home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава-6

Вот зачем они нужны!

Древний Египет был страной, куда шинигами, оказывается, предпочитали не соваться. Нет, вы представляете, целая страна, которая является ныне одной из самых развитых в мире, где народу живет немало, в отличие от других стран, где рождаемость более-менее высокая (как я понял), и естественно, смертность тоже немаленькая, и ни единого шинигами. Я неоднократно наблюдал за тем, как умирали люди, как их души бродили то туда, то сюда, собирались в какие-то группы и со временем обращались в пустых. Никого не было, никто не обращал на них внимания. Не было проводников, которые помогли бы усопшим отправляться в Общество Душ, которые защищали бы живых людей от пустых. Я не знаю, связано ли это с особенностями местных пустых, или же нет, но эти проводники душ в Египте не наблюдались.

За все время, что мы провели в этой стране (а это было довольно долго — наблюдали два раза, как разливается Нил), мы даже не ощущали их присутствия. Мы обошли всю страну, побывали во всех городах, многих поселениях, повидали огромную массу душ людей, которые после смерти скитались по родным местам, но вот за весь данный период времени шинигами не объявлялись, чтобы устранить такое безобразие. Забавно, что на границах Египетского царства их можно было ощутить. Огромные и мощные источники реацу, которые словно маяки горели где-то на горизонте, но источники этой силы предпочитали не показываться. Они не реагировали ни на всплески реацу, ни на нападения на обычных пустых. Все, что происходило в пределах страны их словно не касалось. Реакция обычно приходила лишь в те моменты, когда мы выходили за границу и углублялись более чем на километр. Тогда яркий маяк реацу резко подскакивал, а мы ощущали мощное давление, которое указывало нам на наше место и положение. С силой у этих ребят было все в порядке, и рисковать своей головой нам не хотелось, поэтому мы старались их не нервировать. Обычно. Хотя, ради эксперимента случалось и не такое. Однажды наш заход на охраняемую территорию вызвал такую бурю, что мы еще долго не рисковали появляться на границе. А ведь мы всего лишь углубились на три километра и сделали выброс реацу, да и парочку раз пальнули серо. Причем, буря была почти настоящей. В пустыне поднялся колоссальный песчаный вихрь, который был заряжен не менее колоссальным зарядом реацу. Было ли это какое-то кидо, я не понял. Этот вихрь обладал достаточно внушительной скоростью, так что он мог бы нас настигнуть, но опять же, как только мы оказались в пределах Египта, он незамедлительно рассеялся.

Еще одним занятным фактом было то, что пустому просто взять и выскочить за пределы этой страны было практически невозможно. Создавалось ощущение, будто вся территория фараонов окружена своеобразным кордоном очень сильных шинигами, которые не допускают даже малейшей вероятности свободной нарушении данных границ и проникновения в их подконтрольные территории. Серьезно, с какого только направления мы не старались выбраться, нас всегда останавливали. Проникнуть в Эфиопию было невозможно, пройти вглубь Ливии также не вариант, Красное море также было полностью перекрыто. Шинигами располагались в своеобразных блокпостах, которые непрерывно контролировали всю границу. Чуть позже нам стало известно, что система таких КПП распространялись не на всех подконтрольных фараону территориях. Например, для пустых границей на северо-востоке служил Синайский полуостров. Дальше нас не пропускали и отгоняли обратно, хотя на тот момент владения строителей пирамид распространялись далеко дальше, вплоть до Месопотамии, включая Сирию, Палестину и Ливан. Говоря о странах, я пользуюсь мне известной терминологией, так как в том времени, куда меня занесло, государства там были несколько иными. Другими словами, кордон шинигами ограничивал владения собственно Египта, и прилегающих территорий, где обитали непосредственно египтяне.

С чем связано такое отношение к отдельно взятой стране оставалось загадкой. Загадкой, для решения которой требовалось собрать все данные и сделать предположение. С чего бы начать? Наверное с того факта, что данную страну оградили далеко не слабые шинигами. Они практически все превосходили нас по силе. Их реацу на порядок была выше нашей, а способности, судя по всему, также оставляли нас только нервно курить в стороне. С чем связано то, что контроль территории осуществляется силами проводников душ, превосходящих уровень средних офицеров? Являющихся, предположительно, теми же лейтенантами или капитанами (классификация условна, т. к. ее еще тупо никто не придумал). Вот мои выводы на этот счет. Пока о какой-либо мощной и структурированной организации шинигами было говорить рано, хотя, и не исключено, что существуют какие-то аналогичные предшествующие Готею структуры, занимающиеся тем же делом. В этих условиях ни о каких рангах и званиях не стоит заикаться. Существуют просто шинигами, которые поставили себе цель переправлять души умерших в Общество Душ, поддерживая тем самым круг перерождения. Но они сильно отличаются от тех слабых выпускников Академии, которые не могли отловить пятерых бродяг, действуя в количестве до нескольких тысяч. Местные шинигами — это отшельники, для которых их работа не просто нудная обязанность, которую надо выполнять, чтобы получать жалование и продвигаться по службе, а самое настоящее призвание, долг с большой буквы, смысл существования. Они отправляются в Мир Живых и честно выполняют возложенную на себя миссию добровольно, и в то же время, стремятся к неуклонному самосовершенствованию, достижению баланса своих сил, и гармонии своего разума и тела. Именно такие рыцари-монахи и являются самой настоящей силой, которая неустанно развивается, чтобы соответствовать установленным стандартам и выполнять свою задачу. Ведь им не знакомы такие понятия, как отступление, вызов подкреплений с Общества Душ, призыв специальных подразделений, которые выполнят их работу за них. Эти шинигами не военная организация, погрязшая в бюрократии и прочей мути, а орден, свято исполняющий свой долг. Таким образом, в условиях моего нынешнего времени, не в Обществе Душ находятся сильнейшие из них, нет. Они все здесь, в этом мире. Уж не знаю, ограничивают ли они свои силы, чтобы не навредить окружающим их душам или нет, но той силы, что они показывают, вполне хватает, чтобы уяснить для себя факт своей слабости.

Итак, смотрим дальше. В этой стране действительно не все так просто. Здесь реально есть просто невиданное количество секретов. Например, весьма интересно то, что многочисленные пустые Египта никогда не нападали на людей рядом с многочисленными храмами. Точнее говоря, они даже не совались к ним, стараясь держаться от них подальше. Храмы являлись каким-то сооружением, перед которыми падшие души испытывали страх. Той же странной властью пользовались и жрецы. Они обладали каким-то иммунитетом, позволяющим им спокойно пройти мимо голодного пустого, и тот при этом даже не шелохнется. Бывали случаи, когда эти существа предпочитали незамедлительно отступать, как только представители данной касты вообще появлялись на улицах.

Количество пустых в стране было довольно большим, так как души никто не переправлял в мир иной, и они спокойно оказывались предоставленными самим себе и многочисленным факторам, которые и перерождали их в монстров. И хотя вроде бы сами пустые особо ничем не отличались от своих собратьев из манги, все же была одна маленькая деталь, которая их характеризовала. Они обитали в Мире Живых, редко уходили в Уэко Мундо, и еще, очень часто собирались в большие группы, в которых существовало некоторое подобие свода правил, которым они все следовали. Например, группы держались дальше от крупных поселений, обитая на границе пустыни и плодородных земель. Их отдельные представители времени от времени совершали вылазки, чтобы подкрепиться какой-то душой, после чего возвращались обратно. Группы были довольно крупными, в некоторых накапливалось до нескольких тысяч особей, и все они сосуществовали достаточно мирно! Никаких попыток пообедать своими сородичами среди них не было, что часто удивляло. Мы с Афиной столкнулись не с одним таким сообществом пустых, и каждый раз встречали поразительно мирных (настолько, насколько это слово применимо к пустым) существ, которые держались вместе и предпочитали данную связь поддерживать. Среди них не было никого, кто был бы выше уровня пустого первого поколения, так что наши появления часто вызывали определенные волнения. Они нас боялись и старались с нами не связываться. Наше общение с представителями этих сообществ было ограничено из-за отсутствия нормального переводчика. Афина хоть и немного разбиралась в их языке, но эти знания нельзя было назвать достаточными. Среди пустых способных изъясняться на ее языке не наблюдалось. Вот и приходилось довольствоваться данностью.

