home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Система управления колониями

Методы управления и организации колоний разрабатывались португальцами на протяжении веков. Португалии принадлежит сомнительная честь создания первой колониальной системы Нового времени.

Португальская административная система управления колониями, продержавшаяся почти без изменений вплоть до начала XIX в., окончательно сложилась к середине XVII в. Была найдена та искомая форма колониального управления, которая обеспечивала Португалии получение максимальных выгод от своих заморских колоний.

В основу системы колониального управления был положен принцип бюрократического централизма. Вплоть до начала XVII в. управление колониями от имени короля осуществляли канцлер, казначей и королевские секретари. В 1604 г. был учрежден Совет по делам Индий, в котором были две секции: одна занималась делами Бразилии и Африки, а другая — португальскими владениями в Индии и других странах Азии. В 1642 г. король Жуан IV реорганизовал Совет по делам Индий в Совет по делам заморских владений. Этот совет был своего рода министерством колоний, в обязанности которого входили подготовка законов для колоний, назначение высших должностных лиц (включая губернаторов, епископов и архиепископов), введение новых налогов и контроль за их сбором.

Во главе каждой колонии стоял генерал-губернатор, представляющий высшую военную и гражданскую власть. Ему подчинялось большое число чиновников разного уровня. Колонии более крупных размеров объявлялись капитаниями, и во главе их стояли капитаны, назначаемые королем.

Весьма распространена была практика покупки и даже перекупки должности капитана.

В 1505 г. португальское правительство создало особую административную единицу для своих владений на Востоке, получившую название «государство Индии». Это была огромная Восточная империя Португалии, растянувшаяся от мыса Доброй Надежды до Индонезии.

Высшей административной властью «государства Индии» был вице-король, назначавшийся на три года. Его резиденция находилась в Гоа (Индия).

Все высшие должностные лица колониальной администрации назначались на срок не более трех лет и должны были возвращаться в метрополию тотчас же по прибытии их преемников. Такой порядок был продиктован стремлением королевской власти превратить колониальных чиновников в послушных исполнителей своей воли и гарантировать себя от каких-либо попыток колониальных функционеров выйти из-под повиновения метрополии.

Эта постоянная смена высших функционеров колониального аппарата имела самые тяжелые последствия для колоний, которые были объектами административного произвола и хищнической эксплуатации со стороны чиновной бюрократии, стремившейся, в сущности, лишь к одному — максимальному обогащению в возможно короткий срок.

Все высшие административные и судебные должности в колониях занимали португальцы — уроженцы метрополии. Как правило, это были разорившиеся дворяне, которым, так сказать, ничего не светило в метрополии. Они приезжали в колонии на временное жительство с целью поправить свои дела и разбогатеть в возможно короткий срок. Главные доходы колониальным чиновникам давало не официальное жалованье (впрочем, весьма высокое), а злоупотребления и неограниченный произвол, открывавшие широкие возможности для быстрого обогащения.

Широкие полномочия чиновников, бюрократический централизм, продажа должностей, казнокрадство составляли отличительные черты португальского колониального аппарата.

Лиссабонское правительство смотрело сквозь пальцы на злоупотребления колониальной администрации и даже тайно поощряло их. Колониальные чиновники занимаются вымогательством и взятничеством? Ну и пусть занимаются этим сколько угодно, ведь нажитые ими богатства широким потоком текут в метрополию.

Во всех звеньях колониального аппарата царили неслыханная коррупция и взяточничество. Высшие функционеры обнаруживали удивительную изобретательность по части всякого рода злоупотреблений служебным положением. Силва Корреа свидетельствует, что португальские купцы обращались к капитан-мору (коменданту) с просьбой предоставить им носильщиков, за что он получал с них крупные взятки. Кроме того, он отправлял с этими носильщиками для продажи свои собственные товары «в самые отдаленные и выгодные места». «Вообще, — сообщает этот весьма осведомленный информатор, — капитан-мору грозил невероятный позор, если он не мог сделать свою торговлю исключительной и получить большие барыши. Все старались избежать этого позора любыми средствами, поскольку короткий срок в три года недостаточен, чтобы нажить значительное состояние».

Попустительская политика королевского двора, не пугавшая слабых и не стеснявшая сильных, создавала возможности для неслыханного обогащения баловней судьбы, вознесенных на высшие ступени бюрократической иерархии. Губернатор Анголы Луиш Сезар де Менезиш (1697—1701) обвинялся в том, что вернулся из колонии с состоянием 1,5 млн. крузадо. Королевский указ от 5 октября 1742 г. констатировал: «Среди моих вассалов в королевстве Ангола существует чрезмерная и ненужная роскошь в одежде, в трапезах и при похоронах».

Поскольку чиновная братия постоянно стремилась запустить хищную лапу в королевскую казну и поживиться за счет золота, серебра и слоновой кости в богатых монарших закромах, то на этом фоне часто возникали острые коллизии и конфликты, сопровождавшиеся посылкой всякого рода комиссий и ревизоров.

Королевская казна — вот то единственное, что королевский двор старался оградить от хищной своры своих колониальных чиновников, которым их верноподданнические чувства к своему высокочтимому монарху ничуть не мешали при удобном случае запускать лапу в казну его величества.

Изучение источников приводит к выводу, что казна была «святая святых» феодально-монархического режима, покушения на которую рассматривались как посягательство на власть верховного феодального владыки. Поскольку королевский двор протестовал только против тех злоупотреблений, которые мешали бесперебойному поступлению богатств в королевскую казну, коррупция не только не прекращалась, но и принимала все более грандиозные и всеохватывающие масштабы. Один автор XVII в., говоря о причинах упадка Анголы, сообщает: «Почти всеобщее невежество низших чиновников и их преступное попустительство торговцам, которые не терпели ни малейшего уменьшения своих легких барышей, ради которых они жертвовали всем, было причиной упадка королевства Ангола».

Королевский двор надеялся оживить хилую экономику Португалии, впрыснув в ее вены свежую кровь богатых заморских колоний. Эта задача и была возложена на колониальный административный аппарат, главной практической функцией которого было обеспечение оптимальных условий для обогащения правящих кругов метрополии за счет коренного населения колониальной империи.


Часть II. Португальская колониальная империя в эпоху ее расцвета (XVII — XIX вв.)  | Португальская колониальная империя. 1415—1974 | Армия и флот