home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава-22

Маньяк? Жрец? Все равно!

Проект, над которым я начал работы был, мягко говоря, непростым и честно признаться, мне не было известно то, что получилось бы в результате. В ходе работ мною было использовано огромное количество всевозможных материалов, можно сказать, все имевшиеся на тот период ресурсы, наработанный опыт по созданию оружия (как обычного, так и «живого»), а также все доступные наработки, реализация которых стояла скорее в долгосрочной перспективе, чем в краткосрочной. Пещера, обнаруженная разведчиками Деймоса стала моим основным опорным пунктом, где собственно, и проводилось основная масса работ по осуществлению моих планов. Прекрасная защищенность пещеры (завербованные «аборигены» обеспечивали ее довольно неплохо, вкупе с группой моих собственных солдат — «зубастиков» и зомби, не считая еще и солдат Деймоса, который не хотел терять надзор за новой базой), а также возможность использовать хранящиеся здесь энергетические запасы были теми самыми условиями, которые вынудили меня практически поселиться здесь и проводить все свое время. Основная часть моих соратников и подчиненных не имели сюда доступа, а также и конкретной информации о том, что конкретно было мною задумано. И раскрывать свои карты у меня особого желания не было. Тут дело даже не в доверии, а скорее уж, от банального суеверия. Покажу и все покатиться к чертям — вполне себе резонная причина для меня скрывать свои задумки. Да и опять же неопределенность того, что же в итоге получиться, было своего рода стимулом держать это в тайне.

Желающих влезть в мои тайны в принципе особо не было. Большинство были заняты теми мероприятиями, которые нами проводились в рамках укрепления нашей обороноспособности, а те, кто имели хотя какое-то желание и возможность интересоваться моими экспериментами, как правило вежливо выпроваживались из пещеры обратно. Исключение составлял разве что один Урлук. Будучи одним из моих ближайших помощников и лидером специальной группы подчиненных лично мне группы, он иногда выполнял мои личные распоряжения, и собственно говоря, имел возможность лицезреть процессы, протекающие в новой лаборатории. Судя по его эмоциональному состоянию, когда он впервые увидел горы пепла, рядом с которыми валялись все тела древних и извивающиеся рядом с ними сотни странных щупалец, мой проект по душе ему не пришелся. Ну и ладно, я не ждал одобрения со стороны кого-либо….


Небольшая группа разведчиков, «усиленная» командой зомби, остановилась в нескольких сотнях метрах от места грандиозного побоища. Лидер группы долго всматривался в эти сотни растерзанных трупов пустых всевозможных поколений, пытаясь угадать отголоски реацу вероятно противника, который мог учить здесь такой «беспредел», но, не обнаружив таковых, подал сигнал продолжить движение. Спустя какие несколько секунд, разведчики уже сновали между разорванными на части телами и ошметками плоти, внимательно рассматривая оставленные следы. Вокруг царила тяжелая аура смерти, которая словно пропитывала каждый клочок этого поля бойни. Это была именно бойня, причем невероятно жестокая и кровавая, учиненная явно одним существом.

На пустых эта картина произвела тягостное впечатление. Несмотря на то, что для них такого рода пейзажи были не в новинку, а сами они, не страдая излишней сентиментальностью, могли устроить аналогичную бойню без особых зазрений совести. Одной из причин была полная бессмысленность произведенного убийства. Ладно, была бы это схватка существ ради собственного выживания и усиления, ради которого требовалось победить и поглотить соперника, но существо, устроившее это истребило всех без малейших причин. Да еще и сделало это после того, как призвало в это место посредством зова. Логично было бы, что он занялся бы поглощением добычи, но, ни одно из тел не содержало даже намека на произведенную «трапезу». Нет, пустых просто зачем то призвали в огромном количестве, поставили в одном месте и спокойно растерзали, после чего оставили здесь разлагаться (именно разлагаться — тела не распадались на духовные частицы, что было бы естественнее).

Но это было не все. Пустые и сами не понимали, почему их настолько сильно тяготила эта картина. Быть может проблема состояла в этой невероятно сильной ауре смерти, следов непреодолимой жажды крови, что осталось на песке вместе с лужами упомянутой жидкости (опять же странно, что лужи как таковые образовались, ведь на песке они должны были впитаться в него).

Разумность вовсе не означает не приверженность инстинктам. А пустые даже из команды Ареса были и оставались сплошным средоточием инстинктов, несмотря на высокие и жесткие требования, предъявляемые им со стороны высших — арранкар. Существовал запрет на охоту, солдат пытались приучить питаться исключительно имеющейся материей, а не «подножным кормом», которым могли стать убитые более слабые сородичи. И хотя солдаты сами частенько этот запрет нарушали, иногда выслеживая и уничтожая своих сородичей (скажем так, не из Крепости, а по соседству с ней, а также из рабочих команд — среди новобранцев, тех кого не хватятся и кого не жалко). Но сейчас никто из присутствующих не допускал и мысли отхватить какой-то кусочек из всего этого «изобилия». Почему-то на душе у разведчиков было противно от самой мысли поглощать такое «мясо».

Лидер группы стоял некоторое время, после чего подал сигнал зомби, приступать к выполнению их части задания. Протокол «зомбирование» никто не отменял и собственно он и был причиной включения в каждую разведывательную команду парочки зомби. Вдруг найдется кто-то, кто не прочь стать зомби. Приток живой силы этим посредством такой стратегии не мог быть высоким, но наличие все же притока было весомым аргументом в активном использовании таких кадров в отдельных командах.

Зомби молча потянулись к трупам, но уже через секунду буквально отпрянули назад и отказались даже пытаться провернуть операцию еще раз. Разведчики недоуменно уставились на своих «коллег». Уж кто-кто, но для зомби в принципе не существовало разницы кого поглощать и обращать в себе подобных. Сейчас же все было в точности до наоборот. Протокол не работал.

— Что это с ними? — задал вопрос один из разведчиков, смотря на командира группы. Тот мрачно пожал своим подобием плеч (особенность физиологии) и сделал короткий всплеск реацу, который обычно идеально работал в качестве команды «действуй». Но зомби проигнорировал приказ, оставшись на месте.

— Команда не работает. Попробую другие….

Последовала короткая серия всплесков реацу с разной частотой.

— Ну как?

— Проклятые бесы! Никакой реакции! Напоминают истуканов.

— Что делать то?

— Тьфу, бесы! Чтобы ими управлять нужно учиться, а не работать с жалкой серией команд, которые нам выдали. «Сделаешь так, пойдет за тобой, а если так, то он выполнит свою задачу».

— Так делать то что?

— Ничего такого. Докладывать нужно, ничего больше. Зомби работали раньше нормально, не привередничали. Раз уж на то пошло, возможно тут было что-то важное, достойное внимания главкома.

— Ясно. Направляем гонца?

— Однозначно. Остальным стоит оставаться здесь и ждать прибытия группы спецов….


— Мда…. Резня, других слов и не найти. Хотя нет, я бы даже сказал, жертвоприношение.

Деймос брезгливо поднял кусок оторванного рога и внимательно осмотрел. Понюхал, поморщился. Бросил взгляд на стоявшего невдалеке зомби и подал этот кусок ему. Зомби не отреагировал на это. Арранкар высвободил немного своей реацу, завладевая его волей своим зовом, получая полный контроль. Очередная попытка и очередное отсутствие реакции.

— Интересно. Зов перестал работать. Попробуем еще разок.

Реацу стало больше, давление возросло и воздействие обрело практически абсолютный характер. Мощь арранкара обрушилась на существо и полностью сломало его волю. Через минуту зомби уже держал не только держал в руках обломок рога, но и задействовал свою основную способность и обращал в себе подобного два куска пустого, соединяя вместе. Стоило слегка ослабить контроль, как зомби тут же попытался прекратить свою работу и отступить. Но тут же был вынужден продолжить новым ударом зова.

— Хм, да…. Чем дальше, тем страннее. Неудивительно, что тебе не удалось взять их под контроль. Такого сопротивления я еще не встречал.

— Так что тут произошло, командир Деймос?

— Понятия не имею. Я сюда пришел уже после вас, если вы не заметили.

— Да, но вы же все-таки….

— Я тебя понял. Но, честно говоря, понятия не имею, что здесь произошло. Сдается мне, что это был какой-то темный ритуал, какое-то жертвоприношение. Просто так провести такую резню нецелесообразно. Даже для психопатов или маньяков. Хотя не думаю, что простой маньяк вызвал бы такой ужас даже среди живых мертвецов.

— Командир Деймос, смотрите, зомби!

Зомби, доселе против воли выполнявшего приказ, согнулся в три погибели и пытался отцепиться от порождаемого им собрата. Спустя какое-то мгновение он все же сделал это и тут же бросился в сторону, полностью игнорируя команды. Деймос помрачнел и посмотрел на завершающего свое формирование существо, которое непрерывно постепенно разрасталось и тянуло многочисленные щупальца к другим кускам тел пустых. Разведчики синхронно сделали шаг назад.

— Командир Деймос?

— Хм, он не подчиняется зову вообще…. Вы чувствуете это?

— Что именно?

— Аура смерти концентрируется и поглощается им. Кажется, наши зомби не зря так отнекивались от столь сомнительного удовольствия реабилитировать эти ошметки.

Деймос навел на существо руку, и через мгновение оно было обращено в пепел….


История со странным полем боя, несмотря на явное нежелание разведчиков принимать в ней участие, была продолжена уже спустя несколько часов. Внимание к этому месту обратил уже Арес. Получив соответствующий доклад от Деймоса, он незамедлительно изучил того зомби, который попытался сбежать, после чего потребовал немедленно привести его на место.

Внимательный осмотр местности вызвал у него животрепещущий интерес. Спокойно прогуливаясь среди этого места без малейшего признака дискомфорта, арранкар иногда производил короткие выбросы реацу, словно что-то проверял или пытался понять что-то, после чего подбирал отдельные фрагменты костей, кожи или плоти, отбрасывал в сторону, начинал все заново. Деймос следил за этим со стороны, стараясь особо не мешать. Действия создателя для него были малопонятны, хотя он и понимал, что сейчас ничем помочь ему не в состоянии.

— Действительно, ритуал какой-то. Причем весьма мудреный и довольно жестокий. Точной цели этого действия я объяснить полностью не в состоянии, но кто-то постарался на славу.

