home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава-27

Бойня

Кровь заливала лицо, постепенно стекая густым потоком на песок по всему телу. Кроваво-красное пятно вокруг прислонившегося к треснувшему блоку из развороченной пирамиды становилось все больше…больше. Рука все еще сжимала рукоятку меча. Меча, лишенного лезвия, которое торчало среди руин. Проломленный шлем, разбитые остатки нагрудника, обрывки плаща, вывернутая неестественным образом нога…. И холодный взгляд уцелевшего глаза, наблюдающего за тем, как бессмертная армия прорывается через линию леса, окружающего это место.

— Приехали….


Сидя в пирамиде, я имел гораздо более совершенный контроль над своим оружием, попутно, у меня появлялась возможность легче настроиться на искомый объект, не тратя для «наведения» гарганты лишней энергии и сил, которые были нужнее для решения некоторых других проблемных вопросов….

Скрывая ото всех свой план, я несколько лукавил, говоря о необходимости сокрытия этих сведений от чужаков. Нет, по сути никаких чужаков я не боялся, особенно после того, как пережил транспортировку из одного тела в другое, а из него в третье. В тот момент мне удалось впервые добиться совершенно новой формы существования, став по сути чистой мыслью, хоть и имеющую определенные «якоря» в виде разбросанных точек (мое тело — тело Агейп — «разум» Пещеры). По сути, я был ни чем иным, как приведением или иначе говоря, призраком. Вспомнилась старая фраза «призрак в доспехах», вспомнить бы еще, где я ее слышал…. И вернувшись после этого в свое оригинальное тело, я воспринимал его никак иначе как аватар, что открывало определенные возможности. Представьте себе, что вы подключены к экзоскелету, который чувствуете как свое тело и при этом еще и имеете интерфейс и панель управления с кнопками, которые позволяют выполнить новые действия, ранее недоступные. Говоря иначе, нейтрализовать чужое воздействие методом либо установления блоков, или же «бегства» в стиле ящерицы — сбросил хвост — тело и переместился в новый носитель, которых, благодаря внедренным ранее личинкам в моих подчиненных, хватало с избытком. И вместе с этим возможность таким же образом защищать сущность этих же пустых, подключенных к «сети»… Возвращаясь к сокрытию своего плана, суть моего молчания заключалась в том, чтобы мои подопечные не начали беспокоиться и не сорвали мою идею.

Несмотря на кажущуюся странность (лично мне это казалось странным), я не рассматривал Сета как основного противника и как следствие основную угрозу. Увы, но мы находились на совершенно разных уровнях сил и возможностей. Глупо было сравнивать наши силы с его уровнем и как следствие рассматривать его как врага. Увы, Сет был для нас не врагом, а стихией. Грозной, необузданной, беспощадной, но стихией. Чтобы рассматривать его в качестве врага, нам следовало бы для начала выползти из уровня «насекомых» и стать хотя бы «членистоногими», вроде пауков или же скорпионов, которые способны ужалить даже многократно превосходящего их человека и убить его.

У нас были другие враги и другие источники угрозы. Угрозой номер один, опять же, вопреки здравому смыслу, я рассматривал шинигами, а не завоевателя из мезозоя. Увы, шинигами, которые хоть и подпали под зависимость от силы Сета (как это было в моем представлении), и являлись обитателями совершенно другого мира, были для нас именно врагами. И это было вне зависимости от воли какого-то высшего существа. Шинигами всегда стремились подавить и уничтожить любую опасность в лице пустых, и ради этого они часто устраивали рейды в Уэко Мундо, чтобы вычеркнуть из списка своих врагов какого-то слишком окрепшего адьюкаса или вастер лорда. Сейчас же, когда они знали о нашем существовании и уже испытали на себе нашу силу и возможности, от них не было бы житья. И даже если бы нам удалось бы победить в одном сражении или во втором, они пришли бы еще, и их становилось бы больше. Я пытался просчитать перспективы такого варианта развития событий и был вынужден признать — для длительного военного конфликта с такими врагами мы не обладали ни нужными резервами, ни ресурсной базой. Да, мы успели бы «наклепать» армии зомби и собрать под своими знаменами орды пустых, но какой толк от них в условиях «высокотехнологичного» боя, с массовым применением смертоносных кидо техник, которые даже в единственном экземпляре зачастую были опаснее целых фронтальных залпов серо с нашей стороны. Наши опытные бойцы постепенно были бы уничтожены в боях, а неопытная согнанная армия, воюющая против своей воли стала бы ничем иным, как пушечным мясом, не более. Результат такой войны был очевиден — постепенное истощение наших сил и поражение. Причем поражение разгромное.

Враг номер два — завоеватель Уэко Мундо и главный союзник шинигами в войне против нас — представлял из себя что-то промежуточное между шинигами и Сетом. То есть, он был сущностью значительно более сильной и опасной, чем те же шинигами, но в то же время я рассматривал его как врага. В силу того, что он действовал именно в Уэко Мундо и действовал преимущественно против нас. На данный момент. Почему номер два? Неизвестно, во-первых, его истинных целей и уговора с союзниками. Кто знает, куда он должен направиться после завоевания мира пустых и что должен делать. Не для войны же с нами его воскресили в конце концов. Вдруг, он просто почувствовал в нас угрозу и решил устранить, чтобы не возникало проблем в будущем, а сам в то время должен был бы, скажем, участвовать со своей «бессмертной армией» в войне на стороне того же Сета против тех же «атлантов Египта». Во-вторых, этот противник был один. То есть, если бы удалось нейтрализовать его оригинальное тело или сущность, заперев где-то или же уничтожив, то не было бы и бессмертной армии и проблем с его стороны.

Исходя из того, что против нас действовало две силы, которые суммарно нас многократно превосходили, мы находились в невыгодном положении и я не видел никаких перспектив, связанных с тем местом, которое мы ранее использовали для нашего укрытия. Известное всем нашим противникам, вдобавок, поврежденное, находящееся в потенциально «взрывоопасном» районе (имеется в виду Тартар — главный источник необходимого бессмертным солдатам тартариума и пепла), и отдаленное от основных оживленных районов Уэко Мундо (то есть отсутствие возможности проводить вынужденную тотальную мобилизацию для несколько более высокого КПД таких сил в реальном бою), оно представляло собой пороховую бочку, где любая случайная искра могла привести нас к гибели. Мы нуждались в новом безопасном месте, которое было бы легче защищать, и которое было бы комфортнее для нашей жизнедеятельности. И я с того момента, как вернулся из Луны, не видел ничего более лучшего, чем наш спутник — место, которое было, как я надеялся, недоступно, как для шинигами, так и для других наших врагов. Ведь за все время своего пребывания там, я не нашел никаких следов пустых или же других духовных сущностей. И сложности с перемещением туда и обратно давали неплохую уверенность в этом.

И я решился….