Насколько я понял, групп в стране было довольно много. Если точно, то их количество варьировалось от двадцати до сорока, причем наиболее крупных из них насчитывалось не меньше десяти с численностью вплоть до пяти — шести тысяч. Довольно внушительная масса, не находите. И вся эта огромная масса пустых спокойно обитала в Мире Живых. Более малые группы часто сталкивались между собой, иногда объединялись, иногда распадались. Порою присоединялись к более крупным сообществам, а порой уходили в Уэко Мундо, где их следы часто терялись. Вся эта масса пустых (а их суммарная численность ровнялась до пятидесяти с лишним тысяч, и это только группы), сосредотачивалась уже не одно десятилетие. Самые старые члены сообществ поговаривали, что в их времена, они были первыми их нового поколения, которое пришло на смену исчезнувшему старому. От старых поколений остались лишь убежища, которые были спешно покинуты. Следует предположить, что скорее всего тогда в Египте была произведена масштабная зачистка, в результате которой никого не осталось. А так как с тех пор никаких подобных инцидентов не случалось, то естественно, что масса пустых настолько возросла. И, если подумать, то вероятнее всего, в скором времени состоится очередная грандиозная зачистка. Не позволят же пустым так размножаться и заполонять всю страну. Это будет несколько ненормально. Те же шинигами по любому должны рано или поздно избавиться от угрозы, ведь со временем их численность достигнет такого количества, что они перестанут умещаться в пределах кордона и начнут наступать в соседние страны. А Уэко Мундо для местных минусов не является местом желанного времяпровождения. Вот, есть чему дивиться.

Отличительной особенностью местных пустых была их разумность. Иначе говоря, сохранность их личностей после обращения, а также общий процент таких случаев. Основная масса местных минусов сохраняла свои личности, и лишь немногие теряли свой разум, превращаясь в диких монстров, нападающих на всех из-за ощущения пустоты внутри. Именно этот процент дикарей составляли костяк охотников, которые не объединялись в сообщества или же не примыкали к уже существующим. Они были одиночки, лишенные мозгов, и, следовательно, контроля над своими поступками. Именно такими особями мы и питались, пока находились в Мире Живых, лишь изредка отправляясь в Уэко Мундо, чтобы иногда поохотиться на одиноких адьюкасов, дабы избежать регресса. Конечно, такими методами нельзя было достигнуть уровня вастер лорда, что являлось нашей целью, но сейчас меня это совершенно не волновало. Гораздо более занятным казалось изучение странного феномена….


С какой стати мы вообще оказались в Египте? Ведь нашей последней зоной действия была отдаленная часть северного полушария Уэко Мундо, довольно далеко от экватора, между прочим, к которому так близка эта страна. Честно говоря, всему виной наши попытки освоения гарганты.

Тот адьюкас, у которого мы столь примечательным образом завладели данной информацией, нам не солгал. Все что говорил о создании перехода между Уэко Мундо и Миром Живых оказалось совершенной правдой, и именно благодаря описанному им способом мы и смогли достичь желаемого. Однако не стоит предполагать, что все прошло гладко. О нет, первые полгода попыток я вообще проклинал этого адьюкаса, предполагая, что он просто дал нам тупую наводку на неверный способ открытия перехода. Не то, чтобы гарганта не получалась вообще. Нет, она получалась, нам даже удалось открыть ее буквально на десятой попытке. Но вот тот факт, что этот проход получался не совсем переходом был поистине досадным. Вместо коридора из одного мира в другой, в котором было бы необходимо лишь создать себе мост из бесконечных духовных частиц от одного конца до другого, у нас почему-то получался мешок с одним входом, но без выхода. Мы оказывались в абсолютно темном пространстве, которое было практически ничем не ограничено. Сначала мы полагали, что другой выход настолько далеко, что до него просто долго добираться, ведь долго же шла команда риока спасать Орихиме, но когда дело дошло до реальных исследований, то поняли, что выхода попросту нет. Впрочем, это было не самой первой проблемой. Первой было само создание пути из духовных частиц. Оказалось, что это не так уж и просто. Хотя нет, возможно это не очень сложно, только вот из-за наличия таких высокоуровневых средств непрерывного поглощения духовных частиц, для меня, а также и для Афины, это было весьма неудобно сделать. Во-первых, причина всех бед — плащ. Как вам известно, его самая занятная способность — это способность расщепления и поглощения материи при прикосновении. Оказывается, что эта способность в принципе, работает практически непрерывно. То есть, он ничего не расщепляет, но вот духовные частицы поглощает на постоянно основе. Даже не знаю, как это сказать, но, похоже, это для него равносильно дыханию. Непрерывно поглощая духовные частицы, плащ также непрерывно снабжал себя необходимой реацу, которая расходовалась в процессе жизнедеятельности. Так как и на мне, и на Афине был этот покров, то следует ли говорить, что его подобная прожорливость становилась серьезной проблемой. Во-вторых, дополнительным элементом нашего недостатка являлась моя собственная маска. Так как она сама по себе обладала примерно теми же способностями, что и плащ в плане поглощения, то легко догадаться, почему и она представляла собой в этом плане. Конечно, можно заметить, что по логике маска должна была бы поглощать духовные частицы только в процессе дыхания, и этого должно было бы быть не столь значительным вкладом в дело поглощения. Только вот, существовала и другая логика. Маска была лишена таких составляющих, как отверстия для рта, носа и др. Единственные отверстия — это прорези для глаз, но что забавно, сами по себе глаза были закрыты особой прозрачной пленкой, которая защищала их от песчаного ветра. Во время создания балы в глазах, в первую очередь, духовная сила уплотняется непосредственно в этих пленках, и запускается оттуда же…. Маска сама по себе представляет собой респиратор, но сама по себе она очень плотная, и в принципе, вдохнуть через нее невозможно. То есть, теоретически, я не смог бы ни вдохнуть, ни выдохнуть. Однако так как у меня проблем с дыханием не было, напрашивается другой вывод: маска поглощает духовные частицы постоянно, после чего внедряет их под себя, где они незамедлительно отправляются в мои легкие. На счет выдоха не уверен, но сдается мне, что для этого существует несколько иная система, пока не до конца мною изученная. Таким образом, маска также постоянно поглощает духовные частицы, и причем, делает, ничуть не хуже плаща, а возможно даже лучше, ибо я уже упоминал, что его способности в плане поглощения были выше.

Учиться использованию духовных частиц для создания дороги, не поглощая их пришлось долго и упорно. Но со временем, мы смогли справиться с этой задачей, после чего нам удалось наконец, изучить нашу гарганту. Преимущественно роль проводника играла Афина, так как ее способности в плане контроля реацу оказались выше моих, и мне не удавалось создавать достаточно долгоживущую дорогу. Она тупо разваливалась уже после пары шагов. А вот дополнять своей дорожкой путь Афины у меня получалось весьма неплохо…. Изучение гарганты привело к малоутешительному выводу о том, что она не совершенна, то есть, практически, не представляет собой гарганту, а лишь является ее этаким недоделанным аналогом. Вот тогда и начались очередные проблемы и проклятия в адрес информатора, который так над нами пошутил.

Впрочем, секрет гарганты вскоре все же нашелся, и для этого даже не пришлось отлавливать и допрашивать очередных адьюкасов. Оказалось, что создавая гарганту, мы выполняли лишь часть необходимых условий, в то время как другая часть оставалась невыполненной. Гарганта — это пустое пространство с беспорядочно движущимися духовными частицами, которое разъединяет два мира (или объединяет, смотря как посмотреть). Если присмотреться, то она напоминает коридор, по которому нужно пройти, чтобы попасть из одного мира в другой. И как в любом коридоре, в гарганте две двери, а не одна. То есть, дверь, которую надо открыть, чтобы попасть в гарганту, этот коридор, и дверь, которую надо открыть, чтобы выйти из коридора, с другой стороны. И если подумать логически, то понятно, что выплеснув реацу с задачей пробить проход в другой мир, мы превращаем ее в ключ, который откроет первую дверь. А оказавшись внутри, необходимо использовать этот же ключ во второй раз, чтобы открыть вторую дверь и оказаться в Мире Живых.

В общем, на все про все мы затратили добрых девять месяцев. И что интересно, наш выход оказался весьма специфичным. Как говорил тот адьюкас, дверь притягивает туда, где находиться аура, которая является аналогичной ауре пустых и может отозваться. Наша дверь открылась прямо над полем битвы, которая произошла в Египте, на границе с Ливией. Армия фараона начала войну против западных племен, а у границы произошла битва. Кровопролитность сражения оказалась достаточной, чтобы притянуть нашу гарганту к этому месту. Да и кажется, создавая ключ, мы с Афиной слегка переборщили с реацу, которую мы затратили, и вот он результат. Нас занесло в эту вот часть света. Впрочем, оно и к лучшему. Ведь именно в этом месте я впервые ощутил на себе всплеск силы шинигами, и тут же увидел, как души убитых врагов египтян стремительно убегают подальше, словно намагниченные этим самым проводником душ, в то время как воины фараона так и остались на поле брани до тех пор, пока битва не закончилась, и войско их бывшего повелителя не отправилось дальше вглубь территории врага. Они же отправились обратно в свою страну, и со временем исчезли среди людей.

С тех самых пор мы и пребывали в этой стране, занимаясь изучением ее секретов. А изучать, было более чем достаточно. Сама странность обеспечения «ритуальными услугами» египтян со стороны высших сил вызывало своеобразный интерес. Души умерших были предоставлены сами себе и обречены на трансформацию в пустых, если конечно, они не оказывались за территорий кордона. Душа человека теоретически могла выйти за пределы страны и оказаться в зоне деятельности шинигами, которые переправляли их в Общество Душ, в то время как душ, уже ставших пустыми удерживали в установленных границах. Эта загадочная система вызывала у меня нешуточный интерес, как и все, что было связано с самим Древним Египтом.