— Вы что-то выяснили?

— Только то, что всех этих пустых призвали посредством зова, после чего резко сняли над ними контроль и жесточайшим образом уничтожали. Подозреваю, что убивали их медленно, методично и целенаправленно отрывая конечности и вырывая органы. Словно палач старался вырвать из них как можно чувств, больше страха, больше боли…. Больше гнева, ярости, бешенства, жажды убийства…. При этом вокруг не просочилось и капли всего этого безумного коктейля. Такое чувство, что кто-то здесь поставил барьер и наслаждался убийством, наслаждался бойней….

— Барьер? Это что же получается….

— Не то, о чем ты мог подумать. Дай мне закончить. Возможно, это был барьер, а возможно куда более естественное для нашего мира, но от этого не менее странное действо. Убийца упивался этими чувствами и этой аурой в буквальном смысле. Можно сказать, он так подпитывал себя, свои силы.

— Что? Но зачем?

— Зачем? Глупый вопрос. Скорее, как? И откуда взялась такая тварь, которая произвела такое беспощадное истребление пустых лишь ради их чувств, ради этой ауры смерти, жажды убийства? Откуда взялись такие способности? Вот это действительно интересные вопросы. Как видишь, здесь было проведено такое чудовищное безумие, что даже по истечению длительного времени до сих пор остались настолько ощутимые следы. Зомби не зря испугались. Они чувствовали естественную угрозу своему существованию, тьма, которая здесь появилась после этого инцидента, угрожала заполонить их разум. Их собственные силы, личная сила всего нескольких особей были недостаточны, чтобы противостоять образовавшемуся сгустку чувств и тьмы. Если бы здесь было бы более внушительное соединение, то они смогли побороть негативный эффект за счет силы своего коллективного разума, распределяя между собой груз такого гнета. Но влияние на них было бы жестоким. Честно говоря, повезло, что тот зомби смог вырваться от твоего зова. Если бы он продолжил, то получил бы очень серьезное заражение своего сознания, своего внутреннего мира. В итоге он отделался лишь незначительным влиянием на себя. Это сказалось на нем как яд. Но ничего страшного. В малых дозах яд бывает полезен. Для иммунитета.

— А что касается того…

— Ты правильно сделал, что уничтожил его до того, как он набрался сил. Наш маньяк не смог поглотить всю чудовищную мощь тьмы, созданную им же самим. Немалая доля впиталась в песок, сохранилась в этих телах, лужах крови…везде. Если бы то существо смогло бы впитать достаточную силу и восстать, то вы не отделались одними царапинами. Так что можешь себя поздравить с успехом. Впрочем, сам ты эту кашу и заварил, так что можно сказать, что это была лишь твое исправление ошибок.

— Спасибо на добром слове, — фыркнул Деймос, вызвав усмешку Ареса, который щелкнул пальцами, привлекая внимание стоявшего здесь же отряда зомби, которые мгновенно повиновались его воле и приступили к выполнению негласного приказа. Быстро запустив зомбирование, особи незамедлительно отступили в сторону, оставив на земле быстро формирующееся существо, которое как и в прошлый раз начало тянуться щупальцами к разбросанным вокруг кускам тел.

— Посмотрим, что из всего этого выйдет, — спокойно выдал Арес, наблюдая за активным ростом побегов, которые поглощали все больше и больше материала, отходя от все увеличивающегося в размерах нечто, что до боли напоминало пульсирующее сердце, сотворенного из сотен корней или ветвей.

— Вы уверены, что хотите довести этот процесс до конца. Только что говорили об опасности.

— Говорил, согласен. Но опасно это для тебя. А что касается меня, то это другой разговор…. Чувствуешь этот пульс? Вся аура смерти концентрируется внутри этого «сердца». Та сила, которую так расточительно оставил наш странный жрец, теперь оказывается в этом новом существе. Интересно….

— Как вы планируете взять под контроль это…ЭТО?

— Увидишь. Дождемся до конца представления.

Отростки быстро поглощали все находящееся на поле бойни, коренья уходили под песок, поглощалась разлитая кровь (странно, что она до сих пор оставалась в жидком состоянии), духовные частицы вокруг всего этого места. Вокруг сердца выросла клетка из более крупных и прочных ветвей, после чего начал наращиваться покров из аналогичного материала. Через какие-то полчаса на месте, где недавно билось сердце, выросло какое-то образование, мало напоминающее живое существо (я бы сказал, животное). Странная луковица, размерами свыше пяти метров в высоту и около семи в ширину. Беловатый цвет с вкраплениями зеленого и темно-серого, острые шипы на верхушке, и десятками длинных щупалец, увенчанные длинными крючками с острыми концами. В нескольких местах виднелись большие рты с острыми клыками и капающей белесой жидкостью. Их было около шести, со всех сторон луковицы. Глаз не было заметно, но кто знает, как воспринимало реальность это практически растение.

— Ну, вот и готово. Осталось его только подчинить нашей воле, — улыбнулся Арес, делая несколько шагов к образованию.

Ответ на это движение оказался довольно резким. Щупальца в мгновение ока попытались схватить арранкара, а из под песка тут же вырвалось более десятка корней, действующие аналогично щупальцам. Арес отреагировал несколько странно. Вместо того, чтобы уклоняться от атак, он позволил себя схватить. В течение каких-то пары секунд его тело было покрыто коконом, под которым полностью исчезли даже малейшие следы реацу, не принадлежащие новому существу. Деймос нахмурился. Он бы наверное даже бросился бы на помощь, если бы не видел, насколько легко сдался его создатель. Сейчас же пришлось сдержать своих разведчиков, чтобы они не натворили дел, за которые придется впоследствии отвечать перед вышестоящим начальством. За нарушение его планов, так сказать.

Странное существо некоторое время активно пыталось что-то вытворять с этим коконом. То притягивало к себе, то наоборот, отдаляло, несколько раз он едва не исчез под песком. При этом страшная аура, доселе частично рассеянная вокруг «луковицы», полностью сконцентрировалась внутри нее, сосредотачиваясь в одной точке. Деймосу не составило труда понять причину такого отчаянного поглощения этой энергии. Между поглощающим и поглощаемым шла борьба, и она явно шла не в пользу первого. Арранкар, представлявший собой концентрированный сгусток чистой мощи, сам играл роль центра притяжения, его «боевая масса» многократно превосходила аналогичный критерий порожденного им существа, так что как бы то не старалось подавить оппонента, этому не суждено было случиться.

Деймос оказался прав. Арес игрался с новорожденным творением, используя свой излюбленный прием ментального проникновения. Как только он оказался в коконе, проекция его разума вторглась в сущность растения, и довольно быстро создало внутри очаг распространения своей воли, которая активно поглощала, а если быть точнее, подчиняла всю ту тьму, которая там сосредоточилась. Как только контроль оказался на необходимом уровне, и агрессивность существа оказалось полностью подавлена, кокон сам собой раскрылся и арранкар оказался на свободе.

— Вот собственно и все.

— Я как-то не понимаю, как этот монстр мог причинить нам вред, если он оказался таким легко контролируемым? Что-то не соответствуют ваши слова действительности.

— Смотря для кого, Деймос, смотря для кого. Если бы ты пытался сделать то, что сделал сейчас я, то не думаю, что ты отделался бы так просто…. В любом случае, у тебя еще будет шанс оценить реальный масштаб проделанной сейчас мной работы. Что касается этого…субъекта, то его необходимо доставить в нашу пещеру. Не волнуйтесь, сейчас он не опасен. Его сущность подавлена практически полностью, и его можно транспортировать без лишних рисков быть съеденными…. Да, он не способен передвигаться самостоятельно. Пока, во всяком случае….


Несмотря на то, что результаты увиденного мною бойни и проделанной на этом поле работы были в целом удовлетворительными, меня не покидало ощущение того, что мы напоролись на что-то крайне опасное. На что-то, что могло нести некоторую степень угрозы для нашего разрастающегося сообщества. И было отчего беспокоиться. Тот, кто проделал этот специфичный ритуал, применил довольно пугающие методы. Да, для меня, как и для абсолютного большинства моих подчиненных и соратников вид такого беспощадного истребления мало чем мог удивить. В конце концов, свой путь как истинный пустой я начал конкретно после подобной бойни, приняв в ней косвенное участие в качестве таракана под ковром, по которому топчутся слоны. А для остальных, видеть такие искромсанные трупы было не впервой, да и честно говоря, сами тоже были далеко не безгрешны. Но пустые обычно убивали с одной конкретной целью — поглотить убитого, дабы достичь самых элементарных устремлений любого пустого: приумножить свою силу, чтобы не стать жертвой для более сильных сородичей, постепенно обрести достаточный уровень развития и обрести власть «на местах», которая проявлялась в виде территориального доминирования и возможность организации своей группы подданных — фракции. Были конечно и конченные садисты, которые получали от процесса убийства определенное наслаждение, но даже они не разбрасывали куски побежденных врагов по сторонам. А здесь была резня, устроенная с применением зова. Убийца сделал так, что в результате его действий тела его жертв выделили невероятную реацу, ставшую источником энергии для него. Духовная сила пустых и без того является достаточно темной и негативной в противоположность аналогичной силе тех же шинигами и людей (особых их представителей), после такого смешения с эмоциями, болью и аурой смерти, обрела просто чудовищные свойства, многократно увеличивший в плотности, в степени воздействии на окружающее пространство, а также, я бы сказал, в энергоемкости. Скорее это и стало причиной такого необычного способа подпитки своих сил. Какой особо одаренный придумал путь и начал ею пользоваться. Или быть может он и раньше не гнушался такой стратегией…. Как бы там не было, тот, кто потреблял такую реацу в качестве основного источника подпитки своих сил, просто не мог оставаться нормальным (даже при очень толерантном отношении к этому понятию в нашем мире). Воздействие настолько темной субстанции было сложно недооценивать на организм и на психику, особенно после того, как я сам столкнулся лишь с концентрацией ранее развеянной в воздухе частью этой тьмы. А ведь для более слабого пустого такая нагрузка на сознание могла стать непреодолимой и субъект вполне мог оказаться съехавшим с катушек.