В тот момент, когда перемещение Крепости было практически завершено, и я собирался подать сигнал своему «оружию», чтобы он перенес уже меня (пирамида оставалась в Уэко Мундо, так как находилась в определенном отдалении от Крепости и не могла быть перемещена вместе), мне почудилось, что вокруг меня что-то изменилось. Вибрация земли, которая возникла в тот момент, когда огромные хвосты вгрызались в грунт и камень и отрывали наше убежище от поверхности, затихнув на какое-то время, снова, по непонятной причине возобновилась. Причем, ее частота заметно увеличилась, да и с сила была выше.

Мой порыв быстро заглянуть за пределы камеры, используя возможности пирамиды, оказался предотвращен. Пока мой разум был сосредоточен на управлении монстром, моя реакция заметно притупилась, что и стало причиной постигшей неудачи. Причем, неудачи конкретной. Не успел я хоть что-то предпринять, как меня поглотила яркая вспышка, что на время даже выбило меня из сознания. Почему мне так не везет?

Мой приход в реальность ознаменовался тем, что можно констатировать одним словом — столбняк. Представьте себе: сидите вы дома, в полумраке, рубитесь в какую-то игрушку по сети, полностью поглощенным процессом, ощущаете на секунду что-то странное, и вместо того, чтобы успеть понять, что происходит, слышите хлопок рядом с собой, и слепящий свет, после чего возвращаетесь в сознание уже в развалинах своего укромного уголка, от которого почти ничего не осталось, у вас поломаны кости, масса ран, голова гудит, глаза слезятся, трудно дышать, не рискуя зачерпнуть легкими содержимое мешка пылесоса, что обильно летает вокруг. Все вокруг туманно, а вдали слышны какие-то вопли, рев, крики…. В общем, вы меня поняли.

Что меня так приложило, что даже довольно крепкие стены пирамиды были просто разворочены на части, оставалось только гадать. Кто бы это не сделал, его здесь не наблюдалось, что нельзя было сказать о врагах, которых я классифицировал как группу зачистки. Существа, напоминавшие чертей внешне, но разительно отличавшиеся от них по своему поведению и некоторым аспектам в силе, (несмотря на то, что пока мои «сенсоры сбоили», мне удалось оценить их реацу и оценить ее уровень, что было сделано попросту неосознанно, по привычке, так сказать), ну и на отсутствие у них крыльев, проламывали окружавший сооружение лес, который, на удивление активно сопротивлялся (обычно деревья в моей базе не обладали такой активностью, в отличие от своих «собратьев» на полюсе). Судя по количеству наступающих, эта группа явно была рассчитана не на одного меня (особенно после такой обработки). Неужели собирались разнести Крепость, и опоздали на вечеринку? Нехорошо…. В смысле, хорошо, теперь им не видать нашей базы и моих соратников. Только вот сейчас я представлял из себя не слишком хорошего бойца. И меча что-то не чувствуется рядом. Точнее, я сжимал что-то в руках, но судя по его массе, это был далеко не тот инструмент, которым я привык пользоваться для решения своих проблем.

С трудом подняв руку, я оттер заливающую глаза кровь, дернулся как от укола, когда случайно задел левый глаз. Ничего себе, что это оттуда торчит? О осколок одного из разбитых блоков, который стал смертным приговором для моего зрительного органа. Черт!

Правым глазом наконец замечаю, что осталось от моего меча. Нервно сглотнул. Не хило же шарахнуло, раз даже меч из тартариума сломался…. И как я то до сих пор жив. Харкнул кровью. Час от часу не легче….

Внутренняя моя сущность ощущалась заметно хуже, чем обычно. Проклятая привычка во всем полагаться на встроенный в меч кристалл, позволявший мне моментально синхронизироваться с внутренним пустым и призывать его в виде ресуракшиона, покрывая мое почти что человеческое тело. А ведь думал же, что необходимо приучить себя активировать силу без лишних вспомогательных средств.

— Приехали….

Следующие несколько минут я могу обрисовать одним словом — ад. Прорвавшиеся таки через лес существа довольно быстро добрались и до меня.

Мои попытки сопротивления были быстро пресечены. Причем, довольно оригинальным образом. Вместо привычных уже попыток добраться до внутренних органов при помощи острых когтей, они просто вливали в меня свою реацу. И мне не пришлось долго гадать, почему они так поступили.

Проникшая в меня реацу, собиралась в нескольких точках, где превращалась в какое-то подобие червоточины, которая начинала быстро поглощать мою собственную силу и расширяться. Это одновременно и ослабляло меня, и причиняло ужасную боль, и попутно словно разрывало меня на части (точки непрерывно увеличивались в размерах, создавая опухоли, которые не являлись частью моего организма, то есть, по сути, были посторонними объектами, постепенно разрывающими мою плоть). И мне совершенно никак не получалось оказать хоть какое-то сопротивление. Подумать только, отправив всех своих подопечных на Луну, я оторвал себя от возможных носителей для своего разума, при помощи которых смог бы пережить этот кошмар.

Адская боль настолько поглотила меня, что изменение обстановки вокруг осталось незамеченным. В следующий миг, когда боль резко отступила (точнее, отступила на второй план, когда мне наконец удалось на мгновение взять контроль над собой и частично огородить свое сознание от болевого шока), моим глазам предстала совершенно иная картина. Исчезли развалины пирамиды, следы места, где стояла раньше Крепость, остатки уничтоженного прорывавшейся армией леса. Пустыня вокруг имела незнакомые черты в виде торчащие из под песка острые и длинные шпили из камня, создающих довольно оригинальное подобие гигантского леса или же спины дикобраза (смотря, как посмотреть). Исчезнувшее бесчисленное войско, от которого осталось всего два представителя, которые удерживали меня вертикально, причем железной хваткой. И наконец его…. Знакомая одноглазая маска, чешуйчатая кожа, странноватая форма тела. Да, вне всякого сомнения, это был именно он. Тот, против которого мы впервые сразились у горной могилы вместе с Афиной. Тот, кто смог тогда обмануть нас и скрыться.

Тогда он был слабее нас двоих. Тогда мы считали, что захватили его, и сможем с ним разобраться. Проснувшийся после долгого сна, пока еще не разобравшийся что к чему, утративший немалую долю своей силы. А сейчас….

Смутно, через пелену боли и затуманенных мозгов ощущаю его реацу. Как и ожидалось, мощная, агрессивная, с причудливым «привкусом». Забааавно….. Да его уровень практически не изменился. Нет, точно, он каким был, таким практически и остался. Та же реацу, которая, да, все же выше прежней, но совсем немного (если сравнивать с моими предположениями). Та же форма, та же аура…. Что за чертовщина? Этот древний по определению не мог бы создавать таких мощных аватаров, с которыми мы ранее сражались. У него не хватило бы на это сил. Его марионетки получились бы значительно слабее, чем те, с которыми я имел дело раньше. Это что — шутка?

