home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава-17

Кое-что о легендах

После Троянской войны мы резко снизили свою активность в Мире Живых. Все, что интересовало меня в течение следующих несколько лет — это непрерывные исследования и эксперименты, которые увлекли меня с головой. Было много насущных вопросов, которые требовали ответов. А также немало важных теорий, которые я и мои «коллеги по цеху» непрерывно разрабатывали и проверяли. В течение этих лет мое влияние на деятельность подчиненных мне пустых было практически сведено на нет. Основные заботы по управлению на себя взяла Афина, которой приходилось разбираться во всех проблемах и вопросах разраставшейся структуры организации, контролировать все процессы и активно играть роль владычицы. Фобос незаметно превратился из моей правой руки в ее, так как его услуги управляющего были ей очень важны, а Деймос к тому времени полностью забрал себе все привилегии и обязанности командира всеми вооруженными силами, отвечая теперь не только за обучение личного состава, который формировался преимущественно из адьюкасов, но и за несение службы, организацию караулов, размещение и прочие прелести административного управления. Количество адьюкасов непрерывно росло. Причем не только за счет постоянной «переквалификации» пустых первого поколения в гиллианов, а затем и в адьюкасов посредством установленных методов, но и благодаря непрерывной вербовке кадров из среды третьего поколения, которые иногда забирались на нашу территорию, или попадались нашим разведывательным группам (ноу-хау, введенное лично мной для того, чтобы выслеживать интересных пустых с необычными способностями, которые я желал поставить себе на службу).

Я сам редко вылезал из отведенных под лаборатории помещений, проводя все свое время со своими «коллегами», количество которых заметно увеличилось с момента начала экспериментов по пустофикации шинигами. Объем проводимых исследований все рос, а времени стало не хватать, вот и пришлось подбирать наиболее сообразительных и грамотных подчиненных для работ в лабораториях. Вначале для помощи в качестве простых помощников, а потом, если проявляли инициативу и творческое мышление, повышать им квалификацию, назначать на более ответственную работу. Урлук, кстати говоря, стал одним из моих помощников в нелегком поприще, хотя в основном его работа заключалась в охране подопытных, конвоировании, доставке материалов и т. д. Его группу пришлось увеличить, потому что численность подопытных становилось все больше и больше и справляться с постоянно растущим объемом задач четыре адьюкаса не могли.

Лаборатории занимали специально под это отведенную часть Крепости. Здесь было сконцентрировано буквально все, что нам удалось собрать за эти годы: различные образцы, инструменты, материалы, подопытные…. В общем, все. Сюда же была переведена мастерская Ашту. В лабораторном комплексе содержались и все ИП, численность которых также выросло, так как мы постоянно создавали новые образцы, тела пустых, шинигами, людей, чертей из Тартара. Лаборатории охранялись подразделением Урлука.

В результате пустофикации мертвого тела шинигами, а также последующих опытов, нам удалось создать специфичную методику реанимации павших вражеских бойцов, смысл которой заключался в создании оболочки из сущности пустого, которая позволяла использование силы проводника в бою. Если для первого моего эксперимента я извлекал воспоминания хозяина из сущности его занпакто, то в следующие разы ограничился подсоединением клинка к оболочке и формировал внутреннего пустого на основе скопированных мною в первый раз данных. Не скажу, что методика была самой эффективной. Все пустые, созданные таким образом напоминали тех же ИП. Они были какими-то безвольными, апатичными созданиями, не способными действовать самостоятельно. Я пытался это исправить, но, к сожалению, ничего путного из этого не вышло. Хотя, в принципе, меня и это устраивало. Эти существа походили на дроидов. Четкое исполнение приказов, точное следование указаниям, доведение дела до логического завершения. Одним словом — биороботы.

Выглядели эти существа однообразно, хотя каждый имел индивидуальное отличие от остальных, заключающееся в цвете маски или же в узорах, покрывавших их тела. Созданные из древесной материи тела напоминали куклы, сплетенные из корней или лиан. Человеческие параметры сохранялись, но людьми их можно было назвать очень отдаленно. Самым интересным в их форме можно было назвать два лица. Две маски, спереди и сзади часто вводили в заблуждение, какая же сторона все таки передняя. Хотя, для них это особой роли не играло. Их руки сгибались и разгибались в оба направления совершенно свободно, также как и ноги.

Я без особого зазрения совести называл их «зомби». В принципе, так оно и было правильно, ведь по сути их создавали из мертвецов. Так зачем же придумывать им что-то другое. Меня вполне устраивало. Да и остальных тоже особо не волновало, хотя бы потому, что кроме меня никто это слово раньше не слышал. В результате одного инцидента, который случился в одной из моих лабораторий, данное прозвище было закреплено за ними окончательно. Об этом позже.


Эксперименты над людьми были одной из основных направлений наших исследований. В ходе этих опытов было пустофицировано немногим немалым несколько сотен человек, собранных мною в различных участках ближневосточного региона. Все они стали жертвами на благо науки, на которых было протестировано более чем два десятка всевозможных вариантов трансформации в пустого. В результате, было собрано немало интересных данных, которые послужили оплотом для создания самого действенного и эффективного способа создания пустого из людей. Именно по этому способу герои троянской войны и были поставлены на службу в мою армию. Наверное, этот способ покажется кому-то просто извращенным и неправильным. Действительно, помещение двух человеческих душ в чрево гиллиана на место формируемого тела адьюкаса, в особом коконе, заполненного питательной смесью, не может показаться обыденным явлением. Зато, меня устраивал результат. В результате менос превращался в этакий инкубатор, или же «суррогатную мать» для двух новых сущностей, которые «рождались» спустя определенное время, при условии хорошего питания. Эти пустые обладали разными формами и внешностью, но в них была одна особенность — по размерам все они все были идентичны — под три метра. Никого, кто был бы больше или меньше указанного размера не было. Я так понимаю, причиной этого было то, что они все были созданы по единой технологии. Или нет.


— Господин Арес, тот, о ком вы упоминали. В общем, он пришел в себя.

Урлук стоял у входа в мой личный кабинет, который являлся моим главным убежищем от окружающего мира.

— О, наконец-то. Самый последний, и по совместительству, пожалуй, самый важный из всей партии. Вернее, один из самых важнейших. Ты сделал, что я просил?

— Да, он уже заведен в камеру. Ограничивать свободу движений не стал. Пока его тело не адаптировалось к новым условиям.

— Отлично. Пойдем. Кстати говоря, подготовь наш царский список к скорому разговору. Как только закончим с нашей «спящей красавицей», то сразу же примемся за дело.

Мы направились в специально подготовленную камеру, где обычно я проводил разговоры по душам с пробудившимися новоявленными пустыми. По крайней мере с теми, на кого у меня были свои планы, и кто больше всего меня интересовал. С остальными, как правило, разговор был короткий. Лишь обрабатывал их, вторгаясь им в мозг и устанавливая закладки на преданность. А вот с категорией посильнее устраивал беседы, излагал факт того, кем они стали, открывал перспективы и в итоге, вербовал их. Не скажу, что доверял им полностью (закладки устанавливались и на них), но все же иметь заинтересованных бойцов в своих рядах было куда полезнее, чем безвольных рабов.


— О, я вижу, великий Ахиллес пришел в себя! Как спалось?

Пустой, непонимающе сидевшего на полу, и молча рассматривал полупрозрачные стены. Мда, из этого грека получился весьма впечатляющий внешне пустой. Честно говоря, такой внешний вид вызывал невольное восхищение. Редко когда мне удавалось встречать таких интересных особей нашего вида. Представьте себе гуманоида, покрытого чешуйчатой броней золотого цвета, лицо которого покрывала плоская маска, которую, насколько можно было судить, формировали тысячи мельчайших кусочков. Эти частички были сложены особым образом, что создавали эффект человеческого лица (сильно напоминавшую внешность самого Ахилла перед смертью). Причем лицо не казалось таким же плоским, словно это был простой портрет. Создавалось ощущение, что оно было настоящим. Впечатляюще! Что было самым занимательным в этом образе, так это дыра. Вернее, дыры. Пять провалов в груди, которые формировали большой пятиугольник. Я даже сначала подумал, что мне это померещилось. И лишь потом догадался, что на самом деле дыра всего лишь одна, самая верхняя, а все остальные были специфичные обманки, созданные по той же технологии, что и маска.

Увидев меня, он тут же вскочил и набросился на меня. Благо, соотношение сил было в мою пользу, да и с подобными выходками уже имел дело. Легко остановив его руку, с силой оттолкнул от себя. Его припечатало к стене.

— Ну, почему так сразу набрасываться то? Неужели процесс превращения выбил из тебя мозги. Ты ведь неплохо должен чувствовать разницу в наших силах. Особенно, если ты сын Фетиды.

Мои последние слова сработали как удар тока. Хм, мне показалось, или лицо на маске изменило свое выражение? Ничего себе! Определенно, так и есть! Впервые вижу, чтобы маска пустого позволяла видеть то, что скрыто под ней. Интересно!

— Ты, знаешь мою мать?

Голос был глухим, хотя и звучал громче, чем тогда, у храма Аполлона. Проскальзывают нотки удивления.

— Мне интересно, почему нереида пошла на брак с человеком? В смысле, почему с она пошла на союз с обычным человеком? Ведь я так понимаю, она могла бы найти себе и более подходящую кандидатуру в мужья.

— Кто ты такой? Откуда ты знаешь о моей семье? И вообще, что это за место?

— Не надо орать. Хотя нас и разделяет десять метров, из-за твоей реацу складывается ощущение, что ты кричишь мне в ухо.

— Не надо орать? Я просыпаюсь неизвестно где, в теле какого-то чудовища, сижу взаперти, и тут заходит кто-то, кто начинает говорить мне о моих родителях. И должен молчать! Отвечай, кто ты такой!

— Я же сказал, не надо орать!

— ….

— Ну как?

— Что это было? Ты чуть не убил меня.

— Это называется давление духовной силы. Или же вернее сказать, пресс реацу. Такие существа, как мы с тобой способны выплескивать ее наружу, чтобы те, кто слабее нас ощутили не самые приятные чувства. Можно даже убить, если разница в силах высока. Если и дальше будешь проявлять излишнюю импульсивность, еще раз ощутишь на себе то, что чувствовал секунду назад. Понял?