На фоне наших основных проблем с древним (с которым все было довольно неоднозначно и малопонятно для нас) и шинигами, этот маленький случай на границе наших владений (территориальная принадлежность пустыни конечно понятие довольно условное, но все же) мог стать предупреждением нового опасного явления. Связывать этого маньяка с кем-то из известных мне конкурентов/врагов как то не хотелось, даже чисто гипотетически, так что в моей голове возникала лишь одна мысль — это мог быть соперник. А если точнее, аналог — существо, которое рвалось к власти и силе, и подобно нам, использовало для этого специфические приемы. Хм, одно радовало. Он был пока намного слабее нас, и следовательно, не мог представлять реальной угрозы всему сообществу. Хотя приглядеться все же стоит. Мало ли….


Полученный мною образец нового подобия зомби оказался очень полезен. Не потому, что он был достаточно опасен для практически любого пустого со своей способностью воздействовать напрямую на него своей темной аурой и использовать против них их собственные негативные эмоции и чувства. Не были для меня важны и его довольно обширный арсенал средств быстрого упокоения жертв, с возможностью довольно оперативного превращения их в подобие удобрения для подпитки его собственного тела. Важнейшим критерием его необходимости была специфичная особенность его сущности, направленная на постоянный рост. Несмотря на то, что по сути это был тот же зомби, подвергшегося влиянию той темной силе, его строение и форма уже заранее говорило об существенных, я бы даже сказал, коренных различиях между этими двумя видами существ. Если типичный зомби был коллективной формой жизни с врожденной уникальной способностью реанимировать мертвые организмы и разделять между собой общие силы и таким образом практически бесконечно размножаться, то луковица представляла собой нечто полностью противоположное этому пути развития. Новое существо не обладало способностью реанимации других организмов, и разумеется, не могло таким образом разделять между разными особями свою силу. Представленный в единственном экземпляре, оно оставалось таковым и не собиралось увеличивать свою численность. Вместо этого было совершенно другое. Луковица продолжала увеличиваться, причем постоянно, непрерывно поглощая из окружающей среды духовные частицы, порою расщепляя ради этого песок и камни, а также другие материалы, вдобавок, как уже мною уже ранее, потреблять и живые существа в качестве подпитки своего тела. По мере роста увеличивалась сосредоточенная внутри сила, и продолжался процесс развития.

В этой тенденции непрерывного роста я увидел ту платформу, в которой нуждался для своего проекта. Доселе используемые мной в этом проекте те же зомби смотрелись не столь выгодно, как новый образец. И выбор был сделан в пользу развития данного направления. Существо, которое мне удалось впоследствии подсоединить к сущности пещеры (что было не самым легким занятием), и создать внутри него специфичное пространство вроде внутреннего мира, начало впитывать в себя колоссальные объемы энергии, ежедневно потребляя колоссальное количество тартариума, а также наращивая объемы материи внутри себя — посредством непрерывного поглощения древесины. Основной задачей являлся ускоренный рост, наращивание уровня силы и разрушительного потенциала в будущем. На счет всего остального, вроде оригинальной формы и прочих особенностей я пока не задумывался. Да и согласно моим планам над этим и не следовало особо волноваться….

Пока шел контролируемый рост этого существа, я был занят несколько иным делом. Вместе с моими старыми ассистентами, которые помогали мне еще при воссоздании еще первых чертей, мы работали над сбором и консолидацией данных. Не сказать, что было легко. Было очень даже сложно. Мало того, что требовалось аккуратнейшим образом использовать свой плащ и тщательно расщеплять части тел древних пустых и старательно собирать всю ту реацу, которая образовывалась после этого процесса и «закачивать» в одного ИП, концентрируя внутри него сгусток этой силы. При этом нельзя было, чтобы образовавшаяся реацу была поглощена моим телом, и чтобы она не смешалась с моей собственной духовной силой. Именно для этого и были нужны мои помощники. Благодаря своим отличным способностям в плане сенсорики и обнаружения даже самых мизерных объемов реацу, они следили за процессом и контролировали, таким образом, процесс. К сожалению, не все останки древних можно было пустить для поглощения, что только усложняло работу. Преимущественно, основными районами обработки являлись мозг (и головной и спинной), кости, внутренние органы, в частности вокруг дыр. То, что раньше было кожей (или аналогичным покровом), мышцами и сухожилиями, не представляли интереса. Не потому, что реацу при этом не выделялось. Просто выделявшаяся реацу была крайне бедной, можно сказать, пустой. Иными словами, она не содержала внутри ни малейшего намека на сущность самого древнего. А вот внутри вышеперечисленных органов, эти следы были довольно явными, и нашей целью было сбор этих следов, концентрация внутри другой сущности и тщательный анализ с целью получения необходимых данных.

Честно признаться, то, что у нас в результате получалось было весьма интересным. Реацу древних (хоть и не столь могущественных) пустых оказывала на ИП довольно серьезное влияние. Даже, несмотря на тот факт, что данная реацу была довольно слаба и отличалась от оригинальной как таковой довольно сильно. Но когда практически из двадцати древних извлекли всю возможную реацу с характерным для них «запахом», наш искусственный пустой, служивший нам как контейнер, заметно прибавил в силе, а его собственная структура и форма несколько изменились. Он прибавил в росте, силе, а также его стало сложнее контролировать. Весьма положительная тенденция, стоит заметить…. Правда, сам процесс усиления ИП представлял лишь косвенный интерес. Куда важнее было то, что находилось внутри нашего испытуемого. Я установил соединение с ним и долгое время копался внутри его сущности, консолидируя накопленную там реацу древних в одной точке и старательно формируя из нее новую сущность, используя в качестве опорной конструкции свою собственную сущность (сгодился и плащ, и моя кровь, и реацу — и все это во внутреннем мире другого существа).

Полученный объект оказался весьма занятным. Улучшенная физическая оболочка ИП попала под контроль достаточно сильного сознания. Разумом назвать внутреннее образование из реацу было сложно, даже, наверное, невозможно, но вот сознание и зачатки личности можно было обнаружить. Образец сопротивлялся моей воле, довольно быстро наращивал объемы своей реацу и самое главное, постепенно видоизменял свое тело, укрепляя те или иные части своего тела. Вдобавок явственно чувствовался целый спектр всевозможных эмоций. Несмотря на тот факт, что обычно после таких вот манипуляций с реацу внутри других существ обычно приводило к автоматическому установлению высокой степени лояльности по отношению к моей персоне, этот раз оказался явно исключительным. ИП не нравился тот факт, что мой разум контролировал его (где-то процентов на пятьдесят на тот момент), и в этом почувствовался практически открытый вызов.

Мне стало интересно. Результат превзошел все мои ожидания. Пустой, с какой-то завидной легкостью блокировал мое воздействие, в то же время, сосредотачивая свои резервы и способности для противостояния. Посмотрим, чего стоил новый эксперимент.


Столкновение, допущенное мною без особой попытки решить дело миром (то есть применить всю свою реацу и власть над этой пещере для оперативного подавления ИП) было очень коротким. Но оно продемонстрировало мне совершенно иной уровень боевого мастерства, чем был у меня, и чем то, что мне приходилось видеть раньше у моих нынешних современников. Пустой действовал резко, стремительно и жестоко. Молниеносная серия выпадов, несколько мощных бала вкупе с серо, а затем невероятный маневр, который был направлен на поражение моих ног. К сожалению, я слишком поздно понял, что это была уловка. Основной удар пришелся по голове, причем атака была проведена с ювелирной точностью со слепой зоны. Образовавшийся за малейшие доли секунды хвост ударил меня по затылку. Если бы не иеро, не думаю, что смог бы остаться в сознании после такого точечного попадания. Сконцентрированная реацу на самом кончике частично пробила мою защиту. Меня отбросило на несколько метров. Полет сопровождался серией стремительных атак по моему телу, причем удары наносились по наиболее уязвимым точкам, вроде горла. После ощутимого пореза, пришлось немедленно использовать тяжелую артиллерию. Окружив себя пламенем, я смог создать защитный слой, а потом сделать резкий рывок при помощи сонидо и используя свое тело как таран, припечатать его к стене со всей дури. Через пару минут я уже вторгся в его сознание и подавлял его волю. Здесь пришлось попотеть. ИП умудрился несколько раз выскользнуть из уже практически захлопнувшейся ловушки внутри подсознания, а один раз и вовсе проделал весьма опасный для меня трюк, попытавшись воспользоваться нашим общим соединением и проникнуть в мое подсознание и тем самым оказаться внутри моего внутреннего мира. Пришлось подключать силу пещеры и прибегнуть подавляющему превосходству над ним. Это в принципе тоже не было так уж идеальным средством подавления. Возникла угроза разделения его единого сознания на осколки и такое вот специфическое средством спасения. На полное подчинение объекта ушло много времени. Пока окружал его сущность огненной клеткой, пока создавал кокон из плаща, отлавливал несколько отсоединившиеся копии и «приклеивал» их к основной части В общем, на три с половиной часа меня это заняло. А когда вышел в «реал», долго сидел и восстанавливал свое тело, которое оказалось сплошь покрыто массой всевозможных ран, которые ИП нанес во время нашего общего соединения. И наносил он их весьма оригинальным образом, попросту меняя форму своего тела, превращая ту или иную часть себя то в шипы, то в рога, то в клыки…. В общем, арсенал у него оказался знатный.

Тактика ведения боя ИП напомнила мне бой с управляемой куклой древнего. Огромная скорость, маневры, серии ударов, выпады…. Хм, то ли предки пустых все использовали одни и те же методички ведения боя, то ли их обучал один инструктор. А если серьезно, то становиться несколько страшно за наших современников. Это надо же было так деградировать. Если бы все пустые сейчас атаковали таким образом, и вели себя подобным образом, я так долго бы не прожил…. Хотя возможно я преувеличиваю и сражались они так лишь со мной — представителем пятого поколения. Я бы тоже старался бы выкладываться на максимум, если бы оказался в аналогичной ситуации….


