home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава-7

Копошение под луной

Чудовищный по своей мощности взрыв поднял в воздух целые облака пыли, которые незамедлительно пришли в движение под порывом сильного ветра, образовавшегося после рассеивания основной массы ударной волны. Сопровождавшая взрыв яркая вспышка практически белого цвета была смягчена этим самым облаком пыли, однако все же свет, который она испустила, вызвала временное ощущение дня в этом вечно мрачном Уэко Мундо. Правда, спустя мгновения этот свет сменился еще большей ночью, которую вызвала мощная пылевая буря. Увы, но великолепное в своей силе негативное серо, выдержанная в две четверти моего резерва, имеет такой вот недостаток. После его использования в полную мощность, требуется искать себе укрытие от пыли и тонн приведенного в движение мелкого песка.

Для охоты моя сильнейшая атака была непригодна. Ее поражающие факторы были устрашающими даже по меркам крупных хищников, так что, и говорить не стоило о каких-то мелочах, вроде меня или Афины. Для любого адьюкаса, подобное серо было мгновенной смертью, плюс, мгновенным испепелением большей части тела. Оставшаяся часть в свою очередь полностью сгорала уже в образовавшемся пожарище. Таким образом, применять данную способность против мне подобных, это, по сути, стрельба из пушки по воробьям. Это сложно, неэкономично, да и тупо не эффективно. Какой смыл охотиться на дичь с пушкой, которая от врага мокрого места не оставит, когда можно использовать более приемлемый и более практичный аналог — ружье, ну или винтовку. В данном случае винтовку представляло собой обычное серо, которое даже в своей пиковой мощи оставляла от врага больше две трети массы. Да и не требует дополнительных энергозатрат. Но все же в моем серо из пламени есть одно большое преимущество. Преимущество, которое я начал использовать, как только понял, что с некоторыми вещами в Уэко Мундо большие сложности.

Этим преимуществом была колоссальная температура, которая высвобождалась после взрыва. И без того немалое тепло, которое создавалось при использовании покрова из пламени, в процессе сжатия огня и наращивания давления, и при последующем разгоне с дополнительным добавлением реацу для подпитки порождало просто настоящую плавильную печь прямо под открытым небом. Песок в радиусе нескольких десятков метров полностью плавился и превращался в раскаленную жижу, при застывании образующую стекло. Стекло, довольно неплохого качества (сказывается качество песка в этом мире бескрайнего песка, плюс высокое содержание духовных частиц), которому можно придать любую форму, пока оно еще находиться в состоянии вязкой массы. А это и было тем самым необходимым материалом, которое было нам необходимо, при сооружении чего-то этакого. И мы использовали этот материал на полную катушку, стремительно создавая нужное нам количество нужных громадных массивных блоков. Правда, приходилось кое-что добавлять, но не суть дела важно. Главное, было достаточно стройматериала, который было достаточно добыть в нужных количествах. Песка в Уэко Мундо было больше чем достаточно, следовательно, в материале недостатка не было. Благодаря отработанной системе «отливания» этих блоков, сложностей в этом плане также не возникало.

За прошедший год было сделано немало. Я бы даже сказал, очень немало. Мы провели практически все это время в Уэко Мундо, за исключением тех редких моментов, когда было необходимо присутствовать в Мире Живых. Мы преодолели немалые расстояния, разыскивая себе нужную точку, где можно было бы развернуть грандиозное строительство, без посягательств на нашу голову со стороны агрессивных сородичей, или же более могущественных высших меносов, для которых начало сооружения каких-то строений на «их» территории, могло выглядеть в лучшем случае, оскорблением. И это было бы абсолютно правильным, с точки зрения «землевладельца». Никто не любит, когда на заброшенный пустырь, который стоит за твоим домом, и тебе вроде как не принадлежит, но так дорог сердцу, начинают посягать чужие, и самое главное, малознакомые чужаки, которые в принципе, никто и звать их никем. Требовалось найти себе место, далекое от скопления большого количества опасных сущностей, но вполне себе нормальное в плане населения его низшими видами. Только вот незадача. Учитывая специфику сущности пустых, то легко себе представить, насколько это было сложно сделать. Ну, где можно найти места, в которых были в избытке обычные низшие представители местной фауны, без высших хищников. Как правило, одного без другого не бывает. И хотя первое поколение практически никогда не имеет значения для представителей третьего, но вот по какой-то причине, и те и другие, часто сосуществовали в одной зоне, и часто в типичной системе взаимоотношений — «жертва — хищник». А иногда такие зоны спокойно предпочитали использовать для своего обитания те или иные представители четвертого поколения, с которыми было уж очень опасно сталкиваться, даже отдаленно. Уже подпав под зону воздействия их реацу, уже становилось не по себе, не говоря уже о реальной встрече лицом к лицу. К нашему счастью, столкновений с такими существами нам удавалось пока избегать, но вот в процессе непрерывных поисков наши косвенные столкновения стали очень частыми.

Такие маяки реацу заставляли нас немедленно сворачивать и двигаться дальше, чтобы не вызывать недовольство таких существ, или же вообще, не оказаться под влиянием зова. Вастер лорды обладают властью над адьюкасами, и с этим нельзя было ничего поделать. Противостоять этой способности нельзя. Возможно, конечно, что после печального опыта столкновения с зовом Проводника, у нас появилось некоторое подобие иммунитета, но проверять эту мысль не хотелось. Уж слишком был высок риск. Так что, как говориться, улыбаемся и машем. То бишь, показываем кулак издалека, думаем, что покажем, потом кузькину мать и убегаем. Не нужно вызывать гнев сильных мира сего.

В конце концов, мы пришли к выводу, что для лучшей защиты, необходимо переместиться как можно дальше, в самые малообитаемые районы этого мира. В голове невольно всплывали, конечно, варианты использования северного полюса для такой операции, но страх перед ним оставался. Мало ли что может случиться, если задуманная мной деятельность пройдет успешно. Кто знает, насколько это отразиться в лесу и в самом центре, где лежал Древний. Поэтому, из страха, а если точнее, из осторожности, мы предпочли выбрать менее пустынную, но более безопасную зону. И в итоге, пришли к заключению, что для предстоящих действий, нам как нельзя, кстати, подойдет местность, расположенная между небезызвестными горами в северном полушарии и тем же Тартаром. Конечно, изобилия живности здесь не наблюдалось, но в плане защищенности этот сектор подходил более-менее. Здесь обитало не так много адьюкасов, и то в основном, так сказать, проездом. Занятно то, что в этой зоне отсутствовал Лес Меносов. То есть под пустыней не было той полости, что обычно всегда было в наличии в большей части пустынь. Не было здесь и тех кристаллических деревьев, которые можно было встретить в большей части пустыни. Что автоматически говорило о том, что в этой местности отсутствовало основное население в виде первого и второго поколения пустых. Конечно, такая ситуация была несколько неприятной, ведь для проведения масштабной акции требовались немалые ресурсы, но в пользу выбора этого места сыграл дополнительный фактор. И этот фактор заключался в одном очень важном веществе, которое в этих краях имел целые залежи. Впрочем, об этом расскажу позже.

В общем, определившись с местом, в котором я предполагал построить пирамиду, пришлось заняться и другими многочисленными проблемами. В частности, пришлось организовать доставку в данный сектор знатоков, которые могли указать наиболее благоприятные точки действий, а также указать материалы, которые были бы нам необходимы. Среди «комиссии» были не только жрецы, но и представители менее «благородных» профессий. Это были инженеры, географы, архитекторы, ну и другие определенные профессионалы, без которых подобрать нужное место, сделать соответствующие приготовления, начать думать на счет стройматериалов. Основной «проект» пирамиды пока находился в состоянии разработки. К сожалению, за многие годы с момента строительства пирамиды немало записей, чертежей, да и прочих наработок затерялись. Среди причин этого стали своеобразные смутные годы, которые предшествовали недавно начавшемуся подъему Египта. Данные обстоятельства вызвали сложности со старыми чертежами, вот и пришлось изменить «заказ». Теперь для меня создавался проект совершенно новой пирамиды, которая являлась в принципе копией пирамиды Хеопса, но имели определенные различия. Но, это так, мелочи. Гораздо важнее было то, что мы даже без чертежей могли начать необходимые приготовления, и специально для этого верховный жрец Амона выделил для меня необходимых специалистов, которые, собственно говоря, занялись всем этим. Для них пришлось организовать соответствующие условия. Доставить шатры, зимнюю одежду (да, оказывается, что полуголым бродить в Уэко Мундо для человека крайне неприятно), продовольствие, обеспечивать их нужной защитой, рабочими, в конце концов. С некоторыми из этого списка возникли некоторые проблемы. В Египте были сложности с нормальной зимней одеждой и зимними палатками, которые сохраняли бы тепло. Таковые удалось отыскать в северных странах. Находясь в северном полушарии, я тупо открыл гарганту в параллельную широту, и уже там наткнулся на местного пустого, который оказался бывшим шаманом какого-то местного племени. Поговорив с ним (что, удалось, на удивление хорошо), я получил немало интересной информации, и с помощью нового знакомого, вышел на связь с его внуком, который также был шаманом (вот и не верь после этого всяким таким вот людям). Тот быстро понял, что от него требовалось, и организовал «жертвоприношение Великому Духу Ночи». В итоге этой вылазки, я получил не только то, что мне было нужно, но и заключил сделку с этим племенем. В обмен на определенную помощь «высших сил», я получил небольшую опорную базу в этой области земного шара, где мог бы получать нужных мне «кадров», да и соответствующее снаряжение для моих работников. Этими кадрами являлись души шаманов, и прочих людей, которые обладали довольно интересным спектром способностей (кто мог знать, что в тайге есть столько этих уникумов). Такие люди, в этой глухой части Мира Живых, практически всегда превращались в пустых. Сохраняли свои память и разум, и жили недалеко, иногда оказывая помощь своим живым соплеменникам. Так что, вера этих жителей в духов предков, была построена не на пустом месте. Их предки могли общаться с ними через шаманов, оказывать помощь, принимать жертвы и т. д. Вот так вот, получил я возможность получать неплохих соратников, которые имели бы неплохую возможность быстро развиваться. В будущем из них возможно получаться отличные солдаты, или того лучше, верные последователи. А ведь для этого были все предпосылки. Для тайги, местности, где шинигами не появлялись, наверное, никогда, и, что вполне странновато, никогда не объявлялись пустые более высокого уровня, мое появление стало нонсенсом. Существо, уровня адьюкаса, превосходящее местных обитателей на две ступеньки, для них было весьма существенным фактором, которому они мгновенно подчинились. В общем, я над этим еще собирался поразмышлять. В будущем непременно займусь данным вопросом. А пока хватит и того, что после незначительного всплеска реацу, я заполучил под контроль около двух десятков самых ближайших «духов предков» и отдал им приказ оказывать больше помощи своим бывшим потомкам. Хотя переусердствовать не велел. Не стоило растрачивать потенциал будущих рекрутов. Покровительство порою вредно сказывается на том, кому покровительствуют.

В общем, снабжать своих «живых» специалистов пришлось на достойном уровне. Они получили и кров, и пищу, и одежду, а также рабочих, которые исполняли их поручения. Ими являлись не кто иные, как «завербованные» в Египте пустые, которые прекрасно понимали своих сограждан, в количестве около полусотни. Это была основная масса нашего лагеря, и основной массой наших рабочих рук. Еще около двадцати — двадцати пяти «рабочих» находились в постоянном движении. Часть в Египте, часть в горной цепи, откуда они вели наблюдение за местностью. Обычно, численность моей рабочей команды медленно росла. В свой каждый выход в Мир Живых я старался подчинить воле моего зова максимальное количество пустых, и после небольшого испытательного срока, переправлял их в Уэко Мундо. Иногда, среди таких вот пустых оказывались весьма полезные индивидуумы. Бывшие строители, врачи, писцы, воины, имевшие непосредственный боевой опыт, ремесленники, которые обладали знаниями об обработке металла, дерева, других материалов — вне всякого сомнения, личностей весьма ценных, могущих стать весьма полезными при правильном использовании их знаний. Идти в ногу со временем. Думаю, назвать вербовку таких спецов можно обозначить именно так. Получать лучшие умы своего времени в свое пользование — это тебе не просто тупо их поглотить. Живыми эти «души» были способны сделать очень многое для моего развития. Главное, создать им нужные условия. С этим конечно были свои проблемы, но все же, сдается мне, что излишне сложным это было нельзя назвать. В конце концов, если нам удастся построить пирамиду, то вскоре, возможно, здесь появиться и укрепленная база, в которой таковые можно вполне приемлемо организовать.