— Да….

— Давай будем разговаривать без лишних эмоций. Не нужно здесь шуметь, кричать, разводить беспорядок. В конце концов, не мы одни находимся в этом здании. Не стоит обременять окружающих нашими мелкими проблемами. Итак, все по порядку. Ты спрашивал, кто я такой? Прекрасный вопрос, особенно учитывая то, что наше с тобой знакомство обещает стать очень продолжительным и наверняка продуктивным. Так что, давай знакомиться. Мое имя — Арес, и я как бы здесь один из тех, кто повелевает всем и вся. Хм, мне кажется, или ты удивлен? Просто по твоей маске сложно определять эмоции. Без конца меняет свои узоры, словно не может определиться.

— Арес…. Ты…вы…. Бог войны….

— Знаешь, меня забавляет твоя реакция. Такое чувство, что ты не только не сомневаешься в реальности моего существования, но и даже испугался этого. В чем дело?

— Вы хотите наказать меня за мои грехи?

— Боюсь, что это не совсем моя специализация. Почему ты не бросился на меня с вопросами о том, на самом ли я деле бог войны? Твоя мать, например, сделала это. Неужели воину так легко поверить в то, что его душу после смерти взял себе их покровитель?

— Сила, которой вы обладаете…. Такая сила не может быть доступна человеку. Вы могли убить меня, даже не пошевелив и пальцем. Как я могу сомневаться в том, что передо мной стоит бог войны?

— Странная логика для того, чья мать обладает немалой силой и способна на очень многое. А может быть ты не в курсе?

— Нашли с чем сравнивать. Нереиды может и сильны, и могут творить всякие чудеса, но они не убивают людей, просто посмотрев на них, выбивая их них дух!

— Мда, странно…. Такое чувство, что ты даже не слышал о тех, кого называют падшими.

— Падшие? Вы о невидимках, кто может съесть душу, если она имеет силу?

— Невидимках? Выходит ты их не видел?

— Нет. Но моя мать рассказывала, что однажды она спасла меня от съедения и тогда, же сделала так, что мое тело стало неуязвимо для них. Хотя я всегда считал это сказкой.

— Сказка говоришь…. Ну-ну. Теперь ты сам стал одним из этих сказочных героев. Забавно даже. Итак, поясню друг мой, что сей бред значит. Видишь ли, ты с моей легкой руки стал одним из них, вернее, одним из нас… Черт, вот почему мне всегда было приятно беседовать с пустыми. Они могут пыхать гневом, а на маске ни черта не отражается. А твоя пластина просто разрывается, пытаясь показать мне как можно больше эмоций. Так, на чем я там остановился. Ах да, на том, что ты теперь один из нас. Я — Арес, но не нужно меня путать с каким-то левым божеством, которого придумали твои соотечественники. Я такой же павший, вернее, пустой, как и ты, но разница между нашими силами, как расстояние между землей и небом. У меня нет цели наказывать тебя за твои прегрешения, мне нет дела до того, что ты там совершал в своей жизни, кем были твои родители (поправка, кем был твой отец), или же что-то в этом роде. Все, что я жду от тебя — это твою преданность и то, что твои способности будут служить на пользу мне. Есть вопросы?

— Служить вам? Зачем? В смысле, какой в этом смысл? Это по сравнению с людьми я был воином номер один. А кем я стану здесь? Судя по разнице между нашими силами, я буду лишь жалкой овечкой, которую выгнали на поле боя, дабы отвлечь внимание противника. Зачем вам такой никчемный слуга?

— Хм, забавный вывод. Что бы на это ответить. Видишь ли, Ахиллес, дело в том, что не все мои воины и слуги настолько же сильны, как и я, или же близок мне по силе. Честно говоря, основная их масса не столь сильно отличается от тебя, есть даже те, кто послабее тебя, есть те, кто равны тебе по силе, ну и естественно те, чья сила превосходит твою в несколько раз. Так что, ты неплохо впишешься в коллектив. Вдобавок, мне очень интересны твои боевые навыки. Самый известный воин армии греков, которые осаждали Трою, рожденный одной из нереид и наделен ею силой, вдобавок, обладатель немалого опыта сражений — это весьма неплохие данные. Есть что развивать, что дополнять и совершенствовать. В общем, из тебя выйдет хороший соратник.

— Бог войны предлагает служить ему и стать одним из его воинов. Наверное, каждый воин только и делает, что мечтает об этом, вместо того, чтобы стать тенями в подземном царстве Аида. Однако, я не уверен, что хочу провести всю свою посмертную жизнь в вечных сражениях. Даже, несмотря на то, что всегда мечтал быть воином.

— Тебе лучше служить мне добровольно, Ахиллес. Я могу заставить тебя подчиняться против твоей воли, причем ты даже не сможешь контролировать свои мысли и свое тело. Но мне не хочется так поступать, особенно на фоне того, что это может привести к нарушению мною клятву, данную твоей матери. Я щепетильно отношусь к обещаниям, и ненавижу их нарушать. Конечно, я могу себе это позволить, но после обмана всегда остается такой неприятный осадок на душе. Это просто отвратительно.

— Какая еще клятва? О чем вы?

— Я поклялся твоей матери, что сохраню твою сущность нетронутой, и позволю вам видеться время от времени. Взамен ты должен служить мне верой и правдой. Не волнуйся. Ничего плохого я тебе не предлагаю.

— Стоп! Вы хотите сказать, что моя мать добровольно передала вам меня!

— Добровольно? Боже упаси, не конечно. Но согласись, сложно моське спорить со слоном. Ай, блин, ты же, наверное, понятия не имеешь, что такое слон, не так ли? В общем, скажу так. У нее не было иного выбора. Можешь считать, что я ее заставил. Но не думай, что она предала тебя. Просто она знала, что поступает как лучше. В конце концов, одна жизнь все же не такая высока цена, как жизни всех ее сестер и родителей.

— Вы угрожали расправой над нереидами?

— Нет. Но кто знает, до чего бы докатилась наша беседа, если бы она продолжала пытаться потушить коня.

— Хватит. Я не хочу больше этого слушать. Вы сказали, что я могу видеться с моей матерью. Так вот, я хочу это сделать, и чем скорее, тем лучше.

— Не терпится пообщаться с родственниками? Хорошо, я дам тебе возможность поговорить с ней. Но это случиться только после того, как ты присягнешь мне на верность. И твоя присяга будет закреплена чем-то более крепким, нежели просто словами.

— А что будет, если я откажусь вам подчиняться? Как вы заставите меня служить вам?

— Хочешь демонстрации. Ладно. Встань, пожалуйста, и попрыгай на одной ноге, и помалкивай при этом.

— Какого….

— Ну как? Правда, весело? Ты просто стоишь и прыгаешь на одной ноге, а сам при этом отчаянно пытаешься хоть что-то с собой поделать. Но вот ведь незадача, ты даже думать о нарушении моего приказа не можешь…. Можешь перестать прыгать. И кстати, стоять не обязательно, молча.

— Я…я просто не смог воспротивиться вашим словам! У меня не было никакого желания это делать, но ваши слова вызвали чувство, словно я не хочу это делать. Как такое возможно?

— Это называется зов. Вышестоящий по уровню пустой контролирует нижестоящего. В зависимости от силы степень контроля выше. Небольшого воздействия духовной энергией вполне достаточно, чтобы накинуть петлю и управлять подопечным как мне заблагорассудится.

— Все это время вы говорили о том, что вы ожидаете от меня преданности, а в это время уже подчинили меня своей воле. Зачем тогда говорить о присяге?

— Ну, во-первых, друг мой, ты сам попросил показать тебе то, как я заставляю служить себе. А во-вторых, у меня нет никакого желания использовать эту способность, ибо не хочу я управлять толпой бездушных рабов (хотя все же, к сожалению, без этого никак). В общем, ты понял. Мне важно то, что ты станешь моим верным соратником, будешь сражаться на моей стороне против наших врагов и станешь частью нашей большой, и дружной (в перспективе) семьи….

Ахиллес колебался некоторое время, после чего принял мое «предложение», прекрасно понимая, что иного выбора у него нет. После этого я провел встречу с остальными представителями бывшей «элиты» армии греков, ну и троянцев, собственно говоря, тоже. Бывшие цари, воины, полководцы — в общем, те, кто имел определенную ценность. Данная встреча являлась не чем иным, как окончательным утверждением их в качестве моих подчиненных, а также финальным, коллективным сеансом установления закладок на верность. Как говориться, куй железо, пока горячо. Вот собственно так я и делал. Они согласились служить мне, присягнули, поклялись, а мой зов просто закрепил этот настрой. В итоге, я обзавелся отрядом сильных и волевых личностей, которые обладали немалым боевым опытом. При соответствующих условиях из них могли получиться очень неплохие соратники с высоким уровнем реацу и уникальными боевыми навыками. Оставалось только эти условия создать. Ну а с этим проблем, думаю, не станет.


Работы по созданию живых организмов из пепла являлась одной из наиболее перспективных. Мне буквально наяву являлись образы бессмертных легионов, которые волнами напирают на врага, давя чисто своей массой и деморализуя их своей неуязвимостью. Эх, как же жаль, что это была лишь неосуществимая мечта. Реальность была куда прозаичней. Я мог создавать лишь одного солдата за раз, и то, тратя на это немало времени. Даже несмотря на то, что мне удалось разгадать секрет чертей и научиться создавать жизнеспособные образцы, подчиняющиеся моей воле, я даже не мог мечтать о формировании боеспособных соединений из них. Созданные мною особи были слабы, их реакция просто поражала своей медлительностью, а про разумность и говорить не стоило. Да, они были подвластны моему зову, выполняли мою волю, но чтобы заставить их что-то сделать стоило немало поднапрячься, постоянно контролировать их, подстегивать своими мысленными командами. В те моменты, когда я брался за управление новыми полученными образцами, всегда вспоминал одну и ту же фразу: «если хочешь что-то сделать — сделай это сам». До создания автономных моделей, которые могли бы не только существовать без приказов, но и смогли бы вести разумную жизнь, я был невероятно далеко.