Аналогичный трюк с ИП мы провернули с еще одной составляющей нашего проекта — яйцо, в котором древний пустой пережил тысячи лет и смог выйти наружу в наше время — невероятно благоприятное для любого тяжеловеса его уровня, если учесть, с кем ему приходилось иметь дело в прошлом (имею в виду повелителя Севера и монстра Тартара). Постепенно расщепляя яйцо и проникая вглубь этого предмета, я концентрировал образовавшуюся реацу внутри другого аналогичного пустого, таким образом пытаясь получить возможность изучить нашего врага поближе при помощи его защитной сущности. Мои ранние эксперименты по изучению яйца провалились, ничего путного извлечь из него мне не удавалось. Сейчас я собирался прибегнуть к новому методу сбора данных.

Правда, на этот раз пришлось существенно снизить объемы подаваемой реацу. Плотность материи яйца и его энергоемкость была колоссальной. Для одного ИП такое ее количество было слишком большим и могло привести к непредсказуемым последствиям. Я не очень хотел еще раз сражаться с оппонентом, который обладал бы огромным спектром всевозможных способностей и на этот раз обладал бы уровнем сил выше первого нашего эксперимента.

Закачка в ИП аналогичного объема реацу, что и в первого его собрата вызвала похожую реакцию организма пустого. Я остановил наращивание реацу и приступил к формированию новой сущности внутри. Чтобы избежать прошлого сценария, конструкцию сделал максимально жесткой (то бишь не поддающейся чрезмерному воздействию чужой реацу), и максимально при этом подконтрольной мне через слияние с пещерой. В результате получилось существо, которое не хотело меня прибить (что радовало), убежать от меня, или же что-то еще…. В общем, стабильный объект. Как бы…. На сто процентов уверен я не был. Особенно если учесть, из чего его «состряпали».


Все эти эксперименты с древними пустыми имели одну единственную цель — извлечь из них максимальное большее количество информации и использовать для реализации моего проекта. Чем я собственно и занялся. Долгое и детальное изучение тех сущностей, что находились у меня в руках, позволило мне медленно начать получать данные и начать в таких же темпах приобретать знания о стародавних временах. Сначала все было довольно туманно, малопонятно, практически полностью затянуто плотной завесой, через мелкие прорехи которой иногда удавалось получать редкие лучики света информации. Не сказать, что эти знания были для меня столь уж полезны. Например, какая была польза от того, сколько приблизительно лет было одному из древних из могилы (осколок его сущности получилось «расшифровать» легче всего), или насколько быстро он мог бегать. Нет, если с чисто научной точки зрения, то это, разумеется, было бы интересными данными, но для меня, того, кто хотел раздобыть реальные сведения о них, об их физиологических особенностях, боевых возможностях, способностей манипулирования реацу чтобы применить в реале, так сказать, с пользой для дела. Но однажды случилось рассмотреть в этой пелене картину, которая дала возможность буквально заглянуть в то время. Не сказать, что картина была невероятно четкой. Было трудно разобрать все подробности. Но вид завораживал! Описать словами увиденное было очень сложно.

Громадное пространство, заросшее сплошным зеленым лесом, над которым все было забито целыми тучами угольно-черного дыма, окрашенного багровыми всполохами пламени. Лес местами был снесен, невдалеке виднелось несколько внушительных кратеров, вокруг которых пылала сама земля. Картина позволяла взглянуть на все это как бы с высоты, скорее всего с вершины горы. Невдалеке видны бегущие в панике живые существа. Пустые, своей массой сносящие наблюдателя и стремящиеся сбежать из того ада, что разворачивался внизу. Хм, мертвенно-бледные зеленые шары, которые я сначала принял за звезды, пробивавшие своим светом даже дым, кажется, были неисчислимым количеством серо, которые падали с неба. А часть неба была покрыта вовсе не дымом. Проследив за этим облаком от самой земли и до неба, становилось ясно, что это было такое же серо. Серо оскурас, закрывшее своей тьмой пол неба, выстрел которым был сделан скорее всего с воздуха. Вон, внизу разлетаются в щепки деревья громадного размера. Стоп, громадного размера. Хм, а деревья еще и имеют весьма своеобразную форму, сплетенные в форму что-то вроде сплошного клубка стволов и корней. Просто невероятное зрелище.

Немыслимый масштаб битвы! Да, да, именно битвы. Это было не просто видение, это было воспоминание, запечатлевшее краткий миг летописи тех времен. Схватка титанов древности!

Масштаб этой схватки потрясал. Размеры серо оскурас, тысячи концентрируемых в воздухе серо, невероятно громадный лес, который как я понял, активно противостоял той безудержной мощи, которая обрушилась с небес. Немыслимая сила! Проклятье, вот оно, то о чем можно либо мечтать (обрести аналогичную мощь), либо чего стоит бояться и чувствовать, как кровь стынет в жилах от страха быть ввергнутым в войну с тем, кто способен на такое….

Увиденная картина стала первой, и далеко не последней в череде воспоминаний, которые мельком попадались мне в процессе упорного изучения тех дебрей подсознания моих подопытных, сотворенных силой древних. Преимущественно, удавалось откапывать информацию только у первого ИП в силу специфики этого существа. Что же касается второго ИП, то у него как таковых воспоминаний практически не удалось обнаружить. Кроме разве что открывающихся возможностей. Новая сущность внутри моего искусственного пустого был способен видоизменять свое тело и делать его значительно мощнее прежнего состояния. А если еще и взять одну любопытную особенность, в виде способности оказывать влияние на пепел при помощи своей реацу и практически использовать его в качестве оружия, можно было смело говорить об успешности моих исследований данного объекта и об открывающихся перспективах….


Деймос вошел в пещеру, стараясь максимально игнорировать нарастающее напряжение, вызванное высоким уровнем давления на его тело (или разум) буквально со всех сторон посреди этих каменных стен. Арес явно не желал пускать кого бы то ни было на свое исследовательское поле и хорошо попрактиковался с полностью подвластной его воле сущностью пещеры. Хорошо, что арранкар не был врагом или кем-то чужим для повелителя этого места. Иначе с ним обошлись бы куда суровее и просто головными болями он бы не отделался. В том, что Арес мог бы устроить нечто куда более серьезнее, Деймос не сомневался, увидев в прошлый раз влияние на эти стены его создателем.

Дойти до святая святых этого места — главного зала так и не удалось. Арес встретил его на полпути туда. Не сказать, что встреча была радостной — босс явно был недоволен визитером, особенно по причине того, что кто-то нарушает его требование не отвлекать его. Однако давление, создаваемое стенами мгновенно оказалось сведено на нет.

— Я с новостями.

— Что на этот раз?

— Кажется, в нашей округе действует маньяк, извините за формулировку, не знаю, как еще назвать. В общем, дело в том, что мы за последние сутки обнаружили следы целой серии произошедших массовых убийств, причем подчерк тот же, что и в тот раз. Аналогичная методика истребления, та же безумная аура смерти, разбросанные трупы. Масштаб аналогичный. Плюс минус несколько десятков.

Арес слушал внимательно. Если в начале разговора отчетливо чувствовалась завуалированная раздраженность, то по мере того, как Деймос обрисовывал ситуацию, его раздраженность сменилась на озабоченность. Весть о чрезмерной активности какого-то безумца, который мог сорвать его планы по наращиванию боевой мощи для противостояния врагу высшего порядка. Особенно в момент напряженной работы над чем-то настолько важным, что он не позволял кому бы то ни было узнать об этом. Кроме избранных своих последователей, которым он доверял полностью.

— Маньяк говоришь…. Где и сколько?

— Вокруг нашей Крепости, не столь далеко от южной границы горной гряды. Количество таких мест на данный момент составляет около десяти.

— Почему около?

— Дело в том, что мы наткнулись на одно место, где как таковых следов не было, имею в виду материальных. Ну а вот что касается ауры смерти, то она там аналогична местам резни. Отсюда собственно и выводы.

— Интересно. Как далеко друг от друга разбросаны эти места?

— Расстояния разные, вплоть до десятка километров. Самое малое километр.

— Количество жертв?

— В пределах нескольких сотен пустых различных поколений.

— Странное дело получается. Откуда он набрал такое количество пустых в нашей то относительно малозаселенной части Уэко Мундо? Особенно после того, как мы произвели масштабную вербовку рабочих кадров в силу острой необходимости. Урлук неоднократно сообщал мне, что каждый раз ему приходиться уходить все дальше и дальше на юг или на север в поисках потенциальных солдат или рабочих или на худой конец, зомби. Если брать каждое место резни до нескольких сотен пустых, то в десяти местах получается, было истреблено больше тысячи — полторы особей. А это практически одна пятая или сколько у нас там «людей»?

— Я не в состоянии ответить на ваш вопрос.

— Вопрос был риторическим…. Нам нужно разобраться в этой ситуации. Кем бы ни был этот «маньяк», хотелось бы на него взглянуть. Вдруг из него удастся извлечь какой-то толк, или же в лишний раз укрепить свою безопасность, устранив беспокойного конкурента.

— Конкурента? Вы серьезно?

— На счет серьезности решим позже, когда оценим весь масштаб произведенного им ущерба местной экологии и поймем, какую выгоду он извлек, совершив все эти действия. Готовь разведгруппу….


Мы обошли все места, в которых были произведены все эти бойни, даже то, которое не содержало материальных следов. Занятно, что за момент наших приготовлений к началу движения и непосредственно самого перемещения от Крепости до поля сражения, количество мест увеличилось на еще одно, причем количество уничтоженных пустых здесь достигло рекордных пятисот особей, из которых десять были гиллианами. Самым странным во всем этом инциденте было то, что несмотря на все это никто из нас даже не почувствовал всего того, что произошло практически у нас под носом (одиннадцатое место оказалось максимально близким к Крепости из всех остальных). Такого эффективного и эффектного истребления пустых без оставленных видимых следов (пока не напорешься и не заметишь, что тут совершили резню) я еще никогда не видел. Обычно даже после появления нового гиллиана что-то меняется в общем фоне реацу окружающей среды, а перемещения более-менее сильного объекта в непосредственной близости от наших границ часто улавливалось даже не самыми опытными сенсорами. Сейчас же истреблялись сотни пустых, использовался невероятно мощный зов, происходило перемещение довольно сильного существа, а никто не ощутил даже легкого дуновения холодного ветерка от предчувствия чего-то опасного.

Сами эти места, несмотря на всю неприятность моего собственного цинизма, для меня были отличным полем для экспериментов или же зоной сбора очень темного урожая. Используя зомби как доноров их уникальной сущности, мне удалось заполучить десяток довольно опасных и одновременно важных для моих исследовательских нужд существ. Созданные по образцу и подобию самого первого — той самой луковицы, они были полностью мною подчинены и доставлены в пещеру с целью привлечения их к моей работе.


