home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Розовая карта» и борьба за раздел португальских колоний

В 1877 г. в Африку прибыла португальская экспедиция во главе с Серпа Пинту. В результате 17-месячного путешествия, осуществленного в трудных и опасных условиях, Серпа Пинту завоевал лавры первого португальского путешественника, который пересек Африку с запада на восток. По словам французского историка Р. Пелисье, «он дал Португалии то, чего она больше всего жаждала, — героя». Став португальским «Стенли, Серпа Пинту превратился в великого катализатора африканского энтузиазма метрополии, впрочем, равнодушной к судьбе своих чиновников и обитателей сертана, живших в безвестности в той же Африке. Увенчав себя славой, Серпа Пинту стал первым современным португальским путешественником, приобретшим известность среди широкой международной общественности».

Путешествие Серпа Пинту возродило старую имперскую мечту португальских колонизаторов о соединении Анголы и Мозамбика путем захвата Центральной Африки. В этом случае сбылась бы их голубая мечта — возник бы пояс португальских владений, пересекающий весь континент от Атлантического до Индийского океана. Этот план, который позже получил название «розовая карта» (по цвету карты, приложенной в качестве документа к португало-германской конвенции 1886 г.), впервые возник в головах португальских колонизаторов еще в начале XVI в. Путешествия португальских первопроходцев по Африке разжигали аппетиты португальских колонизаторов, мечтавших о «розовой карте». Однако эти аппетиты явно не соответствовали военным и экономическим возможностям маленькой Португалии.

Путешествие Серпа Пинту сыграло роль спускового крючка. В Лиссабоне решили: пора действовать! Королевский двор принял историческое решение: завершить объединение Анголы и Мозамбика. Декрет от 18 августа 1881 г. наметил радужные перспективы такого объединения. В нем говорилось, что следовало обосноваться «в определенных пунктах заморских владений и прилегающих к ним территорий».

Географическое общество разработало обширный план оккупации территории, лежащей между Анголой и Мозамбиком, посредством учреждения «цивилизаторских станций».

По всей Португалии тогда распространялась брошюра, озаглавленная «К португальскому народу от имени Чести, Права, Интересов и Будущего Родины и Комитета Африканского Фонда, созданного географическим обществом Лиссабона для организации национальной подписки, предназначенной для учреждения цивилизаторских станций на территориях, входящих или прилегающих к португальским владениям в Африке».

К этой брошюре была приложена карта, на которой розовым цветом была окрашена территория, где предполагалось учредить цивилизаторские станции. Это была зона, на которую португальцы были намерены предъявить свои «исторические права».

На Берлинской конференции 1884—1885 гг. Португалия не смогла добиться удовлетворения своих претензий. Ей помешала Германия.

Как пишет немецкий историк Фриц Мюллер, руководитель Германского колониального общества Петере «стал проповедовать среди своих ура-патриотически настроенных единомышленников… далеко идущую захватническую политику с целью создания в Африке гигантских владений Германии, значительно превосходящих ее территорию. “Африку — немцам: от Занзибарского побережья до озер, от Нила — до Лимпопо!” — таков был лозунг, провозглашенный этим конквистадором»{32}.

В 1886 г. Португалия подписала пограничные соглашения с Германией и Францией, в которых сделала территориальные уступки в обмен на туманные обещания. Португалия пошла на это в надежде на поддержку Германией и Францией ее претензий на Центральную Африку.

Однако, когда возникла острая конфронтация между Англией и Португалией, эти державы не оказали последней никакой дипломатической поддержки.

После публикации договоров с Францией и Германией Лондон заявил резкий протест португальскому правительству. В нем Англия решительно возражала против претензий Португалии на «огромную территорию» в Центральной Африке.

Это ни в какой мере не охладило экспансионистского пыла Лиссабона. В августе 1887 г. португальское правительство предоставило на утверждение кортесам «розовую карту» — официальную карту португальских владений в Африке, на которой они были объединены.

За год до этого Португалия приступила к строительству Трансафриканской железной дороги, которая должна была тянуться от Луанды до Лоренсу-Маркиш и быть наглядным доказательством реальности ее центральноафриканской империи.