Для создания жизнеспособных моделей, мною обычно проводилось копирование программы, которая являлась основой для чертей из Тартара и внедрение в пепел с тартариумом вместе с моей реацу, с определенными изменениями в ней, дабы те подчинялись мне. Естественно, я понятия не имел, что в этой программе отвечает за что, так что мои первые образцы выходили совершено бесполезными, недееспособными и т. д. Со временем, конечно, эти проблемы удалось решить, но еще очень многое оставалось покрытым завесой тайны. Так что оставалось только работать и работать над созданием идеальной измененной копии программы и создавать совершенных солдат.


— Есть у меня одна идейка!

Деймос сидел передо мной за столом, теребя пальцами стеклянный стилет, до этого спокойно лежавший на поверхности стола, и сверля меня своими глазами. Не скажу, что наслаждался его обществом, да вот только ничего с этим нельзя было поделать. Сейчас я решал вопрос, кого именно из новоиспеченных пустых передать в его распоряжение, а до этого момента ему приходилось разделять со мной пространство одного кабинета.

— Хм, знаешь ли, в последнее время я настолько сильно завозился с этими идеями, что перестал нормально соображать. Голова, честно говоря, просто перегружена. А ты хочешь меня еще чем-то загрузить?

— Нет — нет, не думайте, что я хочу добиться у вас мигрени. Просто меня посетила муза и в моей голове появилась одна занятная мыслишка, которая оказалась довольно-таки манящей. Я думал над этим несколько недель, и пришел к выводу, что нужно это обсудить с вами.

— Почему?

— Ну, это ведь вы решили метить в Маюри или Орочимару, то есть, я хотел сказать, в ученые.

— Хм, и чем же тебя там твоя муза так загрузила, раз тебе понадобилось загрузить этим еще и меня?

— В общем, не знаю, возможно это или нет, но почему бы нам не заняться созданием техник кидо?

— Кидо говоришь. Это и есть то, что лишило тебя покоя?

— Как бы да. Судя по вашему тону, вас мои слова совершенно не задели, не так ли?

— Так и есть. Не особо. Видишь ли, я уже подумывал про это, даже сделал кое-какие тесты, только пока мои руки до этого не дошли. Откровенно говоря, не дозрело еще у нас то, что позволило бы нам скопировать способности шинигами и использовать их для себя.

— Не дозрело? Вы случаем, не про наших пустофицированных шинигами говорите? Вернее, про единственного, на данный момент, имеющегося у нас образца.

— В общем, да. Хотя он теперь не единственный. Есть еще и другие, которые формально способны на использование способностей шинигами, даже, несмотря на то, что были созданы из мертвых тел.

— Я так понимаю, вы полагаете, что для возможности использования сил шинигами необходимо иметь в себе частичку силы этого шинигами. Поэтому вы и взялись за идею создания существ наподобие вайзардов, только с несколько иными характеристиками.

— А ты, как я понял, хочешь предложить мне что-то, что позволило бы применять кидо без силы шинигами, не так ли?

— Совершенно верно.

— Излагай, давай.

— Идея пришла в ходе начала тренировок по использованию серо у новой партии адьюкасов. Наблюдая за тем, как несколько «курсантов» подходят к линии и по команде заряжают серо, после чего производят выстрел, вспомнил кадры из аниме, когда студенты академии Готея тренируются в использовании огненного шара. Аналогия была уж слишком явной, что тут же подумал, что серо может быть тем же аналогом их кидо-техники. Причем, наиболее доступной для большинства. Вы ведь помните все эти аниме, когда в боях принимает участие массовка из рядовых и младших офицеров. Это пушечное мясо в бою активно пользуется такими низкоуровневыми заклинаниями, как шаккахо, потому что это наиболее удобные и доступные техники для них. Если провести аналогию, то наше пушечное мясо также будет пользоваться той же тактикой — атакой самой доступной техники — серо. Напрашивается вывод, что серо — это лишь одна техника из многих возможных. То есть, кто знает, какие еще способности и техники доступны пустым, достигшим того или иного уровня реацу и соответственно, контроля. Вдруг мы просто не замечаем очевидного и всегда полагаемся на какую-то примитивную технику, вместо того, чтобы открывать себе совершенно новые, куда более мощные приемы. Представляете, какие перспективы открывает нам подобное открытие!

— Хм, ну с пушечным мясом ты слегка перегнул, конечно (имею в виду нашу сторону), а вот твои мысли весьма интересны. Хотя не могу согласиться с тем, что серо аналог того же шаккахо. Потенциал серо в разы превосходит те же огненные шарики шинигами, а если взять более мощные вариации, то мало какое известное мне кидо из Готея способно противостоять им. Ты ведь понимаешь, о чем я? В манге некоторыми серо можно было испепелять такую территорию, что шинигами и не снилось без уровня этак девяностого.

— Согласен, что даже серо гиллиана сильнее того же шаккахо, но посудите сами. Мощь кидо зависит от силы пользователя. Если, например сравнить исполнение того же шаккахо между рядовым и, скажем, офицером среднего уровня, то разница уже будет впечатляющей. Скорость техники, четкость исполнения, количество вложенной реацу — все эти характеристики будут многократно улучшены. А если сравнить шаккахо среднего офицера и старшего (имею в виду лейтенанта и третьего офицера), то разница станет еще более существенной. А уж если уж мы возьмемся за сравнение силы кидо офицера и капитана, то стоит ли уже говорить о разнице? Офицер будет создавать огненный шар в то время, пока будет читать заклинание, а капитан успеет сделать выстрел как только идея использования этой техники придет ему в голову, при этом не будет ни заклинания, ни траты времени на определенные стойки, ни отвлечения от других действий. А мощность техники будет просто невероятной. Также и с серо. Гиллиан будет создавать серо медленно, его концентрация и сила атаки будет незначительна, если сравнивать с адьюкасом. А серо адьюкаса никуда не годиться, по сравнению с серо вастер лорда. В общем, что хочу сказать вот что. Серо — это возможно лишь одна из многих других техник, которые доступны нам — пустым, и их разнообразие ничуть не меньше, чем у шинигами. А разные вариации серо — это не более, чем простые модификации одной техники, потому как другие просто не доступны. Если вспомнить наш, точнее, ваш опыт прошлой жизни и знания, то на ум сразу приходит прекрасные аналогии. Например, двигатель внутреннего сгорания. В двадцать первом веке существовали (вернее, будут существовать) десятки, а возможно даже сотни разновидностей, модификаций данного механизма. И все имеют различные ТТХ, требования к эксплуатации, топливо и т. д. Почему человечество будет так упорно и навязчиво модифицировать одну и ту же технологию, не особо стараясь пользоваться другими вариантами. Ответ один — на тот период времени двигатели внутреннего сгорания являлись единственным наиболее продуктивным и успешным в своем роде, и ничего другого не оставалось. Электродвигатели требовали мощные источники энергии, которых не было (во всяком случае, в массах), солнечные батарейки как-то с машиной не вязалось, ну а атомные реакторы использовать в качестве тягловой силы было попросту опасно. Вот и приходилось на базе одного и того же механизма создавать разные другие двигатели.

— Хм, а ведь ты кое в чем прав. Если подумать, то прав почти во всем. Серо, серо оскурас, гран рей серо, мое негативное серо, а также серо оскурас негатив (пугающий меня гибрид серо оскурас и негативного серо в моем ресуракшионе) — это в принципе одного поля ягоды, хотя их мощности, степени сложности и затраты энергии сильно разнятся друг от друга. Примерно также, как отличается заряд с одной килотонной от заряда с одной мегатонной в тротиловом эквиваленте…. Ладно, давай дальше. Твоя идея определенно мне нравиться.

— Ну, так значит, у нас, на данный момент имеется определенное количество известных нам теоретически общедоступных техник пустых, начиная с уровня гиллиана. Это серо, бала, иеро, сонидо, можно также внести в этот список возможность открывать гарганту. И это все. Понятное дело, что открытие гарганты и сонидо нельзя внести в реестр аналогов техник кидо, но иеро, например можно классифицировать как бакудо, применяемое на себе, предназначенное для защиты тела от повреждений. Серо и бала — это на данный момент единственные известные нам приемы, предназначенные для атаки. Вообще, я предполагаю, что бала — это, по сути, также вариация серо, предназначенная для скоростных атак. Вот собственно и все. Вот полный список доступных нам способностей. Конечно, не стоит забывать про то, что у каждого отдельно взятого пустого есть своя специфическая уникальная способность, но я не считаю, что это входит в список общедоступных техник. Ведь в данном случае ключевую роль играет физиология именно этого отдельно взятого пустого. Без уникального строения тела невозможно использовать эти уникальные способности. Напоминает шинигами и их занпакто. Не думаю, что реально найти двух шинигами, владеющих одним и тем же занпакто, или, по крайней мере, с одними и теми же способностями. Хотя я уверен, что вы помните полнометражный фильм про капитана десятого отряда и его друга из академии с занпакто — близнецами или занпакто клонами. Не знаю, то ли это бред сивой кобылы, которую придумали, чтобы вызвать интерес публики, и ничего общего с реальными событиями в манге не имеет, то ли и в самом деле факт подобного уникального совпадения. Даже если и второй вариант, то полагаю, что способности двух Хьеринмару все же не были идентичны.

— Я понял, к чему ты клонишь. Сила, даруемая пустому его уникальным строением, и сила, получаемая шинигами от занпакто — в принципе стоят в одном ряду.

— Да. Но вполне возможно, что мы, воспринимая некоторые индивидуальные способности доступными лишь его пользователю, совершаем большую ошибку. Ведь если бы, скажем, клинки из реацу или серо Улькиорры были доступны лишь ему, то почему же в манге есть аналоги данной техники. Старк использовал схожие клинки. Также помниться одна серия аниме, в которой недавно созданный арранкар Айзена применял тот же самый прием. Остается лишь заметить, что чем такие клинки не одна из общедоступных техник, доступных при высоком уровне контроля. И что, почему бы не рассматривать способности разных пустых, которые доступны вроде как только им, но на деле это не так. Что если отдельно взятому пустому удалось пробудить одну из общедоступных приемов и он считает это своей собственной?

— Неплохой вывод. Хм, да, честно признаюсь, это твое предположение вызвало у меня бурю сомнений. Кидо, которое доступно исключительно пустым…. Над этим определенно стоит подумать.

— Прежде чем вы начнете ломать голову, можно сказать еще кое-что?

— Говори.