Такие пустые не использовались как просто рабочие. Они часто становились более доверенными исполнителями, которых мы старались беречь больше других. Как не жаль признавать, но не все люди получаются равноценными, даже после смерти. Просто таланты одних чаще гораздо полезнее, чем таланты других. Но, да ладно. Пока не время об этом говорить.

В общем, дальнейшие работы напрямую касались определения с точным местом пирамиды, подготовкой необходимого оборудования, стройматериалов, ну и, конечно же, непосредственно самой площадкой, в которой предполагалось начать строительство. Все это потребовало немалых затрат сил. Люди, к сожалению, были сильно ограничены в своих возможностях. Даже подумать страшно, каким же я был слабым и невыносливым до того, как стал пустым. Точнее, даже ведь будучи простым кротом, моя выносливость была выше, чем у этих «спецов», которые нуждались во сне и питании, тепле и уюте, отсутствие которых столь сильно мешало их продуктивности. По мере выполнения всех этих работ, пришлось еще и заняться поисками таких необходимых для людей вещей, как надежные средства освещения. Атмосфера вечной ночи не особо хорошо воздействовало на них, часто нагоняя на них сон. Сначала я планировал массовое использование факелов и костров, но убедившись в том, что эти предметы только сильнее способствуют их безделью, пришлось искать более надежные и более яркие источники света, для которых не требовалось бы излишнее количество материалов. Результат вышел своеобразный и я бы сказал, убийственный. Иначе назвать сосредоточенное серо, запертое внутри стеклянного шара нельзя. Идея подобного использования серо родилась после воспоминаний о том, как в одной из глав манги Ренджи использовал кидо в качестве светильника. Тут я и подумал, раз это можно сделать с огненным шариком, то почему бы не попытаться сделать с аналогичным орудием, которое имеет схожие параметры. Сказано — сделано! Выдув стеклянный шар, я поместил внутри него определенное количество разжиженной материи, оставшейся от одной из нашей пойманной дичи, после чего запаял шар, используя свое пламя, и уже внутри создал серо. Первые образцы получались неудачными, и обладали большой взрывоопасностью, но со временем удалось избавиться от такой опасной составляющей этих шаров из стекла, как не герметичность и научиться полностью высасывать из них воздух, создавая вакуум. Подвешенное в безвоздушном пространстве серо способно существовать от двух дней, до нескольких недель. Все зависит от качества созданного вакуума, стеклянного шара и подпитки в виде разжиженной материи, которая служит в качестве дополнительной растопки. Этакая печка, но используемая в качестве светильника. Удобно, в принципе, надежно (если только не вызывать столкновения подвешенного серо со стенками шара) и имеет неплохие осветительные возможности. Вдобавок, красноватое свечение, испускаемое серо, имел особый эффект. Люди, работавшие при таком свете, невольно чувствовали себя возбужденными, и более интенсивно работали. На пустых эти красные шары действовали иначе. Для них, более-менее знакомых с понятием разницы между поколениями их вида, это было, самым что ни на есть указателем их места в иерархии. Серо не было им доступно, но они прекрасно понимали, что из себя представляет эта штука в боевой ситуации.

Конечно, перед нами стоял выбор. Мы ведь могли начать работать и с другим источником света. Источником, который был не столь далеко, кстати говоря. В Тартаре, насколько мне не изменяет память, имелся очень занятный материал — зеленый кристалл, содержащий в себе энергию, и от этого способный испускать яркий зеленый свет. Очень хороший материал, который был бы нам весьма и весьма полезен при создании светильников, а также и других важных вещей. Даже сама по себе материя для подпитки была бы очень неплохим подспорьем для нашего общего дела, но, увы…. Мои амбиции не могли преодолеть моих страхов относительно этого места, и пришлось временно отложить экспедицию.

«Комиссия» экспертов сделала заключение, где именно стоит построить пирамиду, для ее наиболее эффективного использовании в будущем. Хотя специалисты и высказались, что было бы полезнее отказаться от строительства в указанном районе и поиска более подходящего места, но согласились с моим замечанием о невозможности развертывания подобной активности в другой части Уэко Мундо по независящим от меня причинам (хотя нет, эти причины в первую очередь зависели от меня). В конечном счете, люди указали место, и нами была проведена работа по созданию надежного места для строительства. Обустройство строй площадки заняло определенное время. Но это было ерундой, по сравнению с тем, сколько было затрачено времени на поиск материалов. Уэко Мундо хоть и имеет каменистые образования, горные породы и прочие твердые монолитные структуры, но к большому сожалению, для нас данные варианты добычи строительного материала оказались крайне невыгодными, и поэтому, мы их рассмотрели как недоступные. Тот, конечно, несколько приврал, сказав, что строили пирамиды исключительно люди и подчиненные пустые. Фараоны всегда имели под рукой очень качественное и весьма высокоточное оборудование, дарованное «богами», и ими же, впоследствии, укрытыми от глаз смертных после начала смуты. Это оборудование позволяло очень эффективно и в кратчайшие сроки заготавливать большое количество блоков для строительства, не тратя большие усилия на обработку камня, и ее доставку. В нашем же случае, подобных инструментов не было, а заниматься «по старинке» молотом и долотом никому не хотелось. Даже я — адьюкас, затратил бы на это просто огромное количество времени, ибо камень, что составлял основу местных скал и гор, обладал высокой степенью сопротивляемостью к духовной реацу. Что автоматически ставило нас на место предполагаемых строителей пирамид из учебников по истории, по которым мне объясняли создание этих чудес света в школе. Найти аналог камня оказалось практически невозможно. Думаю, мы смогли бы найти его в других частях Уэко Мундо, но в указанном районе он не имелся. Вот и пришлось, в итоге, перейти к стеклу, которое додумался использовать один из моих новых «подчиненных», когда увидел, как я отгонял от лагеря излишне любопытную группу адьюкасов. В результате взрыва негативного серо, на земле образовалось целое раскаленное озеро, которое додумались использовать в качестве нужного сырья. Создав специальные формы, мы начали работы по отливанию стеклянных блоков необходимых форм и размеров, вполне неплохого качества. Это качество обеспечивалось за счет добавления одного очень важного вещества, которое мы добывали как раз в этом районе. Этим веществом являлся совершенно точный аналог зеленого кристалла, залежи которого удалось обнаружить не далеко от Тартара. Если быть честным, то Тартар являлся самым что ни на есть, источником этого минерала. Именно вокруг него и располагались эти залежи, в глубине нескольких метров, под песчаной подушкой. Судя по хрупкости этого минерала и его цвету, сдается мне, что это было одно из агрегатных состояний кристалла, содержащего энергию. И вскоре, это мое мнение подтвердилось. Брошенные в расплавленную жижу, эти кристаллики быстро сами плавились, и смешивались с основной массой. После остывания, образовавшийся блок приобретал светло-зеленый оттенок и начинал светиться. К тому же, размеры блока уменьшались почти в два раза, но плотность образовавшегося стекла была вдвое выше. Такая вот интересная загвоздка. Как оказалось, этот минерал был наиболее обедненной формой кристалла, практически лишенной внутренней энергии. Его добавление в расплавленный песок вызывало соответствующую реакцию. Минерал плавился, его структура смешивалась со структурой стекла и создавала совершенно новую структуру, которая поглощала энергию тепла и использовала ее для своего укрепления. На выходе получался блок, практически полностью состоящий из такого вот кристалла. Мне, после этих вот опытов, даже стало интересно: а что если использовать этот минерал для создания своих «Улькиорр — чертей», обитателей Тартара. Идея меня зацепила, и я пообещал себе, что обязательно сделаю это, как только моя работа с пирамидой будет завершена и мне удастся использовать ее полезные свойства. А на данный момент хватало и того, что у нас появился необходимый материал для строительства, который был гораздо прочнее обычного стекла. Оставалось лишь сделать этих блоков побольше, в достаточном количестве. К сожалению (а может и к счастью), единственным существом, способным применять негативное серо был я, и основная масса работ по созданию расплавленного стекла приходилась на меня. И, естественно, для этого требовалось очень много сил. Как только технология была полностью усвоена рабочими, и создание блоков была пущена в оборот, я был вынужден за сутки делать до двадцати выстрелов негативным серо. Естественно, такие чудовищные расходы реацу требовалось пополнять, иначе меня ждал неминуемый регресс, чего бы мне уж очень бы не хотелось. При интенсивном расходовании сил данная возможность была гораздо выше, нежели при обычной жизнедеятельности, без подобных истязаний себя. Естественно, самому охотиться мне не хватало времени. Создать несколько миллионов блоков — это тебе не шутки. Поэтому данной деятельностью полностью занималась Афина, которая постоянно пропадала из лагеря, ведя поиски добычи, которая обладала бы достаточной калорийностью. Естественно, такой добычей могли быть только адьюкасы, и естественно, что охотиться одной для нее было опасно. Но иного выбора у нас не было, и волчица только и занималась выслеживанием и обработкой стоящей дичи. К сожалению, постоянные взрывы негативного серо просто не могли не напугать адьюкасов, и для активной охоты ей приходилось действовать в большом отрыве от основного местоположения наших сил (факт того, что «силой» были только я и она, мною сейчас не учитывалось). Первое время я относился к этому с волнением. Все-таки вести охоту одной, только для того, чтобы оказать мне поддержку, и при этом, быть лишенной возможности получить мою помощь — это выглядело не слишком безопасно. Но, со временем, когда для меня все стало привычным просто так стоять и стрелять своими серо, плавить песок и ждать того момента, когда можно будет сделать следующий выстрел, она вообще перестала меня беспокоить. Ее появления в лагере стали редкими, а времяпровождение на охоте свелось до двадцати часов в сутки. Как правило, она редко объявлялась без добычи (уж не знаю почему, но у нее до сих пор оставалась странная привычка приволакивать свою дичь целиком, вместо того, чтобы просто поглотить и после просто передать мне часть материи). Даже не знаю, сколько всего она там навидалась, но я ни разу не слышал от нее жалоб, или же каких-то пугающих подробностей своих схваток. Насколько я понял, в ней активно развивалась сущность охотницы, которая убивала врага раньше, чем ее враг вообще успевал е замечать. Действуя по заповедям любого уважающего себя в Уэко Мундо охотника, она не станет ввязываться в схватки с опасными и сильными противниками, без четкой уверенности в том, что ей удастся выйти из боя победителем. Сама суть выживания в пустыне заключается не в силе, а в скорости убийства. Эта истина наиболее четко выражается именно у одиночек, которые просто не могут надеяться на помощь в лице товарища. Афина не могла надеяться на быструю подмогу, хотя таковая у нее и была.

В коротких разговорах с ней, когда я спрашивал ее о самочувствии, она нередко упоминала тот факт, что для нее несколько странно быть привязанной к чему-то неподвижному, например этому месту. Мое замечание по поводу того, что она в принципе привязана ко мне уже очень долгое время, она отметила, что нашу привязанность не следует воспринимать как обузу, в отличие от одной точки на карте. Кажется, для нее и в самом деле было сложно привыкать к оседло жизни, в то время как нужда заставляла ее активно существовать в ритме кочевницы. В принципе, я ее понимаю. Ну да, это просто неудобно, после каждой удачной охоты тащить свою добычу в отдаленный лагерь, в то время как было бы гораздо удобнее просто поглотить ее и отправиться дальше, в поисках приключений, так сказать. Впрочем, что поделаешь, когда разворачивающаяся стройка (я предполагаю, что за последние века это был первый прецедент в истории Уэко Мундо такого масштаба) грозилась в скором времени сделать нам прыжок вперед, причем, проигнорировав многие законы нашего мира! Если мои предположения окажутся верны, и я смогу провести нужный мне ритуал, то вскоре нам даже могут не понадобиться охота! Зачем охотиться, когда можно уже спокойно преследовать мои цели. Ради которых, собственно, и начался этот грандиозный эксперимент.