Оставлять чужака на нашей территории так безнаказанно производить массовое истребление живой силы, было непозволительно и расточительно с нашей стороны. Требовалось срочно принять меры, дабы не допустить таких инцидентов уже с подчиненными нам пустыми, а для этого было необходимо понять то, с кем мы имеем дело. Мы приступили к этому делу немедленно, чтобы не терять время, которого и без этого было мало.

Для начала я посчитал нужным поговорить с Медеей в силу ее хорошей информированности о происходящем в Уэко Мундо. Занятно, что она оказалась в курсе происходящего. Во всяком случае, по ее словам выходило, что она поняла что происходит, хотя и не посчитала нужным поделиться с нами об этом. Впрочем, опять-таки по ее же словам, она не знала кто это и до сего момента не сталкивалась ни с кем подобным, хотя и призналась, что некоторые аналогичные методики накопления силы существуют на практике и используются некоторыми особо одаренными, хоть и несколько иными способами и более «изящно». Что она имела под этим в виду, мне так и не удалось узнать, впрочем, это и не важно. Важным было то, что Медея могла ощутить произошедшее убийство спустя определенное время после инцидента (значительно раньше нас, если учесть уже упомянутую полную нашу нечувствительность такого рода событиям). По этой причине пришлось приставить к ней одного воина в качестве связного, чтобы он мгновенно сообщил лично мне или Деймосу об обнаружении нового поля бойни, чтобы мы могли соответствующе реагировать.

Я сам тоже не сидел сложа руки. Пока Деймос собирал свои группы в единый отряд, чтобы иметь возможность быстро и оперативно бросить их в бой в случае обнаружения врага, мне пришлось заняться своими сенсорными навыками. Сидя закрыв глаза и отслеживать таким образом перемещения различных реацу, одновременно пытаясь расширить свой диапазон и одновременно работая над качеством отслеживаемых сигнатур реацу. Сначала было как-то скучно в силу сильной заинтересованности моей персоны к несколько другой деятельности, которая находилась в десятке километрах от Крепости к северу, но потом, как говориться, втянулся. Окружены фиолетовым маревом, внимательно следя за перемещениями сотнями разноцветных звездочек вокруг, ища среди этого многообразия (кстати, поразительное многообразие, несмотря на упомянутую бедность района на живое население в силу регулярных рейдов наших вербовщиков и недавних происшествий), постепенно находя в этом занятии свою необъяснимую прелесть. Здесь не было той бедности освещения, как во всем Уэко Мундо, не было той пустыни, что нас окружало ежедневно и ежечасно, даже несмотря на заметное улучшение условий нашего проживания. Была одна вечная затягивающая пустота, которая в то же время была насыщена жизнью (местный вариант, так сказать). И насколько это пустота была затягивающей и привлекательной. Было даже забавно ощутить здесь такую отрешенность от реальности, от всех тревог и забот. У меня даже исчезло мое желание немедленно вернуться в пещеру и немедленно продолжить мои изыскания, которые были очень важны для нашего будущего (уверен в этом где-то на пятьдесят с небольшим процента).

Заметить опасность удалось спонтанно. В какой-то миг, когда мой разум достаточно глубоко погрузился в этакое медитативное состояние, своего рода транс, я ощутил те места, которые недавно стали свидетелями той беспощадной резни. Доселе не ощущавшиеся с такого расстояния, они теперь стали ясно видны в новом спектре, напоминая своеобразное белое пятно посреди фиолетового марева. Иными словами, каждое место произведенного истребления пустых выделялось легким белым пятнышком на общем фоне. Каждое пятнышко занимало специфическое положение, и что интересно, среди этих пятен не было ни одного одинакового. Все пятна четко различались по размерам, формам и при этом всем существовала определенная последовательность. И самое любопытное заключалось в том, что все эти пятна формировали символ. И масштаб этого странного и не вполне ясного символа был невероятен. Кто-то или что-то пыталось сотворить нечто непонятное, и самое главное, опасное. Ведь эти одиннадцать полей были не единственными. Они лишь оказались самыми близкими и последними, и между ними был такое незначительное расстояние. А вот вдалеке чувствовались другие места, куда более отдаленные и ничуть не менее масштабные. Правда, они выделялись не белым, а черным пятном каждая. И если судить по количеству….

Точно распознать рисуемый символ мне не удалось. Масштаб моего восприятия был не настолько большим, чтобы покрывать громадные расстояния, однако все то, что я смог рассмотреть, давало мне ясное представление того, насколько широко продвинулся наш таинственный маньяк. Мне кажется, его и маньяком назвать было бы глупо. Скорее уж жрец, не иначе. Такой размах вызывал невольное уважение, и только повышало чувство возникшей угрозы.

Все эти места побоищ являлись не просто следами чьего-то небрежного отношения к поглощаемой тьме. Нет, они являлись специально подготовленными точками с насыщенной энергией тьмы и смерти, которые служили какой-то неизвестной нам цели. И если судить по тому, насколько все это приблизилось к нашему порогу, для нас это не могло сулить ничего хорошего.

Создававший символ четко следовал последовательности количества уничтожаемых пустых, уровню выделяемой энергии, их точного расположения в пространстве. Интересно, ради чего все это?


Медея сообщила нам об очередном инциденте раньше, чем это сумел почувствовать я. Отвлекшись на размышления и погрузившись в транс, изучал символ, случайно проморгал появление новой точки, что и было доложено связным. В результате, пришлось быстро реагировать.

Наша группа сделала быстрый бросок до места побоища и обнаружила то, что и ожидала. Очередное жертвоприношение нескольких сотен пустых, уже непосредственно в пределах наших границ, практически в зоне видимости нашего НП у Тартара было проведено с тем же упорством и беспощадностью. И опять никаких следов того, кто сделал это. Откуда могла взяться такая орава пустых так далеко от леса меносов, где была истреблена, и при этом никто из того же злополучного НП этого даже не заметил.

Мы зачистили это место по старой привычке, после чего я направился прямо к тому месту, которое еще не было обнаружено нашими разведчиками, но чувствовалось мною в альтернативном восприятии реальности как точка жертвоприношения. За мной последовала и часть группы. Деймос хоть и пожелал последовать за мной, но пришлось оставить его здесь. Существовала высокая степень вероятности очередной резни, если учесть, что с разница времени между последним обнаруженным накануне и сегодня равнялась всего каким-то четырем часам. Лидеру воинов требовалось продолжать наблюдение и в случае чего обеспечить противодействие противнику. Заодно предупредить всех наших, чтобы они были во всеоружии на всякий случай.


Не обнаруженные разведчиками места были преимущественно такими же, что и остальные. За исключением разве что расстояния между ними. Ну и состояния. Часть следов уже засыпало песком, а часть вообще разложилась. Однако след ауры смерти оставался таким же, как и в свежих районах. Как и в предыдущие разы, мы провели процесс зачистки, используя зомби для поглощения ауры смерти и использования ее в качестве стимулятора роста новой породы существ.

В течение нескольких часов нами было обнаружено до пяти таких вот «побоищ», расстояние между которыми колебалось от десятка километров и до сотни. Внушительно, если учесть продолжающуюся цепочку, которая тянулась далеко вперед.

Естественно, мы не стали посещать все эти места. Нам было достаточно «обезвреженных» точек непосредственно от наших границ, что и было сделано. Пока моя группа перетаскивала одного за другим новые особи до пещеры (пришлось вызывать даже подмогу из Крепости), я сам направился к нашей базе, чтобы еще раз встретиться с Медеей и выведать у нее все возможные варианты использования символов в ритуалах жертвоприношения. Уверен, что она могла бы многое мне поведать, ведь не зря она теперь занималась подготовкой наших солдат — магов.


Добраться до Крепости мне не удалось. На полпути я столкнулся со стремительно двигавшейся ко мне навстречу Афиной и сопровождавшей ее группы солдат. Судя по тому, насколько она обрадовалась увидев меня, я пришел к выводу, что целью ее поисков был ничто иное, как моя персона. Понятия не имею, почему ей приспичило столь стремительно бросить все свои дела и примчаться ко мне, но не сказать, что это оставило меня равнодушным. Внутри возникло даже какое-то волнение. С чем бы это было связан?

Перекинуться с ней хотя бы парочкой слов нам не удалось. Между нами было расстояние всего каких-то десяток метров, как неожиданно бегущие следом за ней пустые схватились за головы, а через мгновение упали на песок в конвульсиях. А еще через какие-то несколько мгновений, прежде чем от нас последовала хоть какая-то стоящая реакция, все разом исказилось. Окружавший нас воздух начал значительно плотнее, свет падал преломляясь и разбиваясь на множество лучей, создававших специфические «зайчики». Раздался громкий треск, словно что-то лопнуло или разбилось (точно описать что это такое было очень сложно ввиду крайней необычности самого звука). И вдруг стало тесно. В пределах нескольких сотен метров от нас двоих образовалось целое поле, до отказа забитое сотнями всевозможных пустых, которые возникли словно из неоткуда. Огромная масса из представителей как третьего, так и второго поколений, не считая первого, двигающаяся словно стадо безумных животных, навалились на нас буквально со всех сторон, следуя чьей-то воле. Во всяком случае, никак иначе объяснить такие пустые и бессмысленные глаза я не смог. А потом началась резня.

Материализовавшаяся прямо из искажения пространства тень начала беспощадно шинковать этих пустых, при этом мастерски выплескивая короткие импульсы чудовищной по своей сути реацу, одновременно давая десятки всевозможных команд, направленных на ускоренное пробуждение у этих жертв всех их эмоций и чувств, а также, как мне показалось, на резкое увеличение болевого порога, что делало куда более выносливыми к наносимым им увечьям, и позволявшим максимально выжимать из них эту самую боль. Понять, что это было за создание, и как оно выглядело было сложно в виду этой огромной живой массы, которая мельтешила, извивалось, билось в агонии, а сама тень перемещалась быстро, практически не стояло на месте даже мгновение, а исходящие от нее импульсы реацу сильно засоряли мое чувство восприятия.