— Только что вспомнил про луч отрицания. Тоже наподобие этого, вроде как?

— Луч отрицания говоришь? Черт, а ведь ты прав. Я совсем забыл про эту чертовщину. Кстати, надо будет посмотреть, как это работает…. Кхм, поздравляю Деймос! Ты меня все-таки загрузил. Хотя это с одной стороны даже полезно. Отвлечет меня от этих долбанных клонов Улькиорры, которых у меня сейчас целый вагон.

— О, точно, я же совершенно не в курсе, как продвигаются ваши эксперименты. Ну и как там, создание бессмертного легиона идет полным ходом?

— Бессмертного легиона? Не неси чушь. У меня даже стоящих подобий чертей создать толком не получается, а ты тут спрашиваешь о легионе.

— Настолько все плохо? Вы же сказали, что клонов уже целый вагон.

— Клонов то вагон, только вот их качество оставляет желать лучшего.

— Насколько все плохо?

— Ну, если на понятном примере, то думаю, лучше будет сказать, что разница между моими чертями и получившимся первым идеальным клоном, которого мы создали в Тартаре равносильна разнице между Первым Хокаге и клонами белого Зецу, Причем клонов, которые были выращены не для войны. Понимаешь?

— Даже так? В чем конкретно проблема?

— Обход программы защиты Тартара и внедрение программы подчинения так, чтобы при этом не пострадали физические данные, способности пустого, в общем все, что нужно. Ну, это для начала, хотя бы.

— Кстати говоря, как вы их там клепаете. Я то думал, что, будучи созданными при помощи вашей силы и разума, они будут изначально подчинены вам и будут обладать нужными вам характеристиками. Как это было при создании ИП.

— К сожалению, моих собственных способностей едва хватило, чтобы создать внешнюю оболочку без жизненной силы. Все, что я смог сделать, это скопировать программу, которая позволяет создавать чертей в Тартаре, и удалять кое-какие ее фрагменты, пытаясь найти область, отвечающую за функции, которые они выполняют. Мне удалось обнаружить эту часть, да вот только туда вплетено немало разных других составляющих. Одним словом, я пока в процессе поиска.

— Что же, в этом я вам не советчик.

— Достаточно и того, что ты меня надоумил к началу новых исследований. Кстати говоря, было бы конечно, неплохо, если бы ты занимался этими вопросами сам, но пока у тебя есть свои обязанности. Продолжай руководить военной составляющей.

— С этим проблем не наблюдается. Хотя есть одна проблемка, которая требует решения.

— Какая?

— Цель.

— Цель говоришь?

— Да. Не то чтобы адьюкасы недовольны или что-то в этом роде, все же у них других перспектив кроме как служить нашему союзу нет, но все же отсутствие какого-то смысла существования как такового и цели, к которой можно было бы стремиться, напрягает. Куда нам двигаться, что нам делать, ради чего нам создавать всю эту структуру? Эти вопросы пока хоть и не проявляются, но уверен, что в ближайшем будущем вызовут определенные сложности.

— Возможно, ты прав. Но как я понимаю, отсутствие целей беспокоят скорее более приближенных к высшим кругам. Личности вроде твоей вполне могут задаваться такими вопросами, не так ли? Ведь адьюкасов, исполняющих роль солдат эти перспективы мало волнуют. Возможность существования в относительном комфорте, иметь нормальное пропитание, а также заниматься определенной деятельностью — это весьма неплохая жизнь для пустого. Которому, в обычных условиях ничего кроме скитаний под луной в поисках более слабых собратьев для того чтобы съесть их и бегать от более сильных, дабы не быть съеденным не светит. А немалой доли наших подопечных вообще грозило стать элементами ритуала жертвоприношения для вознесения «живого бога» Рамсеса. Так что, думаю, что сейчас у них весьма недурная ситуация. Особенно если вспомнить еще про один немаловажный фактор — коллектив. Коллектив — это то, что позволяет обходить одну из самых худших минусов пустого — одиночества.

— Красиво поете, господин Арес, да вот только рано или поздно отсутствие цели приведет к кризису, что нам не нужно.

— Эх, прав был Достоевский, который сказал, что как только человек наедается, ему смысл жизни подавай (не уверен в точности автора). Все твои рассуждения о цели существования возникают оттого, что у тебя хватает времени на то, чтобы задумываться об этом. Так что, Деймос, давай мы увеличим груз твоей ответственности. Чтоб не забивал голову фигней. А там и, поди цель появиться.

— Эм….

— Не волнуйся, парень, я дам тебе отличную нагрузку.


Разговор протекал на одном из необитаемых каменистых островков Эгейского моря. Конечно, место для ведения беседы было не самым приятным, да и вообще не слишком удобным, но для тех, кто здесь присутствовал, особых неудобств не вызывало. В конце концов для пустых, привыкших существовать не в самых приемлемых условиях эти мелочи практически не были важны, а что касается для присутствовавших здесь людей, то их родной стихией было море, так что кусок камня торчащий из воды был чем-то вроде беседки.

Количество присутствующих было не большим. Четыре представителя со стороны пустых и пять со стороны людей. Впрочем, количество не играло здесь никакой роли. Даже наоборот, чем меньше народу знало об этой встрече, тем было лучше.

Отряд пустых был представлен одним человекоподобным пустым, который был главой делегации, двумя адьюкасами и одним представителем неопределенного уровня. Неопределенный уровень заключался в том, что по силе он практически равен гиллиану, а вот внешность явно не соответствовала исполину в черном покрове. Группа же людей возглавлял пожилой на вид мужчина с седыми волосами, держащий в руках какой-то странный посох, словно сделанный из множества ракушек. Он был одет в странноватую одежду, которую словно сделали из рыбьей чешуи. Остальная часть группы целиком состояла из женщин, практически одного возраста, сильно похожие друг на друга, одетые также практически одинаково в одежду из чешуи. Арранкар в черном плаще и старик сидели в двух кусках скалы напротив друг друга, причем каждый чувствовал себя хозяином положения. Если на стороне пустого было преимущество в уровне реацу и силе, то люди в свою очередь специально назначили встречу именно здесь, посреди моря — родной стихии, которая в любой момент могла и защитить их, и атаковать противника. Их сила зависела от количества воды, а ее здесь было просто неумеренно. Вполне достаточно, чтобы уравновесить силы.

— Итак, давайте начинать, уважаемые дамы и господа, — арранкар кашлянул, — Всем вам известно, что эту встречу я организовал исключительно ради того, чтобы обсудить ваши семейные проблемы, в дела которой я оказался вовлечен, причем по своей же прихоти и должен был кое-что сделать, хотя и отметил, что была возможность неудачи. Заранее предупреждаю, что как таковой неудачи не случилось, хотя кое-какие мелкие затруднения все же вышли, но в этом, наверное, нет моей вины. Сделаем все быстро, и не теряя лишнего времени. Согласны?

Старик кивнул.

— Действительно, не стоит тратить время на пустые разговоры.

Арранкар приподнял руку.

— Ахиллес, будь добр, подойди.

Третий пустой шагнул вперед и остановился рядом с сидевшим повелителем. Как только его маску заметила одна из женщин, она тут же побледнела и невольно сделала шаг на встречу.

— Ахилл….

— Мама….


— Честно говоря, я ожидал несколько больше экспрессии, чем увидел здесь. А вы, кажется, не сильно удивлены?

— Зная Фетиду, скажу, что именно этого я и ждал. А Ахилл…. Он под стать ей, хотя черты отца слегка и искажают нашу природу.

— Отца говорите. Меня с самого начала поразило то, что она стала женой того человека. Очень необычно то, что он самый обычный человек. Я бы предполагал, что для подобного рода брачных союзов вы подобрали бы более подходящие кандидатуры. Не думаю, что нельзя было бы найти их.

— Проблема не в том, что есть недостаток в женихах, обладающих силой. Проблема в особенностях нашего рода. Лишь обычный человек способен дать нам новую жизнь. Те, у кого есть сила, губят наших потомков. Они гибнут еще в младенчестве.

— Ясно. Необычные вы все-таки люди. Весьма необычные.

Я и старик прогуливались по водной глади, оставив воссоединение матери и сына в стороне. Затруднений в таком необычном способе передвижения не было ни у кого из нас. Если мною использовался тот же метод, что и при хождении по воздуху, то старик являлся повелителем водной стихии, так что ему было подвластно и не такое.

Честно говоря, я был удивлен, когда узнал, что на встречу с Фетидой пришло столько народу. Нет, присутствие ее сестер я мог ожидать, но то, что на встречу придет глава семейства. Да, признаюсь, события приняли интересный оборот. Нерей произвел на меня неизгладимое впечатление. Несмотря на старость, он был впечатляюще силен. Причем, не могу сказать точно, в чем же заключалась его сила — в реацу или же в чем-то другом. Собственно говоря, даже сама его реацу была странной, какой-то текучей, которую было сложно ощутить и определить размеры. Судя по тем крохам, что мне удалось отследить — он был далеко не слаб. Я бы определил его силу, как силу очень сильного адьюкаса (это в спокойном состоянии). Другой составляющей его силы была довольно интересная особенность его психологической ауры. Находиться рядом с ним и чувствовать что-то враждебное или же настороженное по отношению к нему было практически невозможно. На тебя просто накатывало чувство спокойствия и безмятежности, и в душе зарождалось доверие к нему. Хм, а старик хорош. Воздействие на разум. Нет, не на разум. Это было воздействие на тело. Хорошее, незаметное и самое главное действенное. Он вместо того, чтобы зомбировать разум техниками наподобие зова, оказывал влияние на весь организм. Точно не могу сказать, как именно это работало, но определенно Нерей был мастером своего дела. За что его только можно было уважать (с профессиональной точки зрения, разумеется). Ну, что же, в эту игру могут играть и двое. Выпускаю слегка свою реацу наружу, попутно подпитываю ею свой плащ, создавая таким образом противодействие. Благо, опыт противостояния техникам подобного рода у меня был, и я знал, как с этим можно бороться. Аура из моей духовной силы окружит его и станет заслоном от его внушения. Вдобавок, теперь старик рисковал сам оказаться на моем месте. Если хотя бы частичка этой реацу сможет преодолеть его защиту (а его реацу также довольно неплохо защищала его от постороннего воздействия) и попадет в его тело, то я получу возможность впервые протестировать свой зов на человеке. А уж тогда….