В общем, наше общение с Афиной за весь этот период было сведено к минимуму. Она была занята, я был занят, вокруг нас было немало людей и пустых, которые требовали определенного внимания к себе. В особенности живые. Например, в процессе создания блоков участвовали исключительно пустые. Специалистов держали как можно дальше от процесса литья, а со временем, специально для них пришлось создать специальный бункер, выстроенного из бракованных блоков, в значительном отдалении. Оказалось, что для нормального человека находиться в момент активности реацу пустого третьего поколения очень вредно. А про применение негативного серо говорить вообще не приходилось. Страшная способность вызывала страх даже у адьюкасов (как-то мне довелось увидеть, как драпали несколько таковых, когда перед ними в полусотне метров разорвался безумный заряд), а на живых людей — это вообще сказывалось удручающе. После моего самого первого применения этого оружия не только они, но и пустые бросились на землю, а потом долго приходили в себя. Если бы не один смельчак, который встал раньше, чем замолкнет рокот взрыва в горах, чтобы посмотреть на его последствия, то вероятно, мы еще долго бы думали над материалом для строительства! Хотя, возможно я бы догадался бы об этом и сам, но кто знает, сколько прошло бы времени до того, как мою голову посетила бы эта умная мысль? В общем, моя страшная техника сказывалась весьма дурно на людях. Причем, основным симптомом был необъяснимый страх. Люди сильно боялись, некоторые впадали в панику, а со временем стали жаловаться на сильные головные боли, тошноту, бессонницу, отсутствие аппетита. Одного вообще, кажется, контузило. У него из ушей шла кровь, сам он бессмысленно смотрел по сторонам, словно впервые увидел то, где он жил последнее время.

Из-за таких вот случаев пришлось отдалять их подальше от зоны производства, создавать для них защитные сооружения, делать «заказ» на хороших врачей из Египта, отводить их на более безопасные, но, тем не менее, важные зоны нашей активности. Имею в виду разрабатываемые около Тартара месторождения обедненной формы кристалла. Кстати, стоило бы как-то назвать этот минерал. Я подумал, пораскинул мозгами, а потом, махнул рукой и с легкой руки прикрепил этому веществу ярлык: «тартариум». Со временем прижилось…. Итак, разработкой тартариума занимались преимущественно люди. Они вели работу, руководили пустыми (хотя не всегда), занимались перевозкой добытой массы в места отливки (как правило, отливка была самым безопасным моментом в производстве, хотя и предполагала работу с расплавленной массой). Разработки находились довольно далеко от взрывов, так что за их безопасность там не стоило волноваться. А вредоносность со стороны минералов не чувствовалось, даже наоборот (находясь среди тартариума люди невольно успокаивались и получали какую-то внутреннюю поддержку). Хотя все же здесь также присутствовали защитные сооружения, представленные в виде бункера, небольших блиндажей и не высоких стен, вытроенных из доставленных сюда кусков шлака, после произведенных первых опытов со стеклом. Однако их функция состояла в другом. Эти укрепления были созданы с одной целью — не допустить нападения со стороны чужих пустых. Особенно было опасно возможность появления чертей (все-таки работы велись в непосредственной близости от Тартара). Чтобы не допустить подобного за котлованом непрерывно велось наблюдение. Задачей часовых являлось обнаружение и предупреждение рабочих об опасности, чтобы они успели укрыться в убежищах, где возможность их выживания значительно возрастала. Во всяком случае, до того момента, пока бы не подошла подмога (чью роль должен был исполнить я). Часовые составляли небольшой караул, который возглавлял начальник караула, чьей обязанностью было подача сигнала тревоги в основной лагерь и на место работ. Для этой цели было предусмотрено особое устройство, которое я (говорю это с гордостью) придумал лично. Впрочем, само по себе, оно ни чем не отличалось от обычного светильника, созданного из стеклянного шара и созданного внутри него серо. Разве что было подвешено на высокой мачте, и в случае тревоги ее стоило всего лишь разбить при помощи молотка, для активации которого стоило лишь дернуть веревочку. Нарушение герметичности приводило к детонации серо, которое немедленно взрывается. К сожалению, подобная система оповещения была слишком опасна, так как при взрыве серо могло невольно уничтожить всех, находящихся поблизости как людей, так и пустых. Как никак, не даром серо считается самым мощным оружием пустых (за исключением исключений), и взрыв одного среднестатистического заряда была ничуть не меньше нормальной бомбы в армиях XXI века. Поэтому пришлось несколько изменить конструкцию сигнальной системы. Вместо сферичного стеклянного сосуда пришлось создавать некоторую пародию на реальную пушку, только целиком из стекла. Длина этой пушки составляла около метра. Конечно, пушкой ее было также сложно назвать. Скорее, это было похоже на большую каплю. Нижняя часть этой капли имела наиболее плотное стекло, в то время как верхняя — в точности до наоборот. Именно к ней и прикреплялся молоток, и именно туда им наносился удар. В итоге разбивалось стекло именно в этой части, в то время как остальная часть оставалась нетронутой. Целью подобных изменений являлись мои намерения превратить бомбу в сигнальную ракетницу. Специально для этого, в основную часть этой капли был встроен тартариум, который удобно сплавился с раскаленным стеклом и превратился в мощную монолитную структуру. Благодаря особым свойствам тартариума, после детонации серо, ее сила не разрывала капсулу вдребезги. Прочные стены удерживали энергию, и та устремлялась в единственный выход, который оставался. Как итог, получался луч красного цвета, направленный в воздух. Подобная система являлась весьма неплохим сигналом для меня, находящегося в достаточном отдалении, и я смог бы быстро подойти для подмоги. Ну, или скрыться, если бы того потребовала ситуация (не хочу признавать, но в Уэко Мундо я далеко не авторитет, хотя мне и количество моих подчиненных непрерывно росло). На случай же нападения адьюкасов, я предпочитал не шибко беспокоится. Если бы нашлись такие смельчаки, которые бы проигнорировали бы всплески зловещей ауры при разрывах негативного серо, то они бы расправились с моей «горнодобывающей» компанией в мгновение ока, используя сонидо, и помощь им бы просто не потребовалась. У меня были бы совершенно иные заботы. Например, как сохранить в целости постоянно пополняемые запасы блоков, ценность которых не стоит забывать! Для производства такого количества материала требовались существенные силы и ресурсы в виде как песка (что было не проблемой), так и тартариума (что было определенной проблемой).


Начать строительство было необходимо как можно скорее, ибо постоянное наращивание количества блоков, которые нагромождались в занятные произведения складской архитектуры, в виде кубов и длинных стен, не могло оставаться незамеченным. Стройматериала было достаточно, его производство находилось в активной фазе, а уже очищенная от песка стройплощадка, в свою очередь, грозилась в ближайшее время снова оказаться под оным. Поэтому, пришлось поторопить «проектировщиков», которые до сих пор активно занимались проектированием новой пирамиды. После разговора с верховным жрецом, который молча выслушал мои требования, порою позволяя себе отрицательно махать головой, мне все же удалось получить первые необходимые чертежи, а также новых спецов, которые были незамедлительно переправлены в зону их непосредственной деятельности. Я предполагал начать возведение основания пирамиды, так как остальная часть еще находилась «в проекте». Правда, с одной задачей возникли небольшие сложности. Количество моих работников было весьма мало, а вербовать где-то их было необходимо. Вот тогда я и подумал, что было бы неплохо, использовать возможности подчинения пустых жрецов, которые весьма умело призвали в свое время к пирамиде Хеопса весь личный состав этого вида всего Египта. Однако, выслушав мою просьбу, жрец вежливо отказал моей просьбе, причем, привел весьма убедительные аргументы своего отказа. Я их выслушал, и согласился. Со всем. Хотя, самым важным значением являлось одно — количество пустых в Египте было ничтожно мало. И судя по скорости их появления, то достаточную численность придется ждать еще не скоро. Если конечно, не произвести геноцид живых египтян. Но я отмел эту мысль. Мало ли как отреагируют их покровители такому наглому поведению. И как отреагируют те же шинигами, когда под их носом начнут производить убийство тысяч людей. Договор договором, но порою дипломатические соглашения не работают. Поэтому, пришлось заняться поисками кандидатов на строителей в других местах.

Самым логичным решением поисков было, вполне логично, Уэко Мундо. Лес Меносов, а если быть точнее, целая система таких лесов, разбросанных по всему пустынному миру. Это были гигантские гнезда пустых всевозможных поколений и естественным источником бесплатной рабочей силы. Если подумать, то лично мои возможности позволяли мне контролировать два поколения. Сомнительно, конечно, что гиллианы окажутся полезны при создании сооружений, требующих столь точных расчетов и подгонки блоков. Но, если подумать, то думаю, что существа столь огромных размеров все же оказали бы весьма неплохую поддержку, хотя бы в роли строительных кранов, или же тупо в роли тягловой силы. Перемещать многотонные блоки для пустых первого поколения было сложно, а вот для меносов это были семечки.

В итоге, пришлось начать поиски с самого ближайшего к нам Леса, который располагался прямо за горной цепью. Второй по расстоянию лес хоть и не был огражден таким мощным препятствием, но до него было вдвое дольше идти, да и по открытому пространству. Что являлось опасным в случае столкновения с адьюкасами. Если бы дело дошло до применения серо, то немало «рабочих» оказалось бы в зоне поражения, и не факт, что они остались бы нам верны. В точности влияния зова было не изучено, и было неясно, способны ли другие равносильные оппоненты перехватывать контроль над ранее подчиненными объектами. В общем, такой вариант был опаснее и поэтому я выбрал вариант с пересечением горной цепи.

Для проведения данной операции я был вынужден дождаться возвращения Афины с охоты, чтобы отправиться в лес вместе с ней. Провернуть масштабную вербовку в одиночку было бы сложно, а ведь во время использования зова на меня могли совершить нападение те, которым похищение «людских» ресурсов могло не понравиться. Было бы неприятно оказаться в такой ситуации. С одной стороны враги, а с другой — не доведенное до конца важное дело. Это было недопустимо. Пока волчицы не было, пришлось заняться организацией имеющихся подчиненных и рабочих «по найму» таким образом, чтобы они не привлекали внимание бродячих адьюкасов, пока нас не было рядом. Я не хотел потерять более-менее обученных и квалифицированных работников в обмен на тех, которые не понимали бы даже одного моего слова, и ими пришлось общаться исключительно методом мысленной передачи образов, чтобы те могли выполнять хотя бы простейшие поручения. Моим имеющимся подопечным требовались надежная защита от большинства угроз, а также возможность в случае чего, оказать сопротивление. Если даже не эффективное, то хотя бы эффектное. Такое эффектное, как подрыв нескольких светильников с серо внутри. Хотя, это может даже стать эффективным способом противодействия высокоуровневым противникам. Данное мое решение оказалось, по-моему, самым правильным. И думаю, что не стоит говорить, что оно было реализовано? Был построен дополнительный бункер временного содержания, в котором до нашего возвращения должны были укрываться как пустые, так и все люди. Им запрещалось покидать это укрытие, тем самым привлекая внимания хищников, для которых большое скопление хоть и низкокалорийных, но все же жертв в их ареале, могло показаться в лучшем случае оскорбительным. С зоны разработки тартариума были выведены все рабочие команды, кроме караула, которому предписывалось оставаться на посту, и в случае обнаружения противника, подать сигнал тревоги, тем самым предупредив своих товарищей о возможном нападении и на них, и автоматически дав им время на подготовку. Караул должен был после этого укрыться в своем бункере, и планомерно взрывать заранее установленные светильники (как многофункциональны эти чуда техники!) по мере продвижения недругов. В свою очередь, вокруг основного лагеря было произведено минирование по всему периметру. Система подрыва была стандартной — та же веревка с молотком в конце. Дернул и получил большой бум. Жаль, что было мало мною изготовлено сигнальных «пушек». Из них получились бы настоящие мощные одноразовые орудия для прицельного огня. В общем количестве их было всего пять. Еще парочка имелась у караульных, а также по одному экземпляру имелись на горных НП (наблюдательных пунктах), которых было три точки во всей системе гор. Эти пункты оставались без подобных мер безопасности, так как расположение их было относительно безопасным, возможность защищаться там была превосходная, а для укрытия могли отлично сослужить и пещеры. В общем, это было вполне нормально.

