home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8


Про развитие военной техники и совершенствование организации городской жизни


Прошедшие недели показали, что подход к обучению бойцов выбран правильный. Первые демонстрационные взрывы произвели на воинов сильное впечатление, особенно пожелание, или даже скорее требование, ложиться на гранату, если уронишь её себе под ноги. Но постепенно люди привыкли и к этому оружию, исчез первоначальный мандраж, и появилось некоторое разгильдяйство. Во многом это оказалось вызванным тренировками с макетами гранат. Все научились обращаться с ними и умеют метать из любого положения - лёжа, из укрытия и окопа, и т.д.

Частичное отрезвление наступило после того, как одному из бойцов досталось осколком по ноге. Мол, ничего страшного, щиты стоят, значит, бояться нечего. А как всегда бывает в таких случаях, осколок нашёл, где пролететь, и хотя расстояние было приличное, ногу он тоже нашёл и угодил в неё образцово-показательно. Сильных повреждений не нанёс, но случившего оказалось достаточным для искоренения у всех появившейся самоуверенности.

К сожалению, оправдались мои опасения по поводу больницы. Хотя и в этом случае отделались только лёгким испугом. Взорвалась смесь, которую готовили для пропитки запалов. Хорошо, что работали с малыми дозами, и бабёнка оказалась полностью закутана в технологическую одежду и замотана платком. Да и работы эти выполняются по отдельным местам. Так что только немного ослепило вспышкой, но в больницу пришлось отправить, сейчас уже зрение восстановилось, но как учебный пример, произошедшее пришлось как нельзя кстати.

Теперь все поняли, с чем мы работаем, и стали себя вести более осторожно, и не потому, что так велели, а из-за понимания последствий. Во всяком случае, работа стала вестись спокойней, и на складе, или лучше сказать, в арсенале, как-то более солидно звучит такое слово, появился некоторый запас гранат. Сейчас определяющим стало производство бертолетовой соли. Нам с Мышонком постоянно приходится экспериментировать, то с увеличенными по размеру горшками для обжига гипса, то запуская одновременно несколько установок по изготовлению бертолетки. Во всяком случае, пока её хватает, несмотря на появление новых статей расхода.

Я ведь с двумя новыми оружейниками плотно работаю. И причём результаты радуют. Опытным путём установили, что надо немного уменьшить количество взрывчатки и увеличить толщину проволоки. В этом случае эффективность оказалась выше, во всяком случае, в щитах хоть и немного меньше стало осколков, но зато они оказались крупнее и проникали гораздо глубже, чем раньше.

А ещё мы сделали взрывпакеты, или учебные гранаты. По сути это тоже самое, только заряд уменьшен и корпус гранаты сделан из картона, да отсутствуют поражающие элементы. Тренироваться с ними безопасней, чем с боевыми, да и сами по себе они могут использоваться как оружие, особенно на ближней дистанции.

Другим нашим изобретением стал сигнальный дым. Фактически, это была та же самая смесь бертолетовой соли с сахаром, только использовались совсем другие пропорции, смесь выступала не как взрывчатое вещество, а как горючее, на котором горели опилки, пропитанные мазутом. Когда всё это разместили в горшок и подожгли, эффект получился великолепный.

Но заниматься пришлось не только военной техникой, но обо всём по порядку. Не меньшей проблемой, чем получение оружия, стала новая организация общества. Пришлось несколько раз собираться с мастерами и вести разговоры о смысле жизни. Как это не покажется странным, но уже сложившиеся между мастерами и мною отношения приучили их к достаточно свободному общению, хотя общее признание меня старшим в городе должно было привести к установлению совсем других правил поведения.

Так что после долгих разговоров и возражений установил и утвердил, как обязательный для всех, принцип единоначалия. Говорить и обсуждать можно долго, каждый может иметь при этом своё мнение, но когда решение принято, а мое слово при этом решающее, оно для всех становится обязательным для исполнения. Как говорится, есть одно правильное мнение - моё. Во всяком случае, у нас сложился и коллегиальный орган - и недолго думая, его назвали совет мастеров.

Правда, довольно много споров вызвал вопрос, кого можно, а кого нельзя считать мастером. После долгих и утомительных споров ввели несколько градаций - мастер, подмастерье и ученик. Это то, что касается профессиональной деятельности. Для полноты охвата населения, в том числе и будущего, пришлось ввести понятие горожанин. Им признавался любой, проживающий на территории города, и принёсший ему клятву верности. Он может пребывать в этом статусе не более одного месяца, после чего должен начать работать на город или покинуть его территорию.

Свой долг горожанин мог отдать различными способами - принять участие в работе какой-либо мастерской, т.е. стать как минимум учеником, или начать работать самостоятельно, по договору. В этом случае он обязан был отдавать десятую часть своего дохода, и тогда мог пользоваться всеми привилегиями обычного жителя города, но не более.

А вот для тех, кто выбрал путь мастера, были предусмотрены определённые плюшки. Самое главное было - стать мастером. Этого можно было добиться, если пять мастеров признавали достойным этого звания результат его работы. Любой житель города мог рассчитывать на питание, которое бесплатно предоставлял ему город. Питаться он мог или в столовой, или получать продукты со склада. Правда, продукты и еда для всех были одинаковы.

