home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Открытие морского пути в Индию

Португальские моряки и негоцианты в течение нескольких десятилетий продвигались все дальше на юг вдоль западного побережья Африки. По пути они осваивали, и, попросту говоря, обирали, все вновь открытые земли. Именно они положили начало жестокому, но весьма прибыльному бизнесу — торговле чернокожими рабами.

Позорный приоритет в межконтинентальной торговле людьми, которая непрерывно продолжалась более трех веков, принадлежит Португалии. Бесспорный исторический факт: именно португальцы были первыми европейцами, начавшими практиковать массовый экспорт африканских рабов на другие континенты.

Юридическое обоснование работорговли было простым, как репа. По традиции, унаследованной от римского права, раб рассматривался как вещь, то есть объект купли-продажи, наследования или завещания. «Варварским народам» отказывалось в праве называться людьми, они могли рассматриваться только как вещи, на которые могло быть распространено естественное и священное право собственности. Португальский епископ Азереду Коутинью писал в конце XVIII в.: «Варварские народы не имеют ни искусства, ни науки, ни промышленности, ни какой-либо постоянной торговли. Их труд не выходит за рамки удовлетворения простых жизненных потребностей. Ввиду этого эти народы после выполнения работы, удовлетворяющей их жизненные потребности, предаются лени и безделью, как животные, не зная, как использовать свое время и свои руки».

В своем знаменитом описании королевств Конго, Матамба и Ангола миссионер-капуцин Кавацуи писал (XVII в.): «Эти люди скорее подобны животным, чем разумные. Нет ничего более странного, чем их танцы, которые вызываются отнюдь не целомудренной любовью к телодвижениям или ловкости ног, а имеют лишь одну цель: порочное удовлетворение похоти».

Работорговля приносила такие баснословные прибыли, что вскоре была объявлена королевской монополией.

Снова и снова отправлялись в море Мрака — так в ту пору называли Атлантический океан — португальские корабли. Морякам покорился прежде недоступный мыс Бохадор, а вскоре каравеллы добрались до легендарной Риу-ду-Оуру (Золотой реки) и устья Сенегала. Отсюда в королевскую казну широким потоком хлынули главные африканские богатства — слоновая кость, рабы и золото{8}.

Дону Энрики не суждено было дожить до того дня, когда его соотечественники вышли на просторы Индийского океана. Продолжатель его дела король Жуан II (1481—1495) отправил экспедицию под командованием Бартоломеу Диаша в 1487 г. на поиски морского пути в Индию.

Бартоломеу Диаш (1450—1500) первым из европейцев обогнул Африку с юга и в 1488 г. открыл мыс Доброй Надежды. Участники этой экспедиции сообщили Жуану II о невозможности совершить далекие плавания на маленьких каравеллах, о необходимости иметь большие корабли и о том, что «есть определенная надежда, что за мысом Доброй Надежды находятся огромные земли».

Так Бартоломеу Диаш подвел европейский мир к двери, за которой находились неведомый мир и неведомые цивилизации. Но ему не суждено было открыть эту дверь, это сделал Васко да Гама.

По словам хрониста, «король приказал построить огромные и крепкие корабли, на которых можно совершать плавания, не боясь моря и бурь, чтобы достичь края земли, которая вселяет в него добрую надежду»{9}.

Жуан II умер в 1495 г. Новый король Мануэл I Счастливый (1495— 1521) снарядил сильную экспедицию, во главе которой поставил опытного навигатора Васко да Гаму. Когда флотилия была полностью подготовлена к плаванию, дон Мануэл пожелал устроить торжественный прием в честь Васко да Гамы. Секретарь внес шелковое знамя с изображением красного креста ордена Христа, магистром которого был король. Васко да Гама поцеловал знамя и торжественно поклялся, что, верно служа Богу и королю Португалии, водрузит его в новых землях и будет охранять и защищать его, не щадя своей жизни и «во всех опасностях воды, огня и железа». Он поклялся также, что будет служить королю со всей верой, верностью и рвением, соблюдая и строго выполняя все приказы и инструкции, которые ему будут даны для этого плавания. После принесения присяги Васко да Гаме было вручено упомянутое знамя как знак его статуса командующего экспедицией.

8 июля 1497 г. флотилия Васко да Гамы вышла из устья реки Тежу и взяла курс на Африку.