После возвращения Афины, я дал ей время немного прийти в себя после ее похода, и обсудил с ней свои планы. Она, естественно не стала перечить, хотя, сдается мне, что в последнее время для нее подобные мои выходки стали казаться более пугающими, нежели обычно. Но, ничего страшного. Главное, чтобы она меня поддерживала, а остальное пока было не важным.

Мы выдвинулись к горам, и преодолели расстояние до них за довольно короткий срок, после чего быстро начали преодолевать хребет по знакомому перевалу, пройдя мимо одного из наших пунктов. Перейдя насквозь эту систему гор, мы оказались по ту сторону этой цепи. Честно признаюсь, что за весь период, проведенный мною в одном месте, я успел сильно соскучиться по совместным путешествиям с Афиной, которая, впрочем, кажется, тоже была довольна этим забегом по пустыне. При этом мне удалось сделать парочку наблюдений касаемо моей спутницы, которая за проведенное время успела несколько измениться. Она стала гораздо быстрее, чем раньше. Я не знаю вот, может это мое тело стало медленнее после длительного проведения времени без быстрых перемещений, но, кажется, что она теперь превосходила меня почти в два с половиной раза. Мое сонидо по сравнению с ее движениями выглядела просто движением улитки рядом с… быстро бегущей волчицей. Ей стоило больших сложностей двигаться в моем максимальном темпе, чтобы не обогнать меня за пару прыжков. Вдобавок, она стала невероятно тихой. Ее движения были легки, причем настолько, что на песке даже не оставались следы. А ее силуэт казался просто тенью на фоне песка. Кажись, самостоятельная охота пробудила в ней ее скрытые таланты. А ее способности выслеживать добычу, стали еще лучше, чем раньше. Например, завидев валявшуюся на земле небольшую частичку кости, волчица определила не только существо, которому оно принадлежало, но и время, когда это произошло, куда ушел объект, и насколько он смог за это время отдалиться. Вдобавок, сделала вывод, в каком направлении он сейчас движется, и за сколькое время его можно догнать. Такие поразительные способности в плане выслеживания цели меня заинтересовали. И откуда интересно у нее взялись такие навыки?

Я сам казался себе несколько тяжелее, чем обычно. Что было странно, учитывая то, что мне удавалось так интенсивно питаться, как раньше. И эта тяжесть не заключалась в том, что мое тело закостенело. Просто, словно увеличилась его масса. Странно! Причину я так и не нашел, хотя и очень старался. Моя массивность проявлялась тем, что мои ноги проваливались под песок при беге, словно я бежал по колено в воде. Из-за этого моя скорость падала. Афина обратила на это внимание. Не дождавшись от меня нормального ответа, она сама вызвалась внимательно осмотреть мои ноги. У меня не было другого выбора, и поэтому позволил сделать осмотр, который был проведен довольно быстро и был получен вердикт. Из него следовало, что мои способности к поглощению работали на полную мощность, и кажется, что после начала быстрого движения, они только усиливались. Мои ноги просто расщепляли песок и поглощали его таким образом, что в итоге они проваливались в песок. А потом нашлись еще и дополнительные факты. Мои ноги были буквально покрыты странным тонким прозрачным слоем светло-зеленого цвета. Этот слой по факту напоминал стекло или же тот же тартариум, только вот этот слой был не твердым, а скорее, каким-то вязким, или нет, мягким, напоминающим полиэтилен. Слой был не однороден. Местами единую структуру нарушали мелкие вкрапления более твердых «кристалликов» которые формировали узоры. Осененный внезапной догадкой, я приподнял полы своего плаща, вытащив рук из под материи. И в костном покрове моих локтей были покрыты той же субстанцией. А потом та же ситуация повторилась и нагрудником. Практически все скрытые под плащом костные сегменты брони были заляпаны этим веществом, которое, кажется, и было причиной моей неожиданно возросшей тяжести.

Этот странный покров меня заинтриговал. Я даже временно забыл о том, что мы куда-то шли и что-то собирались делать. Меня поглотил исследовательский азарт, который настоятельно рекомендовал мне немедленно найти ответы на эти вопросы. Усевшись на песок, я провел когтями по этой пленке, обнаружив, что сам по себе материал достаточно податлив. Разрезы появились мгновенно, когти без малейших проблем разрезали три миллиметра «полиэтилена». Отодрав небольшой клочок от своей ноги, я тщательно изучил его, растягивая то так, то этак, комкая, сжимая, даже обрабатывая огнем. Этот материал был на удивление пластичен. Он легко растягивался как резинка, при этом не рвался на части (хотя и становился опасно тонким), его можно было комкать (при этом материал быстро слипался в единую аморфную массу без возможности возвращать его в старое состояние). Огонь моего покрова ему был абсолютно безвреден. Никакая высокая температура не могла повлиять на его изначальные свойства. Кажется, что сам по себе материал даже мог спокойно пропускать жар сквозь себя, обладая большой тепло проводимостью. Единственным исключением из всего этого списка являлись те небольшие кристаллические вкрапления в общую структуру. Эти кристаллики были небольшими (едва ли больше обычного девчачьего бисера), однако из концентрация была довольно значительной. Они были довольно твердыми, не поддавались когтям, на огонь реагировали иначе, нежели пленка. При создании покрова пламени, кристаллики начинали интенсивно светиться ярким зеленым светом, а как только пламя исчезало, то тут же затухали. При этом, кажется, что после подобной обработки огнем, они только стали крепче, чем были раньше. Что было еще забавнее, место, с которого я снял клочок пленки, незамедлительно снова покрылся ей. Хотя и без кристалликов, на формирование которых, скорее всего, требовалось гораздо больше времени, чем просто на слой этого вещества.

Самым последним, наверное, сюрпризом, связанным с загадочной пленкой, было то, что плащ отказался поглощать этот материал. Хотя и не отказался окружить его коконом, что обычно значило, что угощение ему по вкусу. Только на этот раз, реакция оказалась совершенно иной. Вместо того чтобы просто исчезнуть в небытие, аморфная субстанция видоизменилась. Во-первых, она изменила свою форму, став похожей на идеальную сферу, нежели на обычный кусок жеваной жвачки, а во-вторых, ее структура стал совершенно кристаллической. Шарик полностью состоял из тартариума, являясь практически монолитной структурой. У него были гладкие края, внутри все было именно таким, каким из себя представлял этот известный минерал, вдобавок, у шара появилась сердцевина, которая слабо светилась. Этот тартариум не был тем обедненным образцом, который мы использовали для создания универсального стройматериала. Нет, он походил на обогащенную версию, которую мы видели на полюсе, разве что яркость свечения была ниже.

Таким образом, оказалось, что мое тело каким-то неведомым образом покрылось странной субстанцией, которая всегда была скрыта под плащом и находилась исключительно в костяных образованиях. Эта субстанция была явно следствием моей работы с тартариумом, так как содержала ее в больших количествах. Странно конечно, что столь незначительный слой умудрялся серьезно утяжелять мою «тушу», и странно то, как он влиял на мои способности к разжижению. Ведь такой мощью к поглощению мои ноги никогда не обладали, хотя признаю, что они все же могли это делать. Уникальность моей костной структуры заключалось в том, что она содержала в себе многочисленные поры, через которые духовные частицы сравнительно легко проникали в мой организм и усваивались там. Однако раньше у меня не получалось так просто разжижать неорганические вещества, за исключением того же тартариума, хотя подозреваю, что этот минерал все же имел органическое происхождение. Странно то, что поглощение было активно во время быстрого движения, а в те мгновения, когда я стоял неподвижным, или же двигался медленно, оно не работало. Неужели этому виной была пленка, которая оказывала свое воздействие на эти способности? Но как могла простая пленка влиять на мои функциональные параметры? Хотя верно, глупо утверждать, что пленка, по своим характеристикам не имеющая аналогов (имеется в виду среди достижений науки XXI века), простая. Но в чем была причина? С повышением массы еще ладно, это можно хоть как-то объяснить тем, что возможно это просто какой-то вид самовнушения, который возникает под воздействием появления слоя странной материи на моем теле. Мало ли что могло вызвать этот эффект. Но какое влияние может оказывать этот слой на непосредственный возможности организма, притом, даже не весь спектр, а лишь фрагментарно. Вопросы, вопросы, вопросы. Для ответа на них требовались долгие наблюдения, на которые, не было времени, учитывая то, чем мы должны были заняться на данный момент. Поэтому, пришлось временно забыть про это и направиться дальше, постоянно утопая в песке. Это раздражало, причем не только меня (хотя мое раздражение сложно сравнить с чужим). Наконец, вдоволь намучившись с этим бегом «по болоту», я решил взглянуть на то, что же происходит с моими ногами во время бега. Увиденное оказалось шокирующим! Кристаллики в пленке во время бега просто горели, причем поразительно ярко, вдобавок, они, кажется еще и пульсировали (сложно делать наблюдения, когда твои ноги мельтешат в безумной пляске), вызывая этакий эффект гирлянды. Часть кристалликов загоралась на мгновение, потом, то же самое случалось с другой частью, в то время как остальные потухали. Этот цикл зависел от одного или другого момента при движении ног, и исключительно только тогда, когда я бежал. Стоило остановиться, как кристаллики немедленно гасли, словно ничего и не было. Вот тут то и заключался весь подвох! Тартариум способен поглощать энергию, а при быстром движении я невольно ее выделял. Энергия тепла, которая быстро поглощалась, причем, сдается мне, что кристаллы поглощали ее даже в большем масштабе, чем энергия выделялась. В итоге, создавался дисбаланс. Чтобы компенсировать излишнюю потерю тепла, организм был вынужден адаптироваться, и как результат, он искал способ восполнять утрачиваемую энергию. И находил ее там, где мог. Расширив собственные возможности. Как известно, человеческий глаз расширяет свой зрачок в зависимости от необходимости, например, когда темно, он увеличивается в несколько раз (насколько я помню, в 17 раз). Кажется, в данном случае было примерно тоже самое. Резко усилив поглотительные способности с нужном районе, мой организм начал мгновенно поглощать нужное количество материи и преобразовывать ее в энергию, которая уходила на восполнение потерь. Этакий, вечный двигатель. На счет свечения кристаллов в зависимости от положения ноги при беге, точно не уверен, но думаю, с этим связано сокращение мышц.

Таким образом, раз уж без расщепления песка моему телу уже будет не особо приятно, то сдается мне, что придется потерпеть с такими вот способами передвижения. Я невольно позавидовал способности арранкар и шинигами, которые могли спокойно двигаться по воздуху, ступая как по земле. Да, это просто предел мечтаний для любого охотника! И вязнуть в песке не надо, как некоторые особо одаренные. Стоило бы этому научиться! Впрочем, сейчас не до этого. Времени на тренировки пока нет. Если подумать, то его вообще нет. Да и думать об этом тоже не время. У нас много дел, которые требуют большой концентрации. Нам нужны много приспешников, а для того, чтобы их завербовать, нужно немало усилий. Так что пришлось временно махнуть рукой на сложности и продолжать двигаться к лесу.