Город предоставлял жилище, первоначально в казарме, потом и отдельный дом, одежду, обувь. Жители города имели приоритетное право получить новые товары, причём их продажа была возможна только после удовлетворения запросов всех жителей. Были и другие обязательства, которые брал на себя город, в частности, приобретение товаров по заказам горожан, но все они были направлены на обеспечение нормальной жизни людей.

За это они обязаны были выполнять работу, нужную городу, - в мастерских, в армии, на полях и лесах. Причём эту работу люди выбирали сами. Каждый из них был свободен и мог покинуть город в любой момент, если за ним не было долгов. Короче, город брал на себя все заботы о повседневной жизни человека, а он должен был за это работать на развитие города.

А вот после того, как специалиста признавали мастером, он получал дополнительные привилегии. Ему предоставлялось личное клеймо и право самому определять, как продавать свою продукцию. Либо половину он продавал городу по цене меньше рыночной на четверть, а вторую половину мог сам выставить на продажу по любой цене, но потом отдать городу десятину. Либо мог всю продукцию продать городу по льготной цене, а уж город сам её продаст и получит своё.

Кроме того, мастер обязан как минимум раз в два года подготовить не менее одного подмастерья. При невыполнении этого требования два раза подряд, он лишался звания мастера и всех привилегий. В числе требований была обязательная грамотность и знание начальной математики.

Вот примерно к такому соглашению мы пришли после долгих переговоров и обсуждений, какие меры помогут нам заинтересовать людей заняться той или иной деятельностью и будут способствовать увеличению числа специалистов. Ну и как положено, будут закрытые производства, откуда нельзя уйти и ничего нельзя продать.

Этот своеобразный коллективный договор должен был на долгие годы определить, каким будет развитие города, и в том или ином виде отразиться на каждом его жителе. Поэтому и старались учесть как можно больше нюансов и сделать так, чтобы жизнь в городе была лучшим выбором из всего, что можно было найти в это время.

Кроме того, существовал ещё чрезвычайно большой круг вопросов, практически ничем не нормированных. Пришлось обратить на это внимание мастеров и со словами - Вы здесь мастера или погулять вышли, - заставить их взяться за разработку своеобразного кодекса, хоть и не строителя коммунизма, но близкого по духу и содержанию, да ещё и расширенного кодексом административно-правовых нарушений. Понимаю, что всё равно этим придётся мне заниматься, но хоть представилась возможность порадоваться за людей, давая им возможность помассировать свои затылки.

В общем, чтобы закончить с этим периодом нашей жизни, осталось добавить, что соорудил ещё ректификационную колонну для получения спирта из древесных опилок. Само по себе подобное сооружение не представляет ничего сложного и работает в наше время во многих квартирах, честно выдавая чистый спирт многочисленным его любителям, но мне спирт нужен был в качестве топлива для Уазика, всё-таки в этом качестве спирт был лучшей заменой бензину. А его пока было чрезвычайно мало, и он весь уходил на изготовление взрывчатки. В моих будущих планах машине отводилась весьма важная роль, и я рассчитывал, что она сможет ещё работать хотя бы год.


Галка и взгляд со стороны на происходящее

В общем, получается, как в известных стихах - Я знаю, город будет, я знаю саду цвесть. Первоначальное ошеломление потихоньку начинает проходить, принятые нормы жизни устраивают всех, особенно учитывая, что всё, необходимое для жизни в это время, людям предоставляется просто так.

И самое главное и непривычное - чувство безопасности и защищённости. Много на эту тему языками потрепали, особенно когда нитку прядёшь, многое рассказали бабы, пережившие нападения на их поселения и разом лишившиеся всего, что было, не говоря уж про сопутствующие этому процессу развлечения победителей. Именно то, что город уделял такое внимание защите своих жителей и их безопасности, играло основную роль в принятии новых положений.

Ну, а всё остальное считали просто подарком. Были, конечно, и другие мнения, мол, мы и сами можем всё сделать, но после предложения - иди и сделай, - как правило, разговор на эту тему заканчивался. Так что народ потихонечку привыкал к новому положению, начинал понимать, что ему надо делать, и как можно получить больше плюшек. Было бы странным, если бы происходило что-то другое.

Тем не менее, чисто в житейском плане, оставалось ещё много шероховатостей. Да от них и не избавиться никогда. Две бабы не поделили мужика или наоборот, два мужика не поделили бабу, кому-то чужой кусок показался толще и слаще, кто-то решил, что он работает больше всех, и ему за это надо выделить два куска, и т.д. и т.п. Такие вопросы всегда есть и будут, жизнь есть жизнь, и останавливаться на них не стоит, всё рано или поздно утрясётся и придёт в порядок.

Самым главным можно считать, что несмотря на всякие неурядицы, люди объединились и, самое главное, приняли новые цели. Вот только дойти бы до этого горизонта!




Глава 7 | Попаданец на рыбалке. Книга 3 | Глава 9