home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Страницы биографии

Родился A.M. Некрич 3 марта 1920 г. в Баку, в семье журналиста. И сам стал историком и журналистом. В годы войны оборонял Москву и Сталинград, освобождал Севастополь и Кенигсберг.

Доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Физического института им. J1.H. Лебедева РАН Юрий Николаевич Вавилов вспоминает: «В феврале 1992 г. во время пребывания в Гарвардском университете я впервые познакомился с Александром Моисеевичем. В Гарварде он был профессором в Русском центре университета, преподавал советскую историю и работал над новыми книгами. При встрече у нас состоялась полуторачасовая беседа. Он принял меня в небольшой комнате-офисе. Я рассказал Александру Моисеевичу о своих поисках в архивах США писем и других материалов, связанных с моим отцом Николаем Ивановичем Вавиловым. Он, в свою очередь, рассказал, что во время последних поездок в СССР ему удалось получить документы Центрального партархива, в частности, ознакомиться с протоколами заседаний политбюро ЦК ВКП(б) за период конца 20-х годов. Он подарил мне выписку, подготовленную им для новой книги, где содержалась информация о том, как Сталин взял под свой контроль деятельность Академии наук СССР. В выписке говорилось о создании комиссии в связи с предстоящими выборами в члены Академии наук СССР. Выборы состоялись в январе 1929 г. Цель комиссии – изменить состав АН СССР, чтобы поставить ее под контроль Сталина. Все кандидаты в академики были поделены так: «члены ВКП(б),» «кандидаты ближе к нам» и «кандидаты приемлемые».

Среди последних – Н.И. Вавилов, В.А. Обручев, И.А. Каблуков. Сталин решил: один из вице-президентов академии должен быть «абсолютно своим человеком».

В конце беседы Александр Моисеевич позвонил директору Русского центра известному американскому историку Адаму Уламу, автору объемного труда о Сталине, и обратился к нему с просьбой принять меня для беседы… Во время трехнедельного пребывания в Гарварде я еще несколько раз встречался с Александром Моисеевичем и оценил его доброжелательность и открытость. Во время семинара в Русском центре я убедился, как высоко ценили все ученые университета мнение A.M. Некрича. Я с нетерпением ждал известий о выходе его книги, но 31 августа жизнь A.M. Некрича трагически оборвалась».

У A.M. Некрича были при жизни и остались после смерти друзья и враги. Будем верить, что изучение его творческой судьбы в значительной мере изменит их соотношение.

И длится бой десятилетия, И не видать ему конца…

Эти строки Твардовского относятся и к Александру Некричу, который сегодня вместе с нами продолжает участвовать в сражении за торжество истины. Тот, кто имел мужество сказать правду о массовых сталинских репрессиях и трагедии 1941 года, – достоин светлой памяти.


Волчий билет | 1941 22 июня (Первое издаение) | Литература