Вокруг стала выделяться эта самая аура тьмы, создаваемая из смешения всевозможных чувств, эмоций, боли, ярости, страха, ужаса и прочего…. Стало ясно, почему мы до сих пор не могли ощутить этот безумный ритуал в процессе. Скорость, с которой все это делалось была просто запредельной.

Выхватив свой меч, и сконцентрировав на нем свою реацу, я нанес удар с максимальной выкладкой сил, на которую был способен. Чудовищное количество концентрированной реацу в мгновение ока высвобожденная с кромки лезвия породило жуткую ударную волну, которая скосила всех находящихся здесь жертв, тут же отправив их в мир иной (а если точнее, то в никуда — души были уничтожены полностью). Сила удара оказалась вполне достаточной, чтобы сбить первоначальное равновесие барьера искажения, дестабилизировав его, вызвав начало его разрушения. Темная аура незамедлительно смешалась с этой реацу и просочилась за пределы барьера, тем самым лишив жреца воспользоваться результатами его неполного прерванного труда.

После удара удалось рассмотреть и «виновника торжества». Вид, честно признаю, был ошеломляющим. Скелетообразное тело, с накинутым на плечи балахоном угольно-черного и пепельно-серого цветами, которые попеременно сменяли друг друга. Череп, увенчанный парой тройкой длинных рожек, до боли напоминавших этакое воронье гнездо. Глазницы, в которых горели ярко-красные угольки. Острые и длинные верхние клыки черного цвета, что неестественно выделяло их на фоне остальных зубов, которые как и все остальные кости были выражены исключительно бледным сероватым оттенком. В общем, страшилище еще то, хотя по местным меркам это было не столь уж и важно. Здесь каждый второй мог похвастаться внешностью, стоящей выше уровня голливудских ужастиков и триллеров.

Он смотрел на нас, окруженный занятным ореолом мертвенно-бледного цвета. Мда, исходящая из него реацу была реально потрясающей! Такая затягивающая и одновременно ужасающая одновременно, словно поглощающая своим мраком всю окружающее пространство. Не думаю, что я даже высвободим ресуракшион, смог бы похвастать такой ужасающей и омерзительной аурой. Нет, по силе превосходство было у меня (у нас, если быть точнее), все-таки разница была целое поколение (незнакомец явно представлял из себя вастер лорда). Однако содержательно…. В общем, страшное существо даже по моим меркам.

Я не стал ходить вокруг да около. Зачем церемониться с кем-то, из-за которого пришлось убить столько пустых, среди которых были и мои подчиненные (живые все еще оставались, но разобрать кто уцелел а кто нет было некогда). Сонидо, бала, удар…. Враг реагирует молниеносно, мгновение и моя атака проходит лишь касательно. Следующее мгновение и когтистая рука пытается схватить меня за горло. Судя по когтям, от горла осталось бы красноречивое доказательство того, что позволять делать это не рекомендуется. Иеро в сочетании с плащом, всплеск реацу в виде пламени, сонидо. Когти врага задевают лишь слегка, прорвав плащ и оцарапав кожу, слегка порезав через иеро. На высокой скорости разворачиваюсь и очередная бала с кулака. Формировать серо времени нет, противник слишком увертливый. Даже бала едва успевает за ним, на этот раз спалив кусок его балахона. Где-то рядом раздается грохот от взрыва. Запоздало понимаю, что так обычно взрывается серо, которым кто-то (угадайте кто) выстрелил в меня. Промахнуться-то он промахнулся, но ощутить, как всего в нескольких метрах от тебя разрывается снаряд — мягко говоря, неприятно…. Шарахнуло знатно, чуть не сбило с ног. Мощность заряда впечатляет. И судя по резкому запаху, главным достоинством этого выстрела была не только мощность, но и содержательный компонент. Дышать стало очень трудно, воздух словно резал легкие.

Очередное сонидо, попутно формируемый покров из пламени, резкий выпад на противника с использованием меча. Враг встречает атаку весьма достойно, срываясь в аналогичное сонидо, попутно запуская в меня серо (неправильно как-то получается, ему удается их заряжать, а я не успеваю!). Задерживаю дыхание и прохожу сквозь энергетический луч, разрезая его напополам своим мечом, и попутно смягчая касательное попадание его разрезанных частей своим иеро и покровом. Что же, неплохо….

«Хотя можно было бы и лучше», — думаю я, глядя на то, как большая часть его туловища отлетает в сторону, снесенное смертоносным ударом трансформированной волчицы. План сработал идеально. Пока я отвлекал его, Афина успела не только высвободить ресуракшион, но и правильно подобрать момент между моей атакой и внести свой основной вклад. Наиболее результативный.

Подхожу к ней и замечаю разрезанный бок самой волчицы — он умудрился нанести по ней удар даже, несмотря на неожиданность ее нападения со слепой (вроде бы) зоны.

— Ты как?

— Царапина, не более. Зато его достала.

— Достойный противник, стоит заметить. Вот значит, кто был ответственен за все эти случаи. Даже как-то странно, что вастер лорд так оказался настолько силен и обладал таким странным способом пополнения своих сил. Кхе… Кхе….

В эту минуту я едва не захлебнулся своей собственной кровью, которая неожиданно начала заполнять мои легкие. В глазах резко потемнело, а шея словно вздулась и загорелась. Схватившись за ту самую царапину, которую мне оставили когти поверженного противника, я с удивлением обнаружил, насколько эти царапины глубокие и кровоточат черной кровью с примесью ядовито-зеленой жидкости. Яд?

В тот же миг я ощутил, как мою грудь пробивает та же самая когтистая рука, которая доселе пыталась вырвать мне горло. Ощущаю, как внутрь пробивается нечто холодное и мгновенно накатывает ужасающая боль, которую я раньше ни разу не испытывал. Еще мгновение, и из моей спины вырывается темно-фиолетовый луч серо и разрывается где-то вдалеке. Рука тут же исчезает из моей груди, а я падаю на землю, поверженный и беспомощный. Меня победили! И победили настолько легко.

В этот момент внутри своей головы слышу полный боли и отчаяния женский крик, смешанный с диким волчьим воем. Хотя нет, воем это назвать было нельзя…. Это была предсмертная агония. Афину убивали. И убивали жестоко, так, как того требовал ритуал.

Не знаю, что сильнее ударило по мне: своя собственная страшная боль или же ее последние заполненные до края ее сознания страданиями секунды. И не понимаю, как все произошло. Просто в какой-то миг страшная сила внутри меня вырвалась наружу, поглощая все адским пламенем горнила, покрывая снаружи броней и высвобождая ту безумную смесь, которая жаждала поглотить все, до чего могла дотянуться.

Ресуракшион позволил мне максимально быстро восстановить часть повреждений. И хотя доля оставшихся опасными ран была все еще внушительной, я мог двигаться и использовать весь имеющийся у меня арсенал средств.

Но пока, до того, как мое сознание брало под контроль свою силу и свое тело, эта сила действовала сама. Плащ, превратившись в стремительный поток тьмы, ощетинившийся сотнями острых клинков, снесла тело моего врага в сторону, попутно потянулось к умирающей волчице и соединяя ее со мной. В тот момент моя регенерация была немедленно направлена на ее восстановление, что заметно замедлило мою собственную реакцию и возможность взять под контроль ситуацию. Поэтому некоторое время я оставался безучастным наблюдателем, дав полную свободу действия плащу, который терзал жреца всеми возможными способами. И будь он просто пустым, даже арранкаром, то с ним давно было бы покончено. Такой бешеной реакции и способности настолько легко сопротивляться столь мощным атакам среди пустых этого поколения (хотя с таковыми я имел не столь много дел) я никогда доселе не видел. С учетом разумеется моего нынешнего уровня.


Непосредственно сражение занимало лишь часть моего сознания. Львиная доля моих жизненных ресурсов были направлены на ускоренное восстановление Афины, которая буквально находилась на грани жизни и смерти. Нанесенные ей за какие-то несколько минут повреждения были настолько тяжелыми, что для нее это едва не обернулось гибелью. Ядовитые когти, которые беспощадно исполосовали ее плоть, распространили в ее теле тот же яд, что до этого лишил меня подвижности и буквально скрутил на месте. К моему счастью, удар по мне был нанесен до высвобождения ресуракшиона, поэтому сама по себе моя альтернативная форма не пострадала от его воздействия и смогла существенно снизить уровень заражения. А вот Афина получила ядовитые удары непосредственно в форме пустого, что означало прямое заражение внутренней сущности, что было крайне опасно не просто для ее существования, но и для ее существования как разумного существа. Моя иммунная система отчаянно пыталась заблокировать продвижение смертоносного яда к ее головному мозгу, чтобы предотвратить резкое ухудшение ее состояния и доведения до критической фазы — смертельного исхода воздействия.

Лечить ее, и одновременно восстанавливаться самому после такого уровня повреждений было тяжело, к тому же наш враг не дремал. Я чувствовал, как после короткого преследования со стороны моего наступающего плаща и получения целой серии повреждений средней тяжести, он резко сконцентрировал огромное количество реацу и произвел контратаку. Мощное серо позволило ему отбить мое наступление, а последующая серия атак аналогичного типа буквально разрывало мой плащ, пробиваясь, таким образом, к моему телу. Лежать неподвижно и делать ставку лишь на бессознательные атаки своего арсенала было крайне глупо и смертельно опасно в схватке с этим оппонентом. Требовалась немедленная реакция и использования полного перечня всех имеющихся у меня средств для его подавления и уничтожения.

Наш враг был не просто вастер лорд, как и было ранее замечено. Благодаря своим уникальным способностям и огромному количеству высококонцентрированной темной реацу, собранной в десятках темных ритуалов, он мог с легкостью противостоять двум арранкарам, а благодаря элементу неожиданности и нанесенным нам повреждениям, практически превосходил. Если я продолжу лежать, то мы оба останемся без головы (и без всего остального и смерть наша будет мучительной).