— Господин Арес, не думаю, что вы пригласили меня поговорить без свидетелей лишь для того, чтобы обсудить особенности нашего выбора женихов для моих дочерей и их потомков. Давайте последуем вашему же совету, и не будем зря тратить время. Скажу так, чтобы вы все поняли. Я не буду раскрывать вам секреты того, кто мы собственно такие, и какова природа наших сил. Ровно также, как и их источник. Мы с вами можем быть даже как братья, но этот секрет я оставлю секретом. Надеюсь, вы понимаете.

— Естественно. Но, думаю, вы и сами понимаете, что я уже кое-что о вас знаю.

— Знания, полученные вами от моей дочери очень незначительны. Они практически не отражают полной картины.

— Не сомневаюсь. Впрочем, меня это не столь сильно волнует. Источник вашей силы меня на данный момент не интересует, да и собственно говоря, остальное тоже не столь существенно. Меня гораздо больше привлекает возможность договоренности между нами.

— Хотите заключить союз?

— Почему бы и нет? Это было бы для нас весьма неплохим соглашением. В конце концов, лучше иметь в запасе союзника, чем противника. Согласны?

— Союз говорите…. Союзы обычно заключаются против общего врага, или опасного конкурента. Против кого вы хотите объединиться? Если посмотреть на то, кем вы являетесь, то стоит ли мне думать о том, что вы собираетесь начать борьбу против проводников — ваших единственных врагов?

— Зачем мне бороться с проводниками? Они делают свое дело, а я делаю свое. И пока меня такая жизнь вполне устраивает.

— Тогда кто ваш враг?

— Уважаемый Нерей, я предпочитаю договариваться с потенциальными союзниками до того, как начну искать себе врагов или пока враги найдут меня. Так будет спокойнее на душе, если ты знаешь, что у тебя где-то есть друг, который может тебе помочь. Пусть даже немного, но на войне бывает так, что и мелочи играют важную роль.

— Странные у вас взгляды. Но они приемлемые. Однако, какой смысл нам (моей семье) становиться вашими союзниками и быть вынужденными воевать с вашими врагами на праве долга товарища, если мы живем в вечном нейтралитете со всеми существующими силами, которые мне известны. Мы не трогаем людей, не боремся с ними ради выживания на суше, где каждый клочок плодородной земли ценен и за нее идет борьба. Мы живем на дне моря, так что до нас нет никакого дела ни падшим, ни, следовательно, проводникам. Мы нейтральны и живем в мире со всеми. Так какой смысл нам отягощать себя союзом с вами. Вы — падший. Насколько я могу судить, у вас большая сила, за вами следуют те, кто послабее вас, и кто хочет достигнуть вашего уровня. Своим вмешательством в войну людей, вы только доказали, что у вас есть свои амбиции, которые рано или поздно приведут к войне с проводниками. А это в свою очередь заставит нас сражаться на вашей стороне. Так что, выводы делайте сами.

— У меня нет цели развязывать войны с проводниками. Все что мне нужно, это договоренность с вами. Не обязательно военная. Меня вполне устроит оказание мне кое-каких услуг. Не за бесплатно, разумеется. Думаю, мне найдется, что вам предложить.

— Вот оно как…. Что же это за услуги, которые мы можем вам оказать? Что же такое вам недоступно в этом мире, что можем сделать мы? Неужели вас интересуют глубины океана?

— Вы кажетесь довольно мудрым человеком. Насколько я помню, вы и ваша семья обладаете невиданным долголетием и замедленным старением. Смотря на вас и на ваши седины, невольно задумываюсь, сколько же вам лет. Полагаю, никак не меньше сотни, даже больше. Намного. Не думаю, что тот, кто прожил столькие годы на морском дне, не знает обо всех его закоулках, или же хотя бы о тех местах, к которым доступ для обычных смертных и даже для духовных существ, вроде меня. Имею в виду о местах, которые таят в себе много интересного.

— Вам нужна информация и услуги проводников. Что же конкретно вас интересует?

— Атлантида.

Глаза моего собеседника невольно расширились (даже несмотря на прекрасный самоконтроль с его стороны, я почувствовал, как дрогнула его реацу, и как нити моей ауры невероятно подобрались к его сущности). Кажется, я попал в точку.

— Полагаю, вы наслышаны о ней. Вернее, не наслышаны. Об этом вообще никто сейчас из ныне живущих в суше людей даже понятия не имеет, и вряд ли когда-либо узнают. Вы ее либо видели своими глазами, либо же имеете четкие представления о том, что это такое. Настолько четкие, что никакими слухами это не оправдать. Скажите, что я не прав.

— Признаться, не ожидал…. Насколько многое вам известно?

— Как ни печально, но, к сожалению, у меня лишь жалкие крупицы знаний о ней. Правда, даже обладая этими крупицами, я уже могу самостоятельно приступить к поискам. Уверен, что за парочку лет смогу перелопатить весь океан и найти то, что мне нужно самостоятельно. Да вот беда в том, что не хочу зря потратить на это время, когда есть возможность договориться с тем, кто в курсе всего этого.

— Вот как. Хм, господин Арес, вы действительно меня впечатляете. Мало того, что знаете о факте существования, так еще и уверен, вам известно приблизительное ее местоположение. Иначе вы не стали бы заявлять, что смогли перелопатить океан, смотря при этом на запад.

— Что же, благодарю за комплимент (если это оно). Однако позвольте вас тогда спросить. Вы согласны?

— Не так просто. Скажу вам откровенно, доверять я вам не спешу. Раз вы в курсе об Атлантиде, то не зря хотите туда попасть. Это значит, что вас что-то тянет туда, и не факт, что это что-то хорошее. Откуда мне знать, что вы не избавитесь от нас, как только ваши цели будут достигнуты?

— Мне нет дела до вас, я это уже говорил. Также я говорил, что предпочитаю иметь в запасе союзника, чем врага. А вы были бы отличным союзником. К тому же, мною было сказано, что у меня наверняка найдется что-то, что вам может быть нужно. Мир Падших большой. И я уверен, что у вас есть там что-то, чем вы хотели бы обладать. Скажите мне, что именно вас интересует, и я обещаю, взамен на вашу услугу, вы получите это. Решайте.

— Хм, хорошо. Допустим, мне известна одна старая легенда. Помниться, мне рассказывали, что в стародавние времена отряд доблестных воинов, обладающих силой, умом и желанием, проник в ваш пустынный мир. Отряд возглавлял Ясон — могучий воин, сила которого гремела по всему миру. Он отправился за неким сокровищем, которое, согласно слухам, обладало божественным происхождением. Они пробыли в пустыне многие годы, искали это самое сокровище, теряя в схватках с падшими своих товарищей, друзей, братьев, пока не нашли место, где оно раньше находилось. Воины были разочарованы своим походом, их мечта была обращена в ничто, среди них начались распри, а вокруг объявились могучие враги. В жестоком бою многие соратники Ясона пали, а оставшиеся смогли спастись бегством. Тогда же в пустыне они встретили одну женщину, которая залечила их раны, пополнила силы и указала верный путь к сокровищу. И они нашли его. Однако забрать не смогли. Некая сила помешала им это сделать, и даже, несмотря на всю их силу и отчаянное стремление, им не удалось достичь своей мечты. В том бою выжил лишь один человек — Ясон, и то благодаря помощи той самой женщины, которая спасла ему жизнь. Они вернулись обратно в наш мир, и с тех пор никто еще не пытался повторить их путь. И это сокровище до сих пор остается в руках неизвестных сил. Господин Арес, я помогу вам, если вы принесете мне это сокровище. Считайте это, проверкой на доверие.

— Интересная легенда. Очень увлекательная. Однако вы уверены, что это правдивая история, а не простой вымысел? Не хочу тратить время на поиски фантомов.

— Легенда эта правдива, в этом вы можете не сомневаться.

— Ладно. Однако вы ведь понимаете, что искать что-то, не зная что это, и где-то, понятия не имея, где это, как-то трудновато. Мне будет легче приступить к поискам Атлантиды в океане, чем искать неизвестное сокровище в гораздо более огромном океане песка.

— Не волнуйтесь. Я расскажу вам все, что мне известно об этом сокровище, о его местоположении, о его охране. У меня тоже есть крупицы знаний об этом.

— В таком случае, полагаю, мы договорились.

— Да. Если вы принесете мне это сокровище, обещаю, вы получите союз с нами.


— Ваше неожиданное предложение прогуляться по Уэко Мундо оказалось для меня очень неожиданным сюрпризом, господин Арес.

— Почему это?

— Последние годы вы не вылезали из своей лаборатории, постоянно ломая голову над всякой всячиной. А тут вдруг неожиданно зовете пробежаться почти, что до самого Южного полюса, говоря что-то о каком-то сокровище, которое вы кому-то пообещали достать. Понятное дело, что я удивилась.

— Ну, бывает. Надеюсь, ты не злишься на меня из-за того, что я оторвал тебя от важных дел?

— Злюсь ли я? Да я просто вне себя от радости, что вы наконец-то соизволили обратить на меня чуточку своего внимания, и мало того, что снова напомнили о старых добрых временах нашей кочевой жизни.

— Хех, если ты рада, то я тоже рад. Итак, тряхнем стариной и посмотрим на то, из чего там слепили полюс. Не терпится взглянуть на это сокровище.

— Так…. Что конкретно мы ищем?

— Из рассказа Нерея я понял, что это так называемое золотое руно. Точно, что это такое, и какова его ценность мне так и не удалось понять. Даже, несмотря на то, что старик мне буквально все уши прожужжал о том, что же это за ценная вещица, мне оно представляется как золотая шкура барана.

— Шкура барана? Почему?

— Если бы я знал…. Впрочем, не важно. Гораздо важнее то, что оно золотое и все тут. Сомневаюсь, что в Уэко Мундо можно встретить так уж и много золотых вещей, обладающих большой ценностью в Мире Живых, среди знающих в этом толк знатоков.

— Ладно. А что на счет защитников этого руна? Я так поняла, раз оно все еще в Уэко Мундо, значит, что до него никто не смог добраться, и, следовательно, оно хорошо защищено. Не хотелось бы мне столкнуться с ожесточенной защитой тех, кому эта вещь дорога.