Со мной церемониться не стали. Длинная рука повелителя чертей потянулась ко мне и в ту же секунду полученный над болью контроль был сметен страшным натиском. Точки, развившиеся в полноценные бильярдные шары внутри моего организма в количестве более дюжины, вспыхнули словно пламя. Едва не захлебнулся от собственной крови, которая начала вырываться из моего горла….

Выжигающая боль внутри сменилась тупой пульсацией внутри. Мое тело перестали удерживать и оно словно тряпичная кукла рухнула на песок. Это был конец. Жестокий и страшный. Я все еще ощущал себя, понимал, что происходит, чувствовал вокруг себя чужих мне существ, но при этом мое тело совершенно не ощущалось. Не было ничего. Словно вырубили питание и искромсанный экзоскелет остался лежать на земле, не пригодный более ни для чего, и лишь только разум, которого не коснулись внешние невзгоды, осталось заперто в мертвой махине. Вокруг сплошная тьма и лишь через маленькую щель проникает тонкий лучик света и воздух из внешнего мира, благодаря чему сознание получало возможность ощущать хоть что-то оттуда.

Я перестал ощущать чужое присутствие где-то рядом. Не знаю, то ли мое восприятие угасало по мере постепенного «остывания» тела после фактической смерти, то ли они просто куда-то ушли от меня, но вокруг меня образовалась полная тишина. Совершенная, абсолютная тишина, ставшая дополнением к сплошной тьме, поглощающей меня. И самое последнее — холод. Какой-то неестественный, всепоглощающий, постепенно накрывающий меня полностью, вместе с тьмой и абсолютной тишиной растворяющей мое сознание в себе. Мое тело, которое лишили жизни, теперь тянуло за собой разум. Он исчезал. Близился конец.


Искра моей жизни не успела затухнуть. Вернее, ей не позволили затухнуть. Она НЕ МОГЛА так просто угаснуть. И я довольно скоро понял, почему.

Плащ! Та странная и непонятная сущность, являвшаяся одновременно и частью меня, и в то же время обладавшую большой долей независимости. То, что всегда было со мной, то что всегда было способно восстановиться, поглотить все что может найти и набрать энергию и материю, то, что всегда способно сражаться в любых условиях и с любым противником с большим успехом.

В тот миг, когда мой разум казалось, полностью растворился во мраке, я почувствовал, что это не конец. Нет, это безусловно был конец, ноне для меня, не для меня как личности. Это был окончательный конец моей старой формы, которая окончательно умерла, и мое сознание, более не способное существовать в ней, переместился в другую составляющую. Ту, которая доселе всегда была рядом и использовалась не по назначению. Плащ, который все это время, оказывается, был моим спасательным жилетом, перенял мою сущность и позволил интегрироваться в качестве управляющей единицы — разумного ядра.

Первые несколько часов я продолжал лежать на земле в виде бесформенной «лужи», которая частично покрывала валявшееся тут же тело, стараясь адаптироваться с новой формой и разбираясь с «управлением», а также открывая неожиданные стороны своего до сих самого близкого, и как оказалось, самого таинственного «союзника». Это было нечто невообразимое! Как оказалось, плащ, до сих пор верно исполнявший роль одежды, орган потребления материи и энергии, и время от времени, оружия, был гораздо сложнее, чем я мог себе представить это ранее. И как оказывается, его строение и сущность продолжала только усложняться. Постоянно, непрерывно, день ото дня. Каждый мой шаг по этому миру и по другим мирам делал его сложнее. Каждая поглощенная частичка материи или заряд энергии анализировались им, их некоторые особенности воспроизводились, некоторые структуры использовались для самосовершенствования.

Все эти годы я обладал самым что ни на есть интеллектуальным самонаводящимся оружием, способным к самосовершенствованию, которое в то же время всегда оставалось частью меня. И мой иррациональный страх перед этой черной субстанцией оказывается, был неоправданным. Да, плащ был автономен, да, у него были уникальные способности, да он постепенно обучался, становился сложнее и сильнее, но он все это время подчинялся программе, которая писалась моим подсознанием! Все эти странные повадки, эта прожорливость, эти способности и навыки напрямую проецировались из моего сознания в виде тех или иных потаенных желаний или мыслей, которые я сам даже не успевал порою осознать или заметить. Я желал защиту и получал ее. У меня возникало желание обрести ту или иную способность и вуаляс — одно какое-то событие и пожалуйста, получи и распишись. У меня существовал страх лишиться контроля над собой под напором инстинктов пустого — и они перекочевали в плащ, оставив мой разум кристально чистым (ну, не совсем кристальным).

Плащ хранил в себе огромный «архив» информации в виде многочисленных ощущений, связанных с тем, с чем ему приходилось контактировать в течение своей «жизни». И массу «невостребованных» способностей и особых навыков, которые он получил в процессе столкновения и поглощения того или иного противника (и не только). Чем-то напоминало способность девятого номера в Эспаде, разве что уровень воспроизведения их был минимальным. Плащ не обладал способностью просто так взять и начать использовать чужую способность самостоятельно. Он мог лишь адаптировать ее под себя и свою реацу, а также, действовать, лишь получив соответствующий сигнал из «центра» в виде подсознательного желания, подкрепленного какими-то бурными переживаниями, страхами и так далее….


Восприятие реальности было совершенно иным, чем я привык. Отсутствие привычных органов чувств компенсировалось особыми «умениями» плаща, в число которых, как оказалось, входило мое альтернативное восприятие, над которым в свое время мне пришлось немало потрудиться, а также оттачивать в бою с Агейп в ее бытность занпакто….

«Осмотреть» свое тело удалось далеко не сразу. А когда мне это удалось, я едва не пожалел, что это вообще получилось. Зрелище было не для слабонервных, в число которых, теперь я точно не входил. Такого ужаса представить было сложно. Такое чувство, словно постарался мясник, причем, попался какой-то маньяк, вдоволь поигравшего со своими инструментами.

Развороченные внутренние органы, оторванные конечности, обильно политое кровью…. Не будь я бесформенной жижей, которая медленно старалась приобрести хоть какую-то форму, не миновать бы мне опорожнения желудка…. Противное зрелище.


Я был не способен принять хоть какую-то мобильную форму, которая позволила бы мне начать действовать самостоятельно в резко изменившихся условиях. То ли отсутствие опыта, то ли какие-то другие факторы, но факт оставался фактом. Вдобавок, у плаща было очень мало реацу. Значительно меньше, чем то, что было у меня раньше, в бытность арранкаром. И хотя я на автомате начал поглощать окружающие меня духовные частицы в виде того же песка, камней, вылавливать их из воздуха, усваивать кровь, этого было ничтожно мало, чтобы быстро восполнить мой старый уровень.