К моему сожалению, я несколько опоздал к моменту создания пирамид. Точнее, опоздал изрядно. Никаких грандиозных строек пирамид в стране не велись, хотя вот процесс создания многочисленных храмов, посвященных египетским богам, шел непрерывно. Судя по всему, я попал в тот период времени, когда фараоны уже не тратили свои ресурсы на возведение таких грандиозных построек, удовлетворившись менее масштабными конструкциями храмов и дворцов. Эту мысль подтверждали и обнаруженная мною стройка подземной царской гробницы, уходящей далеко вглубь в недра земли. Ее строили тайно, но очень качественно. Судя по отделке и облицовке, основные работы уже близились к завершению, что означало, что готовность фараона отправиться в свой последний путь очень высока. Конечно, мне было жаль, что нам не довелось увидеть строительство пирамид, но все же полагаю, что у меня еще будет возможность найти ответы на интересующие меня вопросы.

Если я правильно все понял и не ошибаюсь, то на данный момент страной правил фараон, по имени Сети. Точнее говоря, правило два фараона — Сети, и его соправитель, по имени Рамсес, который являлся сыном первого. При упоминании имени Рамсес, я в первую очередь вспомнил имя фараона Рамсеса II, который, если не ошибаюсь, был одним из самых знаменитых фараонов и вел завоевательные походы. Учитывая то, что нынешний тандем также не отличался особым миролюбием и славился как грозные и могучие завоеватели, то вполне возможно, что соправитель старого фараона Сети и есть будущий Рамсес II. А если так, то мне надеяться на наблюдение строительства пирамид лучше не стоит. Слишком поздно. Времена строителей пирамид закончилось, хотя их царство до сих пор процветало. Ну да ладно. И у нынешних фараонов есть свои тайны. Самая примечательная их них заключается в том, что практически все пустые, с которыми нам удалось пообщаться, не помнили другого фараона. То есть, вся огромная масса пустых, которая накапливалась в течение нескольких десятилетий, появилась именно в период правления нынешнего царя. Не было пустых, которые сказали бы, что видели предыдущих повелителей страны, не было и тех, кто помнил бы восхождение на трон нынешнего. Они все были пустыми эпохи Сети, и это значило, что при завершении жизни предыдущего фараона, все пустые его времени были просто истреблены. В чем же заключалась такая схема? Неужели шинигами проводили истребление пустых в Египте лишь тогда, когда умирал один фараон, и после восхождения другого, до его смерти, они спокойно сидели на границе и смотрели, как тут размножается очередная армия пустых, после чего снова наступала грандиозная чистка. Подобная стратегия напоминала больше образ жизни пресловутого Зараки Кенпачи, смысл жизни которого — битва, чем нормальный и жесткий расчет, в котором не допускается появление излишне крупных сил пустых в зоне ответственности. Представляете, сидеть и ждать, пока накопиться достаточно врагов, чтобы устроить резню и получить войну в таком объеме, что на последующие годы правления очередного царя ощущений хватит сполна. На фоне этого наблюдения мои старые предположения о строгих и ответственных отшельниках — шинигами просто теряла смысл. Странная тенденция.


Я уже упоминал о странной силе и власти жрецов над пустыми. Очень скоро мною были сделаны еще более интригующие наблюдения. Как известно, люди смертны. Они гибнут в различных ситуациях, по различным причинам, но не найдется человека, который смог бы сказать, что он смог обмануть смерть. Это правило относилось и к могущественным египетским жрецам в различных храмах, при дворе фараона и т. д. Эти люди также умирали, их души также оказывались вне тела, но они никогда не покидали храмы. А также, они никогда не превращались в пустых. Они просто испарялись где-то в глубинах многочисленных помещений, и больше их никто не видел.

Другие души никогда не демонстрировали ничего подобного, они сами никогда не шли в храмы, после своей смерти. Их единственным выходом являлось либо трансформация в минуса, либо побег из родной страны, где ими занимались специальные люди (имею в виду шинигами). На счет вельмож стопроцентной уверенности не было. Часть из них либо отправлялись в храмы после смерти, где они также исчезали, а другая часть оказывалась привязанной к своим богатствам. Так сказать, наглядный пример попытки утащить с собой все свое добро. Хотя от него уже нет никакого толка. Среди пустых оно не имеет никакой ценности (нашему брату давай больше другого «золота»). Впрочем, нет правил без исключений. Некоторые могут сохранить свои старые убеждения даже после смерти….


Честно говоря, мне было суждено получить ответ на все мои вопросы опять же неожиданно, и одновременно, в предполагаемый период. Это был особенный день для всей страны, и особенным он стал и для меня.

Все началось с того, что умер фараон Сети. Стоит ли спрашивать, какой эффект это породило в стране. Масштабный траур, шевеления в высших сферах государства, началась передача власти новому фараона. Но эти политические ходы не были столь интересны, когда имеешь возможность наблюдать то, что скрыто от людских глаз! Например, было достаточно необычно то, что души фараона я так и не смог увидеть. Ровно, как и тело. Оказалось, что помещение, где производилось мумифицирование тела мертвого повелителя страны Нила полностью построено из особого камня, которое не пропускает души. Как известно, в материальном мире для пустых нет препятствий, и они могут спокойно пройти сквозь любые стены, потолки, полы и т. п. А вот факт создания стен из материала, способного остановить духовные сущности (скорее всего камень секи) уже наводил на определенные размышления. Нас не хотели пропускать вовнутрь и демонстрировать тем самым процесс мумификации. Так как этим процессом занимались люди с очень большим опытом в жреческом деле, то вполне неудивительно, что дух фараона вообще куда-то испарился. Если рядовые члены жреческой касты исчезали бесследно, то стоит ли удивляться тому, что это происходило и с главой государства, признанного как живой бог? По-моему, это вполне закономерно, ведь сам по себе фигура фараона уже божественна и имеет огромную теократическую власть в этой стране. Так что исчезновение его души только доказывало его принадлежность к высшему обществу посвященных в тайны жрецов, а также, возможно, и шинигами, которые должны были вскоре себя проявить не только как приграничный контроль. Смерть фараона справедливо должна была запустить тот механизм, который очистил бы страну от такого наплыва пустых.

У меня не было желания просто так вторгаться в покои усопшего, чтобы выяснить нужную мне информацию. Если жрецы умеют воздействовать на простых пустых, то кто знает, вдруг им доступны знания и о возможностях нейтрализации мне подобных. Приходилось наблюдать со стороны, не упуская никаких деталей, и одновременно замечать, что активность пустых в стране возрастает. На фоне смерти и отправления в загробный мир бога, думаю и смерти многочисленных его подданных тоже думаю, смотрелось соответствующим образом. А их гибло немало, так как многочисленные толпы пустых устраивали целые облавы на живых людей, поедая их души, а, иногда не завершая свою деятельность, втягивались в схватки друг с другом (что было странно, на фоне старых взаимоотношений). В итоге, за тот период времени, пока мумию фараона так и не выводили из того самого помещения, где оно находилось, и устраивать похороны не собирались, количество пустых в стране заметно увеличилось. Причем, росла численность более агрессивных пустых, лишенных разума, сосредоточенных только на поедании людских душ.

С момента смерти фараона и его мумификации, до того момента, когда его мумию вынесли из того самого помещения, где мумифицирование производилось, длилось 70 дней. Все это время мы постоянно наблюдали за дворцом фараона, непрерывно следили и за разгорающейся непростой ситуацией с пустыми и простыми душами. Как правило, мы следили за происходящим с двух точек. Одну из них занимал я, а другую — Афина. Ну и еще, стоит упомянуть и про то, что около пятидесяти пустых первого поколения занимали выгодные позиции по всему периметру, ведя наблюдение и регулярно докладывая о любых изменениях в обстановке. Подверженные зову, эти пустые не могли противостоять власти адьюкаса, и поэтому исполняли любую нашу волю. И хотя общаться с ними все же было не слишком удобно, но эта сложность постепенно сходила на нет, по мере того, как Афина ускоренным темпом дополняла свои знания о местном языке, а я время от времени считывал эти знания у нее из памяти, используя общее соединение. Да и сам тоже времени не терял, старался пополнить свои знания, запоминая новые слова и грамматические конструкции. Выходило несколько неуклюже и криво, но для общения типа «поди туда — принеси то» было более чем достаточно. Временами один из нас двоих отправлялся в Уэко Мундо с целью поиска более колоритной добычи, нежели простые одичавшие пустые первого поколения. Как правило, для этих целей приходилось использовать менее продвинутых соплеменников, так как наша эффективность в действиях по отдельности падала. Вот и ловили мы отдельных слабых адьюкасов, или же просто поглощали гиллианов. Плюс в нашей системы охоты заключался в том, что нам было не нужно было после отлова добычи переносить ее в Мир Живых. Было достаточно ее поглотить уже в Уэко Мундо, а потом лишь передать часть поглощенной материи партнеру через соединение. Удобно, особенно по отношению к гиллианам, которых было бы сложно транспортировать.