После того как Берлинская конференция 1885 г. выдвинула принцип «эффективного владения» как единственного основания для колониального владения, Лиссабон решил силой утвердить свои права на «розовую карту».

В 1889 г. Португалия направила в Центральную Африку войска под командованием Витора Кордона.

Англия вовлекла Португалию в дипломатическую тяжбу, утверждая, что ее претензии на Центральную Африку не обоснованы, так как она не продемонстрировала в этом регионе «эффективной оккупации» и «достаточной силы». Чтобы обосновать собственные права, Англия предъявила договоры о вассалитете, подписанные местными правителями. Португальский министр иностранных дер Барруш Гомиш ответил на это нотой, отвергавшей британские претензии и содержавшей длинный набор аргументов, которые должны были обосновать права Португалии на спорные территории. Однако Форин офис внезапно прервал переговоры, дав понять, что его терпение лопнуло, и в категорической форме потребовав вывода войск Португалии из Центральной Африки.

В ответ на ноту Б. Гомиша, содержавшую обычные ссылки на «исторические права» Португалии, английский премьер-министр Солсбери писал 26 декабря 1889 г: «Археологические аргументы не уместны. Существенно значимый факт состоит в том, что эта территория не находится под эффективным управлением и оккупацией Португалии».

В тот же день главнокомандующий английским флотом в Средиземном море получил секретный приказ проследовать через Гибралтар и стать на рейде Лиссабона. Несколько английских военных судов вышли из Портсмута и 29 декабря прибыли в Лас-Пальмас. Английские газеты писали, что планируется захват Мадейры. Португальский консул в Гибралтаре сообщил о прибытии туда английской эскадры, целью которой, по слухам, была атака на Лиссабон. Португальские консулы в Кейптауне и на Занзибаре сообщили об отплытии английских военных судов с целью нанести удар по Лоренсу-Маркишу и, возможно, оккупировать Келимане.

События в Центральной Африке толкнули Лондон на решительные действия. 11 января 1890 г. Солсбери направил португальскому правительству ультиматум, требовавший вывода всех португальских войск из Центральной Африки. Ультиматум содержал предупреждение о том, что, если требование не будет выполнено, английское посольство покинет Лиссабон, для чего туда прибыло британское судно «Эншантресс».

Тотчас после получения британского ультиматума был созван государственный совет под председательством короля Португалии. Под угрозой силы правительство Португалии решило отступить. Государственный совет утвердил следующий ответ лиссабонского правительства: «Столкнувшись с угрозой неизбежного разрыва отношений с Великобританией и всех последствий, которые могут быть им вызваны, правительство Его Величества решило уступить ее требованиям. Правительство Его Величества будет считать спорный вопрос окончательно решенным в случае посредничества или арбитража и направит генерал-губернатору Мозамбика приказы, требуемые Великобританией».

Ультиматум Солсбери и ответ португальского правительства вызвали волну возмущения. Известие об этих документах вызвало в Лиссабоне и других городах настоящий взрыв шовинизма, митинги и демонстрации. По выражению одного португальского историка, «вся нация вибрировала от севера до юга». Полицейская охрана британского посольства в Лиссабоне с трудом защищала его от разбушевавшейся толпы, которая разбила окна здания и сорвала щит с гербом. Полиция разогнала стихийно вспыхнувший митинг у британского консульства. Обе державы были близки к войне из-за раздела Африки.

В конечном счете Португалии пришлось уступить, и 11 июня 1891 г. был подписан англо-португальский договор, зафиксировавший западную границу Мозамбика как линию в 600 милях к востоку от восточной границы Анголы, которая была определена лишь приблизительно. При этом был оставлен открытым вопрос о Баротсе, который был окончательно решен лишь 30 мая 1905 г. с помощью арбитража короля Италии.

Таким образом была похоронена португальская мечта о «розовой карте». Лиссабон был вынужден отказаться от политики трансафриканской экспансии.


Герой африканского сопротивления | Португальская колониальная империя. 1415—1974 | Португальская колониальная империя в первой половине XX в.