home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава-15

Немного о войне

Часть — 1.

Эксперимент.

За какие-то два с половиной месяца (на этот раз говорю со стопроцентной уверенностью!), наша охотничья команда сумела произвести четыре успешных захвата шинигами в различных районах евразийского континента. Думаю, не стоит говорить, что мы не брались за захват более опытных и опасных противников. Стоит ли говорить, что отлавливать молодых проводников легче, чем мудреных годами боевого опыта «стариками». Хотя не обошлось без неудач. Четыре успешных захвата. Из более чем десяти столкновений. Кто-то не попадался на ловушку, у нескольких оказалась инспекция эмиссаров, с которыми мы не желали тягаться, зная, что они условно сильнее идеальных проводников (обладателей банкая). А нескольким шинигами не повезло попасться нам в руки с тяжелыми повреждениями, как правило, несовместимыми с жизнью. Например, один из них был тяжело ранен в грудь, и от этого умирал, несмотря на наши попытки вылечить его (только потом я узнал, что адьюкас, использованный нами в качестве приманки, умудрился выбить его звено цепи при столкновении). Самым, наверное, неудачным вариантом наших операций, стало похищение не столь сильного, но на удивление принципиального послушника, который испытывал такую ненависть к нашей расе, в силу пережитого в прошлом, что отказался даже сказать одно слово. Забавно, что на него не подействовали никакие угрозы, которые помогали мне ломать остальных. Он не испугался ни пыток (мне вообще показалось, что у него железные нервы), ни обещаний превращения в пустого (на это он вообще отреагировал как-то странно). Даже мое вторжение в его разум не помогло. Такая принципиальность, я бы сказал, ярый фанатизм, который был в его сущности просто не дали мне ни малейшей зацепки, благодаря которой я смог бы его склонить к сотрудничеству.

Такое состояние дел меня взбесило. И сильно зацепило мое самолюбие! Хотя, честно говоря, не совсем понимаю, почему. Я просто не мог пустить в ход пообещанные меры наказания, ибо это означало бы мое поражение. Убить его, значит зря потратить время и силы на столь бесполезное дело. Взять и превратить его в пустого — тоже не вариант (с учетом того, что у меня пока не было возможностей сделать это). А просто стереть память и оставить на его территории — это было бы несправедливо по отношению пострадавшим в ходе операции адьюкасам (а их я предпочел бы оценивать как более ценные кадры, нежели этого упрямца). Поэтому, я нашел лишь одно решение данной проблемы. Мы забрали его с собой в крепость, где поместили в специально построенную для таких случаев камеру под круглосуточную охрану адьюкасов из группы Урлука. Его тело опутали веревками, в его голову внедрили частичку плаща для того, чтобы подавлять его активность. Его занпакто поместили в отдаленное помещение, где держали в аквариуме из тартариума.

Этого шинигами я решил пустить в расход для своих экспериментов по пустофикации. Примерно для тех же целей мы сохранили и мертвые тела проводников. Чтобы они не распались на духовные частицы, нам с врачами пришлось провернуть частичную мумификацию. В стиле двадцать первого века, так сказать. Обмотали тканью из волокон дерева и материей плаща, а потом положили в саркофаги с плотно закрытыми крышками. Там они оставались в целости и сохранности, до поры до времени, так сказать. Ну, об этом позже.

Итак, проведенные успешные четыре захвата шинигами. В ходе данных операций нам удалось получить немало интересных сведений о наших основных противниках. Несмотря на то, что эту информацию мы добывали у низших чинов, она являлась очень важной. Хотя бы потому, что практически все эти четверо являлись представителями разных общин и предоставленные ими сведения позволяли построить общую картину. Не могу назвать ее детальной или чрезмерно подробной, да и понятия не имею насчет всех нюансов. Но меня пока устраивало и это.

Начнем с того, что шинигами по всему миру были распределены по общинам. Эти общины не были подобны Готею с его мощной организационной структурой, системой управления, политикой, штатом и т. д. Если верить послушникам — община представляла собой этакий совет капитанов того же Готея, или Совет 46. Численность незначительна по сравнению с общим количеством проводников вообще, общие функции и предел влияния неизвестен, состав также держится в тайне. Послушники предполагают, что в ней состоят лишь самые могущественные и мудрейшие шинигами. И они принимают решения относительно деятельности других шинигами. Основная масса, как правило, находится вне структуры организации, и занимается своей основной работой — переправляют души умерших и защищают их от пустых, практически никогда не отлучаясь из Мира Живых. Общины контролировали их деятельность, занимались отбором новых проводников и их обучением, а также обеспечением их специальным оружием — занпакто.

Каждая община отвечала за тот или иной район Земли, и не выходила за ее пределы. Масштаб районов был разнообразен и зависел напрямую от численности населения. Например, чем больше населения в ответственной зоне, тем меньше территория. Чем меньше населения, тем соответственно, больше территории. У каждой общины имелась своя база — определенный участок Общества Душ, отделенный от остальных своеобразными барьерами — дикими землями. Именно в те участки и направлялись души умерших людей после духовного погребения шинигами, подчиненного данной общине. И именно из среды этих душ производился набор новых проводников.