Лес сам по себе удивительное место. Представить себе такие вот кристаллические деревья, которые играют роль громадных колонн, поддерживающие своды громадного пространства, служившего домом тысячам различных существ, а вдобавок, являлся именно той опорой, которая удерживала реальную поверхность Уэко Мундо, хотя признаться, истинной поверхностью был все же песок Леса, нежели барханы под луной. Одно из чудес природы, которое появилось очень и очень давно. Наверное, эти деревья, которые сейчас кажутся безжизненными кусками камня, когда-то зеленели пышной листвой, насыщая окружающий воздух ароматом свежего леса, а не страшного места, где регулярно происходили убийства, каннибализм и прочие жуткие с точки зрения нормального человека вещи. И наверное, в те далекие-предалекие дни Уэко Мундо был не таким холодным местом, каким он представляется сейчас. Раз росли такие громадные деревья, то скорее всего имелся источник жизни. А источник жизни для любого растения (за исключением тех, что растут на полюсе) — это солнце, или же если быть точным, то свет и тепло. А так как в этом мире не было даже намека ни на одно из этих источников, то возникает вопрос, куда они делись. Я лично сомневался, что эти деревья изначально имели кристаллическую структуру. Мне больше по душе вариант с реально росшими, но окаменевшими в силу каких-то загадочных причин реальных деревьев из древесины. Органика, как говориться. Но, да ладно.

Итак, как оказалось, что лес, который в свое время спокойно рос себе и рос, неожиданно стал неожиданно подземным, а его ветви начали играть роль фиксаторов песчаной поверхности? Которая со временем стала настолько плотной и глубокой, что занимала десятки метров, и даже сильные потрясения там, наверху, не очень-то сильно отражались здесь, в глубине. Странно, конечно, но судя по всему, причиной этому явления стал какой-то либо катаклизм, либо эксперимент. Хочется надеяться, что все-таки первый вариант….

Найти в Лесу пустых первого поколения не очень-то и сложно. Только вот проблема заключается в количестве. Пустые — это одиночки, живущие только ради себя. И хотя среди них и возникали группы, но это было не столь частое явление. Скопления пустых, конечно существовали, и эти скопления довольно часто имели в своем составе немалое количество особей. Однако данные скопления возникали ненадолго, и только в определенных случаях. Этих случаев было не столь много, и как правило, скопления пустых сразу же исчезали, как только обстоятельства, приведшие к сбору, менялись. Заставить пустых объединиться в большие группы могло либо желание полакомиться неплохой добычей, либо же желание полакомиться друг другом (очень часто одно переходило во второе, а второе в третье — в образование гиллиана). Порою пустые объединялись, чтобы выполнить чью-то волю, например адьюкаса. Иногда высшие пустые, ради исполнения своих целей или просто из прихоти, собирали целые легионы, которые, впрочем, держались только до тех пор, пока собравшим их существам эта идея интересна. Бывает всякое.

Нам с Афиной требовалось издать Зов, чтобы привлечь к себе максимальное количество пустых в районе, а для этого было необходимо произвести мощный всплеск реацу, чтобы охватить как можно большую площадь, и следовательно, больше пустых. Однако у такой тактики был один большой минус — излишнее внимание к нам со стороны пустых нашего поколения. Те могли отреагировать по разному, но зная представителей своего вида, больше всего от них мы ждали только подлянки. Не буду заявлять о том, что мы были чем-то от них лучше, ибо сам прекрасно понимаю, что начнись такое у меня на территории, я среагировал бы негативно. Да и сейчас, а также за всю свою бытность адьюкасом, для меня мои сородичи были и оставались главным источником питания, а также роста. Даже несмотря на вариант с пирамидой…. Итак, как я уже сказал, было необходимо накрыть огромное пространство своей реацу, проникнув тем самым в головы низших и начать транслировать им свои мысли — команды. Логичнее было бы сначала найти наиболее заселенную часть леса, и уже там произвести выброс, но тут имелись свои недостатки. Наиболее населенные участки не всегда населены исключительно низшими. Там могут встретиться и те, которые были бы равны по силам нам обоим. Поэтому, мы занялись поисками мест, в которых процент населения был бы удовлетворительным как в плане рабочих, так и в плане боссов, которые не хотели бы их отдавать. Если удовлетворительным являлось более массовое количество рабочих, то их боссов было нужно как можно меньше, число, наиболее близкое к нулю. Тот же ноль, например. Однако в то же время требовалось найти такое место где-то ближе к выходу из леса. В целях безопасности, так сказать.

Мы не сильно отдалились от входа, прежде чем нашли район, заселенный значительным скоплением. Скопление оказалось тем, которое я назвал бы скопищем будущих клеток гиллиана. Эти пустые активно пожирали друг друга, к ним непрерывно присоединялись все новые и новые жаждущие угощения, автоматически становясь им сами. Здесь было несколько сотен пустых, которые отчаянно пытались себя сожрать, их реацу постоянно перемешивались друг с другом, создавая какую-то странную ауру, которая постоянно менялась, становясь все более и более концентрированнее. Честно говоря, зрелище далекое от приятного. Видеть, как существа, которые в свое время были людьми (венец природы, чтоб его), отчаянно грызлись друг с другом, вгрызаясь в плоть друг друга, пробивая черепа, разрывая на части, вырывая глаза. В общем, это была мясорубка, которая вызывала отвращение даже у меня — существа, которое было рождено в результате вот такого вот безумия, а также преспокойно поедающего таких же существ без малейшего чувства вины. Ешь, чтобы выжить — принцип Уэко Мундо и всех, кто в нем живет. Но это…. Это было отвратительно!

— Господин Арес, мы начинаем, или же будем ждать, пока они не перебьют друг друга?

— К черту этот сброд! Нам не нужны такие работники. Даже если мы их сейчас и остановим, не думаю, что от них будет толк. Еще устроят подобную чертовщину наверху, в то время как должны работать!

— И что, просто оставим их?

— Нет.

— И что будем делать?

— Ничего. Дождемся апогея.

— Зачем. Вы же сами все твердили, что нам нужно спешить!

— Так-то оно так, но думаю, что ждать осталось недолго.

Я уселся на землю и принялся наблюдать за происходящим, без малейшего волнения. Мне был любопытен сам процесс превращения всех этих существ в гиллиана. Было в этом кое-что увлекательное! Меня всегда занимал вопрос, каким образом сотни самых разнообразных существ способны слиться воедино, тем самым создав совершенно новый вид. Который является не химерой, а абсолютно своеобразным существом, имеющим совершенно иную физиологию, чем все остальные.

Афина уселась рядом, и в недоумении смотрела не на то, что происходило перед нами, а на меня. Неужели ей не понятно то, что я хочу делать?

— Господин, а зачем нам, собственно говоря, смотреть все это? Чего вы хотите увидеть?

— Мне интересен механизм превращения в гиллиана. Вот я и хочу понаблюдать за этим, раз выпала такая возможность.

— Господин, но это займет уйму времени. Судя по насыщению реацу, этот процесс только в начале. Потребуется еще целая куча пустых, прежде чем гиллиан станет самодостаточным.

— Ты уверена? Откуда такие познания?

— Я уже не раз видела, как это происходило. И скажу вам, сейчас им не хватает реацу, чтобы даже начать трансформацию, не говоря уже о возможности хотя бы действовать инстинктивно. А про личность, я уже молчу. Среди этих пустых нет никого, кто смог бы возглавить общее тело, следовательно, у этого гиллиана не будет шанса стать адьюкасом и эволюционировать дальше.

— Какая интересная речь, Афина! Раньше от тебя было просто не дождаться таких замечательных умозаключений. Да и еще тон…. Такое чувство, что ты на меня сердита.

Мои последние слова вызвали некоторую реакцию со стороны волчицы. Вместо недовольного тона, которым она говорила до сих пор, я ощутил, как она мгновенно сжалась, и виновато посмотрела на меня. Мда, кажется для нее такие колкости в ее адрес оказались излишними.

— Простите, господин Арес. Просто, ммм… последнее время я была не в настроении.

— …и мои действия это настроение только добивали? Хех, ничего страшного. Но вот твое заключение относительно гиллиана мне понравилось. Так, скажи мне, сколько еще нужно пустых, чтобы этот гиллиан наконец сформировался?

— Думаю, еще как минимум полсотни. И то, этот менос будет лишен возможности думать, если конечно сюда не подойдет кто-то посильнее, чем эти, хотя бы в полтора раза. Это даст возможность ему хотя бы видеть глазами этого тела и частично его контролировать.

— Откуда такие познания? Только не говори мне, что просто из наблюдений. Наблюдениями такого рода вещи нельзя объяснить.

— Видите ли, я сама была в такой же ситуации. Я не помню свою прошлую жизнь, но то, как я оказалась в таком вот сборище пустых, припоминаю. И то, что я была самой сильной среди них, но все же не слишком сильна. Я с большим трудом взяла под контроль свое тело гиллиана, когда пришла в себя, и очень долго не могла в полной мере отказаться от некоторых инстинктов, которые всегда оказывались сильнее меня.

— Вот оно как! Почему ты мне раньше об этом не рассказывала?

— Как то мы об этом не говорили.

— Согласен. Итак, значит, нужно еще полсотни пустых да. Полсотни пустых, а если быть точнее, нужна реацу такого количества пустых. Проведем эксперимент!

Я прыгнул прямо к буйствующей толпе пустых, для который мое появление почему-то не стало особым сюрпризом. Сила моей реацу осталась незамеченной. Уж слишком были увлечены эти существа своим делом. Но это и к лучшему. Не будут разбегаться и портить мой опыт! Схватив тушу одного из мертвых пустых, которому отгрызли пол головы, я снес ему голову ударом руки, и, отпрыгнув несколько назад, положил ее на песок. Потом отодрал со своих ног пленку, растянул ее, и положил также в песок, после чего тупо закидал сверху песком, потом положив на него ранее добытую голову. После этого, затянул концы пленки так, что образовался узелок. Вуалям, и у меня странный мешок, набитый песок и головой одного пустого. Так, дело осталось за малым. Сконцентрировав свою реацу на мешке в виде огня, я начал таким образом подпитывать кристаллики, попутно насыщая ею и песок, а также подвергая обработке живые ткани.

— Что вы делаете, господин Арес? Зачем вам это?

— Хочу кое-что проверить. У меня тут возникла интересная мысль!

Передавать реацу кому-то другому я не умел. Конечно, я мог это сделать, но только находясь в связке с Афиной, для которой я собственно и делал такие шаги. Но вот так вот отдавать свою реацу чему-то чужому я был не способен. Поэтому пришлось пойти на хитрость, создав мощный огненный покров на ладони и буквально «сжигая» мешок. Мешок сам не пострадал. Наоборот, кажется от поглощенной энергии кристаллы становились только ярче и ярче, приобретая более темно-зеленоватый оттенок, а пленка быстр вернула свою прежнюю толщину, попутно покрывшись сетью тонких зеленых линий, наподобие капилляров. Впрочем, думаю, что оно все же было похоже на паутину. Эта паутина горела таким же ярким светом, что и кристаллики, но были тоньше в несколько раз. А вот то, что происходило внутри мешка — это другая история. Песок дымился, а голова пустого вообще кажется варилась в собственном соку. А потом и вовсе лопнула внутри, забив все внутри своей кровью и жижей, что образовалась после обработки огнем. Через некоторое время, эта кровь и жижу пронзили те самые тонкие линии, которые раньше были только внутри пленки….

К концу того времени, когда я передал достаточно энергии в этот мешок, сам по себе узелок с песком, остатками головы минуса, а также кристалликами тартариума и органической пленки из моего тела, приобрела весьма странную форму. Мешок стал мячом метрового диаметра, полностью покрытый сетью зеленых горящих «капилляров» внутри и с сердцевиной, напоминающей ядро самородков не обедненного тартариума. Увидев то, что с стало с этим казалось бы простым предметом, я чуть не передумал использовать его по назначению, мысленно поражаясь тому, сколько всего еще предстоит узнать об этом мире и его законах. Но, потом, все же махнув рукой на то, то я «сотворил», бросил этот мяч в гущу безумствующей толпы пустых, которые уже изменили это место в лучших традициях дизайна фильмов ужаса. Море крови, оторванные конечности, вырванные внутренности, разбитые черепа, плавающие в какой-то жиже мозги, торчащие ребра, и как жуткие зомби — ползающие среди этого болота твари, у которых не было ни разума, ни смысла жизни. Они уже были обречены.