Хронист Ж. Барруш так описывал это историческое событие: «Когда флот отплыл, распустив паруса, моряки, по своему обыкновению, ознаменовали это радостное начало пути криками “Счастливого путешествия!”, а у всех, видевших их, потекли слезы от благочестивого умиления, и они доверились Богу и стали высказывать мнения сообразно тому, что каждый думал об этом отплытии»{10}.

Плавание в открытом океане продолжалось три месяца. В течение этого времени не прекращались бури и туманы. Три месяца мореплаватели не видели земли. Не надо иметь особенно богатого воображения, чтобы представить себе, какие тяжелые физические и психические испытания пришлось пережить за это время отважным мореплавателям. Хронист Каштаньеда свидетельствует, что во время долгого и опасного плавания в совершенно незнакомых морях кораблям пришлось бороться с многочисленными бурями, ливнями и туманами, когда «все рисковали жизнью, много раз заглядывая в глаза смерти»{11}. Не только ветры и бури внезапно обрушились на флот Васко да Гамы. Командующий столкнулся также с угрозой матросского бунта. Моряки взбунтовались и категорически потребовали возвращения в Португалию. Хотя в составе экспедиции было много моряков, плававших под командованием Б. Диаша, команда отчаялась увидеть землю. Пошли разговоры о том, что единственный путь к спасению — возвращение на родину.

Васко да Гама, располагавший значительной географической информацией и проинструктированный знаменитым астрологом Абрамом Закуту, пытался убедить моряков, что они непременно должны встретить землю. Среди команды царило всеобщее уныние. Все громче звучало требование вернуться в Португалию. Тогда Васко да Гама пригрозил круто расправиться с теми, кто предлагал бросить наполовину выполненное предприятие, когда они были уже близки к знаменитому мысу Доброй Надежды. Командующий не спал ни одной минуты. А бури становились все страшнее и страшнее, туманы все гуще, а дни почти такими же темными, как ночь.

Наконец, 8 ноября мореплаватели достигли бухты Святой Елены (на юго-западном побережье Африки), а 22 ноября флотилия, обогнув мыс Доброй Надежды, покинула воды Атлантики и вышла в Индийский океан.

Султан Малинди снабдил Васко да Гаму опытным лоцманом Малемо Кана, который взялся провести флот в Индию. Российский исследователь Т.А. Шумовский высказал гипотезу, согласно которой Малемо Кана — это другое имя известного арабского навигатора Ахмада ибн-Маджида, автора лоций (путеводителей) по Индийскому океану, три из которых были обнаружены и опубликованы Т.А. Шумовским{12}.

Наконец-то сбылась мечта Васко да Гамы! Он возблагодарил Бога за то, что после стольких страданий и трудностей он наконец нашел лоцмана, которому мог полностью довериться. А Малемо Кана убедил его в своей компетентности, показав гидрографическую карту Индии, на которую были нанесены меридианы и параллели. Кроме того, он показал ему навигационные инструменты. Убедившись в обширных знаниях и опыте лоцмана, Васко да Гама преисполнился надежды, что ему удастся пересечь Индийский океан и достичь Малабарского побережья. Его надежды полностью оправдались.

20 мая 1498 г. Васко да Гама с помощью лоцмана ибн-Маджида благополучно достиг города Каликут на Малабарском побережье Индии.

Весть о прибытии странных чужестранцев вызвала в городе настоящую панику. Индийцы сгорали от нетерпения узнать, кем были и откуда прибыли они. В их поведении все было странным, необычным и подозрительным. Внешний вид кораблей, их паруса, оснастка и судовождение были не похожими на те, к которым там привыкли. К Васко да Гаме привели араба Монсайде — уроженца Туниса, знавшего испанский язык. И первые слова, которые командующий услышал в Индии, были малообнадеживающими: «Какой дьявол принес вас сюда?» На этот вопрос Монсайде получил такой ответ: «Мы ищем христиан и специи».