В силу отсутствия у меня выбора и невозможности строить из себя щепетильного вегетарианца, пришлось воспользоваться самым что ни на есть крайним вариантом. Щупальца, образовавшиеся из «лужи» потянулись к старому телу, обволакивая его в кокон. Дожили. Собираюсь сожрать самого себя ради выживания…. Иррациональная реальность.


Возникшая было мысль постараться восстановить свое тело, увяла буквально через минуту после полного обволакивания в кокон. Увы, но для подобной операции мне банально не хватало ресурсов. Тело было не просто мертвым. Сам по себе факт способ убийства был уникальным. Его не поглотили, как сделал бы любой обычный пустой, а «обескровили». Вернее, вырвали из него всю имевшуюся реацу. Причем, кажется, добрались вплоть до скрытой формы пустого — ресуракшиона. А если быть еще точнее, то именно ее и вырвали. Что меня и шокировало больше всего. И немедленно вызвало крайне неприятные мысли по поводу того, как эта форма могла быть использована моим врагом.

Созданный кокон немедленно прекратил попытки начать поглощение. Я направил все свои силы на максимальное проникновение в глубины своего теперь уже бывшего тела. Тонкие щупальца соединялись с нервной системой, проникали в мозг, позвоночник, уцелевшие органы, начав пропускать через себя потоки реацу. Часть щупалец немедленно образовала корни, которые устремились вглубь песка, начав ускоренный процесс расщепления материи и направить ее вглубь моего тела.

Мне не было под силу реанимировать свое тело, не с нынешней силой и имеющимся временем (что бы там не было, а лежать тут и накапливать «жирок» потребляя лишь песок было практически нереально. Требовалось что-то «пожирнее», чтобы производить такие сложные манипуляции). Но вот возможность реанимации основной массы энергетических каналов внутри тела, нервной системы и обеспечения некоторой работоспособности нескольких органов — с этим не спорю. Что собственно и требовалось.


Проникновение в свой внутренний мир я всегда представлял иначе. И его собственно, также рисовал себе несколько по другому. Мда, рассказ Афины явно описывал это место в совершенно другие времена.

Серый, разваливающийся мир, покрытый густым блеклым туманом с множеством скрытых от глаз частей, которые переходили в пустоту. Мрачное зрелище.

Остров, который, судя по всему, был источником моей силы пустого, был подвергнут значительно большему разрушению, чем окружающее пространство. Холма масок практически не осталось, сами «лица» были разбиты вдребезги. Большая часть корней была вырвана, причем вместе с деревом на вершине и с бутоном. От внедренных сюда ИИ тоже мало что осталось. На земле лежали останки одного из них. От второго осталась лишь одна рука. Которая зажимала отрубленный корень, ведущий в глубину пещеры под холмом….

Стоя в пещере я на секунду присел рядом (перемещение во внутренний мир снова сделало меня человеком) с лежащим у самого подземного озера ИИ без руки, жизнь которого окончательно угасла совсем недавно. Честно говоря, не ожидал. Этот неразумный образец искусственных пустых пожертвовал собой, своевременно оторвав подземный источник от основной системы моей реацу, спасая тем самым вторую часть моей сущности от захвата со стороны противника.

Да…. Это был несказанный подарок. Даже не знаю, было ли это везением, или же просто компенсацией за то, что со мной сделали всего несколько часов назад. Но, черт возьми, вот она, часть моей силы, которая уцелела внутри моей практически уничтоженной сущности и оставшаяся незамеченным врагом лишь благодаря этому ИИ, который своевременно оторвал ее от всех соединений, превратив в мертвый багаж. Который теперь я мог использовать!

Эх, жаль, что я не успел…. А ведь если бы подсуетился пораньше и активировал этот источник до своего захвата. Вкупе с моим основным ресуракшионом это могло стать страшным оружием, которое позволило бы мне легко справиться с теми врагами, что захватили меня. Упущенные возможности….


Я не мог терять времени даром. Подойдя к черной сфере, немедленно схватил ее своими руками, которые повинуясь моей воле, трансформировались в черные щупальца. И немедленно мощный поток реацу, сосредоточенной в этом ядре, вторгся в мою сущность, пробираясь все дальше и дальше. Вот она — сила! И средство для начала регенерации тела и доведения его до мобильного состояния.


Кокон вобрал в себя лежащие рядом конечности тела, после чего начал принимать максимально приближенную к человеческой форму. А через несколько минут абсолютно черное безликое существо поднялось на ноги и несколько мгновений поводя руками и ногами из стороны в сторону, решительно направилось в направлении Севера, а спустя несколько шагов скрылся в открывшейся гарганте.


Я шел строго по следу к своей основной цели. Уже открывая гарганту, чувствовал его присутствие на другом конце и немедленно устремился за ним. Нельзя было позволить, чтобы моим оружием управлял кто-то кроме меня. Особенно, если это был враг.

Сразу высунуться из гарганты я не рискнул. Да и широко открывать ее, тем самым привлекать к себе внимание. То, что творилось «снаружи» едва ли можно было охарактеризовать суетой или столкновением. Там шла война. И ее масштабы многократно превосходили все пределы разумного. Даже будучи отделенным от поля боя границей между измерениями, я ощущал колоссальное напряжение сил, которое буквально разрывало окружающее пространство, открывая порталы в соседние измерения.

Выйти в мир живых рискнул только на расстоянии до десяти километров от ее эпицентра. И то, пришлось скрыться в кратере потухшего вулкана, чтобы меня попросту не смело. Какая битва! Полыхавшая багровым пламенем земля и море и черное как смоль небо, которое раз за разом озарялось ярчайшими вспышками молний. Ужасающее давление, которое давило со всех сторон, десятки смерчей, разрывающих окружающие просторы. И армии! Огромные, бесчисленные армии уже знакомых мне чертей, тысячами двигающимися куда-то вперед, огромная масса пустых, шинигами, слившихся в какую-то сплошную массу, стихию, время от времени выдававшие сокрушительные залпы всевозможных атак, молниеносно приводящих к очередной грандиозной вспышке. Грохот взрывов, вой ветра, раскаты грома, рев пустых, морской прибой, треск пламени — все это сливалось в единый сплошной гул.

Количество реацу, выброшенная в окружающее пространство было феноменальным. Мне было невероятно тяжело выдерживать ее давление, а ведь не сказать, что теперь доступные мне запасы моих сил были так малы. Скорее даже наоборот. С открытием второго источника, который был мощнее первого, моя сила была больше, чем раньше. Но суммарному давлению десятков, возможно даже сотен, тысяч духовных существ было просто нереально что-либо противопоставить. Моим спасением было лишь способность абсорбировать духовные частицы из воздуха, что позволяло снижать напор на мое тело.

В чем заключался смысл этой битвы, и кто с кем сражался было не понять, даже находясь на таком расстоянии от сражения. Честно говоря, я был в замешательстве, пытаясь найти хотя бы какое-то обоснование такой концентрации силы и участию в сражении такого количества различных духовных сущностей. Сражались ли здесь пустые с шинигами или с армией марионеток моего врага, или же они действовали сообща — оставалось загадкой. Хаос, поглотивший этот мир скрывал от взора довольно многое.