Мой мяч упал на землю, и тут же к нему потянулись обреченные безумцы, словно это было какое-то невиданное лакомство. Которое, впрочем, оказалось для них не по зубам. Схватив своими клыками этот шар пустой, немедленно отошел в мир иной, а его тело тут же начало растворяться, покрываясь черным туманом. Все окружающее пространство также начало меняться, словно пошла какая-то цепная реакция. Туман накрыл все поле бойни, пустые перестали биться, их тела стали исчезать внутри образующегося странного черного состава, который по покрою напоминал мой плащ. Или же, иначе говоря, покров гиллиана. Да! Это было оно — рождение Меноса Гранде, существа, подобное которому дало жизнь мне в свое время. Я отпрыгнул чуть подальше, чтобы не оказаться слишком близко к этому существу, которое, сам же подверг обработке. Кто знает, что могло получиться после моего вмешательства в процесс? Поэтому, было бы лучше, если бы наблюдал за этим с безопасного расстояния, готовый, в случае чего, тупо разнести ему голову своей балой.

Гиллиан «родился» довольно быстро. Как только растворение всех пустых закончилось, началось формирование основной массы тела. Которое полностью приняло свою истинную форму в течение около минуты — полторы. Получившийся менос отличался от обычных гиллианов. Нет, он был таким же большим, имел такую же внешность. Только вот маска была совершенно иной. Она походила на мою. Такая же безликая, лишенная каких-либо углов, выпуклостей, разрезов для носа и рта. Такие же разрезы для глаз. Только вот цвет был несколько иной. Светло-зеленый, с несколькими тонкими полосками, которые спускались со лба из одной точки в разные стороны. Одна, самая длинная, доходила до подбородка, а две других пересекали глаза, и оканчивались в районе щек. Ну, и была еще одна отличительная черта этого гиллиана. Как и у меня, голову его «украшали» шипы, только они были прямыми, и смотрели в стороны, а не вверх. Получалось, что у этой особи было целых два кольца шипов по всему телу. Такой вот экземпляр.

Сам по себе он был уникален. Это был менос, рождение которого было спровоцировано моей реацу. Которая, кстати говоря, передала ему уникальные отличительные черты. Если призадуматься, то переданная тому мячу энергия превосходила уровень среднестатистического пустого, так что стоит ли говорить, что в идеале, будь тот сгусток моей реацу пустым, он бы завладел контролем на новым телом. А сейчас, вот, даже не знаю, к чему привело мое вмешательство.

— Афина, попробуй-ка применить зов.

— Есть!

Она сосредоточила свою реацу и выплеснула небольшое количество в нужном направлении, проникая в разум гиллиана. А через мгновение, тот сделал неуверенный шаг в сторону, как бы давая нам пройти.

— Он полностью подчинен. Контроль на должном уровне.

— Он разумен, как думаешь?

— Скорее всего нет. Никаких ощущений, которые у меня обычно возникают при подчинении разумных пустых не возникло. Но, кажется, это и не простой гиллиан. Инстинкты не сопротивляются, но и не поддаются моей воле. Просто, тело реагирует на мои приказы, но само по себе, оно, кажется, лишено всех возможностей безмозглого меноса.

— Это — марионетка?

— Думаю, что да.

— Хм, странно. Хотя, наверное, все логично. Количество вложенной моей реацу хватило, чтобы активировать процесс трансформации. Но так как это была лишь чистая реацу, лишенная разума, то думаю, что личности у созданного при ее помощи гиллиана и не может быть. Хотя, если призадуматься, то моя реацу была соизмерима с теми полусотнями пустых, которых не хватало. Это значит, что она находится «у руля», но рулить сама не в состоянии. Она просто подавляет других пустых, вот и все. Какая интересная получается, у нас, экспериментальная модель вышла!

— Простите, но она вышла у вас. Я не имею к ней никакого отношения.

— Ошибаешься. Теперь он под твоим непосредственным контролем, так что, он частично твой.

— Не буду с вами спорить. Скажите, только, что вы намерены делать с ним. Он ведь не способен даже сделать шагу без приказа. Если его оставить, то он таки будет стоять тут до тех пор, пока его не уничтожат или не съедят.

— Или пока у него не разовьется мозг.

— Думаю, что это не реально.

— Возможно. Но этот образец может пригодиться. Первый практически искусственный гиллиан — это просто «шедевр» экспериментальной науки.

Увидев скептический вид Афины, я внес ясность очередной фразой.

— Во всяком случае, съесть его мы всегда успеем!

— Как скажете, только вот вы собираетесь таскаться с ним по лесу?

— Зачем? Пусть тут стоит. Ты же сама сказала, что он не дернется без приказа. По пути обратно прихватим с собой.


Наш грандиозный зов получился даже грандиознее, чем я предполагал. А ведь было чему подивиться. Вместо двух адьюкасов, зов выполнили далеко не двое. Нас было целых шесть особей, которые охватили просто невероятное пространство, беря под контроль тысячи пустых первого поколения, а также, около сотни гиллианов (что уже равносильно одному адьюкасу). Как это получилось? Да все также, необычно. Стоило нам с Афиной оказаться в довольно хорошем, с точки зрения вербовщиков, месте, как нас встретили местные адьюкасы, которые не горели желанием давать нам возможность сделать наше дело. Но, на наше счастье, к тому моменту, когда эта четверка добралась до нас, мы уже находились в «связке», соединенные в единую сущность, а из этого следовало, что мы на тот момент обладали общим резервом реацу, а также общим пламенным покровом! Который они увидели, как только оказались перед нами с видом хозяев. Комбинированный покров из пламени (с момента нашего вторжения в мозг того адьюкаса, мы научились создавать практически аналогичную версию покрова, каким был тот громадный волк), произвел на них должное впечатление. В любом случае, кажется, все это время, я сильно недооценивал наши общие силы. Вдвоем мы были сильны. И плевать на то, что их суммарная реацу была выше нашей. Они получили психологический эффект, и проявили нерешительность, что дало мне возможность сделать дерзкий ход. Применив трюк с плащом-петлей, я схватил «лидера» этой группы (его лидерство было определено лишь по чуть более высокой реацу, нежели у остальных), притянул к себе (ради этого пришлось ослабить вокруг него пламя, чтобы не сжечь его заживо), и выдавив ему один глаз, подсоединился к его зрительному нерву, проникая в мозг, и устанавливая контакт. При этом приказал Афине не идти за мной, и принять контроль над моим плащом, пока я буду «внутри». В случае чего, она должна была отпугнуть врагов, используя всю нашу общую реацу.

На этот раз вторжение в разум врага оказался более удачным. Наверное, этот противник не ощущал ту страшную боль, которую терпел предыдущий, который пережил куда больше, чем этот экземпляр. Поэтому разум не успел создать страшные картины, не успел он и набраться безумной ярости по отношению к нам. Это место напоминало тот же лес, только он был гораздо темнее, чем реальный. Скорее всего у него была лишь неуверенность после того, как он увидел колоссальную бурю пламени вокруг нас, а также страх. Этот страх в свою очередь, только помог мне найти его сущность, которая быстро сдалась, после того, как я создал вокруг нее кольцо огня. Теперь можно было приступать к разговору.

— Не дергайся, адьюкас, иначе я тебя уничтожу.

— Где мы? Кто вы такие? Что вам нужно?

О, какая гамма страха. Да, этот силач оказался каким-то пугливым. Впрочем, резкое изменение обстановки, такая странная аура вокруг него, все это могло оказать свое влияние.

— Где мы, это неважно. Кто мы, а на данный момент, я, тоже. А вот то, что мне нужно, это правильный вопрос! Ты окажешь нам помощь. Если все пройдет гладко, ты и твои дружки останутся в живых. А если нет, то ты первым отбросишь коньки. Это, надеюсь, тебе понятно!

— Да. Что вы хотите?

— Мне нужно ваше общее влияние на пустых этого леса.

— Вам нужен контроль?

— Да. Используя всю вашу реацу для накрытия всего окружающего пространства и обращения местных обитателей в наших подчиненных, вы оставите свою жизнь в ваших руках.

— Это невозможно! Наша общая реацу подчинит пустых нам, а не вам. Это не сработает.

— Сработает. Если ваша реацу всего лишь будет служить общим фоном для действий реацу нашей двойки. Тогда все сработает.

— Я не думаю, что смогу убедить остальных.

— Тебе придется сделать это. Учти, что у нас вполне хватит сил разнести все это место вдребезги, не оставив тут камня на камне. Постарайся убедить их, иначе от вас даже пепла не останется.

В качестве доказательства, я зарядил негативное серо и произвел выстрел. При этом, пришлось несколько «приукрасить» картину, сделав его гораздо мощнее, используя всю свою силу волю. Эффект был просто поражающим. Поражающим, для моего противника, который упал на землю, спрятав свою голову под руками, дрожа от страшного грохота, а также крича от боли, которое появилось после резкого повышения температуры. Меня этот огонь не тронул, благодаря моему покрову.

— Думаю, мы договорились?

Последствия взрыва, на которые теперь выпучив глаза смотрел мой враг, были просто немыслимы. Громадное озеро расплавленного песка, сокрушенные стволы деревьев, разнесенные в клочья куски скал. Все было масштабно и впечатляюще. Я бы тоже этому поразился.

— Я задал тебе вопрос!

— Да, я сделаю все, что в моих силах.

— Хорошо. Так как у нас возникнут проблемы с пониманием друг друга, я настоятельно рекомендую, не вызывать у меня чувства, что нас предали.

— Я все сделаю.

— В таком случае, действуй!

Разорвав соединение, я отбросил от себя адьюкаса, который начал приходить в себя. На всякий случай, частичка моего плаща осталась в голове. В случае чего я мог установить связь с этой частичкой и заставить расщепить его мозг. Мера предосторожности, так сказать. Пламенный покров я пока не стал снимать, предпочтя наблюдать за тем, что будет происходить дальше. Ведь в случае чего покров будет единственной по-настоящему надежной защитой нашего тандема. Пока мы были соединены в единую сеть, наши движения и наша скорость была ограничена, зато в плане защиты и комбинирования наших сил даже и говорить не стоило.

Адьюкас пошатываясь встал, тряхнул головой и ощупал рукой место потерянного глаза. Его приятели что-то у него спросили, как мне кажется, возможная потеря одного из своих товарищей их не шибко беспокоило. «Мой» дипломат еще раз тряхнул головой, словно пытался снять наваждение, посмотрел на меня, потом повернул голову налево, внимательно осмотрел лес, после чего еще раз посмотрел на меня. Хм, кажется он искал следы разрушений, оставленных негативным серо, и не найдя их сразу же слегка запутался. В принципе, понятное дело, почему это произошло, но не стоило ему давать повода, что все это ему только померещилось. Резкий выброс пламени стал именно тем отрезвляющим средством, которое заставило его поежиться и рефлекторно сделать шаг назад. Я встал в ожидающую позу, слегка наклонив голову в сторону, демонстративно нагло смотря на него, всем своим видом давая ему понять, что пора бы и начать к наведению мостов с его товарищами. Тот все прекрасно понял и кивнув, начал что-то быстро тараторить, отчаянно жестикулируя. Его дружки смотрели на него с непониманием, в ответ полетели возмущенные возгласы, кое-кто из них даже сделал выброс своей реацу. Впрочем, если подумать, такой выброс на фоне комбинированного факела нашего тандема смотрелся, мягко говоря, не ахти как, но он все же вызвал мое беспокойство. Афина подала тревожный сигнал, и я вскоре убедился, что она права. Данный периметр стремительно покидали все пустые первого поколения, а гиллианы пока неспешно разворачивались нам спиной. Кажется они учуяли скорую мясорубку более сильных существ и предпочитали убраться как можно дальше, чтобы не оказаться к спеху разгоряченных предводителей. Между тем, «дипломат» ответил на это еще более возмущенно, также сделав выброс своей реацу, которая смотрелась все же несколько внушительнее, чем у остальных, При этом он непрерывно указывал на нас (при этом я раз за разом усиливал покров), что-то твердил, уговаривая остальных. Как же все-таки жаль, что оставив внутри него клочок своего плаща, у меня не появилась возможность читать его мысли. К сожалению, возможности этого кусочка блокировались очень мощной реацу, в центре средоточия которой он и остался. Что и говорить, этот клочок был бесполезен для каких-то манипуляций. Все, что он смог бы сделать, так это лишь расщепить врагу мозг.