Похороны фараона стали тем самым событием, которое и дало мне ответы на все мои вопросы о таинствах этой страны….

В тот момент, когда двери того самого помещения с телом фараона открылась, и оттуда вынесли саркофаг с мумией, мне стало сразу ясно, что дело тут, грубо говоря, не чисто. На какой черт тело надо было выносить в середине ночи, и составе особой процессии, состоящей исключительно из жрецов, увозить из дворца и направиться в сторону пирамид Гизы. В этой процессе не было ни единого представителя царской семьи, ни единого воина, ни единого вельможи. Были только жрецы, общей численностью полторы сотни человек, и естественно, саркофаг с мумией. Я, правда, не был на тот момент уверен, что там стопроцентно находиться мумия. Саркофаг имел особые черты, которые вызывали очередные вопросы. Он состоял из какого-то серого материала, схожего с камнем. Этот материал словно поглощал вокруг себя духовные частицы и создавал некую иллюзию черной дыры, в которую проваливалась любое проявление духовной энергии. Справедливо можно было бы задать вопрос, зачем изготавливать саркофаг для мумии фараона из данного вещества. Что он скрывал внутри себя?

Процессия двинулась в путь по пустыне, максимально скрытно, а за ними потянулись десятки людских душ, в которых я узнал души мертвых жрецов, которые, даже несмотря на то, сколько времени прошло с момента их смерти (а за этот срок любая обычная душа давно сделалась бы пустым). Это было просто невероятно. В течение ночи, до самого утра, эту группу постоянно догоняли все новые и новые души, и присоединялись к этакому призрачному сопровождению. В итоге получалось, что на последний путь фараона провожали не только его жрецы, но и умершие подданные. Подоспевшие позже души обладали более низким пожизненным социальным статусом, но в этой толпе душ все двигались в одном почетном строю.

Мы сопровождали похоронный «кортеж» на почтительном расстоянии, не желая привлекать к себе излишнего внимания и получить определенные санкции по отношению к своей персоне. Весь путь от Фив до пирамид Гизы занял около двадцати дней. Не знаю, почему жрецы не использовали более быстроходный речной транспорт, чтобы сэкономить время, но кажется, в этом тоже заключалась какая-то своя мистическая часть ритуала. За все время, в течение которого они двигались по пустыне, количество душ росло непрерывно. Общая численность их достигла до полутора тысяч. Из всех городов, из всех поселений, мимо которых проходила эта масса душ, к ней словно магнитом подходили все новые сопровождающие царя в путь в иной мир. А вот пустые предпочитали к кортежу не соваться. Они даже не появлялись на горизонте, хотя мы и ощущали их реацу.

Доставка саркофага к пирамиде Хеопса оказалась сюрпризом. Подумайте сами, на какой черт тащить тело фараона к гробнице другого фараона, в то время как для него самого уже оборудовали отличную усыпальницу, которой и в самом деле сложно найти аналогов.

Здесь кортеж встречала другая процессия, состоящая опять-таки из жрецов, а также несколько сотен людских душ. Встреча состоялась глубокой ночью, после чего саркофаг поместили на целый день в местный храм, выставив круглосуточную стражу из жрецов, которые, кажется, следили скорее не за людьми, а за представителями моего вида, то есть пустыми. Некоторые из них, например, неотрывно наблюдали за тем местом, что заняли мы с Афиной. Стоило нам переместиться в другое место, наблюдатель тут же развернулся в этом направлении. Сдается мне, что он мог нас видеть. Но я не торопился использовать эту возможность для получения нужной мне информации. Что-то назревало, и у меня не было желания портить возможный ритуал. Ожидалось раскрытие карт, и увидеть их комбинацию было не просто моей целью. Кто знает, вдруг у меня после этого появиться информация, которая поможет достигнуть нужного мне уровня сил. Вряд ли, конечно, но кто знает, что может дать наблюдение за этими странными людьми.

Саркофаг в храме продержали около суток. Как только наступила ночь, жрецы направились к пирамиде и открыли ее основной вход, после чего десять из них занесли саркофаг вовнутрь, во все остальные встали вдоль основания. Многочисленные души разделились на четыре равные части, занимая места перед каждой гранью пирамиды. Начиналось что-то таинственное, и я просто не мог оставаться в стороне. Не хотелось бы не иметь возможности наблюдать за тем, что происходит внутри.

Я направился к пирамиде, намереваясь проникнуть туда и посмотреть на ритуал (обидно признавать, но это было очередное опрометчивое решение моего «гения»). Несмотря на всю свою решимость, мне, как оказалось впоследствии, к счастью, сделать этого мне не дали. В моей голове появился панический страх перед этой пирамидой. Такое чувство, словно меня неожиданно шарахнуло мощным зарядом электричества, и тут же я переместился как можно дальше, и только тут заметил, что к пирамиде направились ближайшие к этому месту пустые. Через некоторое время, они остановились на почтительном расстоянии от пирамиды. А в скором времени сюда начали подтягиваться пустые уже с более дальних районов. Их количество росло непрерывно, они начали образовывать этакое кольцо вокруг монументального сооружения, находясь позади кольца простых душ и жрецов.


За ночь численность пустых вокруг пирамиды возросла до таких масштабов, что мы с Афиной скромненько отошли как можно дальше от пирамиды, чтобы не оказаться в зоне возможного тотального истребления. Их было столько, что мне показалось, будто здесь собрались все пустые Египта. Вся та колоссальная армия минусов подтянулась к месту какого-то грандиозного действа. Десятки тысяч пустых, собравшиеся со всей страны, составили такое грандиозное кольцо, которое буквально кишело, словно муравейник. От такой страшной концентрации в окружающее пространство выделялась ужасная реацу, которая при нормальных условиях просто не могла бы не привлекать к себе других обладателей подобной силы. Но по какой-то причине этого не происходило, зато я невольно ощущал, как воздух словно бы вибрировал, а по всему телу пробегали разряды энергии. Поразительно, но ведь если просто подумать, то даже вся эта громадное количество пустых по логике едва составили бы десяток адьюкасов, да что там, всего пять пустых третьего поколения. То есть, если бы мое тело расщепили бы на все составляющие меня простые пустые, то и их количество составило бы изрядное количество. Только, почему-то их суммарной реацу почему-то в разы превосходил уровень более чем десятка адьюкасов высокого уровня.

В какой-то момент, я ощутил, как в мою голову вторглась чья-то воля, которая призвала немедленно следовать к пирамиде. Это было ужасно. Такое чувство, словно рядом с тобой прозвенел громадный колокол, который мгновенно выбила из моего мозга все прочие мысли. Только приказ, которому я должен был следовать. Тело немедленно дернулось вперед, и тут же рядом раздались быстрые шаги. Афина, судя по всему, также следовала воле призвавшего нас. Впереди нас мелькнула сплошная приливная волна пустых, которые бросились вперед. Они бежали, толкались, прыгали, рвались, старались как можно быстрее добраться до своего пункта назначения. Афина меня стремительно обгоняла, хотя и не использовала сонидо, а я в свою очередь, старался не отставать. В голове был странный гул, который все никак не стихал. От каждого шага он становился только громче и громче. Пока от этого не разболелась голова. Словно в череп впилось сверло, пробило его и теперь свирепствовало в мозгу. И эта боль от бега только усиливалась. Сначала я терпел, но потом она стала просто невыносимой. В глазах потемнело, моя реацу бешено пульсировала. Я рухнул на колени и схватился за голову, стараясь таким образом заглушить боль. Отсутствие движения слегка помогло мне, однако тут на меня обратил тот, кто отдавал мне приказ. Рядом со мной снова словно раздался звон колокола, но это вызвало еще большую боль, и я окончательно рухнул на землю. В голове что-то пульсировало. Такое большое, сильное, страшное. Пульсировало так зловеще, словно непрерывно твердило: «Вставай! Иди! Иди! Вставай!». Эта команда заставляла мое тело судорожно пытаться вскочить, а в голове эти попытки отражались ощущениями раскалывания черепа. Чужая воля была сильна. Ее мощь была просто чудовищной, она заставляла меня делать то, что явно собиралось меня убить, а боль во всем теле — это было лишь сигналом организма, воплем инстинктов, реакцией моей сущности на все это, попыткой оказать сопротивление.