Прежде чем мне удалось осознать смысл сражения и составить план действий, прошло некоторое время, в течение которого ничем иным, как просто наблюдением было нереально заниматься. Что принесло свои плоды. Удалось понять, что битва эта имела гораздо больший масштаб, чем мне виделось из кратера вулкана. Сотни тысяч пустых, шинигами и марионеток древнего не являлись противоборствующими сторонами. Нет, это была единая армия! Объединенная железной волей вышестоящих сил, она сражалась, используя все доступные ей силы, за раз выплескивая в направлении второй, противостоящей ей армии невиданное количество реацу, принимавшей форму ужасающей волны, состоящей из всевозможных составных частей и проявлений стихий, будь то молния, огонь или вода, ядов, энергетических барьеров. И вторая сторона — невидимая для меня с этого ракурса армия, встречала ее стеной своей реацу. Две стихии сталкивались, порождая очередное бедствие, разрывавшее пространство и даже само время…. Иначе как было объяснить то, что часть войск иногда резко исчезали, попав под шквал молний, ударивших с неба, а потом, спустя некоторое время, возникали как ни в чем не бывало? Интересно, кто мог собрать такую же армию с другой стороны и из кого состояли они? Сколько их было, кто ими командовал.


Среди этого безумия, мне не сразу удалось снова почувствовать тот источник, по следу которого я до сих пор следовал. Реацу, выплескивавшаяся двумя армиями была колоссальной, напрочь заглушающей нужную мне цель. Но все же, размер этой цели, ее могущество и знакомые чувства, которые испытывало мое восстанавливавшееся под покровом тело, явственно указывали мне направление. Да, это они! То, ради чего я и сунулся в это безумие. Что же, то что принадлежит мне, должно быть мне возвращено!


Чтобы добраться до засеченного источника, пришлось изрядно постараться. И буквально пробиваться через нестройные, но крепко сбитые ряды грандиозной армии, прыгать по головам, время от времени хватать зазевавшегося солдата, и использовать его как щит от чрезмерно активно противостоящих мне врагов. Моей целью было быстро достигнуть нужного мне источника силы, и мне не хотелось тратить излишнее время и силы на то, чтобы вступать в бессмысленную схватку с целой армией. Я нуждался в скорости, и мое сонидо прекрасно справлялось со своей задачей, лишь в промежутках между прыжками вступая в короткие схватки, сопровождавшиеся серией смертоносных бала в стороны, применяемых исключительно ради того, чтобы освободить себе место для очередного прыжка. Пару раз меня едва не задело общим всплеском реацу в виде очередных комбинаций серо + кидо.


Невиданная армия пустых и шинигами, соединенная с бессмертным легионом, сражалась с не менее невиданной силой. И схватка, подумайте только, происходила на границе двух измерений! Огромнейший портал, представлявший собой грандиозный разрыв пространства, занимавший едва ли не весь горизонт, служил этаким проходом в другой мир, откуда надвигалось такая же страшная и пугающая армия, представленная из существ, напоминавших вайзарда. А именно человекоподобные тела, полностью одетые в бледно-серые плащи и единообразными масками пустых, в совершенстве напоминавших предсмертные маски фараонов и знатных египтян. Вернее, так выглядели первые шеренги, видимые мне. Что же касается основной массы, то она как и армия пустых и шинигами была почти полностью скрыта тьмой, нависшей над полем боя.

У меня сразу же зародилось недоброе предчувствие, когда я увидел эти маски. Вот оно оказывается как. Не даром шинигами повиновались Сету, одновременно заключив союз с древним и его армией. Этот беглец из числа древних атлантов, ставших египетскими богами, явно был настроен на конфронтацию со своими соплеменниками. И сейчас он бросил им вызов, вторгаясь в их (ну и в свой) мир во главе грандиозной армии. Не знаю, в чем заключалась его цель, но устроить войну невиданного масштаба для своих личных целей…. Уметь надо. Только вот не понимаю его логику. Даже со всей этой силой, со всеми этими солдатами, силы ведь были не равны. То, на что был способен Сет легко нивелировалось силами других богов. Я не помню их точнее число (сколько их было в легендах никогда не знал, а сколько из на самом деле мне никто разумеется, не докладывал), но даже при раскладе два к одному уже шансы на победу сильно снижаются, каким бы сильным воином он не был. Если конечно, он не нечто наподобие Айзена для Готей 13. То есть, есть достойные враги, но они не способны ему противостоять по каким-то причинам, а основная масса в свою очередь, лишь пшик, по сравнению с ним.

То, что я искал обнаружилось в соседнем измерении. В глубине где-то полукилометра, где оно изощренно истребляло врагов вокруг себя, нанося сокрушительные удары, сметавшие сотни вояк за раз. Неудивительно, впрочем, если учесть, что ОНО представляло собой древнего, покрытого моим ресуракшионом, оседлавшим моего монстра, которым он виртуозно управлял….


Древний во многом был настоящим гением. Его методика создания огромных армий, практически не тратя для этого свой собственной силы в виде реацу, а также особо не утруждая себя над их постоянным контролем (имею в виду их высокую автономность), а также умение порождать различные варианты аватаров с уникальными способностями, были оригинальны, в некотором роде уникальным. Ровно как и то, с какой эффективностью он подстраивался под изменения окружающим условиям и реалиям. Это существо, столкнувшись с опасностью в виде моего «черного списка», вместо того, чтобы искать способ его уничтожить или как-то противостоять, решил вопрос радикально. Нашел слабое место в виде возможности контроля с моей стороны, после чего дождался нашего разделения друг от друга, и ударил. Я был схвачен и из меня попросту вырвали часть моей же сущности, после чего абсорбировали и использовали ее для связи с противостоящим ему оружием. В кратчайший срок эта связь была доведена до полноценного контроля, что вылилось в прямое использование того средства усиления, что было создано мной, против, считай, моих же интересов.

Древний, сделав один ход, убил далеко не одного зайца. И стал почти вдвое сильнее лишь за счет моего ресуракшиона, обрел грозное оружие, выводившего его на совершенно другую лигу, и серьезно подкрепил свои амбиции (какими бы они ни были). И мне предстояло сейчас провернуть что-то аналогичное, причем лишь для того, чтобы мои амбиции (довольно скромные, если судить по меркам командовавших этими армиями существ), а если быть точнее, банально, мои возможности выживания, не были сведены к нулю. А вместе со мной и моих соратников, которые сейчас по моей милости оказались заперты на Луне без возможности вернуться в Уэко Мундо при необходимости.