— Как знать. Там видно будет. Сейчас главное добраться до Южного полюса, а там уже посмотрим на этих защитников. В любом случае, сомневаюсь, что во всем Уэко Мундо найдется сила, способная конкурировать с двумя арранкарами, особенно если они находятся в пике своих сил.

— Ну, думаю, найтись то может всякий. Только не понимаю, зачем вам понадобилось это руно. Ладно, был бы союз с Нереем чем-то грандиозным и способным нам дать что-то очень полезное. Но ведь, по сути, они ничего не могут нам предложить такого, что мы не смогли бы найти или же сделать сами. Будь то даже сильные воины. У нас их уже и так хоть пруд пруди, а в перспективе их станет только больше. Или вы чего-то не договариваете?

— Так и есть. Между нами есть одна небольшая недомолвка. В общем, у Нерея есть что-то, что мне очень нужно, и ради этого я готов на многое.

— И что же это такое, что способно заставить Нерея манипулировать вами?

— Карта подводного мира. Вернее, тот, кто знает ее от и до. И этот кто-то проводит меня туда, куда я так хочу попасть.

— А нельзя ли поподробнее. В последнее время вы стали слишком уж часто темнить. Больше, чем прежде…. Так! Только не говорите, что это опять связано с таинственными знаниями, которые вы берете из ниоткуда, и которые постоянно оказываются достоверными или довольно правдоподобными.

— Ну, можно и так сказать. Давай я расскажу об этом позже. Пусть это будет сюрпризом!

— Эх….

— Что? Зачем ты так вздыхаешь?

— Да так…. Кстати говоря, может нам стоит использовать ресуракшионы?

— Почему?

— До полюса далеко, а оставлять Крепость надолго я не хочу. В высвобожденной форме мы будем гораздо быстрее перемещаться.

— Если мы используем ресуракшион, то нынешний паритет в скорости будет мгновенно разрушен. Это ты в волчьей форме способна двигаться с черт знает с какой скоростью. А моя скорость в высвобожденной форме не столь велика как твоя. Так что, не вижу смысла…. Хотя, нет, стой. Однозначно, давай высвобождай свою форму.

— Только не говорите, что решили использовать меня как ездовую лошадь!

— Еще лучше!

— Что может быть лучше (хуже)?

— Увидишь. Давай, активируй ресуракшион. Я за тобой.

Для высвобождения своей силы мы никогда не использовали вербальные команды. Лишь сосредоточение и подталкивание своей силы к выходу. Да, вначале было не так просто научиться активировать ресуракшион, но со временем проблемы с этим были решены и весь процесс занимал от силы пару секунд. И это был еще не предел.

— Что дальше?

— А теперь принимай свою волчью форму. Не смотри на меня так! Не собираюсь я скакать на тебе, как на лошади.

Афина покачала головой, но все же выполнила мою просьбу. Буквально через пару мгновений ее облик изменился, и передо мной предстал великолепный волк, который вызывал у меня чувство невероятного восхищения. Арранкар — оборотень…. Ммм. Просто прекрасно! Жаль, что придется его оседлать.

Мои действия вызвали у Афины целую бурю эмоций. После клятвенного обещания не использовать ее в качестве ездовой, я, тем не менее, оказался на ее спине. Хорошо, что она не стала меня за это калечить. В конце концов, у меня не было намерения ее обманывать. Просто мне хотелось опробовать новый трюк. А для этого пришлось слегка помучить моего друга. Я прильнул к ее спине, присосавшись, как клещ, а мой плащ в это время уже полностью обволакивал ее тело, создавая поверх ее серой шкуры новый покров черного цвета. Через пару секунд форма была полностью стабилизирована, и в пустыне был всего лишь один волк черного цвета с горящими красными глазами.

— Какого черта вы творите, господин Арес! Все-таки решили использовать меня как ездовую! И при этом так бесстыдно лгали!

— Прости за небольшой дискомфорт. Зато это сработало. Соединение полностью завершено. Теперь мы фактически единое целое, объединенные в одну волчью форму. Давай посмотрим, как быстро мы сможем двигаться. Моя реацу в твоем распоряжении. Используй ее для сонидо. Это должно сделать тебя еще быстрее.

— Ну, вы и…. Это было подло.

— Афина, не будем ломать комедию. Поскакали!

— Чтоб вас!


Признаться, идея слияния с Афиной в единую форму оказалась удачной. Никогда ничего подобного не испытывал. Передвигаться со сверхзвуковой скоростью, чувствуя, как вокруг тебя беснуется пространство, сквозь которое ты проходишь как нож сквозь масло. Это действительно было просто невероятно. За какие-то полтора дня добраться до Южного полюса — это тебе не шутки. Во мне даже проснулся комплекс неполноценности. Реально, Афина просто божественна в стихии скорости и мне до нее расти, и расти. Да, она использовала немалую долю моей реацу, но ведь моя сила лишь служила дополнением к ее скорости, позволяя снижать воздействие моей массы на ее тело, и преодолевать неудобство после слияния.

Южный полюс выглядел, мягко говоря, не совсем так, как северный. Никакого разлома, никаких преград вокруг, и даже полностью стабильное магнитное поле (невольно снова начинаю гадать, насколько же был реально силен повелитель Севера, раз он мог манипулировать даже этим). Обыкновенная пустыня и этим все сказано. Хотя, разумеется, без особенностей и необычных явлений не обошлось. Например, громадное дерево, возвышающееся на мотни метров в высоту. Чем оно не может быть необычным явлением?

Подходя поближе, я отсоединился от волчицы, и встал рядом с ней, пока она принимала человекообразную форму своего ресуракшиона. Мда, стоять под кроной самого громадного дерева в мире, наверное, это как раз то, чего я представить себе не мог. Хм, вспоминается манга о Наруто, когда один мечник интересовался, сколько же им надо будет пилить одно дерево. Да, интересно, а это дерево такое же большое, или же все-таки чуть меньше?

— Господин Арес.

— Что?

— Это дерево не похоже на те деревья, которые я до этого видела в Уэко Мундо. Ни на те, что на Севере, ни на те, что в Лесу Меносов. Оно, словно живое.

— Ты ошибаешься, Афина. Оно не живое. И уже порядком. Хотя, оно еще и не кристаллизировалось. Интересно, сколько лет понадобилось такому гиганту, чтобы вырасти из маленького ростка? Вернее, сколько тысяч лет.

— И кто посадил такую громадину в самом центре Южного Полюса? Честно говоря, надеюсь, что это не дело рук какого-то древнего пустого, который сделал для себя этакую могилу.

— Сомневаюсь, что кто-то вырастил дерево такого размера лишь для того, чтобы быть погребенным под его корнями. Ладно, не будем терять времени. Нам необходимо найти золотое руно как можно скорее. Заниматься ботаникой будем в другой раз.

— Хорошо. Давайте. Кстати говоря, Нерей говорил вам, где именно вам нужно искать руно? Я так понимаю, о дереве он понятия не имел. Или имел?

— Кто его знает. Во всяком случае, он не упоминал о нем. А вот про полюс сказал точно. Так что будем искать.

Развернуть поисковую операцию нам не удалось. Вернее, мы банально не успели. По довольно банальной причине, кстати говоря. Представьте себе, вот я направляюсь прямиком к дереву, делаю один шаг, и вот вокруг меня уже стремительно обвиваются кольца черного дракона, который возник настолько неожиданно, что на меня это подействовало ошеломляюще. Огромная скорость, гибкость, скрытность, и это при таком теле. Мда, если Ясон имел дело с этим драконом, то даже странно, почему он остался в живых. Сила у нападавшего очень нехилая. Практически вастер лорд. Мое тело за мгновения оказалось обездвижено, а в сторону Афины летит мощное серо темно-красного цвета. Девушка увернулась от атаки играючи. Ого, да этот змей умеет манипулировать траекторией своего серо! Луч изгибается и гонится за умело уклоняющейся противницей, стараясь задеть.

Я не стал слишком уж усердно играть роль пленника. Благо я уже был в ресуракшионе, а это давало мне превосходство над противником. Особенно в таком тесном контакте. Мой плащ мгновенно преобразовался в острые клинки, которые покрыли меня словно дикобраза, пробиваясь сквозь довольно недурную чешую противника, и заставляя его отскочить от меня. Возвращаю свой плащ в нормальную форму, попутно заряжаю серо. Дракон немедленно отвечает тем же, одновременно пытается атаковать меня своим хвостом. В сочетании с его скоростью, очень неприятный для меня прием. Серо выстреливают, а я ощущаю удар на своей груди. Благо, мое иеро сработало на ура, хотя от неприятных ощущений это не избавило.

Наши энергетические атаки нейтрализовали друг друга, хотя разница в силах все же сказалась на последствиях. Например, основная масса пыли и пламени обрушились в направлении дракона, а не меня. И эта завеса оказалась именно тем, что в итоге, сыграло решающую роль в нашем бою. Дракон, увлекшись мной, подзабыл об Афине, которая используя свою невероятную скорость, материализовалась рядом с ним в тот момент, когда наш противник пытался снова атаковать меня. Удар ее меча был молниеносным. Рубящий горизонтальный удар с использованием способности преодоления внешней защиты и верхняя часть его головы упала на землю вместе со снесенными в процессе острыми как бритва зубами. Тело монстра забилось в агонии, отчаянно извивалось, но жизнь уже оставила его. Противостоять двум арранкарам было глупой затеей.

— Я так понимаю, это и есть защитник золотого руна.

Афина подошла ко мне, убирая свой клинок в ножны. Я же смотрел на убитого (вернее, умирающего) зверя, стараясь понять, откуда он появился.

— Хм, если это так, то хотелось бы мне знать, откуда он на нас напал. Такое ощущение, что он просто был здесь до этого момента, а мы его тупо не видели. Или это только у меня создалось такое впечатление?

— Сдается мне, что да. Во всяком случае, я успела его заметить чуточку раньше, чем вы. Просто уловила движение в печке и вовремя сумела выйти из под удара. Ведь он метил в меня.

— А меня предупредить не вариант был?

— Считайте это моей местью за ваше ложное обещание не садиться на меня верхом. К тому же, ваша защита самая лучшая. Так чего вам бояться какого-то змея?

— Ладно, к черту. Итак, вопрос остается открытым. Где нам искать это руно?