Я попытался сконцентрироваться на этой команде, и максимально заглушить ее, чтобы вернуть себе контроль над своим телом. На каждую мысленную команду, мне удавалось лишь отрицательно отвечать «Нет! Нет! Нет!» С каждым разом становилось все больнее. И чем больше была боль, я чувствовал, как в меня вторгается воля кого-то, кто был в разы меня сильнее, и то, как меня словно обволакивает чья-то реацу. Это была не мощная аура, которая оказывала страшное физическое давление. Нет, это был тонкий слой, который покрыв мое тело, превратился в проводник этой самой сильной воли, а моя голова стала приемником сигнала. Было необходимо немедленно разорвать этот контакт, пока эта безумная мощь не заставила бы меня идти на закланье добровольно. Я незамедлительно схватился за свой плащ и потянул его в сторону с целью стянуть с себя. Тот ощутил мою волю и расстегнулся в области груди, позволяя себя снять с верхней части тела, оставаясь застегнутой только в районе пояса. И стало спасительным выходом. Бешенный огненный шквал вырвался наружу, создавая вокруг меня пылающую ауру. Тонкая оболочка из странной реацу держалась вокруг меня, но долго продержаться под натиском огня ей не удалось. Как только исчез проводник, исчезла и воля, контролировавшая меня. Правда, головная боль никуда не делась, но ко мне вернулся полный контроль тела, а это слегка оказало положительный эффект моему сознанию. Боль стала не столь страшной, и я, наконец, смог обратить внимание на то, что творилось вокруг меня. А также на то, как Афина в нескольких сотнях метрах от меня ползла к пирамиде, буквально заливаясь слезами. Судя по ее виду, ее также терзала страшная боль, но в отличие от меня, ее тело не смогло полностью отторгнуть враждебную волю и теперь отчаянно пыталось двигаться.

Я бросился к ней, стараясь удерживать свой покров на максимальной отметке. Та странная аура все еще ощущалась вокруг, словно она только и ждала момента, когда пламя исчезнет, или, по крайней мере ослабнет, чтобы снова установить контроль надо мной. Вокруг волчицы также ощущался плотный слой этой реацу. Было необходимо немедленно рассеять этот слой, чтобы вернуть мою спутницу.

На то, чтобы преодолеть эти метры потребовалось меньше пары секунд. Сонидо, благо, позволяло сделать это очень неплохо. Опустившись перед ней на колени, я попытался немедленно слиться с ней воедино, чтобы создать общий огненный покров. Однако моя затея не удалась. Плащ Афины никак не отреагировал на попытки установить контакт. Он сохранял обычную форму, совершенно не воспринимая меня, что уже наводило на неприятные мысли. Что-то мешало нам. Черт! Я немедленно выплеснул всю свою реацу, чтобы создать очень мощную огненную ауру, желая одновременно покрыть ей и Афину. Это в принципе удалось, только вот даже стерев вокруг нее слой враждебной реацу, у меня снова не получилось установить общую связь с ней. Не только физическую, но и вербальную. Все мои попытки докричаться до нее окончились полным провалом. Она только подвывала, лежа с полностью закрытыми глазами, с которых ручьями текли слезы. Сброс контроля не помогал ей прийти в себя. И кажется в этом была моя вина. Уничтожив сущность врага вокруг, я оставил ее частицу внутри волчицы, в ее разуме, отрезав от окружающего мира своим пламенем. Волю врага было необходимо вытеснить своей силой, а чужая сила лишь снимала внешние эффекты. Трижды черт! Эта сила угрожала убить ее, превратить в безмозглую куклу, которая должна была лишь выполнить одну функцию: дойти до пирамиды, как это делали все остальные пустые. Было необходимо, чтобы волчица сама освободилась из контроля неведомого противника.

Я сжал кулаки и в ярости ударил землю. Черт! Я был бессилен. Было необходимо что-то немедленно делать, пока она не сошла с ума. Но что? Попытаться вторгнуться в ее разум? Но как? Без плаща это просто невозможно. Или возможно? Ведь плащ — это часть ее тела, которая перекочевала ей от меня. И он долгое время находился в связке со мной, даже находясь на ней. Можно попытаться.

Я оперся об нее своими руками, впился когтями в ее тело и тут же сосредоточил на ней всю свою волю. Тут, кстати, здорово помогла моя собственная головная боль. Она вызывала во мне злость, которая вызвала ответную реакцию. Реацу Афины слегка изменилась. Будто она потянулась к моей, стараясь защититься от моей агрессии. Стоп, если так, то почему бы не вызвать всплеск реацу волчицы, заставив ее отреагировать на мою негативную ауру? Постаравшись максимально ужесточить свою реацу, и использовав всю свою агрессию на ней, начал подавать ее в тело Афины, а она неосознанно начала сосредотачивать свою силу у этого места….

Спустя некоторое время мои попытки удались. Афина, кажись, окончательно взбесилась от сильной боли, которую я только подогревал, и выплеснула свою силу наружу в виде очередной огненной бури. Это положительно сказалось на самочувствии волчицы. Она открыла глаза и взглянула на все осмысленным взглядом.

— С тобой все нормально, Афина?

— Голова болит. Господин Арес, у меня не получается двигаться…. Со мной что-то не так. И почему-то я ощущаю злость по отношению к вам.

— Если так, то хорошо. Ты в состоянии поддерживать покров?

— Да. Кажется, этот покров мне помогает избавиться от боли. Только я быстро слабею… Я раньше никогда не использовала покров на таком уровне самостоятельно.

— Хорошо. Нам нужно отойти подальше от пирамиды. Там будет легче, надеюсь. Но нельзя упускать то, что они собираются сделать. Не для того мы вытерпели эту боль.

— Господин Арес. Помните, вы заставили меня поклясться, чтобы я немедленно укусила вас за руку, как только вас потянет на очередную авантюрную выходку. Стоит ли мне сейчас это сделать?

— Через некоторое время я наверняка успею пожалеть об этом, но сейчас я уверен, что для таких радикальных мер время еще не наступило.

— Как знаете, только учтите, что в следующий раз, если он конечно будет, я буду вынуждена откусить вам руку.

— А ты разговорилась. Хотя и выглядишь неважно…. Хватит разговоров. Дай, я тебе помогу. И убери слегка свой покров. Он на этот раз отчаянно жжется.

— Это же ваша способность? Почему она наносит вас вред?

— Просто на этот раз я силой заставил его создать. Этим можно объяснить и твою злость.


Мы наблюдали за происходящим под пирамидой практически с горизонта. Далеко от пирамиды, в полном огненном покрове, регулярно прислушиваясь к своим ощущениям и стараясь не упустить любое проявление той чужеродной и могучей воли, которая едва не бросила нас на смерть. А в том, что это была бы именно смерть, я не сомневался. С большим страхом я взирал на те орды пустых, которых толпились под пирамидой, каждой клеточкой своего тела ощущая, как оттуда исходит страшнейшая аура смерти, боли… и самопожертвования. Десятки тысяч пустых гибли в этой страшной давке, сливаясь в бешеном потоке силы в единую плотную материю и словно впитывались в грани «гробницы», испаряясь со странным шипением. Это шипение напоминало звук жира в раскаленной сковороде. То же шипение, те же брызги черной массы о землю. На местах этих брызг возникали другие пустые. Черные, мелкие, и какие-то знакомые что ли? Вот только где я мог видеть этих существ, ума не приложу. Впрочем, по сути дела, это тоже не важно, ибо и эти пустые следовали примеру остальные. Бросались в кипящее безумным жаром прорву пустых и также стремительно исчезали, как и возникали. Жрецов не было видно. Их тела давно исчезли среди туш минусов, ровно как и души людей, которые первыми исчезли под облицовкой пирамиды.

Эта была жертва! Грандиозная, чудовищная, невиданная жертва, на которую бросили десятки тысяч существ, которые все эти годы только и ждали именно этого часа. Часа, когда они смогли бы умереть, исчезнуть, испариться в едином порыве чьего-то безумного гения. Все это имело только одно объяснение — наращивание силы! Бывший живой бог Египта нуждался в силе после смерти, и теперь он ее получал. Таковым был результат ритуала, на который пошли жрецы. Таковым был сам ритуал! С чего я это взял? Да с того, что пирамида служила гигантским концентратором энергии всех этих пустых и душ внутри одной человеческой души! Внутри саркофага не было мумии. Там лежала сама душа фараона, и она теперь должна была переродиться в нечто более могущественное и стать самым настоящим богом для своей страны. Вот зачем были созданы пирамиды! Или же вот для чего их еще можно приспособить!


Армия пустых испарилась, словно ее и не было! От всего увиденного мне даже стало не по себе! Да, я тоже в принципе создан таким же образом. Да, и внутри меня покоятся тысячи пустых первого поколения. Возможно, даже десятки тысяч. Гиллиан, образованный из сотен пустых для нас уже даже не пища. Мы питались адьюкасами, которые в разных случаях состояли из почти что сотни гиллианов. Но, не видя все эти существа, когда мы поглощаем их, мы испытываем меньше эмоций, чем при виде тупо истребленных орд себе подобных. В этом было нечто странное, бесчеловечное. И как только люди могли до такого додуматься?