Самым, наверное, забавным, оказалось то, что монстр, беспощадно уничтожавший вражеских солдат, не допуская даже малейшего их приближении к себе против его воли, пропустил в зону прямого столкновения меня, причем сделал это без какой-либо реакции, хотя я был убежден, что это не осталось незамеченным с его стороны. Этот факт мгновенно стал подтверждением того, что мои позиции в этой игре не настолько плохи, как могло показаться. Мое оружие было синхронизировано с моей реацу, и тот факт, что им управлял кто-то чужой, с такой же реацу, не отменяло нашей «родственной» сущности. Смертоносное оружие не воспринимало меня как врага, что позволило мне мгновенно оказаться на его спине и приблизиться к древнему, который до сих пор был отвлечен сражением.

Неожиданная атака со спины, увы, не прошла. Мое приближение было засечено всего в нескольких шагах от древнего, который мгновенно отреагировал на это мгновенным ударом бала большой мощности. От которого удалось увернуться только благодаря применению сонидо. Судя по мощи взрыва, эта атака могла меня прикончить. Впечатляет.

Древний выглядел значительно внушительнее, чем при нашей последней встрече. Примерив на себя мою боевую форму, он резко изменился, соединив в себе совершенно два разных облика с их особенностями. Привычная мне броня с добавлением тартариума, шлем, наручи с перчатками, кончики пальцев которых заканчивались когтями из черного тартариума, поножи и костяные сапоги — сущность моего ресуракшиона, плюс более высокое и массивное тело, чешуйчатый покров между в брешах между доспехами, горящий красным светом, единственный левый глаз, и некое подобие плаща, который имитировал мой, только создан он был, очевидно, из того же пепла. Занятно, что плащ, каким-то образом не перешел ему. Вот тебе и на. Вот тебе и противник.

Короткий обмен ударами быстро показал, что я, несмотря на заметно подключение к заметно более мощному источнику своей силы, все же проигрывал противнику практически во всем. Скорость, сила, мощность атак, их точность и контроль реацу- все это оставалось неоспоримым преимуществом древнего, которому мне было нечего противопоставить, кроме повышенной маневренности, которая собственно, и спасала меня в этой схватке. Я пока не активировал свой ресуракшион (честно говоря, не мог этого сделать по объективным причинам), хотя и использовал практически полную доступную мне реацу для сражения. Не раскрытая форма оставалась козырем в рукаве, а также одним из основным фактором моего выживания в условиях схватки с более сильным оппонентом, который, в свою очередь, из-за применения того же ресуракшиона, обрел «лишний вес», мешавшему ему овладеть стопроцентным перевесом. Непривычная форма оригинальной сущности серьезно была минусом, среди резко приобретенных плюсов.

Схватка скорости и маневра продолжалась не долго. Мой противник не хотел играть в кошки мышки на спине своего козырного туза и отвлекаться от своей основной задачи. Что мгновенно влилось в подключение к борьбе монстра, который до сих пор с упоением истреблял окружавших его солдат армии «египтян», не обращая внимание на двух «старших родственников», которые пытались бить друг друга.

Резко изменить свое «мировоззрение», выжженное в его мозгу огненными буквами, для существа, созданного служить указанному господину и повиноваться его воле, и перестроиться для совершенно не свойственной задачи, было не просто. Это был настоящий слом его программ, заставлявший его уничтожить одну «часть» его господина по приказу другой. Что аукнулось древнему, которого, запутавшееся оружие едва не прихлопнуло чудовищным ударом хвоста. Правда, для меня это тоже не означало радужные перспективы. Несмотря на всю свою приобретенную легкость и скорость, я оказался совершенно не подготовлен для противоборства с существом, для которого понятие определенной формы не имело никакого значения. Твердая спина гиганта в мгновение ока превратилось в трясину, из которой выстреливали молниеносные и увертливые щупальца, не имевшими никаких ограничений в длине. Их количество, скорость и ловкость позволили практически сразу захватить меня в плен, окутать специфичным коконом и отправить в широко разинутый рот.

Позволить себя съесть не входило в мои планы. Воспользовавшись способностями своего плаща, я быстро создал десяток своих щупалец, которыми прицепился к пищеводу монстра, спасая себя от увлекательного путешествия в желудок (если он у него был конечно), которое пережить вряд ли бы удалось.

Оказавшись в таком деликатном положении, напрямую граничащим с бесславной гибелью, мне пришла в голову мысль, что вот он, шанс! Я внутри моего оружия, и он находиться в моей власти без мешающих мне некоторых персонажей, оставшихся снаружи, судя по всему, до сих пор пытающихся взять под контроль разбушевавшегося зверя, который теперь старался уничтожить и его. Отлично! Можно попробовать втихую перехватить контроль отсюда.

Щупальца, которые удерживали меня на грани гибели в пищеварительной системе и жизни, обзавелись дополнительными отростками, которые, превратившись в длинные острые шипы, вонзились в плоть, проникая вглубь и стараясь угодить в какой-либо нервный узел ну или же на худой конец, систему энергетических каналов, которые покрывали все его тело, все органы и ткани. Такое бесцеремонное вмешательство во внутренне в свое внутреннее строение вызвало бурную реакцию со стороны «хозяина», внутри которого я находился. Он попытался «проглотить» меня окончательно, используя для этого мощные спазматические движения своих тканей, а когда это не получилось, решил сработать наоборот, и выплюнуть. Что сопровождалось крайне неприятным процессом плавания меня в луже отвратительной жиже, которая опасно жгла мой покров.

Мне удалось удержаться лишь благодаря огромному количеству шипов, которые я продолжал втыкать, развивая их «наступление» внутрь все больше и больше, вторгаясь все дальше и дальше.

Нащупав наконец, то что мне было нужно, я пустил свою реацу по его системе каналов и нервов, попутно вливая немалую долю его силы в себя, тем самым превращая нас в некоторое подобие единого целого организма. Что было встречено с гораздо страшной попыткой меня уничтожить, причем уже напрямую, когда длинное щупальце вторглось в его гортань и настигло меня, едва не оторвав мою голову. Зато пробив плечо, и тем самым, захватив, стремительно начало вырывать наружу. Больше ждать резона не было. Процесс следовало запустить немедленно. Очутившись внутри своего внутреннего мира, я тут же дал ход заготовленному плану — раскрыл черную сферу, высвободив всю сосредоточенную в ней силу. Все, ресуракшион, версия два был активирован.

Мощнейшие потоки реацу мгновенно устремились по всему телу наружу, порываясь изменить меня и дать новую форму и силы. Однако я не мог позволить изменить себя таким образом. Нет, план был шире. Энергию я направил на ускоренное развитие плаща, который стремительно рос и рос, высвобождая все доступные ему резервы и его щупальца прорывались дальше, вглубь, проходили по всем каналам, смешиваясь с реацу монстра, впитывая ее в себя. Пока часть этого ужасающего потока не добралась до мозга, полностью установив над ним полный контроль. Что же, теперь, когда мне была доступна вся доступная созданному мной оружию, я мог направить ее в том же направлении, куда шел процесс активации моей новой формы пустого. Ресуракшион версия три — финал….