Выход нашелся лишь один — на мой взгляд, единственно возможный в данной ситуации. Чем мы (я) и воспользовались. Используя соединение между нашими телами, я изменил баланс сил между нами и перераспределил потоки энергии и информации. Направив в ее тело все свои восстановительные силы и буквально отключив у себя способность к регенерации как таковую, а также перебрасывая излишки материи в ее сущность, чтобы процесс восстановления шел настолько быстро, насколько это вообще было возможно, сам начал заменять все это ее реацу и информацией о ее боевых возможностях, попутно полностью перехватил контроль над ее арсеналом средств противодействия врагам, включая ее покров, реацу, зов, физическую силу — в общем все, что имело хоть какое-то значение. В результате, вышло следующее — ее тело, свернутое в кокон заняло свое место на моей спине, подвергаясь ускоренной регенерации благодаря общей силе наших способностей к восстановлению, а я же укрепив свое тело за счет ее боевых способностей и сил, получил возможность не только реагировать на вражеские действия, но и нормально передвигаться (что с учетом полученных ран было довольно выдающимся достижением), а также использовать полный доступ к нашим общим силам и средствам. Я мог сражаться и наконец закончить эту чертову схватку с этим жрецов — монстром со столь жуткой реацу и такими пугающими способностями.

Мое тело покрылось огненным покровом, плащ был готов реагировать согласно моим приказам. Готовность номер раз…. Начали!

Срываюсь в сонидо, попутно выстреливаю балой из глаз. Оказываюсь рядом с противником, очередная бала, маневр, бала, маневр, бала. Враг молниеносно уклоняется от каждой атаки, ответный выстрел серо, сонидо. Встречаю его на выходе, взмах мечом. Как и ожидал, он уклонился. И попал под удар свободной руки. Горящие синеватым огнем мои когти слегка задевают его руку. Тут же блокирую следующий выстрел вражеского серо. Быстрое и мощное, а главное, ядовитое. Меч разрезает его на два луча, тут же ухожу из зоны взрыва, чтобы не вдохнуть яд. Краем глаза замечаю оторванную руку противника. Хм, а способность Афины проникающего удара впечатляющая.

Очередное сонидо, взмах мечом, попутно выстрел балы. Враг уклоняется, попутно концентрирует серо. Резко усиливаю пламя вокруг моего тела, сформировав волчью голову, которая встречает залп противника. Взрыв, от которого отлетаю в сторону. Появляется время для моего серо.

Через секунду черный луч серо оскурас настигает противника. Тот умудряется в последнее мгновение сделать феноменальный маневр и отделаться лишь потерей руки. Стоп, а не эту ли руку я ему оторвал всего пару мгновений назад? Становиться понятно, почему он смог настолько легко восстановиться после снесения половины туловища. Просто бешеная скорость регенерации!

Враг возникает прямо передо мной, замахиваясь когтистым кулаком для колющего удара. В руке сконцентрировала реацу, вполне достаточной для полного преодоления моего иеро. Не тут то было! Плащ мгновенно преобразуется в десяток длинных щупалец с острыми клинками на концах и наносит удар со всех сторон, пронизывая его насквозь. Враг связан, нужно бить. Замахиваться мечом времени нет. С разворота моя левая рука с концентрированной балой прошибает его голову, напрочь снося ее к чертям. Сила достаточная, чтобы оставшееся тело оторвалось от щупалец и упало чуть в стороне.

Не успевает оно даже упасть, как из груди бьет мощнейший луч темно-фиолетового серо, которое я едва успеваю заблокировать мечом. Через пару секунд с потрясением наблюдаю за стоящим напротив меня врагом, на шее которого формируется новый череп! Бессмертный?

Пока он не успевает восстановиться и вернуть к своему нормальному состоянию, концентрирую серо оскурас в руке и произвожу выстрел в упор. Еще через мгновение второй выстрел, на этот раз уже негативное серо. И тут же ответный удар, невероятной силы. Это было даже не серо, а простой всплеск реацу, которая породила самый настоящий взрыв. Чудовищная неконтролируемая сила с такой безумной концентрацией. И уже на уровне, стоящей едва ли не выше нашей общей. Откуда могла взяться такая сила?

Наш враг снова стоит, на этот раз восстанавливаясь всего лишь из половины своего тела — из нижней ее части. Проклятье!

Очередные несколько ударов и выстрелов серо оскурас наглядно продемонстрировали просто беспрецедентную способность к выживанию. После каждого моего удара, оканчивавшегося «смертельными» для него повреждениями, его уровень реацу словно подскакивал, а ее концентрация резко увеличивалась, при этом скорость восстановления достиг просто пугающего масштаба — он восстанавливал свое тело целиком за секунды.

Сдается мне, что мои выпады каким-то образом раскрепощали его настолько, что он становился сильнее по мере повышения их поражающей силы. Такой странной способности видеть еще не приходилось. И появлялось прелюбопытное условие — сражаться с врагом, ранения которого делали его лишь сильнее. Хм, если так пойдет, то это уж скорее закончиться нашей общей гибелью, нежели нашей победой. Пожалуй пришло время сменить тактику.

Луч оранжевого цвета падает с неба, заключив его в своеобразную тюрьму. Негасион сработал безупречно, хотя ради того, чтобы обеспечить его эффективность, пришлось еще разок нанести «смертельный» удар по врагу, пока тот не успел в полной мере восстановиться. А следующий выброс его реацу был подавлен барьером. Он был пленен. И временно нейтрализован. Во что мне очень сильно хотелось верить.

Его попытки вырваться стоит признать, были впечатляющими. Сильные всплески реацу, выстрелы серо, попытки пробиться через барьер используя лишь свою собственную физическую силу. Он был силен, и практически не убиваем. Над способом его окончательного уничтожения следовало бы тщательно поразмыслить и после этого долго перепроверять, дабы не упустить случайно переродившегося врага, который мог восстановиться и действовать с несколько большей осторожностью и гораздо более хитроумными способами. В принципе был один вариант….


— Ты как раз вовремя, Деймос. А я то думал, как до тебя докричаться.

— Господин Арес? Что здесь произошло? И что это за….

— Знакомься, наш маньяк или же жрец, выбирай ему имя по вкусу. Как видишь, заарканить его оказалось делом не самым легким. А сдерживать тоже не особо легко, особенно если у меня настоящая пробоина в теле, а часть органов и вовсе сожжена и отравлена.

— Вы что ранены?

— Есть немного. Но это ерунда на фоне того, что у меня за спиной. Не спрашивай что, времени мало. Немедленно вызывай сюда Урлука и Ашту. Пусть притащат сюда все, что нужно для плавки и создания нового сосуда. Скажи, нужен исключительно темно-зеленый тартариум. Разрешаю извлечь из стратегических резервов. И скажи Медее, чтобы она тоже пришла сюда. Действуй настолько быстро, насколько это вообще возможно. Вперед!

— Есть!

Деймос мгновенно сорвался в сонидо, а я остался продолжать стеречь моего пленника, попутно поддерживая барьер, который тот отчаянно пытался преодолеть, раз за разом нанося беспощадные (по отношению к самому себе) удары по стенкам, причиняя себе тяжелые повреждения и от этого каким-то образом повышая свою реацу. Если бы это была нормальная обстановка, можно было бы конечно удивиться и обозвать его мазохистом, но сейчас увы, ситуация была напряженной и негасион мог не выдержать чрезмерной концентрации столь тяжелой и мощной реацу, для которой изнутри не было выхода наружу. Поэтому сдерживать его было крайне сложно и требовало у меня огромного расхода сил, что при моем физическом состоянии было слишком сложно. Ведь на поддерживание организма в относительно работоспособном состоянии уходило также много общих сил, а восстанавливаться мое тело пока не могло, в силу аналогичной операции внутри Афины, повреждения которой оказались мягко говоря, катастрофическими. Проклятый яд действовал чрезмерно активно и вызывал быстрое разложение, что было сложно остановить. Особенно сидя и поддерживая технику.


Медея прибыла значительно раньше, чем остальные, за кем я посылал в силу отсутствия необходимости что-то подготавливать или собираться в путь. За что я в принципе, был ей благодарен. Ее поддержка была сейчас особенно важна, особенно при острой необходимости сдерживания врага ее уникальными методами.

Внимательно оглядев меня (чувствую, видеть ресуракшион с такого расстояния было для нее в новинку), она сразу же перевела взгляд на негасион и на содержимое этого барьера. Из-за огромной концентрации темной реацу, смешавшейся с воздухом, было невозможно четко разглядеть псевдо пленника.

— Так это он?

— Да. Давайте обойдемся без лишних вопросов. Я хочу знать, вы в состоянии обездвижить его так, чтобы он не был в состоянии даже пальцем шевельнуть, не говоря уже о возможности манипулировать реацу.

— Сложная задачка. Он довольно буйный, а внутри барьера накопилось слишком много его реацу, которая сильно ослабит или же и вовсе нейтрализует технику. Если уж его вязать, то нужно из барьера выпустить. Отличный барьер, кстати. Сдержать такого субъекта с такой реацу я бы не смогла. Максимум что у меня бы получилось, так это убить его. Хм, а почему бы нам действительно его просто не убить.

— Этим я занимаюсь уже почти час, и как видите, пришлось прибегнуть к этому приему, чтобы хоть как-то выиграть время. Если у вас есть предложения по убийству неуничтожимого существа, которое становиться сильнее по мере получаемых повреждений, так прошу, выскажите. Только сделайте это быстро. Мне становиться тяжело дышать.

— В таком случае, придется его все же выпустить и заарканить заново, уже в буквальном смысле этого слова. Вы готовы?

— Всегда готов…. Есть предложения, что и как это сделать?

— Оставьте это мне, господин Арес. Должна же я вам показать свои способности и внести свой вклад в общее дело. Снимайте барьер. И сделайте пожалуйста один залп своим серо. Нужно разогнать всю ту реацу, что вырвется наружу.

— Сделаем.

Я решил не церемониться. Собрав волю в кулак (пришлось постараться в виду ухудшающегося самочувствия) и, использовав практически треть своей реацу, сформировал серо оскурас негатив, после чего сделал выстрел, отпустив барьер. Кажется, мое серо пришлось Медее не по вкусу, если судить по шоковому выражению ее лица от той сферы, которая сформировалась в моей руке. Но ничего страшного. Уверен, что ей будет полезно знать, на что я способен, если у нее есть какой-то левый план по отношению к нам.