Великий португальский поэт Л. Камоэнш (XVI в.) так описывал прибытие туда португальцев: «Лоцман из Малинди вне себя от восторга воскликнул: “Если мое искусство не обманывает меня, перед нами государство Каликута! Вот Индия, которую вы ищете, и честолюбие ваше будет удовлетворено, если единственное ваше желание — попасть туда!”»{13}

Лоции ибн-Маджида любопытны не только тем, что содержат живые свидетельства об исторической трагедии, постигшей на рубеже XV и XVI вв. народы Востока, но и тем, что повествуют о душевной трагедии, пережитой самим ибн-Маджидом, которому довелось стать косвенным виновником этих трагических событий. Отправившись с португальцами в Индию «для того, чтобы иметь удовольствие беседовать с ними», ибн-Маджид вскоре испытал разочарование в своих спутниках и вкусил всю горечь вины за содеянное, когда он с удивлением увидел, что привезенные им в Индию «приятные собеседники», словно стая голодных шакалов, стали рвать на куски тело своей беззащитной жертвы. Удивление в нем быстро сменилось возмущением и гневом. Вскипая от негодования, ибн-Маджид написал следующие замечательные слова, которые и теперь, через 500 лет, звучат как дошедшее до нас из глубины веков предупреждение потомкам и суровое осуждение колонизаторов: «Они… прибыли в Каликут. Там они покупали и продавали, властвовали и притесняли, опираясь на подкупленных туземных князьков-самири. Приплыла с ними и ненависть к исламу! Люди предались страху и озабоченности. Оторвалась земля Самири (Индия) от Мекканской, и закрылся Гвардафуй для проезжающих… Они (португальцы) приплыли в Индию, приобрели жилища, поселились и стали заводить знакомства, опираясь на самири… О, если бы я знал, что от них будет! Люди поражались их поведению»{14}.

В Индии португальцы с удивлением обнаружили большие богатые и процветающие города. Богатство этих земель составляли не только специи и ценные породы деревьев, но также разнообразная фауна и рубины, которые здесь были в изобилии. Прибыв в Индию, португальцы с удивлением увидели, что грубо сделанные (на индийский взгляд) европейские товары не имеют для сказочно богатой индийской знати никакой ценности, оказалось, что торговать европейцам нечем.

В августе 1499 г. Васко да Гама вернулся на родину с грузом индийских специй, продажа которых многократно окупила расходы на его экспедицию.

Открытие морского пути в Индию произвело в Португалии громоподобное впечатление. Король Мануэл принял по этому случаю титул «Владыка Индий» и получил прозвище Счастливый.

Таким образом, на рубеже XV и XVI вв. Португалия открыла новую историческую эпоху — эпоху тесных контактов и постоянного взаимодействия между европейцами и народами Азии и Африки.

Это открытие сразу же выдвинуло Португалию на авансцену международной политики, сделав ее перворазрядной мировой державой.

Освоение морского пути в Индию, во-первых, давало Португалии огромные экономические, политические и военно-стратегические преимущества по сравнению с другими европейскими державами. В ее руках оказался контроль над важнейшими торговыми путями, связавшими Европу и Азию. Во-вторых, это существенно изменило баланс сил в Европе и на Ближнем и Среднем Востоке.

Чтобы извлечь выгоды из своего открытия и стать монопольной владычицей индийской торговли, Португалии было крайне важно блокировать торговую деятельность своих соперников, Египта (а после 1517 г. — Османской империи) и Венеции, на старом пути через Красное море. С этим, в частности, были связаны начавшиеся в 1520 г. контакты Португалии с Эфиопией, принявшие вскоре форму попыток поставить эту африканскую страну под политический и идеологический контроль и не допустить ее завоевания мусульманами.

Понимая, какие выгоды приносит им открытие и монопольное владение путем в Индию, португальцы тщательно заботились о сохранении в тайне изготовленных ими морских карт, «они старались по возможности утаивать сведения о своих африканских владениях от всей Европы. Мореплавателям велено было молчать об их путешествиях и открытиях, из хроник вычеркивались соответствующие описания и изымались карты. Самое изготовление карт было объявлено привилегией короля». В связи с этим К. Маркс в «Хронологических выписках» отметил: «Португальцы смотрели на морской путь в “страну золота” Индию как на свою исключительную собственность. Они не разрешали иностранцам пользоваться их морскими картами, держали в тайне употребление ими компаса в морских плаваниях».