Стать шинигами было делом не простым. Было мало обладать большим уровнем духовной силы. От кандидата требовалось достижение идеального контроля за реацу или по крайне мере, удовлетворительного уровня, для использования кидо на высоком уровне. Владение кидо было обязательным, и этому обучали особые мастера, которые получали распоряжение на выполнение данной миссии от общины. Когда первичная подготовка подходила к своему логическому завершению, мастера проводили проверку, в результате которой лишь часть получала право на ношение оружия. Это означало, что ученик достиг звания кандидата в послушники. Мастера рекомендовали их на получения прав на ношение оружия.

Несмотря на то, что я спрашивал у представителей разных общин о том, кто именно занимается изготовлением клинков, никто из них не смог дать мне внятного ответа. По их словам, имя мастера из любой общины было покрыто тайной, и никто никогда его не видел, за исключением, разве что, членов руководящей верхушки. Как я понял, занпакто изготовлялись для каждой общины отдельно, но строго по единой технологии. На выходе из мастерской, все клинки похожи на ножи, и именно эти ножи и раздаются молодым кандидатам в послушники. Те начинают новый этап своей жизни — период освоения. Если не ошибаюсь, в отличие от асаучи, которые носили шинигами Готей — 13, эти клинки изначально не являлись занпакто как таковыми. Если асаучи должен получить частичку души шинигами и развиваться из него в самостоятельную личность, то местные образцы при создании являлись лишь сосудами для какой-либо сильной души, которая сможет достичь определенной высокой ступени освоения силы и высвобождения. Эти сосуды имели внутри себя определенные программы и базовые функциональные особенности. Например, ножом можно совершить духовное погребение, потому что та печать, что отвечает за это изначально в него встроена. Также в ноже хранится информация о том, какой силой должен обладать занпакто, какая душа способна занять готовый сосуд, что ей требуется сделать, чтобы достичь освобождения.

Кандидат в послушники должен постепенно насыщать свой нож своей реацу и достигнуть готовности овладению занпакто. Как только это происходит, нож меняет свою изначальную форму в серповидную, что значит, что клинок готов принять внутреннюю сущность. И именно в тот же момент кандидат становиться послушником и его направляют в Мир Живых — достигать освобождения. Полагаю, что способности клинков напрямую зависят от способностей самих шинигами, чья реацу сначала подпитывала сосуд, а также от личностных особенностей души, заселяющую его.

Как только освобождение достигается на максимальном уровне, послушники становятся идеальными проводниками душ и получают серьезное назначение. Идеальные проводники, достигшие определенного высокого уровня, а также сумевшие познать некоторые тайны, отзывались из Мира Живых обратно в Общество Душ, где они постоянно находились при общине. Полагаю, что это делалось из страха потерять контроль над чрезмерно усилившимися подчиненными. Поэтому, чтобы держать их на виду, из них формировались группы. Проводники получали звание эмиссара, и время от времени направлялись в Мир Живых, контролировать деятельность «рабочих» шинигами.


До сих пор странно, что герои мифов Древней Греции оказались вполне себе реальными историческими личностями. Не знаю, конкретно, насчет богов, чьи имена мы без особых зазрений совести присвоили себе, но вот на счет определенных персонажей из среды людей, то здесь сомнений не возникало. К тому же, их действия так напоминали историю тех же самых мифов. Как забавно, что царем Спарты являлся царь, или иначе говоря, басилевс Минелай, а царем Микен — Агамемнон, и эти двое были родными братьями. Также было забавно, что на переговоры о заключении мирного соглашения с царем Спарты со стороны троянцев прибыли два царевича — Гектор и Парис. И что еще забавнее, после отъезда посольства из Спарты обратно в Трою, Минелай недосчитался одного из граждан своей страны — свою женю Елену, которая каким-то поразительным образом оказалась в корабле троянцев. И теперь, прознавший об измене муж жаждал мести, а его брат строил планы создания грандиозной империи.

Хм, я несколько неверно оценил происходящее. Это не столь сильно напоминало древнегреческие мифы. Скорее это сильно походило на кадры из фильма «Троя». Та же подоплека, те же герои, и те же события. Хотя это не мешало моим планам. Война есть способ найти и оценить талантливых воинов, которые демонстрировали свое мастерство и умение на поле боя, а после их смерти (как естественной, от удара копья врага, так и искусственной, при моей «помощи»), завербовать их в свои ряды. Такие кадры, как Ахиллес, Гектор, а также многие другие превосходные воины, на дороге не валяются, и мне стоило обязательно их заполучить для себя.

Война между Троей и противостоящей ей коалиции греческих полисов была неизбежна. Агамемнон и Минелай призывали под свои знамена практически все города и страны, расположенные в Элладе, наращивая силы в виде огромной армии и не менее огромного флота. Кстати говоря, сразу оговорюсь, что понятия не имею, являются ли эти города-государства подлинно греческими или же нет. Просто буду именовать их так для удобства, так сказать, по привычке.