В этот миг на вершине пирамиды появилось Нечто. Темная точка, которую не могли разглядеть даже более зоркие, нежели мои, глаза Афины, возникшая словно из неоткуда. На какой-то момент все вокруг резко утонуло в первозданной тишине. Такую тишину мне приходилось слышать впервые. Это не то, когда ты забиваешь себе уши чем-то, чтобы не услышать то, что происходит снаружи, и это даже не то, когда вокруг ничего не слышно, но ты ощущаешь какой-то гул внутри себя. Это была самая настоящая тишина, чистая, затягивающая, обволакивающая, и проникающая в мозг, вызывающая чувство расслабленности, покоя. Я не слышал ничего. Ни то, как вокруг меня пылал огонь, ни то, как рядом стояла Афина, и ни то, что происходило у меня в голове. Не было ни единой мысли, а просто так взять и нарушить эту идиллию я был просто не в состоянии. Вся моя природа противилась любому порыву, который смог бы скомкать этот манящий своим величием момент. Момент, который хотелось растянуть на века. А потом в ночном небе вспыхнул яркий свет. Звездное небо словно померкло от этого ослепительно белого луча, который ударил на вершину пирамиды, и скрыло в своем чреве черную точку. Сам луч, ударившись об острие верхушки великого сооружения, словно разбился как водный поток, и начал стекать по граням пирамиды. От этого света сами грани вспыхнули, словно это была громадная лампа, которой стремились озарить ночную мглу.

Из белого луча в это же время отделилось пять точек, которые остановились на уровне вершины пирамиды, и заняли своеобразное положение, которое можно было бы назвать точками пентаграммы. В тот же момент из луча вынырнула черная точка, которая заняла свое положение в самом центре образовавшейся точечной геометрической фигуры. А уже через какое-то мгновение, из самой пирамиды вылезла еще одна точка, которая имела своеобразный темно-синий оттенок, которая заняла положение недалеко от образовавшейся фигуры.

Это таинство продлилось не долго. Вдруг верхняя точка пентаграммы отделилась от нее, и ее место заняла центральная черная точка. А место центральной черной точки поспешила приспособить под себя зеленая. Заново собранная пентаграмма незамедлительно нырнула в белый луч и исчезла там, в то время как сам луч резко втянулся обратно в небо, снова оставляя пирамиду при свете ставших видимыми, звезд. И все бы ничего, да вот только отделившаяся точка неожиданно возникла рядом с нами. Оказалось, что ее размеры были вполне себе приличными. Сгусток яркой белой энергии в два с половиной метров высоту, и около полуметра в ширину. Этакий объемный эллипс, человеческих размеров.

То, что произошло дальше для меня, наверное, стало настоящим моментом истины, и самым интересным открытием. В какой-то миг я почувствовал, как мой огненный покров спадает, и прежде чем успел об этом подумать, покрова уже не было. Причем, не только моего, но и Афины. Его словно сдуло, потушило, или какой еще можно подобрать термин для подобной ситуации. Я был шокирован этим не меньше, чем всем тем, что произошло пару минут назад с армией пустых. Всей моей реацу вдруг тупо не стало. Словно меня попросту опустошили. Хотя нет, это будет неверным утверждением. Она была, только не была мне подвластна. Этот Некто в светящемся ореоле просто перехватил над ней контроль! А без реацу я — адьюкас, был совершенно бессилен. Сражения между духовными сущностями строятся на основе схваток реацу. Отсутствие реацу говорит только об одном — об отсутствии шансов на выживание. Мы оба теперь были просто бесполезными существами, лишенными малейших возможностей сопротивляться в случае нападения. Контроль над чужой реацу автоматически может означать и контроль над телом! Нечто было чем-то или кем-то такого уровня, до которого мы не смогли бы дорасти и за многие годы, возможно, даже за столетия.

— Какой же вы интересный экземпляр, голубчик!

Голос, кажется, прозвучал у меня в голове. Язык говорящего был абсолютно мне понятен, тембр голоса, вообще, был знаком мне еще по прошлой жизни. Словно со мной разговаривал мой старый знакомый, которого я уже и не надеялся бы услышать. Но, как это понимать? Не мог же он оказаться в этом мире, и теперь так свысока разговаривать со мной!

— О, какие мысли! Успокойся, мальчик, я не тот, о ком ты только что подумал. Просто нашел мой собственный голос ты вряд ли смог бы понять, вот и вытащил из твоей головы что-то более привычное тебе.

— Кто ты? Или что? И какого черта здесь происходит?

— Ммм, надо же, прямо заученные фразы из фильмов, не находишь?

Голос шутливым тоном рассмеялся.

— Отвечай!

— Не стоит быть таким грубым, малыш…. Со старшими нужно общаться в более уважительном тоне. А то вдруг они расстроятся?

Говоривший хоть и озвучил ясный намек, но в голосе почему-то не послышалось угрозы. Кажется, этот Некто просто нашел способ развлечься. Развлечься у меня в голове.

— Хватит делать вид, словно вас заботит мое отношение к вам. Может быть вы соизволите показать свое лицо?

— О, дружок, показать мое лицо будет несколько проблематично. Причем, с этой проблемой ты, думаю, знаком не меньше моего.

— Что…. Маска?

— Бинго!

— Ты — пустой?

— Ну, вот опять, что у тебя за отношение? То ты, то вы, то снова ты…. Запутаться можно. Раз уж взялся за одно местоимение, так и используй его. Не нужно же перебирать их все.

— Значит ВЫ — пустой?

— Конечно, нет! Я — полный! То есть, внутри меня есть много чего, так что пустым себя назвать мне очень сложно. Ну, представляешь?

— Вы прекрасно поняли, что я имел в виду.

— Ты тоже, думаю, догадался, что имел в виду я.

— Выходит, вы также носите маску?

— Верно.

— В таком случае, быть может, вы ее продемонстрируете.

— Ну как не выполнить просьбу столь прелестного юного мальчика! Смотри…. И трепещи!

Яркий ореол исчез также неожиданно, как и наше пламя, открыв моему взору то, перед чем и в самом деле стоило бы трепетать! Передо мной стояло существо, которое можно было назвать человеком с большой натяжкой. Вернее, назвать его человеком было бы, пожалуй, самым разумным выходом, если бы не одно НО. Человеческое тело этого существа венчала отнюдь не человеческая голова. Вернее, назвать ее и головой то было сложно. Скорее уж какой-то шлем, который был словно сделан из кости различных ярких цветов. Он походил на голову птицы с невероятно длинным и тонким клювом, который искривлялся к острию и оканчивался на уровне груди. Эта «голова» спереди была окрашена в яркий голубой цвет, в то время как задняя часть, напоминающая волосы, но, тем не менее, состоящая из материи наподобие кости, была темно-синего цвета. Сам клюв также имел свой собственный цвет — темно-сиреневый. Глаза этой «птицы» на все взирали совершенно неподвижно, словно были черными бусинками, которые приклеили туда только ради вида. Эта маска не заканчивалась только на уровне головы. Она полностью покрывала шею, а также верхнюю часть груди, до боли напоминая знакомые ожерелья египетских аристократов, только вот, в отличие от них, это все же являлось частью единой структуры, состоящая из многочисленных чешуек в форме вытянутого прямоугольника двух цветов — желтого и синего. Остальное тело было полностью человеческим. Обнаженный торс, которому могли бы позавидовать и культуристы, прикрытый древнеегипетским аналогом «шорт» пояс и пах, ноги, облаченные в сандалии, которые можно было обнаружить в любом доме местных знатных горожан. В общем, само по себе тело было облачено по древнеегипетской моде, выдержанное в аристократическом стиле. В высоту этот странный «человек» был добрых два с половиной метра, что уже позволяло ему спокойно рассматривать нас с Афиной сверху вниз.

Человек, который хоть раз читавший хоть что-нибудь о древнеегипетской мифологии, смог бы спокойно сказать, что у практически всех богов египтян были нечеловеческие головы. И среди этих богов — химер этот человек легко смог бы выделить древнеегипетского бога Тота, который являлся покровителем науки и искусства. Бог мудрости, который согласно легендам придумал календарь, тот кто был писцом самого Амона — бога-солнца. А изображался этот бог с головой какой-то птицы, с длинным клювом. Точно таким же, как и стоявший перед нами «человек». Кстати, о нас. Афина рядом со мной совершенно не ощущалась, словно ее и вовсе не было. Мгновенно обернувшись к ней, я и на самом деле ее не обнаружил. Оглядевшись по сторонам, я отметил изменения в ландшафте. Вся окружающая среда померкла, исчезли окружающие строения, звезды в небе, даже большая часть пирамид, за исключением пирамиды Хеопса. Окружающее меня пространство стало каким-то пустынным, лишенным красок. Во всем мире сейчас существовало лишь два существа — я и Он.

— Хм, я не ожидал такой реакции на свой облик. Я бы понял, если бы ты сказал «огого, да это же ОН!». А ты вот взял и начал озираться по сторонам. Неужели тебя ослепил мой величественный вид?

— Нет.

— Ищешь свою подругу? Не беспокойся, она по-прежнему рядом. Просто я несколько изменил твое восприятие реальности, чтобы тебя меньше отвлекали всякие второстепенные факторы.