Эпоха Великих географических открытий составляет страницу славы и позора в истории Португалии. С одной стороны, открытия содействовали расширению знаний европейцев о мире, экономическим контактам между государствами Европы, Африки, Азии и Америки, взаимному обогащению и взаимопониманию культур Запада и Востока. С другой стороны, она отмечена зверствами и жестокостями португальских навигаторов, варварским разрушением материальных и культурных ценностей, созданных цивилизациями на Востоке. Касаясь этого вопроса, генеральный секретарь Португальской коммунистической партии Алтваро Куньял писал: «Португальцы имеют основание гордиться эпопеей географических открытий, совершенных их предками… Но португальский народ не может солидаризироваться с грабежами, насилиями, чудовищными преступлениями, совершенными правящими классами в результате этих открытий».

Великие географические открытия в конце XV в. подготовили и ускорили процесс первоначального накопления капитала. Одним из непосредственных результатов была так называемая революция цен. На европейский рынок хлынула громадная волна драгоценных металлов, цены на которые упали вследствие их изобилия и того, что они добывались в колониях принудительным, бесплатным трудом порабощенного населения. Вследствие этого цены на остальные товары резко возросли.

Великие географические открытия явились прологом к колониальному завоеванию многих стран и к возникновению колониальной системы в целом. Колониальная политика правящих классов европейских держав, в том числе и Португалии, представляла собой не обычный торговый обмен, как пытаются доказать некоторые историки, а расхищение природных и человеческих ресурсов колоний, захват и разграбление целых стран, установление монополии в торговле между Востоком и Западом, хищническую феодальную и рабовладельческую эксплуатацию, работорговлю и истребление целых народов.

В 1500 г. Кабрал открыл Бразилию, назвав ее «островом Вера-Круш», и объявил владением короля Португалии, в знак чего поставил на холме большой деревянный крест, и двинулся через Атлантический океан в Африку. Во время бури недалеко от мыса Доброй Надежды четыре корабля утонули, а шесть кораблей добрались до Малинди, а оттуда прошли к Каликуту. Завязав торговые связи с индийскими городами Кочин и Каннанор и загрузив свои суда пряностями и тканями, Кабрал двинулся в обратный путь.

В июле 1501 г. эскадра Кабрала вернулась в Лиссабон. Несмотря на потерю нескольких судов, ценность доставленных ею грузов, была так велика, что вдвое превысила расходы на экспедицию. Кабралу за оказанные им услуги была назначена пенсия 30 000 реалов.

В феврале 1502 г. в Индию была отправлена новая большая экспедиция из 15 судов. Командовать ею было поручено Васко да Гаме. Незадолго до отправки этой экспедиции, как сообщают хронисты, король пожаловал ему титул «адмирал Индийского моря» «в награду за те услуги, которые, как король надеялся, он окажет во время этого путешествия».

Когда эскадра «адмирала Индийского моря» подошла к Кильве, к ней присоединились еще 5 кораблей под командованием его двоюродного брата Эстевана да Гамы.

Судя по рассказам хрониста, дальнейшие события развивались следующим образом: «Король Кильвы был в таком ужасе от прибытия этих судов, что добровольно послал записку Васко да Гаме о том, что он хочет его посетить, и в соответствии с этим было условлено о встрече на корабле, во время которой Васко да Гама захватил его и сказал ему, что если он не станет вассалом и данником короля, его сеньора, то он увезет его как пленника в Индию, а оттуда в Португалию».

Такой метод действия был типичен для португальских колонизаторов. Обычно они требовали у местных правителей уплаты дани и признания вассальной зависимости от короля Португалии, в случае же отказа подвергали города разрушению и разграблению, а затем сжигали. Если же местный правитель принимал их условия, они взимали с него дань и оставляли в покое, но только пока он послушно выполнял их приказы, желания и прихоти.

Подойдя в конце октября к Каликуту, Васко да Гама, чтобы запугать жителей города, подверг его артиллерийскому обстрелу и приказал повесить на реях 38 мирных индийских рыбаков, захваченных в гавани. Ночью он приказал снять трупы и отправить их в лодке на берег с запиской, что такова будет судьба всех жителей города, если они не признают власть короля Португалии. Утром, подвергнув Каликут бомбардировке, он отплыл в Португалию.


Ранняя заморская экспансия Португалии | Португальская колониальная империя. 1415—1974 | Эволюция португальской колониальной стратегии