Пока подготовка к войне шла полным ходом (хотя довольно медленно, если судить по меркам двадцать первого века), я занимался подготовкой почвы для своих операций. Например, разведал для себя площадку будущей войны. Побывал в Трое, осмотрел достопримечательности, столкнулся с местным «блюстителем порядка», который сначала даже принял меня за эмиссара своей общины. Моя «отфильтрованная» плащом реацу чувствовалась гораздо мягче, нежели реацу пустых. Однако очень скоро шинигами начал осознавать, что имеет дело далеко не с представителем своей расы, а вообще с противником, и был, мягко говоря, шокирован, когда увидел осколок моей маски.

Устраивать схватку в переполненном городе посреди дня у него не хватило духу. Являясь защитником человеческих душ, он просто не имел права развязывать здесь бойню, поэтому действия с его стороны ограничились попыткой выдавить меня из города своей духовной силой. Мне пришлось дать ему понять, что такой фокус со мной не пройдет, продемонстрировав свою ауру в виде пламенного покрова. Оценка моей силы была адекватной и мы неминуемо вцепились бы в друг друга, если бы не припасенный мною козырь в виде тех самых двух адьюкасов, которые помогли мне в первый раз захватить шинигами. Они почуяли мою реацу и немедленно оказались рядом со мной, начав формировать свое серо и целясь в окружающих и ничего не подозревающих людей. Одно такое серо было способно разнести одну десятую часть города вдребезги, уничтожив тысячи людей. Я добавил к этому свое серо, которым без малейшего зазрения совести нацелил в рынок — самое оживленное место в дневное время суток.

Шинигами понял, что он оказался в невыгодном положении. Три серо он при всем своем желании нейтрализовать бы не сумел, а это значило, что в случае начала боя, он был бы вынужден считаться с мгновенным убийством тысяч человек, причем не простым убийством, а полным испепелением их душ. Серо — смертельное оружие. Тот, кто попадался ему на пути, превращался в пыль, без шанса на реинкарнацию. А это было чудовищной катастрофой для проводника душ. Я был уверен, что случись такой геноцид, то это просто не осталось бы не замеченным. Честно говоря, неплохие для меня условия для переговоров.

Проводник согласился поговорить и после весьма занимательной беседы, мы заключили своеобразный договор, который мог стать весьма выгодным для нас обоих. С его стороны я получал негласное разрешение на определенную активность в его зоне ответственности, с соблюдением всех соответствующих норм приличия и конспирации. Дабы не привлечь внимание его соседей и надзорных органов в виде эмиссаров. За это с моей стороны он получал гарантии того, что я не буду приводить с собой других пустых, а также поспособствую ограничению количеству притока пустых в этот город, используя свою власть над ними. В итоге он получал спокойный город, а я приобретал себе отличное место для дальнейших действий без посягательств на свою жизнь. Договор был не железобетонным, конечно, поэтому мною были приняты меры по обеспечению его сохранения. Специально для этого мною были разработаны своеобразные мины, которые я заложил по всему городу. По сути, это были те же пушки с серо, только в качестве пускового механизма использовался плащ, который в случае появления в определенном от него расстоянии источника реацу шинигами, немедленно активировал «детонатор» (молоток, который разбивал стекло) и производил мощный взрыв, охватывавший довольно большое пространство. Вдобавок, я мог ощущать эти заряды, а также осуществлять дистанционное управление.


Честно говоря, не смог удержаться, и посетил тот дворец, который недавно угрожал взорвать. Да и как можно отказаться от того, как посмотреть на ожившую легенду. Увидеть своими глазами старого царя, его сыновей, одного из которых я лелеял увидеть среди своих подчиненных, а также ту самую Елену, которая стала поводом уже практически развязанной войны. Признаюсь, увиденное меня не разочаровало. Особенно красота жены царя Спарты. Да, ее можно без колебаний назвать роковой женщиной. Будь я на месте Париса, то, наверное, тоже попался бы ее чарам. Обладающая завораживающей красотой, она была действительно неотразима и даже ее случайный взгляд, который я на мгновение перехватил, породил во мне целую бурю странных чувств, заставивших меня ощутить поразительный трепет. Не буду ничего скрывать, это меня напугало до чертиков. Кем бы она не была, ее сила была весьма пугающей. Как хорошо, что я смог сохранить самообладание и подавил пробудившееся желание обладать этой женщиной (что было практически невозможно).

Самое большое впечатление на меня оказал Гектор. Сильный, огромный, внушающий благоговение. Да, такой воин был бы мне очень кстати. Было бы любопытно на него посмотреть, будь он пустым. Надеюсь, у меня еще будет такая возможность.


— Отчет о текущем положении всех дел в Крепости.

Я сидел в своем кресле в зале приемов и слушал своего «зама», обязанности которого занимал Фобос. Этот флегматичный, безропотно выполняющий все приказы и всегда оказывающийся в курсе всех подробностей адьюкас был настоящей находкой для ведения учета за всеми основными делами, развернутыми нами в нашей базе.

— Строительство идет в установленных темпах. Недостатка в рабочей силе и материалах пока не наблюдается. Гиллианов первой партии выхаживаем. Судя по объему реацу, основная масса уже дошла до периода созревания. Скоро они будет готовы к превращению.

— Это ладно. Что с пленным шинигами?

— Состояние удовлетворительное, по-моему. Находиться в сознании, иногда дергается, пытается освободиться, но он под контролем.