— Вы и на такое способны?

— Что за глупый вопрос? Раз я это сделал, то, наверное, так оно и есть. Я умею читать мысли, могу и заставить разум собеседника видеть то, что мне угодно…. Но меня больше волнует твоя странная реакция на меня. Ты вот стоишь и думаешь: «Неужели это и на самом деле Тот — бог мудрости? Или же у меня уже поехала крыша?» Нормальный египтянин пал бы передо мной на колени и молился бы мне за то, что я соизволил обратить на него внимание.

— Я не египтянин, как вы, наверное, уже заметили.

— Да, заметил. Ты вообще представитель народа, который еще даже не появился в этом мире.

— Позвольте тогда вас спросить. Откуда вы знаете мой язык?

— Догадайся….

— Считали мою память?

— Верно!

— Я полагаю, мне более не стоит удивляться вашей информированности. А раз так, то у меня есть вопрос. Вернее, много вопросов.

— О, и не начинай. Я сразу отвечу на некоторые из них. Да, именно с меня египтяне списали своего бога мудрости. Да, есть и другие мне подобные. Да, шинигами не суются сюда потому, что между нами заключена договоренность. Да и боятся они нас. Нет, не мы воздвигли пирамиды.

— Не вы? А я то думал, что такую громадину не способны создать люди. И раз уж есть такие существа как вы, то вполне было бы естественно….

— …что именно мы оказали помощь фараонам создать эти сооружения? Не совсем так. Да, мы им помогали, но пирамиды создавались преимущественно самими людьми.

— Ладно. Извините, то перебиваю, но начали не с тех вопросов, которые я хотел бы задать раньше. Из-за этого я несколько сбился с мысли.

— Не беспокойся, я поправлю тебя.

— Для начала, кто вы такие? Вы ведь не пустые, наподобие меня. У вас нет дыры, хотя есть маска. Вы словно и пустой, и не пустой….

— Мы — боги для Египта. Остальное тебе знать необязательно. Тебе следует знать лишь то, что я могу в мгновение ока уничтожить тебя, также, как и всю эту страну, если пожелаю, а потом спокойно поднять ее из пепла. Я знаю практически все, что мне нужно, и что мне следует знать, я могу читать мысли, создавать иллюзии, менять личность, дать знания или же забрать их обратно. Я больше, чем ты способен себе представить, и в то же время ниже, чем ты меня себе представляешь. Я — это я. Вот и все.

— Логичный ответ.

— Ха, ладно, забудь. Меня больше интересуешь ты, нежели моя собственная персона, капля — приблудыш.

— Капля — приблудыш? Как это понимать?

— Стой, не порть мне веселье, самому вести ход беседы! Давно мне не было так интересно. Как только открылись Врата Ночи, я сразу же ощутил твое присутствие и удивился. Это было невероятно, чтобы кто-то наподобие тебя смог бы сопротивляться зову Проводника. Далеко не первый раз происходит процесс перерождения, и ты далеко не первый адьюкас, который «заглянул на банкет». Однако удивительное дело! Ты первый, кто смог преодолеть зов и сумел даже высвободить свою спутницу. Это был нонсенс! Я просто не мог пропустить такой интересный объект для исследования. А тут меня еще ждал другой сюрприз — сущность из другого времени, которая застряла в теле капли после образования. Да, да, да! Ты хочешь понять, что такое капля. Видишь ли, при образовании гиллиана порою бывают случаи, когда частицы его материи случайно отделяются от основной массы и попадают на песок. Так как эти капли быстро впитываются в песок, они больше не способны вернуться в основное тело, поэтому так и остаются на месте, когда новорожденный гиллиан удаляется от этого места. Зато эти капли притягиваются друг к другу и сливаются воедино находясь под песком. Там они впитывают в себя духовные частицы других пустых и используя их генетический материал, образуют новое живое существо — пустого, который обладает настолько крохотными силами, что как правило, не способен выжить самому среди хищников. Но это, тем не менее, не пустой первого поколения. Смешно сказать, но эти капли образуют псевдо гиллиана.

— Псевдо гиллиана? Но ведь это невозможно!

— Помолчи о том, о чем ничего не знаешь. Видишь ли, эти капли образуются из тела реального гиллиана, который сам еще не успел сформировать свое тело, но уже образовал свою сущность. То есть, из одной и той же материи образуется два тела. Одно — гигантское, и второе — миниатюрное. Миниатюрное тело, однако, выглядит как тело простого пустого из-за того, что для создания своей формы, капля использует генетический материал, содержавшейся внутри поглощенных духовных частиц. Вот и все. Ты должен понимать, что я говорю правду. Ты ведь впервые очнулся под землей, был лишен реацу, не обладал никакими способностями. Это значит, что и ты был создан как капля из тела гиллиана. Правда твоя судьба пошла несколько иначе, нежели у подобных тебе. Наверное, дело в том, что в образовавшееся тело попал твой разум. Случай просто уникальный!

— Вы можете объяснить, почему это произошло?

— Конечно. Это теория, но, по-моему, она вполне себе неплохо объясняет все это. Видишь ли, если рассматривать время как одну спирать, которая, бесконечно закручиваясь, уходит все дальше и дальше. И вот, случилось так, что в момент, когда под песками Уэко Мундо образовалось вот это вот твое тело, в соответствующем участке спирали далеко — далеко впереди, произошла та самая катастрофа, которая выбросила твою душу за пределы этой самой спирали. Оказавшись там, твоя душа оказалась вне времени и пространства, и тут она ощутила мощный энергетический выброс, который привлек ее к себе. Ее притянуло, а тут новенькое тело. Вот и все.

— Как-то непонятно все получается. Не могли бы вы объяснить все поподробнее?

— Нет. Это все, что тебе надо знать. Гораздо важнее другое. Тот инцидент с рождением гиллиана. Вот он повлиял на твое развитие. Из псевдо гиллиана, тот случай сделал тебя гиллианом.

— Хотите сказать, что я стал гиллианом уже тогда?

— Да. Если до этого ты был наполовину гиллианом, то после того, как пережил второе «рождение», тебя буквально заполнила сущность гиллиана. Оттуда же появился и соответствующий внешний вид.

— Это все слишком сложно для понимания….

— Скорее для восприятия. Пока что…. В общем, такая вот интересная у тебя сущность. Развитие быстрыми темпами, масса новых уникальных особенностей, а вдобавок еще и умение сопротивляться зову Проводника. Такого раньше не случалось.

— Что еще за Проводник? Тоже один из ваших?

— Ну, почти. Я не могу дать ему соответствующее имя. Просто в твоей голове никаких ассоциаций с этим нет, вот и приходиться довольствоваться теми крохами, что у нас, вернее у тебя в голове есть.

— А вы что, всю эту беседу строите на основе моего словарного запаса и моей памяти?

— Конечно! Как, по-твоему, я использовал бы другие термины и языки, если бы ты меня не понимал. Вся моя речь базируется на твоих же собственных мозгах. Термины, умозаключения, речевые обороты….

— Да, необычный вы какой-то. Если к вам приглядеться, то ведь и не скажешь, что вы олицетворение бога мудрости Египта.

— Думаешь, что бессмертное и мудрое существо должно выглядеть как последняя зануда, которая строит малопонятные фразы, сложные для восприятия?

— Хм…

— Мудрый — это не тот, которого сложно понять, но который кажется очень умным. Нет. Мудрый это тот, кто способен сохранить свою суть нетронутой, лишь изменяя ее по мере необходимости. Как говориться, умный способен притвориться глупым, а глупый — умным, никогда!

— Золотые слова….

— Не иронизируй. Это я тоже вытащил из твоей головы…. Итак, у тебя ведь остались ко мне вопросы?

— Что это было? В смысле, с пирамидой?

— Ты же уже сам все понял. Зачем спрашивать?

— Хочу услышать это от умного человека.

— Лады. Все покороче, то используя пирамиду, фараон поглотил сущности всех этих пустых за раз и совершил скачок в своем развитии на несколько ступеней. Был просто душой, а стал существом уровня вастер лорда. Все просто.

— Вастер Лордом? Из простой души? Поглотив так мало пустых?

— Ничего себе мало. Полсотни тысяч впитал и ни в одном глазу!

— Вы поняли, что я имел в виду!

— Да, да, да! Для вастер лорда маловато столько пустых. Но это для обычного варианта развития пустого этого слишком мало. Но при использовании пирамиды, можно легко преодолеть сложности такого развития. Благодаря уникальным особенностям данного сооружения, можно сфокусировать энергию настолько эффективно, что весь жизненный опыт поглощенных пустых не теряется, а прибавляется к опыту пользователя, что способствует уровню развития. Вдобавок, благодаря особому расположению пирамиды в сейсмоопасном районе, производиться поглощение энергии с самой земной коры, ядра и т. д. В итоге, за счет этих вот факторов и происходит такое быстрое развитие.

— Поразительно! И кто только додумался до этого?