— Кажется, я знаю где.

Я посмотрел на Афину, которая указывала куда-то наверх. Проследив взглядом за ее рукой, заметил небольшой темный провал на стволе дерева. Дупло! Вот оно где, сокровище Ясона…. Наверное.

Делаем прыжок и спустя пару мгновений оказываемся у входа в дупло и невольно поражаюсь размерам образовавшегося помещения. Черт возьми, да это целая квартира! Правда, заваленная всяким хламом, но это мне безразлично. Хотя среди этого барахла, наверняка можно будет найти немало интересного, и даже полезного. В отличие от безмозглого зверья, хранитель руна собирал вполне себе неплохие вещички. Вот, на земле валяется серп шинигами (спрашивается, откуда он мог здесь взяться), человеческий скелет, полностью выполненный из серебра, прозрачный шар, который словно был сделан из тартариума, бронзовая броня, куски тканей, различные предметы, которые в нашем пустынном мире было нереально найти. Мда, кажется, у убитого нами противника была клептомания и дух коллекционера.

— Смотрите, золотая шкура, о которой вы говорили.

Смотрю туда, куда указывает Афина. Действительно, шкура, сделанная из чистого золота. Подхожу ближе и внимательно рассматриваю ее. Неудивительно, что эта вещь так привлекала Нерея. Будь я на его месте, тоже не отказался бы от возможности заполучить это. Представьте себе баранью шкуру, размеры которой составляют четыре метра в ширину и шесть в длину (хотел бы я представить себе такого барана). Эта шкура напоминала персидский ковер, причем абсолютно все ворсинки которой были сделаны из чистого золота. Эту шкуру венчала голова барана с длинными закрученными в спираль рогами (это все, кстати, тоже из золота) и с глазами, которые представляли собой какие-то драгоценные камни (не берусь определять какие, так как понятия не имею, что есть что). Несмотря на то, что этот «ковер» был золотым, меня не покидало ощущение, что это лишь такая качественная покраска. Руно было мягким, теплым (!) на ощупь, и при прикосновении к нему появлялось ощущение легкости на душе. Определенно, это была отличная вещь. В голове даже невольно появилась мысль, а не стоит ли послать Нерея куда подальше и самому искать Атлантиду, вместо того, чтобы дарить ему такое (кто знает, что из себя представляет утонувшая цивилизация). Ладно, разберемся с этим позже. Сейчас надо бы вернуться в Крепость, и там повнимательнее изучить находку (причем не только ее — некоторые вещички в дупле так и умоляли, чтобы мы захватили их с собой).

Очередное нападение очередного дракона было еще более неожиданным, чем раньше. Неожиданно вход в дупло преградила оскалившаяся маска змееподобного монстра, который в мгновение ока запустил в нас мощным серо. Черт, да он так руно расплавит! И не только это. Бросаюсь вперед, формируя из плаща щит, которым блокирую смертоносный луч, частично отражая энергию назад. Попутно достаю свой меч, с твердым намерением прибить незваного гостя. Не успел! Дракон молниеносно отшатнулся от входа в дупло, расправил кожистые крылья и оказался вне зоны моей досягаемости. Заряжать серо слишком долго, так что стреляю вслед несколькими бала. Попасть в быстродвижущуюся мишень оказалось трудно. Лишь один снаряд из реацу проскользнул по чешуе, не причинив особого вреда. В ответ спустя немногим больше секунды на меня летит очередное серо. Блокирую его своим, попутно начинаю формировать серо оскурас, чтобы испепелить его наверняка. Дракон молниеносно уходит вниз, где на мои глаза невольно бросается то, что тела убитого ранее дракона нет. Неужели это он? Восстановился после отсечения половины головы? Нереально!

Серо оскурас частично задело его, повредив ему крыло, что снизило его маневренность и скорость. Пора! Использую сонидо и бросаюсь на него, стараясь вложить в удар как можно больше сил. Дракон встретил меня грудью и очень мощным серо, через которое мне буквально пришлось пробиваться. Активирую пламенный покров, который сводит повреждения на нет, а также повышает силу атаки. Клинок из тартариума разрубает тело врага напополам, с легкостью пробивая защиту.

Рядом со мной приземлилась Афина и удивленно посмотрела на то место, где до этого она собственноручно убила этого самого дракона.

— Что за чертовщина, господин Арес?

— Хм, это-то я и хочу выяснить. Невозможно регенерировать отрубленную голову, или же часть головы. Если пустому снести голову, то это гарантированно его убьет. Также как и разрушение маски. Тогда как эта тварь сумела восстановиться? Неужели у него настолько мощная способность к регенерации?

— Что будем делать? Надо бы уничтожить его тело, чтобы не восстанавливался. Нам не нужны неприятности в виде бессмертного дракона, которому не страшны смертельные раны.

— Ты вне сомнения права, но для начала давай понаблюдаем за ним. Сжечь его мы всегда успеем.

Я уселся на песок рядом с извивающимися двумя половинками дракона и посмотрел начал ожидать чудесного исцеления. В конце концов, не каждый день тебя удивляют такими способностями.

Пустой перестал дергаться спустя несколько минут, после чего его реацу полностью исчезла. Признаков жизни он не подавал, ровно также как и вообще признаков восстановления тканей.

— Кажется, второго восстановления он решил не устраивать, — заметила Афина, на что я лишь согласно кивнул, и встал, намереваясь подойти поближе и рассмотреть поподробнее, но сделать этого снова (!) не успел. Внезапно из под песка выскочило странное существо, полностью покрытое черной чешуей, напоминавшее по виду человека, только с длинным хвостом и странной головой, большую часть которой составляли просто поразительные по размерам челюсти. Они мгновенно раскрылись, обнажив огромное количество острых зубов. Прожорливости ему было не занимать. Две половинки дракона исчезли в его утробе за какие-то полминуты, а спустя еще какие-то полторы минуты существо раздувалось, увеличиваясь в размерах, изменяя свои конечности, отращивая крылья. Черт, вот оно значит как восстанавливается! Передо мной снова стоял черный дракон — полная копия предыдущих образцов.

Атаковать себя мы не дали. Взмах мечом и дракон рухнул со снесенной головой, снова отчаянно извиваясь. На этот раз я свое пристальное внимание обратил исключительно к голове необычного пустого. Открыл ему пасть, внимательно осмотрел, подумал, и разрубил голову напополам, снова осмотрел, заметил, как один из зубов дракона откололся и упал на песок. Отбросил в сторону две половинки его головы и снова уселся на песок. Ожидая очередное появление того существа, которое восстанавливало его. Афина все это время стояла рядом и наблюдала за моими манипуляциями, ожидая вердикта.

Существо появилось где-то минут через пять, и снова сделало также, как и раньше — полностью восстановило дракона. И снова я снес ему голову.

— И долго вы собираетесь продолжать рубить ему голову?

— Нет. Кажется, я начал понимать схему его реабилитации.

Я снова открыл ему рот и вырвал ему один зуб, после чего бросил на песок, попутно посыпав песком, ожидая очередное появление «неотложки». И она появилась спустя пять минут, снова бросившись к дракону, начав его восстановление. Очередной дракон — очередная снесенная голова. Снова отрываю зуб и отбрасываю в сторону. Очередные пять минут. Из под песка вырывается существо черного цвета. Очередное восстановление и снесенная голова. Снова вырываю зуб и отбрасываю еще дальше.

— Только не говорите мне, что зуб дракона и есть то, что обеспечивает ему восстановление?

— А разве это не очевидно? Существо появляется именно оттуда, куда я бросаю зуб. То есть зуб является тем, что формирует это странное существо, которое спасает ему жизнь. Причем делает это невероятно быстро и эффективно. О такой регенерации только можно мечтать. О, снова вылез и побежал…. Самое забавное заключается в том, что эти регенераторы не пытаются атаковать нас, а стремятся восстановить основное тело. Либо они просто запрограммированы под регенерацию, либо достаточно разумны, чтобы не пытать счастье без своей полной силы. Интересно. А что если так….

Я снова отсек голову восстановившемуся дракону и вырвал несколько его зубов и отбросил как можно дальше. И спустя минут пять из под песка выскочило ровно столько существ — регенераторов, сколько зубов я бросил. Они все бросились к телу дракона, моментально разделались с ним, а потом начали пожирать друг друга. Тоже, кстати, очень быстро. За пару минут остался лишь один из них, который начал формировать нового дракона.

— Да, я впечатлен, Афина. Этот наш приятель определенно заслуживает подробного изучения. Пожалуй, его зубы стоит прихватить с собой. Я предпочел бы захватить и его голову, а еще желательней, и все тело, да вот только утащить это будет нереально сложно.

Я отсек дракону его голову и начал вырывать все его зубы, набивая ими свои карманы (попутно выйдя из ресуракшиона). Когда оставался всего лишь один зуб, отбросил его в песок, намереваясь снова создать дракона для новой партии зубов.


Возвращаясь обратно, мы кардинально сменили способ перемещения. Отругав себя за то, что все хорошие идеи ко мне всегда приходят не вовремя, открыл гарганту над Эгейским морем, после чего снова вернулся в Уэко Мундо, только на этот раз непосредственно на свою территорию — практически в Крепость. И заняло такое перемещение от силы минут пятнадцать. Мда, разница между вариантами очевидна. Впрочем, несмотря на осознание своей ранней глупости, мое настроение было достаточно хорошим. Неся за своей спиной довольно объемистый мешок, сотворенный из моего плаща, доверху набитый зубами дракона, я чувствовал себя авантюристом, которому удалось откопать действительно стоящий клад. А ведь моя нагрузка одними зубами не ограничивалась. Кроме золотого руна из дупла мы взяли еще немало занимательных вещей (коллекция серпов и кос шинигами чего только стоят), которые могли оказаться если не полезными, то уж, по крайней мере, просто привлекательными объектами для обладания.

Оставлять тело дракона, лишенное зубов я не хотел, но все же пришлось, так как утащить еще и его у нас двоих не было возможности. Но на всякий случай, мы о нем все же позаботились. Расплавив песок, сотворили для него несколько капсул, в которые запечатали части его тел, после чего спрятали в дупле. Само дупло запечатали целой кучей различных тканей, найденных внутри, кусков коры и спекшимся песком. В общем, получилась вполне себе приличная камера хранения, где эти куски плоти могли храниться очень и очень долго (по крайней мере, надеюсь на это). Над зубами этого существа я собирался поработать. Кто знает, вдруг смогу при помощи них сотворить для себя такую же неплохую систему регенерации. Этакое специфичное бессмертие, если получиться. Конечно, лучше не доводить себя до такого состояния, когда потребуется подобного рода помощь, но подстраховка не помешает.