— Хорошо. Надо будет заняться им как можно скорее. Не нужны здесь такие опасно принципиальные враги пустых. Кстати говоря, каков общий расклад? Имею в виду в численности личного состава? В последнее время я через чур увлекся своими действиями в Мире Живых.

— Два арранкара, один вастер лорд, пятнадцать адьюкасов, из которых четверо новичков, отобранных для ваших операций в Мире Живых, первая партия готовых к переходу на новый уровень гиллианов — двадцать пять особей, а также около пятисот пустых первого поколения. Ну и еще те самые искусственно созданные особи, для особых задач. Численность постоянно меняется в сторону уменьшения. Нередко пустые поедают друг друга в процессе проводимых работ, несмотря на то, что их контролируют адьюкасы. А иногда они попадаются под горячую руку тех или иных надзирателей. В общем, такие дела.

— Мда, не густо. Необходимо наращивать численность личного состава. И наращивать за счет адьюкасов, чтобы повышать качество.

— Думаю, это дело поправимое. Как только первая партия будет готова, мы подготовим вторую. Отбор уже произведен.

— С этим-то ладно. Хорошо, продолжайте в том же духе. Как только гиллианы трансформируются, произведи смотр. Для будущих воинов адьюкасов следовало бы окончательно установить основную программу подготовки.

— Над этим сейчас работает Деймос. Он сказал, что просто обязан стать первым теоретиком военного искусства в Уэко Мундо.

— Ладно, флаг ему в руки. Только приглядывай за ним.

— Обязательно.

— Можешь идти.

— Есть.


Для проведения эксперимента была подготовлена спец камера с прочными стенами и дверями. Бессознательное тело шинигами лежало на «операционном столе», связанное и по рукам, и по ногам, а также в районе пояса и шеи крепкими веревками. Его ладони были пробиты кинжалами из тартариума, что неплохо дестабилизировало его реацу, окончательно нарушая равномерное ее течение в теле. Это было необходимо, чтобы обезопасить окружающих пустых, которые должны были оказать помощь в процессе.

Здесь кроме меня было трое врачей, которые должны были исполнять те или иные функции, по сути, играя роль ассистентов. Снаружи камеры стояло двое адьюкасов из группы Урлука. Их основной задачей являлось обеспечение безопасности на случай непредвиденной ситуации.

— Итак, на данный момент объект находиться в состоянии сна. Однако как только я начну операцию, он будет автоматически приведен в сознание паразитом в его мозгу и будет оставаться в этом состоянии. Так что прошу внимательно следить за тем, чтобы он не дергался, пока я буду копаться в его голове. Как только дело войдет в завершающую стадию, немедленно привести сюда ИП 1, чтобы я не упустил нужный момент.

— Конечно, господин Арес.

— Отлично. Где его серп?

— Находиться рядом с ИП 1.

— Принесите его сюда.

— Есть!

Пустой скрылся за дверью и ужен через пару секунд появился, таща серповидный клинок, причем, как было видно, с заметным трудом. Хм, все верно, уровень сил неравен. Хорошо, что врачи являлись членами особой группы, получавших усиленное питание, что благотворно влияло на их возможности.

— Хорошо. Теперь приступаем. Будьте наготове.

— Как скажете, господин Арес.

Я взял в руки занпакто шинигами и подошел к телу. Мысленная команда и он вынырнул из пучины грез, оказавшись в нашем бренном мире.

— Здравствуй, мой друг. Вот и пришло время исполнить мое обещание. Так что, извиняй, если что не так.

Я усмехнулся и мгновенно опустил свою руку ему в лоб, и тут же подсоединился к куску плаща, что находился в его голове, тем самым вторгаясь в его внутренний мир. Шинигами дернулся, его глаза расширились, но я наблюдал это зрелище лишь мгновение, перед тем, как все перед моими глазами померкло и мое сознание оказалось внутри его сущности, в просторном месте, в котором скрывался его занпакто.

— Эй, жница, выходи! Я знаю, что ты здесь, и ты также прекрасно понимаешь, что от меня тебе не спрятаться.

Я бродил по тихому пустынному городку, которому явно не хватало жителей. Многие здания покосились, окна и двери большинства из них были заколочены досками. По земле гуляло перекати-поле. В общем, достаточно унылое место, навевающее какую-то тоску. И где-то здесь притаилась сущность клинка, которая была мне нужна для выполнения моего плана.

Искать ее по реацу здесь было просто нереально. Как таковой здесь ее было практически невозможно обнаружить. Мда, она недурно маскировалась. Хотя оно было неудивительно. Это был ее мир, и это значило, что здесь ей подвластно практически все.

Решив, что от простой прогулки по городу будет мало толку, я решил попытаться произвести разведку с воздуха. Прошло не столь много времени с того самого момента, как мне впервые удалось пройтись по воздуху, создавая опору под своими ногами. Став арранкаром, я потерял свою способность непрерывного поглощения реацу, что вкупе с тем, что контролировать духовную силу стало гораздо легче, сыграло основополагающую роль в обучении данному способу перемещения. Просто собрав под ногами духовные частицы, я получал идеальный способ перемещения по воздуху, что заметно облегчало мне жизнь. Сделав мощный прыжок в высоту, мне ничего не стоило оказаться в нескольких десятках метрах над городком и оглядеть окрестности. Первое, что попалось мне на глаза, был небольшой храм, построенный из камня на манер портика с десятками грубо отесанных колонн. Так как стен в храме практически не было, можно было легко заметить, что внутри находилось что-то, напоминающую человеческую фигуру.