В конце концов, дебаты мне надоели! Ну, сколько можно спорить, когда их жизни и в самом деле висят на волоске. Конечно, будь это полгода назад, я не рискнул бы сделать такое заявление, но с тех пор я успел неплохо отточить негативное серо, и в случае чего, мог выполнить его весьма быстро. Так что эти адьюкасы (удобно сосредоточенные в одном месте) представляли собой идеальную мишень, которая, казалось, только и ждала момента нанесения финального удара! Раз уж они не верят в то, что они стоят перед своей смертью, то может им ее продемонстрировать? Сдвинув руку в сторону от них, я зарядил очередное негативное серо и произвел выстрел, который в мгновение ока превратил ближайшие несколько десятков метров в раскаленное озеро, попутно снеся несколько деревьев, а вместе с тем, вызывая разрушение части свода. Сказать, что это произвело на спорщиков впечатление, ничего не сказать. Особенно тогда, когда я указал рукой уже на них, и на кончиках моих пальцев начало формироваться очередное негативное серо, более мощное, нежели первое. Афина также подсуетилась. Огонь, окружавший нас резко изменил свою форму, получая еще более четкие формы озлобленного волка. Эффектный вид, наверное, если смотреть со стороны. Судя по глазам адьюкасов, так оно и было. Они едва не бросились в бегство. Их доселе вспыхивающая реацу неожиданно спала, а сами они сделали несколько шагов назад. Эх, ну почему все пустые не разговаривают на одном языке? Как в манге! Нельзя даже спокойно угрожать, используя слова. Тут стоишь, целишься самым мощным имеющимся серо, а сказать ничего не можешь. Так растрачиваются бесценные мгновения, когда враг впечатлен, напуган, и нужно лишь дожать, используя какую-то реплику, в стиле крутого парня, а нет! Языковой барьер, чтоб тебя!

Впрочем, мои причитания оказались несколько излишними. Адьюкас, которому я доверил проведение переговоров взялся за дело с удвоенной энергией, и на этот раз это вышло более убедительно, чем раньше. Черт, как же все-таки хорошо, когда находятся те, кто понимает ситуацию и что от них хотят. Да, я его всему этому надоумил, но это ведь ерунда! У кого-то даже после такой обработки не хватило бы мозгов сделать нужный шаг. Адьюкасы, наконец, согласно кивнули, и переговорщик протянул свою руку ко мне, как бы призывая успокоиться. Ну, раз так…. Мое серо погасло, покров слегка спал (полностью снять его я не рискну). Я поманил его к себе. Тот слегка дернулся, но последовал моему требованию. Подойдя ближе, он снова оказался подсоединен к нам. Точнее, я снова вторгся в его разум. О, как ту все изменилось! Такое чувство, словно взрыв негативного серо тут удвоился. По крайней мере, последствия казались даже еще страшнее, чем это было раньше. Хм, неужели разрушения, наносимые в этом подсознательном пространстве могут так меняться. Или же, взрыв начал разрушение всего разума, отравляя сущность этого адьюкаса? В любом случае, это пока неважно.

— Я так понял, ты смог их убедить?

— Да, они согласны с вашими требованиями.

— Хорошо. В таком случае, вот тебе инструкции. Как только выберешься отсюда, скажи своим, что я подсоединюсь к ним, используя петлю на шее. Это будет для них безопасно (наверное). Как только я и моя спутница начнем производить выброс, накрывая зовом окружающее пространство, вы немедленно начнете подавать свою реацу, подпитывая наш выброс. Учти, никакой самостоятельности! Вся ваша реацу станет усилителем нашего зова. Надеюсь это понятно!

— Да. Я все понял. Только, думаю, что с подсоединением возникнут проблемы.

— Думаешь, твои друзья откажутся сделать это?

— Да. Они согласны сделать зов вместе с вами, но о том, чтобы их временно схватили, об этом и речи быть не может! Они не согласятся.

— В таком случае, вы испытаете на себе мощность моего серо. И не нужно говориться мне, что вам удастся сбежать! Мы тоже не пальцем деланные, догонять умеем! А серо…. Думаю, ты и сам понимаешь, как далеко оно способно бить, если его сразу не гасить о землю.

— Да. Послушайте, мне нужны гарантии, что мы останемся живы после использования зова!

— Гарантии? Хм. Я так понимаю, в честное слово ты вряд ли поверишь. А остальных гарантий у меня нет. Так что, решай сам. Учти, мы можем применить зов и вдвоем. Но не хотим тратить времени и лишних сил. А вы не хотите, чтобы мы здесь оставались надолго. Поэтому, советую тебе одно. Быстрее выполни мою просьбу и больше ты нас не увидишь…. До тех пор, пока мне не потребуются новые пустые. Но тогда вас здесь уже и не будет. Нет смысла жить в безлюдной зоне, не так ли?

— Я бы с вами поспорил, но прекрасно понимаю, что вы не станете слишком долго терпеть это. Я сделаю все, что вам нужно!

— Вот и прекрасно! Давай, действуй!


Вот так вот и был произведен наш самый первый, и самый масштабный зов, который я использовал в свою бытность адьюкасом. Суммарная мощь шести адьюкасов, объединенная в одну программу, которая в мгновение ока проникла в умы тысяч местных пустых. Соединенные в единую сеть (после довольно долгих препираний), мы стали одним механизмом, который выполняет одну функцию. Если бы меня попросили сравнить это соединение с чем-то другим, то я сравнил бы ее с клеткой. Я и Афина, находящиеся в жестком стиле соединения, представляя собой, практически монолит, являлись ядром, а остальные четверо служили остальными частями клетки. Той же цитоплазмой, митохондриями, да всякими другими органоидами, выполняющие единую функцию, но следующие изначальной программе, которая хранилась в виде ДНК в ядре. Используя резервы этих четверых адьюкасов, мы вдвоем смогли установить полный контроль над такой армадой, и впоследствии, начали пытаться манипулировать столь большой массой пустых. Не скажу, что это было легко. Среди пустых были разные экземпляры. Были и сильные, и слабые, были и неразумные, и разумные, были и жестокие, и благородные, и безумные, и преступники, которым был рад ад, и простые бедолаги, которые стали пустыми по причине излишних привязанностей. Чтобы контролировать их всех, требовались недюжинные силы и способности. Это тебе не сказать: поди туда и сделай то. Нет. Это был очень сложный, многогранный процесс, который требовал сосредоточения на всех этих массах пустых (в этот миг я сильно пожалел, что не последовал самому мудрому из путей, которая дается в фразе: все начинается с малого). Да, к сожалению, моя жажда сделать все и сразу привела к затруднениям. Стоило бы сначала обучиться контролю хотя бы над несколькими сотнями пустых, а не над целой оравой. Впрочем, что поделаешь? Не бросать же начатое!

От собратьев — адьюкасов мы отделались довольно быстро. Как только мы сняли с них петли (кажется, я слегка переборщил с выкачиванием их сил), они тут же исчезли, словно их и не было, полностью оставив нас вдвоем одних, наедине с той армией, которая нам теперь подчинялась (условно). Пришлось серьезно постараться, чтобы заставить их всех направиться к выходу из леса, поминутно удерживать под контролем особо ретивых особей, которые только и стремились сбежать, как только чувствовали, что контроль над ними слегка ослаб. Мда, точно, управлять разумными особями гораздо сложнее, чем неразумными. Даже зов — средство, которое обязывает подчиняться, становиться не эффективен, когда внимание контролирующего рассеяно. Для контроля над этой армией требовались менее разумные существа. Например…. Почему бы и нет! Гиллианы! Самые, что ни на есть, безмозглые существа, которые являются преимущественно лишь средоточием инстинктов, которые, вдобавок, еще и затуплены. Идеальный вариант для контроля. Раз так, то следует использовать этот вариант!

Я велел Афине сосредоточиться на контроле за простыми пустыми, в то время как сам взялся за гиллианов. От них требовалось создать некоторое подобие живого загона, который перемещался бы таким образом, что их более мелкие сородичи не смогли бы взять и удрать, будучи не растоптанными гигантскими ногами. Вдобавок, мощная реацу гиллианов могла служить дополнительным стимулом для контроля. Это оказалось не столь сложно. Заставить сотню исполинов создать живую цепь, которая окружила всех остальных. Подобный загон начал двигаться к выходу, удерживая внутри себя первое поколение. Замысел удался весьма неплохо. Реацу гигантов стал мощным сдерживающим фактором, а их тела — живым щитом. В свою очередь комбинированная реацу меня и волчицы работали как дополнительный стимулятор, стимулирующих их подчинение. К сожалению, все-таки преодолеть лес живым загоном оказалось несколько сложнее, чем это могло бы быть наверху. Деревья часто нарушали строй, заставляя гигантов огибать препятствия, чем нередко пытались воспользоваться загнанные разумные особи. Но все же нам удавалось удерживать их под контролем. У выхода из леса нас по-прежнему ждал ранее созданный гиллиан. Стоило дать ему команду, он тут же направился к выходу, преодолев его за весьма короткий срок (по меркам их поколения, разумеется). Переправа наверх всей завербованной армии оказалось сложнее, чем можно себе предположить, так как для меносов было сложно выходить из леса, умело протискивая свои громадные тела в не очень-то и широкий выход. А пока загонщики выходили из леса, мы удерживали под контролем будущих рабочих (даже не знаю, как их потом заставлять строить пирамиду). Но все же, переправка прошла успешно, практически без потерь (не считая нескольких случайно задавленных гиллианами особей), и уже на поверхности мы снова создали загон, и направились в направлении к нашему лагерю. Увы, но пришлось сделать большой крюк из-за предположения, что преодолеть горный перевал для меносов окажется очень сложно и высока вероятность потерь среди личного состава. Но, ничего страшного, конечно, не считая того, что обход горной цепи отнял у нас весьма заметный срок, равный, практически месяцу. Все это время я сильно переживал на счет оставленных подчиненных, которые могли оказаться в очень плохой ситуации, лишенные надежной защиты. Вдобавок, у меня возникали опасения, что могла начаться продовольственная проблема. Запасы еды в Уэко Мундо для людей хоть и было достаточным, но кто знает, что могло случиться. Тем более, что люди не имели возможности пополнять свои запасы. Другой проблемной частью могла стать окончательная потеря средств не только защиты, но и освещения. Серо, запечатанное внутри герметичного шара оставалось активным в течение нескольких недель (максимальный рекорд — две с половиной). Так что, по моим расчетам, за этот период времени в лагере должны были погаснуть все светильники, а также средства защиты вышли из строя, за исключением стен бункеров. Это еще хорошо, что бункеры сами по себе являлись весьма неплохими укреплениями. Их и с одного попадания серо не разнесешь. Но, все же…. Не стоит недооценивать силы возможных захватчиков.

