Волферс и Бергерол, «Ангола в большей мере, чем Мозамбик, стала рассматриваться как главная непосредственная угроза продолжающемуся западному господству на юге Африки».

В интервенции принимали участие и регулярные войска ЮАР. Общая численность регулярных южноафриканских войск, участвовавших в интервенции в Анголе, составила, по разным данным, от 4000 до 6000 солдат. На оккупированных территориях войска ЮАР помогали насаждать неоколониалистский режим ФНЛА—УНИТА. В события в Анголе активно вмешались США. Тогдашние премьер-министр ЮАР Б. Форстер и министр обороны П. Бота позже признали, что «США были отлично осведомлены о военных акциях правительства ЮАР в Анголе и полностью их одобрили».

Зловещую роль в ангольских событиях сыграло ЦРУ. Как заявил сенатор Г. Хэмфри, тайные операции, осуществлявшиеся США в Анголе, обошлись в 60 млн. долл., причем на 1976 г. администрация планировала ассигновать на подрывную деятельность в Анголе 150 млн. долл. В январе 1975 г. Вашингтон предоставил ФНЛА 300 000 долл. В июле 1975 г. администрация США просила конгресс ассигновать 79 млн. долл. на чрезвычайную программу помощи для Заира, имевшую целью прежде всего снабдить оружием ФНЛА. 18 июля «Комитет 40» ассигновал ФНЛА и УНИТА 14 млн. долл.

Подрывная деятельность ЦРУ в Анголе в 1975— 1976 гг. была разоблачена в книге Джона Стокуэлла, в прошлом одного из высокопоставленных функционеров ЦРУ.[14] По его утверждению, «на проведение тайной операции в Анголе ЦРУ толкал Киссинджер». Началась переброска оружия в Киншасу (Заир), а оттуда в Анголу для ФНЛА и УНИТА. Главной целью операции было до октября 1975 г. «вывести в военном отношении из равновесия организацию МПЛА».

На первом этапе второй освободительной войны военная ситуация складывалась неблагоприятно для патриотических сил Анголы. Интервенты и предатели ангольского народа не сомневались в скором успехе. В середине октября в Силва-Порту прибыла колонна бронемашин из ЮАР. 19 октября другая колонна, имевшая кодовое название «Зулу», оккупировала Перейра д'Эса. Во главе ее были поставлены семь южноафриканских офицеров, а командовал ею южноафриканский полковник, имевший характерное прозвище Роммель. «Зулу» заняла 26 октября Са-да-Бандейру, 28 октября — Мосамедиш. К 7 ноября Бенгела и Лобиту также были в руках южноафриканцев. К востоку от «Зулу» действовала колонна «Фоксбэт», состоявшая из южноафриканского батальона и приданных ему бронемашин. Она действовала на широком фронте, продвигаясь от Силва-Порту к Тейшейра-де-Соуза и к Сайта-Комбасела. К концу октября коммуникации Луанды с югом были прерваны.

К этому времени МПЛА контролировало лишь 4 из 16 провинций. Страна наводнилась оружием. Почти ежедневно на транспортных самолетах С-30 из Заира доставлялось американское вооружение. ЮАР посылала все большее количество войск.

12 ноября уже после провозглашения независимости Анголы колонна «Зулу» возобновила наступление, пытаясь пробить брешь в хорошо укрепленной оборонительной линии МПЛА около Ново-Редондо. НРА оказалась в огненном кольце врагов.

Помощь Республики Куба, Советского Союза и других социалистических стран МПЛА полностью соответствовала принятым ООН и ОАЕ решениям о деколонизации. Эта помощь предоставлялась по просьбе подлинно народного, общенационального движения, которое было совершенно самостоятельно в своих решениях, имело собственную политическую платформу и сформировало правительство суверенного государства — НРА. Кубинская акция солидарности с Анголой получила название «Операция Карлота». Начало ей положила отправка батальона войск специального назначения в составе 650 человек. Их переправляли самолетами в течение 13 дней из аэропорта Хосе Марти в Гаване непосредственно в аэропорт Луанды.

10 ноября ангольские патриоты и кубинские добровольцы-интернационалисты, действуя совместно, нанесли крупное поражение интервентам — заирским частям, португальским наемникам и отрядам ФНЛА на реке Бенго в местечке Кифандонго и сорвали план молниеносного захвата Луанды в канун провозглашения независимости.

17 ноября войскам МПЛА при поддержке кубинцев удалось остановить южноафриканскую бронетанковую колонну. Одновременно войска МПЛА предприняли наступление против ФНЛА. Если в середине ноября головорезы Роберто стояли в нескольких километрах от Луанды, то уже 4 декабря они были вынуждены под ударами патриотов оставить важный стратегический пункт Кашиту и откатиться к Кармоне и Амбришу.

19 декабря сенат США 54 голосами против 22 проголосовал за запрещение использования средств ЦРУ «на какую-либо деятельность в Анголе, кроме сбора разведывательных данных». Была принята знаменитая «поправка Кларка», положившая конец прямому финансированию ЦРУ ФНЛА и УНИТА, хотя и позже средства этого ведомства передавались Роберто и Савимби через президента Заира Мобуту.

15 декабря 1975 г. «Монд» со ссылкой на дипломатический источник сообщила, что ЮАР приняла решение о выводе своих войск из Анголы. На Рождество Форстер провёл серию бесед с министрами, высшими военачальниками и руководителями БОСС[15]. К этому времени выявился, как сообщила «Файнэншл тайме», «явный раскол в военной и политической иерархии между “ястребами”, выступающими за продолжение поддержки ФНЛА и УНИТА, и растущим числом “голубей”, утверждающих, что Южная Африка должна вернуться к часто провозглашавшейся политике официального невмешательства в дела соседей»{106}.

Главной причиной принятия правительством ЮАР решения о выводе войск были военные успехи МПЛА.


Крах фашистского режима в Португалии | Португальская колониальная империя. 1415—1974 | Международная поддержка