Смертоносный заряд смял остатки барьера и в мгновение ока обратил в ничто всю ту реацу, что была сосредоточена внутри. Целился намеренно выше цели, чтобы под удар попалась лишь голова и часть туловища противника (не хотелось рисковать с этим бессмертным, вдруг он и с нуля сможет восстановиться или же из оставленных им точек темной энергии). Да и нужно было его все же лучше схватить, чем упустить и посчитать уничтоженным. А потом нас всех накрыло ударной волной от взрыва, который произошел в десятке километров от нас. Пока я сидел, пытаясь перевести дух, Медея вовсю уже действовала. За какие-то доли секунды тело нашего врага было опутано призрачной сетью, которая пропустила сквозь себя вражеский всплеск реацу, а затем довольно быстро связано причудливыми светящимися путами. Они скрутили его довольно жестко, лишив возможности даже слегка шевельнуть конечностью, или же ненароком выстрелить в себя серо изо рта (для этого его голова предусмотрительно была задрана наверх, а рот закрывал необычный кляп, сплетенный из серебристых нитей). Все это заняло от силу несколько секунд.

— Здорово!

— Спасибо, рада слышать от вас комплимент в адрес своего мастерства, если вы конечно об этом.

— О чем же еще. Прости Медея, но не могла бы ты слегка дать мне передохнуть. Несколько минут, хотя бы. Мне нужно сконцентрироваться.

— Нет проблем.

Кивнув в знак благодарности, в ту же секунду погрузился в себя, снова взявшись за оперирование общими способностями и реацу. Повезло, что мне удалось вспомнить о приеме лечения, имевшийся в арсенале Афины, которая хоть и редко этим даром и пользовалась, но, тем не менее, умела это делать довольно хорошо. Используя свою реацу в качестве источника питания для этой способности, я начал незамедлительно излечивать ее критические повреждения, стимулируя тем самым процесс регенерации, который шел казалось бы нарочито медленно, несмотря на такую подпитку. Несмотря на отсутствие опыта, получилось недурно, да и сам организм Афины воспринимал лечение положительно, что значительно облегчило задачу. Восстановление пошло значительно быстрее.


Прибытие Деймоса во главе группы рабочих Ашту и подчиненных Урлука произошло всего лишь через какие-то полчаса после Медеи. Все это время, пока они собирались и выдвигались, она поддерживала свою технику, и судя по ее состоянию, вполне достойно и свободно, без лишних сложностей. Что же касается меня, то благодаря перенаправлению значительных внутренних ресурсов моего тела на лечение Афины, практически все ее повреждения были минимизированы, а яд полностью нейтрализован и выведен из организма. Ее состояние было уже довольно стабильным, и я ожидал ее полной реабилитации уже скоро. Кстати, стоит поблагодарить Деймоса за то, что он пригласил наших врачей, который позаботились о лекарствах. Те концентраты, создаваемые из древесного сока, были весьма полезны для восстановления моих сил, а специальная мазь, впитавшись через броню в тело, оказывало серьезную помощь при регенерации моих собственных ран.

Пока Медея сдерживала пленного, а я занимался самолечением (или же взаимным лечением), Ашту приступил к изготовлению специальной клетки. Хотя, будет правильно сказать, что этим занимались все присутствующие. Пока Деймос и Урлук, используя огромное количество своей реацу в виде нескольких серо, плавили тартариум (процесс довольно долгий и сложный, особенно когда имеешь дело с темно-зеленым образцом), Ашту создавал специальную форму для отлива, попутно осведомляясь у меня относительно желательных характеристик будущего контейнера для нашего заключенного.

В результате, спустя около двух часов, была отлита достаточно оригинальная капсула, имевшая внутри небольшое пространство, куда мы собирались «упаковать» субъект и прочно закупорить его, сделав это так, чтобы он не имел возможность что либо предпринять самостоятельно. Как только капсула была готова, сразу же приступили и к этой процедуре. Следуя старой методике консервирования, при этом применяя несколько дополнительных новых мер для обеспечения максимальной безопасности. Например, чтобы сковать его тело полностью, вбили клинья из того же тартариума, отлитые тут же. Вбивали в заранее определенные места: суставы, позвоночник, грудь, челюсть. Так как наш пленник был бессмертен, то ему такие меры предосторожности были не опасны, и я даже не уверен, что неприятны. Во всяком случае, никаких проявлений боли у него замечено не было. После этого состоялась уже привычная процедура покрытия плотным слоем ткани и веревок и наконец, помещение в капсулу. В качестве последней меры, я поместил небольшой кусочек своего плаща в качестве индикатора (или сигнализатора). В случае ЧП, связанного с пленником, этот кусочек должен был позволить мне ощутить это немедленно и принять соответствующие меры. После запечатали капсулу.

— Полагаю, с одной проблемой мы разобрались. Благодарю всех за оперативность выполнения возложенных на вас функций. Урлук, этого молодца помести туда же. Деймос, взять район под пристальный контроль. Если появиться хоть малейшее подозрение, что у нашего «гостя» есть соратники, срочный доклад….


Завершение восстановления Афины и полное восстановление моего собственного организма заняло какое-то время. Восстанавливать лишь физические раны было не столь сложно. Гораздо труднее оказалось стабилизация психики Афины, которая серьезно пострадала не сколько при самом ранении и заражении, столько при всех моих манипуляциях с нашими общими силами. Как перетекая из сосуда в сосуд, ее сознание оказалось подвержено массе серьезных нагрузок, особенно внутри меня. Разница между разными сущностями, даже, несмотря на существующую близость, и я бы даже сказал, родственность, была слишком большой, особенно при ее ослабленном состоянии. Оторвать ее разум от ее тела и временно переместить в меня вместе с информацией о ее навыках и способностях, а также с ее силой оказалось легко, а вот вернуть обратно в восстановленное тело и закрепить его там так, чтобы оно полноценно контролировало сосуд — в точности до наоборот.

Операция заняла немало времени, и в процессе мною было перепробовано множество различных способов. В результате, после долгого и кропотливого труда, удалось сделать все вроде бы правильно и под занавес, произвести отсоединение. После чего долгое время ощущал необычную тяжесть внутри себя и образовавшийся вакуум. Судя по состоянию Афины и ее тяжелому взгляду, в этом она была со мной солидарна. Что же. Никто не мог понять нас, как мы друг друга. В определенных обстоятельствах….


— Господин Арес, это и есть то, о чем вы упоминали, говоря о каком-то черном списке?

Урлук стоял напротив странного образования, которое возвышалось над ним словно гора. Несмотря на внушительные размеры пещеры, казалось, что этому «чуду» здесь тесно. Обозвать Это чем-то конкретным было крайне сложно ввиду полного отсутствия малейших черт хоть чего-то знакомого командиру отряда пустых особого назначения, подчиненных лично лидеру сообщества — Аресу. Деформированное, содержащее целую массу всевозможных малопонятных отростков, наростов, выпуклостей, впадин…. Одним словом, нечто действительно непонятное, загадочное, даже отталкивающее своими формами, и при этом вызывающее смутное беспокойство внутри.

Арес, задумчиво сидящий в установленном прямо перед этим образованием кресле, в окружении десятков застывших истуканов, до боли напоминающих тех же чертей из Тартара, бросил на него усталый взгляд.

— Да….

— И это…оно… способно сделать то, что нам нужно?

— Должен…во всяком случае…потом. Пока это лишь зародыш. Зародыш нового мира.

— Вы пустили под нож все те образцы, которые собрали на прошлой неделе?

— Я бы так не сказал, но можно и так. Это лишь основа. Платформа, которая находиться на завершающей стадии своего формирования. Как только формирование закончиться, можно будет начинать на его базе создавать то оружие, которое сейчас находиться в проекте. Где-то в моей голове.

— Вы объединили все луковицы в единое существо, да? И пепла практически не осталось. Оно что, сожрало все это?

— Нет. Луковицы были лишь скелетом этой платформы. Что касается пепла, то он пошел на наращивание основной массы платформы. И не только пепел. Древние, яйцо, все запасы древесины…. Все встроено в ЭТО, расплавлено внутри. Осталась часть тартариума, где-то процентов шестьдесят из общего запаса. Как только платформа будет готова, я пущу его для закрепления завершающей стадии проекта — занавеса. Тогда же и состоится закладка оставшихся компонентов. Включая основной элемент, создание которого сейчас находиться в проекте.

Пока Арес говорил, стоящие рядом с ним существа всеми глазами следили за малейшим его движением, реагируя на любое изменение тембра голоса, словно готовые мгновенно вскочить и броситься на любого, кто окажется не угоден арранкару. Это не скрылось от взгляда Урлука.

— А это кто?

— Ах да, точно…. Мне наконец-то удалось закончить более-менее дееспособную программу формирования солдат из пепла. Это первая модель. К сожалению, самостоятельности от них добиться пока не удалось, хотя может оно и к лучшему. Зато теперь они связаны со мной и готовы исполнить любой мой приказ. Жаль, что силенок у них не столь уж и много, но этого вполне достаточно. Эта группа способна суммарным огнем перекрыть атаку вастер лорда. Не даром использовал черный тартариум…. Так, мне нужно срочно наведаться в Крепость. Больше не могу себя сдерживать.

Арес подскочил, что едва не вылилось в испепеление всей пещеры дружным залпом серо со стороны его новоявленных телохранителей, и широкими шагами направился к выходу, знаком подозвав Урлука. Тот послушно последовал за ним, с опаской поглядывая на группу поддержки, которые немедленно окружили его. Чувствовать себя хорошо в такой компании было нелегко….


Чувство, когда одно лишь незначительное прикосновение дает тебе огромное облегчение и заставляет ощущать себя счастливым и умиротворенным. И чувство, когда ты лишен этого прикосновения, и ощущаешь себя оторванным от чего-то важного, дорогого твоей душе и самой твоей сути….

Именно так, наверное, мы и могли описать свое чувства, когда уединялись в одном и залов и просто стояли, глупо глядя друг на друга, держась за руки. Ровно раз в десять часов, обязательно тратя на эту встречу до часа общего времени и при этом, борясь с самим собой, чтобы как-то оторвать себя друг от друга и снова вернуться к делам. И чувствовать нарастающую пустоту и тяжесть внутри, если эта встреча не состоялась и раздражаться по любому поводу, теряя контроль над собой и своими эмоциями. Очередные последствия чрезмерной близости, чтоб ее!


Глава-21 Планы, планы и еще раз планы… | Пантеон | Глава-23 Проблема?