Прыжок в сонидо и спустя мгновение я уже находился рядом с ним. Хм, размеры храма действительно поражали своей скромностью. Невысокое, совершенно круглое здание, крыша которого держалась исключительно на колоннах. В самом сердце здания, под самой крышей, находилась бронзовая статуя, изображающая молодую девушку, тело которой было закрыто туникой, а длинные волосы уложены в своеобразную прическу. Под ногами статуи виднелся алтарь, на котором тлели благовония. Мда, довольно необычный храм. Я зашел внутрь и оказался перед статуей, смотря на ее голову снизу вверх. Тут меня посетила замечательная идея. Я вытащил свой клинок из ножен и приставил его к животу каменной леди, демонстрируя свои намерения самым четким образом.

— Надеюсь, ты меня слышишь. Если нет, то прошу прощения. В любом случае, если ты не объявишься до того, как я досчитаю до десяти, то эту статую придется отдать на реставрацию. А потом придется реконструировать здание, а затем и весь город. Хотя город, это, пожалуй, лишнее. Его уже сейчас можно отдавать на реконструкцию. Я начинаю счет!

Она появилась даже раньше, чем я успел дойти до пяти, а мой клинок углубился в живот статуи на сантиметр. Судя по ее внешнему виду, для нее разрушение статуе было равносильно смерти, и даже больше. Что было для меня вполне неплохо.

— А вот и ты, дорогуша! Я рад тебя видеть.

Сущность занпакто была женской. Забавно, но она выглядела совершенно также, как и статуя. Кажется, ваятель создавал свою скульптуру с нее. Правда, человеческая фигура была намного красивее, нежели бронзовая копия.

— Оставь статую в покое. Я здесь!

— Я вижу.

Мой меч вернулся в ножны, а мое тело полностью развернулось в ее сторону. Вот она — моя цель!

— Знаешь, почему я тебя ищу?

— Вы хотите превратить в пустого не моего партнера, а меня.

— Верно. Поразительная интуиция!

— Увы, нет. Если она была таковой, то мы бы не попались на вашу ловушку. И я смогла бы убедить своего проводника последовать вашему первичному предложению.

— Хм, наверное, ты права. Будешь сопротивляться?

— А вы как хотели. Просто так сдаться я не имею права.

— Раз так, то начнем.

Мы сорвались со своих мест практически в одно мгновение. В руке у девушки появилась длинная цепь, которым она запустила в мою сторону. Я с легкостью увернулся, однако тут же почувствовал, что что-то не так. Моя левая рука словно стала тяжелее, а через мгновение что-то оторвалось от нее. И очень скоро понял, что это было. В конце притянутой ею обратно цепи материализовался серп. Хм, кажется она призвала материальную форму клинка во внутренний мир, отобрав его у меня, из внешнего. Конкретнее выразится не могу, так как пока сам всего не понимаю. Было достаточно и того, что теперь у нее в руках была боевое воплощение ее самой, и она могла применять в бою все доступные ей способности. Что же, посмотрим, чего она стоит, и чего стою я. Мой меч оказался в моих руках, направленный в ее сторону. Так, посмотрим, какой из меня фехтовальщик. Хотя, я и так знаю, что не важный. Махать таким тяжеленным «ломом» было жутко неудобно, приходилось напрягать немало сил, хотя если подумать, то ударная мощь этого клинка была ужасающей.

Ее серп изменил свою форму, превратившись в длинный шест с своеобразным наконечником в виде полумесяца. Хм, не представляю, что из себя представляло это оружие, но оно точно не было предназначено для фехтования.

Она словно растворилась в воздухе, прежде чем я заблокировал довольно мощный удар, который мог бы с легкостью убить любого адьюкаса. Сложно поверить, что хрупкая на вид девушка обладает такой физической силой. И тут до меня дошло, что физическая атака была лишь подоплекой для нанесения основного удара. Перед моими глазами вспыхнул ярчайший серебристый свет, который резанул по моим глазам так, что я перестал видеть. Черт! Вот она, блин, особенность формы. Сокрушительный удар вкупе со столь мощным ослепляющим эффектом. Мда, неожиданная и весьма впечатляющая атака.

Будучи ослепленным, я оказался в невыгодном положении. Но с другой стороны, с все еще сохранял возможность воспринимать окружающую реальность благодаря своей способности альтернативного восприятия. Полностью закрыв глаза, я на мгновение отскочил назад, попутно осваиваясь в фиолетовом мареве с одной единственной звездой, роль которой играла сущность меча. Ну, что попробуем набраться опыта такого рода. Она мгновенно оказалась рядом со мной, и в ту же секунду в районе моей головы возникло ощущение покалываний на коже. Автоматически дернувшись, я спас себе жизнь. Кажется, подключился инстинкт самосохранения, предоставляя мне информацию о примерных точках нанесения удара. Тоже неплохо!