Зубы были сложены в особые контейнеры, созданные по нашему «патентованному» способу из песка и тартариума. Не уверен, что они будут хранить свои свойства слишком долго, так что следовало заняться экспериментами в этом направлении как можно живее. Черт, меня буквально распирало от желания попытаться поиграть с этими новыми игрушками, а заодно попытаться как-нибудь использовать их для моих старых проектов. Таких как клонирование чертей. Объединить драконьи зубы и пепел, а заодно добавить туда тартариум. Уже звучит несколько… многообещающе и опасно. Ладно, там видно будет.


— И вы собираетесь ЭТО отдавать Нерею в обмен на заключение союза с ним и его кланом? Да вы спятили!

Возмущение Деймоса оказалось было уж слишком бурным. Конечно, будь я на его месте, возмущался бы, наверное, также. Ну, может и не столь сильно, но все же. Но, в обмен на руно я должен был получить доступ к руинам (руинам ли) Атлантиды, которые могли дать мне кое-какие новые интересные находки. В любом случае, раз уж Нерея мое заявление о ней мягко говоря, удивило, то наверняка там меня ожидало что-то занимательное. Вдобавок, иметь договор с ним и его кланом было куда лучше, чем просто обладать этой, пусть и очень красивой, но все же безделушкой (в последнем полностью не уверен).

— Почему тебя это ТАК сильно беспокоит? Подумаешь, золотая шкура барана, которая вдвое больше нормальных параметров представителей этого вида, и обладает весьма необычными свойствами. Тебе от нее должно быть ни горячо, ни холодно, разве не так?

— Но сами посудите. Отдавать какому-то старику (пусть он и глава клана подчиняющих, обладающий невиданным долголетием и нехилыми силами) вещь, которая находилась до этого в самом Южном полюсе, в дупле громаднейшего дерева в мире, да еще и под охраной бессмертного дракона. Не считаете, что эта вещица от всего уже должна быть как минимум ОЧЕНЬ ценной. Гораздо ценней чем то, что может предложить какой-то старикашка, не в обиду ему будет сказано.

— Хм, я лично согласна с Деймосом. Даже, несмотря на те необычные вещи, которые вам пообещал Нерей. Действительно, звучит странно, что он попросил у вас именно эту вещь. Я бы предпочла не спешить с решением.

— Хм, а что, союз не единственное, что вам пообещал Нерей?

— Естественно нет. Какого черта я буду носиться по Уэко Мундо сломя голову, ища какой-то антикварный золотой ковер для старика, если бы мне было нужно лишь его статус как союзника, или же партнера?

— Если не секрет, то что он вам пообещал?

— Карту острова сокровищ, хех.

— Одного золотого руна хватит на десять островов сокровищ. Значит это не такое уж и простой остров, да?

— Можно и так сказать.

— Ну, не томите же!

— Атлантида. Такой ответ тебя устроит?

— Атлантида? Вы серьезно?

— Более чем. Нерей в курсе ее местоположения, и золотое руно является тем, что станет его платой за роль проводника.

— Какая еще Атлантида? Почему я опять не в курсе событий. Даже Деймос, как я понимаю в курсе. Уверена, если спросить Фобоса, он тоже не задумываясь кивнет, что прекрасно осведомлен о том, что это за чертовщина, и с чем его подавать!

— Успокойтесь, госпожа Афина. От вашей реацу у меня ноги подкашиваются. Я еще даже не вастер лорд, так что смиренно прошу милости.

— Если мне кто-нибудь не объяснит, что здесь происходит и что значит эта ваша «Атлантида», то я реально буду вынуждена РАЗОЗЛИТЬСЯ и показать где раки зимуют. Кстати, что значит эта странная фраза, и откуда я ее знаю?

— Общение с гениями приводит к соответствующим результатам…. Ладно, успокойся, Афина. Я же тебе обещал устроить сюрприз. Так, давай все-таки дождемся того момента, когда я смогу тебе преподнести его соответственно.

— Я….

— Вот и отлично! Рад, что ты по-прежнему меня понимаешь! Деймос, давай, зови сюда Ахилла. Пора встретиться с Нереем.

— А Ахилл то тут причем? Неужели хотите использовать его как средство влияния на старика?

— Вроде того. Пока я и сам толком не решил, зачем он вообще нужен. Но уж лучше мозолить им глаза, чем держать в запасе. Пусть нереиды помнят, что на моей стороне их родня.

— Думаете, сработает?

— Да черт его знает. Но уж лучше будет держать его на виду.

— Не совсем понимаю ход ваших мыслей, но пусть так оно и будет.

— Тогда вперед. Нет времени на лишние разговоры. Нужно много чего успеть сделать.


— Итак, я полагаю, мы договорились, или нет?

— Если это то, о чем я думаю, то конечно. Отдайте его мне, и я укажу вам путь к Атлантиде.

— Вы уж простите, господин Нерей, но, к сожалению, я вынужден пока придержать руно у себя. Вернее, оно будет не у меня, а у вашего внука, который будет хранить его до того момента, как вы не выполните свое условие сделки. Как только я достигну Атлантиды и решу, что это именно то, что мне нужно, вы получите доступ к вашему сокровищу. Если же вы попытаетесь меня предать, как-то нарушить условия соглашения, то не видать вам этого руна даже в своих снах. Я, надеюсь, понятно объясняю?

— Хм, жестко, но думаю, справедливо. Однако и вы не забывайтесь. Морская стихия — это мой родной дом и моя сила. Если с вашей стороны будет хоть какое-то пренебрежение к нашей сделке, то вы никогда не получите доступ к Атлантиде. Это я вам обещаю.

— Хм, в таком случае, полагаю, что все просто замечательно! Мы договорились. Ведите нас, господин Нерей. Не беспокойтесь, Ахилл не зря считался лучшим воином Греции. Кусок бараньего скальпа он сохранит играючи.

— Меня радует ваше пренебрежительное отношение к руну.

— Ожидаю от вас того же, господин Нерей.


Мы стояли над водой и сосредоточенно следили за тем, что находилось под ней. Вернее, пытались сделать это. Даже, несмотря на все наши попытки, это было довольно сложно. До дна было довольно далеко, рассмотреть его под толщей воды было практически невозможно. Так что оставалось дожидаться Нерея, который попросил нас подождать его здесь, сам же исчез в глубинах.

День был просто замечательным. Теплый солнечный, легкий бриз, морская свежесть. Однозначно, прелесть. Никогда при жизни не бывал в Атлантике, так что было бы это тогда, то, наверное, я мог бы только радоваться. С маленькой поправкой на положение, разумеется. Стоять над водой прямо в воздухе на высоте в метрах полтора, в окружении трех существ, которых людьми назвать язык не поворачивается даже с очень большими опущениями. Хех, да еще и ждать возвращение одного старика, который способен жить под водой годами, и управлять ею, как ему вздумается. Действительно, забавно.

Нас было четверо. Я, Деймос, который просто не смог удержаться и уговорил меня взять его с собой, Урлук, которого я взял чисто как сильнейшего из адьюкасов, который мог бы мне оказать хорошую поддержку в случае непредвиденной ситуации, ну и, разумеется, Афина, которой искомое должно было стать этаким сюрпризом. Ахилл находился в Крепости, ожидая открытия гарганты, чтобы принести руно сюда и передать его своего деду. Ну, и, собственно Нерей, который пока что-то делал под водой. Надеюсь, он там не увлекался созданием ловушек. Не хотелось бы мне оказаться попасться в одну из них на большой глубине. Кто знает, что он мог там сотворить.

Старик всплыл спустя около полутора часов после погружения. Вид у него был не слишком спокойный, что слегка настораживало, но я надеялся, что он все же будет с нами честен и не нарушит договоренность. Хорошо, что у меня была хоть какая-то подстраховка в виде временно переданной в качестве заложницы нереида (на счет этого договориться было сложнее всего).

— Ну, что там, господин Нерей? Это оно?

— Да, это Атлантида. Одна из ее частей, разумеется.

— Можем начинать?

— Конечно. Прыгайте в воду. Я создам пузырь.

— Вы слышали, что сказал господин Нерей. Действуем.

Мы перестали поддерживать опору из духовных частиц и упали в воду, которая молниеносно расступилась, сформировав пузырь, внутри которого мы все и оказались. Началось погружение. Довольно быстрое, вполне себе удобное. Спустя некоторое время моему нашему взору предстали величественные руины древнего города, сплошь заросшая целыми колониями полипов, и водорослями. Это было великолепно!

— Вот и она, господин Арес. Представляю вашему вниманию один из городов атлантов.

— Один из городов?

Деймос удивленно посмотрел на Нерея, на что тот усмехнулся.

— Атлантида — это не город, затонувший в пучине океана. Это страна, которую погубило ее величие.

— Значит, есть и другие города? Такие же большие?

— Разумеется. Не все они так хорошо сохранились, и не все они также хорошо видны под водой. Это самый близкий и хорошо сохранившийся.

— Нам будет достаточно и этого. Пока что.

Смотрю на остатки древних зданий, колоннад, дороги, пытаюсь представить, каким же он был в дни своего величия. Признаюсь честно, не получилось. Это было нечто невероятное и потрясающее. Бог мой, по сравнению с этими руинами даже наша Крепость выглядит ущербной.

— Итак, ребята, нудно осмотреться. Пойдемте, прогуляемся.


— Могу поспорить, что этого вы раньше здесь не видели, не так ли, господин Нерей?

Старик стоял бледный, как смерть. Мы находились в одном из подземных помещений центрального дворца, куда прорубили ход силой, круша стены из камня и образовавшихся рифов, оказавшись в более чем двух десятках метрах в глубину от основной донной поверхности.

— Что это значит?

— Хм, позвольте познакомить вас с таким явлением, как привязанная душа. В нашем случае, привязанная душа древнего хозяина этого дома.


Глава-16 Что-то с чем-то, и так далее | Пантеон | Глава-18 Связь