Древний отлетел в сторону от мощного удара одного из хвостов, которые казалось, росли в бесчисленному количестве, мгновенно меняя свои размеры и форму, стоило ему попытаться применить несколько другую конфигурацию действий. И тут же подскочив на ноги, он хотел было броситься снова в атаку, чтобы наконец, прикоснуться к нему и вернуть контроль над столь грозным оружием. Однако его планы оказались нарушены в ту же секунду.

Монстр, свирепствовавший на поле боя, вскочил на свои задние лапы, уперся своими хвостами (количество которых сократилось с полсотни до трех), и схватился передними лапами за голову. Его реацу, начала формировать вокруг него черное облако, уже спустя секунду переросшее в страшный раскаленный смерч пламени, сменившее свой цвет на серый. Огонь поглотил несколько сотен метров в течение нескольких секунд, дыхнул жаром на древнего, который однако, устоял под этим напором в сфере своей реацу, защитившей его.

Смерч затих довольно скоро, рассеявшись в воздухе, отставив на своем месте громадное озеро из раскаленной лавы. По которой двигалась человекоподобная фигура, приближаясь к единственному заинтересованному наблюдателю.

Человеческие параметры, и отнюдь не человеческая внешность. Черный покров всего тела, в виде свисающего с плеч плаща с оборванными краями, белая оскалившаяся маска с единственным отверстием для глаза. Наручи из белой кости с острыми когтями. Виднеющиеся сапоги из под плаща того же покроя. Довольно простое облачение, но при этом с далеко не простой силой, если судить по исходящей от него реацу, которая развевалась вокруг в виде едва заметного пламени, создавая специфичную ауру.

Единственный глаз вспыхнул красным светом. Правая рука чужака окуталась черной реацу, с зеленоватыми краями. Мгновение, и смазавшаяся фигура оказалась на расстоянии вытянутой руки от древнего, занося для удара причудливое черное копье. Прогремел очередной взрыв.

Древний отреагировал молниеносно. Уклонившись от смертельного выпада, он за доли секунды преодолел внушительное расстояние, выполнив одно сонидо, попутно зарядив и ударив по противнику черным серо, которое усилило эффект первого взрыва от черного копья.

Черный монстр демонстрировал удивительную живучесть, стоя над кратером так, словно его совершенно не коснулся дублированный взрыв оружия уровня серо оскурас….


Контролировать совершенно новое тело, пытаясь обуздать чудовищную мощь, даже несмотря на все средства такого контроля, было весьма трудно. Все-таки, слившись с созданным мной оружием в единое целое и насильно изменив его форму, сформировав нечто свое, совершенно уникальное, я серьезно рисковал. Изменение такой громоздкой структуры в миниатюрную и мобильную единицу под полным управлением в качестве именно тела, а не стороннего монстра вызвало осложнения. Ранее хорошо контролируемый в своей оригинальной форме, сжатый и буквально, загнанный вовнутрь моей сущности, он представлял собой пружину, которая при малейшем ослаблении контроля угрожала выпрямиться и создать мне неприятности совершенно другого уровня. То, что монстр в случае освобождения все равно останется в моей власти, я не сомневался. Однако, резкая потеря стабильности формы угрожала мне неприятностями другого рода: дезорганизацией на поле боя с опасным противником и как следствие, делало бы меня уязвимым, что могло быстро положить конец моей песенке….

Новая форма не отменила недостатки предыдущей. В частности, существовавшее ограничение с моим зрением в следствие не до конца восстановленного организма, после изменения осталось практически неизменным. Все то же альтернативное восприятие окружающего мира, вкупе еще с добавлением новых чувств, возникших за счет освоения тела монстра. Его глаз каким-то странным образом мне не повиновался, и как следствие, я был слепым в буквальном значении этого слова. Хотя не могу жаловаться на полное отсутствие возможности ориентироваться в пространстве и времени. Все-таки мое восприятие вкупе со способностями «черного списка» делало отсутствие зрения практически незначительным явлением.

Моя первая атака древнего была сделана чисто на автомате. Я лишь повиновался инстинктам, с интересом обнаруживая то, как серо оскурас в моих руках, вместо того, чтобы превратиться в смертоносный луч, каким-то образом трансформировался в копье, удар которого создал не хилый такой взрыв.

Древний уклонился, и было видно, что сделал это без особых усилий. Да еще и вдарил мне своим оскурас. Который я принял на левую руку, создав в качестве противовеса щит из такой же реацу. О как я оказывается умею! А ведь вроде кидо не изучал, и так манипулировать серо до сих пор считал нереальным. А здесь, выполняю трюки прямо с первого раза. Что-то тут не чисто….

Вторая моя атака провалилась так и не начавшись. До того, как мне удалось преодолеть инертность своего тела и провести комбинацию, перед моим лицом возник шар из красной реацу, который тут же взорвался с неожиданной силой. На этот раз щит создать не успел, что привело к тому, что мое тело отбросило на несколько метров назад.

Пыль и дым рассеялся, открыв мне совершенно новую картинную Древний, против которого я до сих пор сражался, снова изменил облик. И на этот раз, мне удалось ясно увидеть, что он сделал для этого. И едва не заставило меня выругаться. Мой враг, вместо того, чтобы противостоять превосходящему противнику, снова сделал ход конем: сначала навел на меня залп одного крыла своей армии, что меня отвлекло на время, а потом подозвал к себе своих солдат и спокойно использовал их для создания дополнительных компонентов своей формы, попутно внедряя в себя их тартариум. Результат был удручающим. Он сменил свой плащ на крылья, длинный хвост с острым концом, нарастил над броней дополнительный слой «плоти» из того же пепла, причем, судя по количеству марионеток, которых он использовал для этого, плотность слоя была феноменальной. Древний практически выровнял наши силы, поглотив силы своих сильнейших солдат. И сделал это виртуозно и практически без потери времени.


Схватка как и в предыдущие разы с аватарами этого монстра продлилась недолго, и опять же, она выдалась крайне напряженной, тяжелой и потребовала от меня полной выкладки всех моих сил. Соединив в себе все допустимые преимущества сил нашего мира, мы активно противодействовали друг другу. Сила, скорость, реакция, маневренность, реацу, точность атак, движений, разнообразие используемых приемов — все эти компоненты боя духовных сущностей оказались почти равны, и итог боя решался в первую очередь за счет банальных случайностей. Мне даже самому не верилось, что даже несмотря на все усовершенствования, которые удалось провернуть, моя сила оказалась недостаточной для достижения превосходства над древним, который аккумулировал силу лишь за счет поглощения своих же марионеток, как бы дико это не звучало.