Ее атаки посыпались на меня словно непреодолимый ураган. Стремительные, непредсказуемые, сопровождающиеся обманными маневрами, на которые я не успевал реагировать и пропускал удары, которые наносили мне легкие ранения. Тяжесть ранений блокировались мною за счет уклонений, а также неплохих защитных особенностей плаща. Ну и автоматического укрепления кожи своей реацу, инстинктивно делая это в те моменты, когда у меня появлялось ощущение предстоящего удара. Я мог бы прибегнуть к огненному покрову и резко ограничить зону ее поражения. Однако не делал этого, пытаясь отточить свои навыки применения альтернативного восприятия. К тому же мне хотелось научиться более эффективно использовать свои возможности, которые являлись по сути мертвым багажом. А это эффективнее достигалось в реальном бою, когда чувствуешь на своем теле клинок врага, чувствуешь силу противника и понимаешь, что в случае ошибки можешь серьезно пострадать. Вот я и пытался блокировать удары своим палашом, попутно оттачивая навыки создания иеро, а также восприятия окружающего мира.

Бой зашел в тупик в тот момент, когда звезда в фиолетовом мареве приобрела контуры человеческой фигуры с уникальным копьем, и я начал неплохо блокировать ее атаки своим мечом, снизив количество пропускаемых ударов до двух из десяти. Моя защита мгновенно подскочила на более высокий уровень, я получил возможность маневрировать. И теперь ее световой импульс был против меня бесполезен. Очередная резкая атака с ее стороны и такое же резкое отступление. Мое тело объяло пламя, которое создало вокруг меня непреодолимый барьер.

— Не дурно дерешься.

— Зато вы кажется, понятия не имеете об искусстве фехтования. Хотя, ваше умение видеть с закрытыми глазами и способность сводить на нет мои удары с лихвой компенсирует этот недостаток. А это пламя. Даже не буду говорить, насколько я поражена, увидев его только сейчас. Вы могли бы не пропускать даже первый удар, не говоря уже о последующих. Почему вы так делаете. Играетесь со мной?

— Боже упаси, нет. Иначе я не стал бы рисковать своим зрением. Кстати, надеюсь, что действие твоей способности временное.

— Я наоборот.

— То есть ты не знаешь, что повлечет за собой эта атака?

— Я не имела удовольствия изучать последствия своей вспышки. Как правило враг погибает сразу после нее.

— Понятно. В любом случае, мое оригинальное тело не пострадало, так что будем считать, что эффект временный. А теперь, пришло время подавить твое сопротивление.

Я сорвался в сонидо, одновременно усиливая огненный покров, заставляя ее использовать аналогичную скоростную атаку, чтобы отступить. Но я не мог позволить ей играть со мной в догонялки. Резкий удар в ее направлении кулаком и стремительная бала срывается с моей руки, за доли секунды достигая ее. Она попыталась увернуться, но увернуться, находясь в шунпо, практически невозможно, так что, ей пришлось принять удар на себя. Точнее, она поставила блок клинком, но из-за недостатка времени, недюжинная мощь удара была не заторможена и нанесла ей повреждение. Сущность занпакто потеряла равновесие и в итоге врезалась в одно из местных зданий на полной скорости, полностью снеся его. Прийти в себя я ей не дал. Резкий прыжок, и ее копье отлетело в сторону, а ее горло было сжато моей ладонью. Пламенный покров спал на нет, чтобы не навредить ей. Моей целью не было уничтожение этой девушки. Я собирался провернуть очередное безумное дело. Мой клинок тут же оказался в ножнах.

— Пришло время, дорогуша. Надеюсь, эксперимент пройдет успешно. А теперь, будь так добра, потерпи пожалуйста.

Плащ автоматически перешел в движение, обволакивая ее тело, создавая прочный кокон, а также проникая ей в голову, подавляя ее волю.

— Вот и славно. Первый этап завершен. Теперь второй этап….


В этот момент я оказался в камере, рядом с телом шинигами, держа в руке его занпакто. Тот лежал и смотрел на меня с расширившимися глазами, явно не понимая сути происходящего. Возможно, он что-то почувствовал. Хотя это было неважно.

— ИП 1, немедленно!

— Есть!

Через пару секунд в помещении оказался один из искусственно созданных мною пустых — образец, полученный в результате формирования двух тел из одного гиллиана. Это был образец созданный мною для решения определенных задач. И сейчас он был мне необходим для решения именной такой задачи. Я мгновенно установил с ним контакт, подзывая его к себе. ИП 1 (искусственный пустой) направился ко мне, и остановился всего в метре от меня. Итак, можно приступать к следующему шагу операции. Мой плащ тут же пришел в движение, обволакивая его тело, полностью сливаясь со мной воедино. Итак, готово. Начался самый сложный этап. Используя соединение между мной и с внутренним миром шинигами, я начал медленно абсорбировать сущность занпакто, и передавать поглощенную реацу, материю, а также информацию по связке ИП 1. Тем самым, мною осуществлялась уникальный эксперимент по перекачке сущности из внутреннего мира проводника душ в материальный мир, в уже готовое тело. Здесь нельзя было ошибиться. Малейшее нарушение баланса, и все будет потеряно. Даже клочок потерянной информации личности занпакто и как таковая она перестанет существовать. А я хотел получить именно пустого, созданного из занпакто.