— Он стоит перед тобой.

— Вот оно как! Получается, поэтому и строили пирамиды. Это и в самом деле некоторое подобие гробницы, только вот служит несколько иначе. А в мое время….

— …полагали, что это громадная антенна? Да, да, да, это я тоже прочитал. Только вот они недалеко ушли от истины. Пирамиду можно использовать и как антенну для связи Земли и нашего мира.

— А ваш мир…

— …тебя не касается!

— Понял…. А жрецы, значит….

— …это те, которых ты бы назвал подчиняющими.

— Вот значит в чем секрет их влияния на пустых!

— Да. Именно по причине их особых способностей жрецами могут становиться только дети жрецов. Или же те люди, в которых проявляются такие способности. А после смерти жреца, его души живет в храме и ждет момента, когда их господин не начнет перерождение. Как только перерождение совершается, то эти души оказываются внутри него до тех пор, пока он не отправляется в наш мир, где они освобождаются и становятся его слугами.

— Сложно поверить.

— Возможно. Но не стоит этому удивляться.

— Получается, что при строительстве пирамид жрецы принимали участие, верно?

— Нет. Строительством занимаются люди. И подчиненные.

— Подчиненные?

— Да. Те, кто подчинился фараону.

— Пустые….

— Да.

— Послушайте, какой в этом смысл? Смотрите, если одну пирамиду можно использовать много раз, то почему же их тут понастроили больше чем нужно?

— Строительство пирамиды — это само по себе испытание фараона, демонстрация его способностей призвать под свое начало нужные силы, демонстрация его знаний и силы, а также степень его готовности получить новую силу. Если фараон способен построить пирамиду, значит, он более достоин, нежели те, которые этого сделать не в состоянии. Именно строителям Проводник и дает дополнительную силу, а также новые знания. А те, кто использует чужие пирамиды, данные силы не получают.

— Понятно. А пустые способны использовать пирамиду?

— Нет.

— Почему?

— Потому что это пустой. А это, как вы это называете, Мир Живых. Думай….

— Я понял.

— Вот и хорошо, что ты все понял. Я вижу, что тебя беспокоит еще и вопрос, является ли этот мир тем, в котором ты жил, просто изменение во времени, или же, является ли это той вселенной, которую придумал тот художник. Мой ответ тебе таков: какая разница? Рано или поздно ты сам этой поймешь. Если, конечно доживешь.

— Веселая перспектива. А вы не столь многословны, когда это касается самых интересных моментов.

— В чем интерес, когда все знаешь, и нет ничего такого, что могло бы тебя удивить? Лучше уж самому искать ответы на вопросы. Это интересно, и не так скучно.

— У меня к вам еще один вопрос. Зачем вы вступили со мной в контакт? Рассказали столько всего нового? Вы сказали, что вам стало интересно, что я такое вот странное существо. Но ведь вы могли бы обо мне все узнать, просто считав мою память, и не вступая в разговор. Зачем?

— Просто захотелось! Ничего более.

Он рассмеялся, однако быстро стал серьезен.

— А если честно, то скажу вот что. Знаешь, почему я владею способностью проникать в чужой разум? Почему я могу все это делать?

— Чтобы знать все?

— Логичный детский ответ, содержащий в себе толку правды. Да, чтобы знать. Точнее, знать не то, что знает объект телепатического влияния, а то, что он будет знать.

— Вы можете заглядывать в будущее?

— Не совсем так. Я способен взглянуть в разум и увидеть то, что этот разум способен «выкинуть». То, что я увидел в твоем разуме, меня, по меньшей мере, впечатлило. Надеюсь, ты проживешь достаточно долго, чтобы тот момент, когда эти идеи всплывут у тебя в голове явно, все же наступил. Хочется увидеть все это. Вот и все. Захотелось перекинуться парой слов. Вот и перекинулись. Мне пора.

— Вы вот так вот уходите? А подарок на прощание?

Моя последняя фраза стала самой глупой моей авантюрой за последние пару лет. Надо было радоваться тому, что этот «бог» решил просто покинуть меня, но тут я решил последовать его шутливой манере общения.

Но на мое счастье, репрессии за такую наглость не последовала.

— Извини, кхм, Арес, но меня тут уже нет.

— Что?

— Ты общаешься с моей проекцией в твоем мозгу.

— Неужели….

— Весь наш разговор прошел исключительно в твоей голове. Меня ты на самом деле не видел. Формально.

— Ну вы даете!

— Стараюсь. Хе хе!

Тот в ту же секунду словно испарился, а я оказался в реальном мире, стоя рядом с Афиной, смотря в направлении пирамиды. Услышав треск и шум, я взглянул в сторону волчицы и тут увидел, что вокруг нее по-прежнему горит ее пламенный покров. Моего покрова не было, но у нее пламя буквально пылало. Неужели даже сдутый огонь оказался лишь внушением? Если да, то следует только радоваться за то, что мы пережили встречу с такой сущностью практически невредимыми.

— Афина, скажи на милость, ты видела то, как к нам подлетал сгусток белой энергии?

— Да.

— И что он делал?

— Просто облетел нас и испарился.

— И как давно это было?

— Буквально секунду назад.

— Понятно. Пошли! У нас есть одно дело.

— Что за дело?

— Нужно поймать одного жреца. Мне нужна информация. С тобой все нормально? Можешь двигаться?

— Не совсем хорошо, но мне уже намного легче.

— В таком случае вперед. Нельзя терять времени.

Мы сорвались в сонидо, направившись на максимальной скорости к пирамиде. Преодолев за какие-то несколько секунд расстояние до пирамиды, я покрыл себя огненным покровом и оказался у ее подножия. На огромной скорости преодолев барьер, который вызывал какой-то животный ужас у меня внутри, я оказался в коридоре, который вел, насколько я понял, в камеру царя. То, куда делись все жрецы, которые стояли вокруг пирамиды, я не знал (забыл об этом спросить у бога мудрости), но зато ощущал присутствие впереди тех десятерых, которые вошли внутрь.

Наше появление оказалось для последователей культа Амона не неожиданным. У входа в камеру на нас обрушилась мощное давление, который, кажется, был нацелен прямо на мозг (вот, блин, что они подчиняют!). Однако находясь под покровом, а также на большой скорости, мы были для них твердым орешком. Пара точечных ударов, которые, конечно же, для них еще аукнуться в будущем, я нейтрализовал часть, а остальных смяла одним махом волчица. Оставшийся главный жрец, который занял оборонительную позицию у пустого саркофага, был именно тем, кто был мне необходим. Метнув вперед мгновенно принявший форму петли полу своего плаща, я схватил его за шею и потянул на себя. Тот не успел толком среагировать, как его шея оказалась в моей руке. Его тело висело в моей хватке. В тот же момент мой плащ соединился с Афиной, устанавливая с ней контакт, и немедленно переливая в свою голову все ее знания о египетском языке.

— Не вздумай сопротивляться, жрец! Одно лишнее движение, и я вырву твою душу из тела, и превращу в пустого. И никаких райских гущ тебе не видать! Ты меня понял!

Надеюсь, на египетском вышло именно то, что я имел в виду. А иначе получиться что-то с чем-то….

— Я понял, Срединный падший. Что вам от меня нужно?

— Я нуждаюсь в полностью оформленном проекте пирамиды! Точная копия пирамиды Хуфу. Сколько материалов, размеры, грани, чертежи и т. д. Все, что имеет малейшее значение к конструкции. Я знаю, что ты знаешь все это, а если не знаешь, то знаешь тех, которые все это знают (абракадабра какая-то получилась). Как только ты соберешь нужную информацию, я приду за ней. Тогда и обговорим все остальное. И, да будет свидетелем бог мудрости Тот, если ты меня обманешь, и попытаешься использовать своих жрецов, то я устрою вам «кузькину мать».

Моя последняя фраза хоть и носила несколько иной вид, но смысл был именно таким. Дождавшись заверения о выполнении условий, я отпустил жреца, хотя и оставил на нем подарок. Небольшой клочок плаща отделился от общей массы и скрылся в правом ухе человека. Тот дернулся, но ничего не успел сделать, как тот уже скрылся в мозгу. Теперь эта частичка моей сущности должна была прятаться внутри него и обеспечивать его лояльность моей персоне. Надеюсь, конечно, что он не рискнет ее вытаскивать своими особыми способами.

— Это тебе подарок на прощание. Он пока слаб, и будет жить внутри тебя, прямо в мозгу. Случись что, оно немедленно убьет тебя. Я буду ждать от тебя хороших новостей.

— Да, я все сделаю.

— Вот и славно. Уходим, Афина.

Мы развернулись и немедленно отправились вон из этого места. У меня теперь была только одна цель — посетить Уэко Мундо. После увиденного и пережитого мне был необходимо подкрепиться. А также хотел сделать одно важное дело. В моей голове зрела одна идея, которая меня увлекла полностью….


Глава-5 «Ищу топор. Хочу прорубить окно…» | Пантеон | Глава-7 Копошение под луной