За проведенный месяц, однако появилась и одна положительная статистика. Контроль над пустыми был доведен практически до ювелирной точности. Конечно, приходилось особо ретивых успокаивать (в своем желудке), зато на выходе получилась весьма себе даже неплохая бригада, которая была выполнить любой «каприз» лидеров. Гиллианы за все это время так и оставались бездумными марионетками, помогающими нас доводить контроль над их разумными сородичами до совершенства. На счет же «искусственного» гиллиана стоило бы подумать. Он был весьма странным. Реагируя на любую команду поначалу, он со временем стал проявлять какие-то поразительные чудеса экстросенсорики. Его действия стали менее зависеть от команд, однако они всегда были каким-то то своевременными, что ли? Стоило, например, подумать, что было бы неплохо, если бы он стал двигаться чуточку быстрее — он двигался быстрее. Стоило подумать, что ему следовало бы изменить свое местоположение — он менял свое местоположение, причем так, как этого хотелось бы нам. И все это было совершенно автоматически, без передачи команд. Просто невероятно, если подумать. Он буквально умел угадывать наши мысли, исполняя наши пожелания до того, как мы давали ему то или иное распоряжение. Причем он выполнял такие пожелания нас обоих, хотя вероятно, это было следствием того, что и я, и Афина до сих пор находились «онлайн».

Контролировать ораву поодиночке было бы слишком сложно, вот мы и не разъединялись, оставаясь по сути, единым целым. Это сказывалось на нас благотворно. Вспоминались старые не очень добрые времена, когда мы вместе куковали на полюсе, не имея возможности вылезти оттуда. Тогда мы тоже все время были в сети. Вот только сейчас наша деятельность отличалась от той, что было раньше. Из убийства и поглощения, мы переквалифицировались в «бригадиров» этой большой бригады.


Лагерь за время нашего отсутствия оказался на удивление цел. Не было даже никаких следов появления чужаков. Неужели никого не заинтересовало начало «строительной эры»? Хм, судя по всему — нет. Что же, это и к лучшему! На какой черт нам лишнее внимание. На счет рабочего персонала — то они были в целости и сохранности (относительно, конечно). Продовольствия и в самом деле осталось жутко мало, про воду — та же проблема. Люди страдали от жажда последние два дня, но сдается мне, что в этом не было ничего страшного. С пустыми особых проблем не возникло. Так что, было весьма недурно.

Устройством новой бригады мы занимались довольно значительное время. Создавали очередные временные убежища (всем, кроме гиллианов), разбивали эту массу на более мелкие группы, назначали руководителей (с этим было особенно сложно, учитывая колоссальную разницу в языках, сложности с разъяснениями и прочими недостатками). У меня создавалось ощущение, будто я пытаюсь внести контроль среди строителей вавилонской башни, которые вдруг перестали понимать друг друга из-за наказания богов. Работа была сложной, требовала больших усилий, но к счастью, определенное подобие порядка все же удалось создать. Проблемы были частично решены, люди накормлены и напоены, сделаны новые системы освещения и сигнализации. И уже после всех этих подготовительных моментов, наконец, начали процесс строительства. Который, кстати говоря, сразу же пошел семимильными шагами, словно и не было никаких проблем с пониманием друг друга. Впрочем, что там говорить о понимании? Прежде чем начать строительство, я и Афина были вынуждены вникнуть во все тонкости этого процесса, изучить все необходимые материалы, чертежи, методику кладки — в общем, буквально все. Чтобы потом передавать нужные сведения в виде приказов рабочим командам, заставляя их делать именно то, что от них требовалось. Это было необходимо для того, чтобы сформировать в их сознании алгоритм того, что они обязаны делать. Являясь основными «контролерами» при строительстве, нам удавалось весьма эффективно вести строительство, изредка отвлекаясь на другие задачи. В моем случае этой задачей являлась необходимость создавать новые строительные блоки. Афине же приходилось заниматься инспекцией карьера с тартариумом….


Я стоял в одном из бункеров рядом с одним из пустых, который, пожалуй, ценился мною в последнее время больше всех остальных. Этот был выходец из Египта, в свое время занимавшегося многочисленными ремеслами, хотя наиболее примечательным в нем была его профессия кузнеца. По правде говоря, найти в Уэко Мундо металл, чтобы начать ковать железо было проблематично. Не только из-за того, что для этого требовалось много усилий, но и из-за того, что на это банально не хватало времени. Проводимая усиленная строительная компания требовала значительные резервы, ради которых мне пришлось однажды сделать очередной набег в ближайший лес и завербовать определенное количество пустых. Плюс, пришлось вызвать подкрепление из тайги, которое послушно принялось за работу. С этими предками лесных охотников вообще не возникало проблем. В общем, мы стояли в бункере, смотря на то, что лежало на одном блоке, который заменял стол.

— Итак, ты хочешь сказать, что этот минерал можно использовать в качестве оружия?

— Да, господин Арес. Я собрал образцы, которые меня заинтересовали, и кажется, что их можно использовать для литья и ковки.

— Использовать для создания оружия, значит. Так, объясни, что к чему.

— Взгляните, здесь собрано несколько самородков, каждая из которых имеет совершенно разные свойства, но это все тот же тартариум. Они различаются по цвету, ну и по твердости или мягкости. Чем бледнее цвет, тем он наиболее обеднен. А более насыщенные цвет фактически означает, что он менее обеднен.

— Или обогащен. Я понял. Дальше?

— Итак, если добавить обедненный тартариум в расплавленный песок, то он тут же полностью растворяется в нем, а через некоторое время полностью вбирает в себя всю тепловую энергию, сжимается, и приобретает превосходную прочность. Именно это мы и делаем, когда отливаем наши блоки для пирамиды.

— Да, я понял.

— Я подумал, что было бы неплохо попытаться таким же образом изготовить, скажем, меч. Или копье…. Любое оружие, которое может вам потребоваться.

— Не понимаю одного. Что же это за оружие можно создать из тартариума, которое расплавлено в стекле? Это же все равно будет стеклом, которое несколько прочнее обычного. Для реального боя будет не особо хороший экземпляр.

— Вы не так поняли, господин. Я не говорю вам делать оружие из стекла с тартариумом. Я предлагаю создать оружие из самого тартариума.

— Поясни.

— Я думаю, что можно расплавить обедненный тартариум, и отлить из него нужную форму. При этом температура должна быть очень большой, и обработка должна происходить долгое время, для достаточного насыщения энергией, что сделает минерал невероятно прочным.

— Или я что-то путаю, или мне кажется, что тартариум сам по себе не плавится. Он поглощает энергию и становится тверже обычного. Хотя, это и в самом деле странно…. Кристалл не плавится сам по себе, зато он растворяется в расплавленном песке.

— Я полагаю, что для того, чтобы расплавить этот минерал требуется гораздо больше температуры, чем это требуется для плавления песка.

— И все же я не понимаю, почему он не плавится сам по себе, а в составе будущего стекла он просто растворяется.

— Может быть потому, что он как бы это сказать, просто видоизменяет структуру самого песка таким образом, что вместо простого стекла, получается специфичный вариант тартариума.

— Хм, интересная теория. Если так, то весьма интересно. Итак, ладно, каким образом ты думаешь расплавить его? И как еще можно сделать его прочнее?

— Думаю, что если выплеснуть температуру, которую минерал будет не в состоянии абсорбировать, то он будет вынужден расплавиться. Что касается укрепления клинка, то здесь необходим минерал, который будет являться максимально обогащенным.

— Зачем?

— Расплавив обедненный вариант минерала, необходимо добавить максимально обогащенный. Он, если моя теория верна, раствориться в расплавленной жиже и скоро передаст свои свойства остальной массе.

— Разница между этими двумя видами тартариума лишь в том, сколько энергии у них внутри. Состав, насколько я помню, будучи открывателем этого вещества, не изменяется.

— Не скажите. За счет разницы вмещаемой энергии внутри, плотность кристаллов резко меняется. Вследствие этого меняется и прочность.

— Ты полагаешь, что если в расплавленную жижу обедненного тартариума добавить максимально обогащенный вариант, то его свойства передадутся и остальной массе? Хм, а ведь это может сработать. Только вот думаю, что в этом все есть свой недостаток. Даже самый обогащенный вариант, по моему, является не столь прочным, чтобы использовать его в качестве материала для создания оружия. Особенно для того, которым необходимо противостоять врагам с большим уровнем реацу.

— Я понимаю ваши сомнения. Но ведь, мы понятия не имеем истинный предел плотности этого вещества. Чем глубже мы копаем, тем более насыщеннее становится цвет и даже яркость. Полагаю, что нужно искать первоисточник. На дне.

— Тартар, значит? Хм, а ведь твое предположение может оказаться верным.

— Вы хотите спуститься в котлован?

— Да. Рано или поздно это все же пришлось бы сделать. А сейчас, когда у меня появилась причина, то почему бы и нет. Только для начала, мы сделаем пробный клинок. Для начала, попробуем расплавить минерал. И добавим туда самый прочный из имеющихся у нас образцов.

— Когда мы начнем, господин?

— Немедленно!


Через некоторое время мы находились там, где обычно я плавил песок для блоков. Здесь же располагалось необходимое оборудование для их отливания, добавления тартариума, смешивания — в общем все, что могло потребоваться. Здесь же хранился и определенный запас минерала.

Для плавления пришлось придумать новый способ применения негативного серо, чтобы попутно не расплавить и песок, что нам не было нужно. Принцип заключался в том, чтобы зарядить два максимально мощных подобных серо в двух руках и максимально приблизив их друг к другу, создать общее воздействие из температурой на минерал. При этом требовалось не допустить выстрела, который в мгновение ока превратил бы все окружающее пространство в большой котлован, на дне которого остался бы мой пепел. Правда, это не создавало чудовищную температуру, которая требовалась для плавки песка, но два заряженных шара из концентрированного пламени и реацу также были далеко не холодными. При длительной обработке должно было начаться плавление.

Честно говоря, расплавить несколько килограммов оказалось сложно. Для этого пришлось удерживать два смертельно опасных серо пришлось около часа. За это время светло-зеленые кристаллики постепенно становились все ярче и ярче, пока не стали напоминать горящие светодиодные лампочки. Лишь после этого минерал начал терять свою обычную форму, постепенно превращаясь в лужу расплавленной жижи. Для этого пришлось затратить колоссальное количество реацу. Но дело было сделано. В эту массу бывший кузнец бросил несколько кристалликов более прочного минерала, которые, как и ожидалось, быстро стали растворяться. Отлично, основная задача была выполнена. Теперь требовалось лишь отлить клинок (кузнец оказался весьма предусмотрительным, раз у него уже была заготовлена форма, только вот, на мой взгляд, меч должен был выйти слишком коротким). Впрочем, ничего страшного. Это был всего лишь опытный образец, так что можно и потерпеть. К тому же для моего времени короткие мечи — это была вершина.

Когда клинок наконец остыл, то нам предстал, наверное, первый в своем роде меч, не имеющий аналогов. Темно-зеленый кристалл, что составлял его основу, был невероятно прочным, и сильно отличался от обеих видов тартариума, что пошли для его разработки. Словно они слились воедино и создали третий уникальный вид минерала, который превосходил их оба по своим характеристикам. Меч был длиной где-то около полуметра (ничтожно мало, по сравнению с теми же грандиозными катанами из манги), его лезвие было слегка изогнуто в конце (сильно напоминал по своему виду мачете). Лезвие довольно широкое, толщиной около пяти-шести миллиметров (говорить об остроте также не приходилось). Однако это было мое самое первое в жизни оружие, созданное, вдобавок своими руками, по своей собственной технологии (с незначительной помощью). И оно мне понравилось. Если посмотреть на этот клинок, то можно спокойно сказать, что это первый шаг к успеху — к созданию еще более совершенного оружия, которое будет невероятно прочным, острым, а также будет обладать неплохой длиной. Все начинается с малого, ничего не скажешь.

— Господин, вы довольны?

— Да, на сегодня это лучшее, что мы можем себе позволить. Ты проделал хорошую работу. Продолжай в том же духе.

— Спасибо за ваши слова, господин!

Я сорвался в сонидо, направившись к Афине, которая находилась при строящейся пирамиде, наблюдая за ходом работ, а также непрерывно корректируя действия рабочих, которых завербовали относительно недавно. Стоило ее предупредить о своих намерениях….


Глава-6 Вот зачем они нужны! | Пантеон | Глава-8 Вылазка