home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Рукописи не горят

Почти 10 лет Некрича не печатают, идет непрерывная травля. Между тем втайне от властей он начинает работать над новой рукописью, в которой вновь разоблачает сталинизм. Собирать документальные материалы почти невозможно, однако, преодолевая все препоны, Некрич скрупулезно исследует факты и с присущей ему убедительностью раскрывает жуткое преступление сталинизма – депортацию народов.

Из книги «Депортированные народы» (другое название – «Наказанные народы»): «Можем ли мы сегодня ответить на вопрос о механизме принятия решения о судьбе целых народов: каким государственным органом, на основании чьих докладов или докладных, какую роль в принятии решений играли местные власти, военные органы, учреждения государственной безопасности? Думаю, что ответ будет пока самым приближенным. Кто персонально несет ответственность за эти преступления? Лично Сталин, лично Берия, лично Икс, Игрек, Зет?

Заметим в скобках, что нигде механизм принятия решений не окружен столь непроницаемой тайной, как в нашем государстве, и нигде невидимая система круговой поруки, молчаливого взаимопонимания, господства условных символов, формулировок не носит столь изощренного характера. Ненаписанные законы секретной работы, под покровом которых вырабатываются и издаются инструкции и указания, анонимность их авторства для широкой общественности не только надежно прикрывают промахи, ошибки, а, когда необходимо, и преступления, но и служат препятствием для всякого объективного исследования или расследования.

Давно пришло время взглянуть на это несчастливое и позорное наше недавнее прошлое глазами историка. Эта тема не фигурирует, разумеется, ни в одном из планов научно-исследовательских работ Академии наук СССР. Я ее выполняю на свой собственный страх и риск, так как на разработку проблем, связанных с произволом и беззаконием, в нашей стране существует негласный запрет. Естественно, и о депортации народов нет опубликованных работ советских авторов, во всяком случае нет работ обобщающего характера.

Материалов же в архивах достаточно: нескольким десяткам историков, не то что одному, не было бы тесно. Но доступ к этим архивным материалам давно уже строго ограничен. Мне, например, и мечтать не приходится о работе в архивах, где можно собрать данные, позволяющие судить о количестве лиц, сотрудничавших с врагом, об их социальном лице, о причинах, побудивших к измене и сотрудничеству. Полагаю, что имеются и более или менее точные сведения о количестве депортированных в восточные районы страны, в новые места поселения, о тех судебных и внесудебных преследованиях, которые стали сопутствующим явлением переселения» [5].

Есть в его книге «Депортированные народы» главы: «Оккупация Крыма и крымские татары», «Положение на Северном Кавказе и немецкая оккупационная политика», «Что происходило в Калмыцкой АССР», «Спецпоселения», «Возвращение наказанных народов Северного Кавказа и Калмыкии», «Решения, которых нельзя избежать» и приложения – «Обращение крымско-татарского народа в канун 60-летия Октября» и «Смеем ли мы молчать? Заявление в защиту Мустафы Джемилева». В книге автор тонко разбирает причины репрессий. Есть здесь страницы о героизме чеченцев и ингушей, об их подвиге при защите от фашистских полчищ Грозного, об участии в партизанском движении.

Так сражался за правду историк Некрич.


Партийное расследование | 1941 22 июня (Первое издаение) | Волчий билет