Перекачка шла очень медленно, было довольно сложно не ошибиться, но все же процесс прошел успешно. Вроде бы. Я ощутил, как реацу занпакто полностью перетекла в тело пустого, а внутренний мир шинигами теперь оказался совершенно пуст, лишенный постоянного обитателя. Мой плащ развернул кокон, и на пол камеры рухнуло тело ИП. Он или она (теперь я уже не уверен), был без сознания.

— Что произошло? Что вы наделали?

К шинигами, наконец, вернулся дар речи.

— О, мой друг, я только что лишил вас вашего клинка. То есть вот это, — я показал ему его серп, — теперь бесполезный кусок металла. В нем больше нет сущности. Теперь ты остался без своего источника силы. У пустых, помниться, не должно быть подобных занпакто.

— Что это значит?

— Я ведь обещал сделать из тебя пустого. Это был первый этап данного процесса — лишение занпакто. Второй этап — пустофикация.

— Неужели и в правду собираетесь….

— Да, я не люблю нарушать свои обещания. Не гарантирую, правда, что ты выживешь, но твою смерть мы запишем в жертвы ради науки, хех.

— Что?

— Итак, ребята, отведите ИП 1 в камеру. Передайте приказ Урлуку, чтобы вторая часть его группы занялась его охраной. Включая его самого. А охранников снаружи этой камеры сюда позовите. Пусть отведут подопытного в камеру. Как только я с ним закончу.

— Нет, не делайте этого! Я не хочу стать падшим!

— Извини, но раньше надо было думать, мой друг. А теперь, увы, я умываю руки. Выживешь, поговорим.

В эту секунду шинигами скрутило от невыносимой боли, его лицо приняло мученическое выражение, а глаза закатились. Хм, интересно. Вот значит каково это, когда моя паразитирующая сущность плаща начала развиваться внутри его тела, попутно вторгаясь вместе с моей реацу во внутренний мир, занимая и перекраивая его под себя. Я не жалел реацу, которую вливал в проводника. Эта сила должна была пойти на формирование внутреннего пустого, который должен был стать частью моей силы, полностью лояльную ко мне.

— Что с ним происходит, господин Арес?

Вошедший в камеру адьюкас удивленно смотрел на агонию шинигами. Вопли, которые исходили от него явно его нервировали, и вызывали определенный страх. Страх нежелания оказаться на месте этого бедолаги.

— Если все пойдет так, как я задумал, то его тело должно перестроиться и принять форму пустого. А если нет, то тут возможно два варианта. Либо он станет чем-то иным, либо погибнет. Иного не дано. Оттащите его в камеру и глядите в оба. Он может быть опасен. Будьте настороже.

— Есть!

— Я надеюсь, у меня получиться хотя бы подобие вайзарда. А если нет, то черт с ним. Нужно было соглашаться на сотрудничество, друг мой. Теперь у тебя нет выбора.


Часть — 2.

Война и все такое.

Отряд новоиспеченных адьюкасов был выстроен передо мной. Двадцать пять особей, все недавно закончивших свое развитие как гиллианы и вставшие на путь, как любят говорить шинигами, падших среднего звена. Впрочем местная терминология меня волновала мало. Было гораздо важнее то, что подверженные искусственному переходу на уровень меноса пустые первого поколения, в кратчайший срок были достигли таких высоких параметров без видимых последствий. Третье поколение — это просто замечательное пополнение для нас. Конечно, у этих ребят было немало недостатков, которые требовалось устранить в ближайшее время. И собственно, именно по этому поводу они и были построены, а не просто чтобы полюбоваться на выводок новых солдат. Рядом со мной стояла Афина, как мой ближайший помощник и практически, второе лицо в нашем, кхм, своеобразном государстве, или скорее, организации. А также здесь присутствовал Деймос, уже как негласный лидер подразделения, которое он должен был возглавить и провести курс боевой подготовки. Конечно, было бы логичнее поставить командиром Аркадия, как единственного вастер лорда во всем нашем сообществе (благодаря проведенным манипуляциям в его голове, его уровень снова соответствовал высшим меносам) и способного контролировать молодых адьюкасов своим зовом. Однако я все же считал более целесообразным поручить управленческие дела именно Деймосу, который обладал моими воспоминаниями, и, следовательно, целой кипой всевозможных знаний об организации вооруженных сил в разных странах в различные эпохи. Все это позволяло ему начать разработку совершенно новой программой по военной подготовке, которая могла влиться в создание самой эффективной в мире системе организации вооруженных сил. Ну, наверное.

— Итак, господа адьюкасы. Поздравляю вас с успешным переходом в третью ступень вашего развития как пустых! Не знаю, можно ли этому радоваться, если смотреть на это с точки зрения человека, но мы с вами пустые, и полагаю, вы разделяете мою точку зрения. Учитывая то, что вы еще будучи представителями первого поколения доказали то, что вы гораздо лучше многих, то думаю, теперь, думаю, вы покажете еще более выдающиеся качества. Так что, я ожидаю, что вы станете сильной поддержкой нам всем.

Я выдержал короткую паузу и решил, что лучше сразу переходить к делу, не пытаясь блистать красноречием и ораторским искусством.