Использование серо, бала, связок этих приемов, оружия из реацу, огненных атак, сочетание всего этого с тактикой сверх быстрого и сверх маневренного боя, попытка хоть как-то подавить друг друга своей реацу, проявляемых в различных вариациях. Один раз мной была применена попытка поймать его в негасион, что провалилось из-за молниеносной реакции древнего, который едва не прибил меня в тот момент связкой своих серо, принявших форму кнута.

К сожалению, бой не закончился победным концом ни с чьей стороны. Я не выиграл, он не выиграл, и никто не отступил. Все окончилось случайностью, которая едва не стала завершением моей истории. И финальный удар нанес жестокий мир, проявившийся в самый неподходящий момент. В момент, когда мы, в пылу сражения, сдвинулись с занимаемых районов в район прямого контакта двух армий — границу между измерениями, молния ужасающей силы ударила с неба между нами, и спустя мгновение образовался грандиозный порыв ветра, сбивший меня с ног и отбросивший на внушительное расстояние. Моя попытка защититься огненным покровом обернулось против меня. Всплеск силы у самой границы измерений, вкупе со странным проявлением сил природы породило аномалию, вызвавшую «схлопывание» портала. И мы оба оказались на пороге двух миров, когда на нас обрушилась пространственно-временная стена, буквально давившая нас своей немыслимой силой, несопоставимой с силами живых существ.

Последнее, что я помню, стало резко наступившая тьма, поглотившая меня полностью….


Неизвестно что стало причиной произошедшего. То ли захлопнувшиеся врата измерений оказали такое влияние, то ли что-то еще, но последствия случившегося после этого пугающего нарушения баланса оказались катастрофическими. Возникшая волна чистой энергии породила такую бурю, что соединив в себе мощь бури в небесах, вкупе с рассеянной по воздуху реацу двух армий, она буквально за минуты поглотила все поле боя, вместе с тысячами пустых, шинигами, а также резко потерявшими хоть какое-то подобие порядка солдатами древнего, которые попытались было сделать ноги. Однако полная дезорганизация, смешанность с другими соединениями и сама по себе стремительной ситуации оказались основополагающими причинами того, что практически никто спастись от ужасного катаклизма не смог. До его того, как он накрыл всех. То что было потом, это уже другое дело….

Соединившиеся огромной стремительно раскручивающимся столбом разрушительной энергии небо и земля, были словно молотильня, в которой перемалывалась сила, невиданных доселе масштабов. Катастрофическая мощь была непреодолима.

Прежде чем разгулявшаяся стихия достигла своей максимальной силы, вбирая в себя силы поглощенный ею существ, практически у самого основания этого грандиозного столба смерча открылось какое-то рваное подобие гарганты, откуда вывалилось нечто неказистое и безобразное, которое буквально в воздухе, не дав буре втянуть себя в нее, открыло вторую гарганту и исчезло в ней, оставив после себя лишь окровавленный кусок своего хвоста, отвалившегося в самый последний момент, тут же увлеченного могучим ветром. Обе гарганты немедленно закрылись, оставив после себя лишь тонкий след огненной реацу, который тут же растаял.


Крепость, которая единственная из всех известных сооружений, совершила самое невероятное путешествие в известной истории, находилась в состоянии глубокого шока. И это было связано не сколько с таким странным и безумным состоянием дел, сколько последствиями того, что случилось после. Оставшийся в Уэко Мундо Арес все же вернулся. Однако это возвращение было нельзя было назвать таковым в прямом смысле этого слова. Вместо сильнейшего арранкара из появившейся гарганты вынырнуло его чудовище, несшее в своих лапах его безжизненное обескровленное тело. И несмотря на то, что он тут же передал его арранкарам, которые незамедлительно взялись за попытки исцелить своего собрата, дело не задалось с самого начала. Ни помощь Медеи, прибегнувшей к своим способностям, ни попытки использовать различные средства из древесины, ни встроенное в тело препарата из органа древнего повелителя Полюса не принесли никаких результатов. Тело арранкара совершенно не реагировало на эти потуги, сохраняя свое плачевное состояние. Последнюю попытку предприняла Афина, которая активировав свой ресуракшион, попыталась установить связку, чтобы способствовать его регенерации, а заодно передать часть своих сил, тем самым стимулировав восстановление его сущности.

Она просидела рядом с ним несколько часов, удерживая над телом кокон из своего плаща, после чего молча отменила ресуракшион и отдала приказ немедленно вызвать Ашту. Ее потерянный вид вызвал у остальных присутствующих мрачные предчувствия, которые так и не были озвучены в виде вопроса. Когда же кузнец явился, он получил от нее короткий приказ подготовить саркофаг «по размеру», а Урлук, стоявший рядом, подготовить все необходимое для консервации тела….


Спустя несколько месяцев после этого дня, получившего специфическое обозначение даты «прыжка в Луну», весь личный состав гарнизона Крепости выстроился вокруг невысокой пирамиды, покрытого матовыми черными плитами, провожая взглядом то саркофаг, украшенный многочисленными символическими письменами и рисунками, который несли на своих плечах гвардейцы (именуемых таким образом помещенных в броненосцы зубастиков). Через некоторое время под гробовое молчание вход в пирамиду был запечатан, и войска торжественно высадили вокруг нее стену из деревьев, которым теперь предстояло охранять покой этого места.

Афина, занимавшая самое почетное место среди всей этой процессии, бросила тяжелый взгляд на черного сфинкса, расположившегося напротив новоиспеченной гробницы, чей единственный глаз беспрестанно смотрел на небо, где среди звездного неба виднелось Уэко Мундо. Вздохнув поглубже, она подошла к нему и положила руку на громадную лапу. Страшная сила, скрытая в глубинах этого чудовища дремала, повинуясь ее воле, но даже в таком состоянии вызывала невольную дрожь. Даже после того, как в борьбе с силой пространственного континуума оно утратило немалую долю своей ранее заложенной мощи, сейчас это существо по прежнему с легкость открывало порталы в любую точку любого из известных миров, и также легко скрывало их местонахождение от тех, кто мог захотеть их найти. Хотя это и не сильно беспокоило их, особенно сейчас, когда львиная доля страшной угрозы над их жизнями миновала.

— Моя госпожа.

Афина повернулась на голос и увидела стоявшего за ее спиной Ашту, склонившегося в поклоне. Его рука, сжимавшая небольшой сверток, была протянута к ней.

Она развернула сверток, извлекая на свет несколько листов «папируса», просмотрела начерченные в них чертежи, и посмотрела на терпеливо ожидающего мастера.

— Вы удовлетворены, моя госпожа?

— Да, спасибо Ашту…. Думаю, начнем уже завтра. Нечего сидеть сложа руки. Пора превратить Крепость в Город. И перелистнуть старую страницу и начать писать новую.

— Вы совершенно правы. В таком случае, я начну все необходимые приготовления.

— Ступай.

Ашту ушел, оставив девушку наедине со своими мыслями.


Глава-26 Эвакуация | Пантеон | Эпилог