— Однако, теперь, когда вы достигли третьего поколения, вам следует знать, какие положительные и отрицательные свойства присущи данному виду. По этому поводу распространяться долго не буду. Ваш наставник все объяснит вам сам и без меня. Я лишь ознакомлю вас с самым главным, что вы должны знать и понимать, достигнув своего уровня. Для начала, не забывайте, что вы стали гиллианами при нашей помощи. Я бы даже сказал, без нас вы не смогли бы достигнуть данного уровня и не факт, что даже став, смогли бы остаться при своем разуме. Не каждому гиллиану удается пробудить свое сознание и начать собирать силы для формирования нового тела. И не каждому пробудившему сознание гиллиану удается выжить до того, как он достигает уровня адьюкаса. Ваше развитие протекало в тепличных условиях, вы получали все без борьбы, без затруднений, практически вас кормили с рук. Что ставит нас перед фактом того, что у вас нет опыта выживания в одиночку в пустыне, опыта борьбы за свою личность среди тысяч поглощенных пустых внутри себя, нет опыта борьбы за свое существование в яростных схватках со своими сородичами-гиллианами. Даже сейчас, став адьюкасами, вам не нужно охотиться на своих сородичей, чтобы не регрессировать, потому что у вас есть бесконечный источник пищи, который мы выращиваем сами.

Одним словом, вы не опытны. И вы не наберетесь опыты, живя в таких вот идеальных для пустого условиях. А ваши способности так и останутся не раскрытыми, что снизит ваши показатели и эффективность. Учитывая то, что отныне вы все будете формировать костяк нашей армии, такое серьезное упущение может нам аукнуться в будущем. Поэтому, друзья мои, с этого дня над вами будет поставлен наставник, который обучит вас всему тому, что должен знать и уметь настоящий адьюкас. Этим наставником станет Деймос, которого вы видите перед собой. Именно он научит вас всем премудростям, которые вам необходимо знать как пустому, а также тому, что вы должны знать как воины — защитники нашей крепости. Деймос, ты можешь приступать.

— Есть!

Я сорвался в сонидо, предоставив адьюкасов своему помощнику, ощущая за своей спиной реацу Афины, которая следовала за мной.


— Итак, господа. Как выразился наш высокопарный босс, отныне я ваш шеф, и это значит, что вы в полном моем распоряжении. Не думайте, что вы отныне можете разговаривать на равных только потому, что сравнились со мной по уровню. Я являюсь вашим командиром, и отныне ваша команда будет исполнять все мои приказы беспрекословно, если, конечно, мои приказы не противоречат приказам вышестоящих инстанций. Думаю, вы понимаете, кого я имею в виду. Говорю это лишь потому, чтобы вы не говорили мне потом, что я вас не предупредил. Итак, как сказал до этого господин Арес, вы все отныне адьюкасы, и именно я объясню вам то, что это значит.

Во-первых, вы пустые третьего поколение — среднее звено в иерархии меносов. Это значит, что вам доступны все боевые возможности данного вида пустых. Сюда относиться: серо (никто, думаю, не станет меня спрашивать, что это такое), сонидо (техника стандартная для большинства пустых, но нужно быть гением, чтобы освоить ее в первом поколении), огромный уровень реацу (по сравнению с теми же гиллианами), иеро (техника особого типа, требует подготовки и немалого опыта обращения с реацу, но доступна для нашего вида). Можно также применять бала, у адьюкасов более быстрая и эффективная регенерация, большая чувствительность к реацу, нежели чем у гиллианов. Ну и естественно, зов. Возможность манипулировать представителями младших поколений, ну и над наиболее слабыми представителями своего вида (только для этого нужно быть невероятно сильным, так как у адьюкасов иммунитет к зову своих сородичей). Плюс к этому целый спектр индивидуальных способностей, которые пробуждаются с превращением. У каждого свои особенности как физических, так и личностных, так что думаю, все вы понимаете, что это значит.

Во-вторых, будучи пустыми третьего поколения, вы имеете также одну особенность. Вы обязаны подчиняться пустым четвертого поколения — высшим меносам, ну и естественно тем, кто смог дорасти до пятого поколения. А также для вас жизненно важно поглощать таких же пустых, как и вы сами, чтобы не регрессировать обратно в гиллианов, без возможности возвращения к третьему поколению. Так как вы будете непрерывно снабжаться пищей, то естественно никакой регресс вам не грозит, но без опыта схваток, сформировать из вас надлежащих воинов не получиться. Только вот не надо говорить, что при жизни вы были еще теми вояками. Там вы имели дело с людьми, которые выглядят одинаково и вооружены соответствующе. А здесь каждый враг уникален и опыт схватки с любым из них — это огромная польза для формирования вас как воинов. Итак, по этим вот причинам, я намерен, в первую очередь, обеспечить вас именно таким вот опытом. С этого дня, вы будете проходить школу выживания. Как только я обучу вас необходимым навыкам, мы с вами совершим рейд по ближайшему лесу с целью поиска вам достойных противников. Ну а если повезет, и вовсе сможем выбить у господина Ареса разрешение на посещение Тартара.

При этих словах большинство адьюкасов синхронно вздрогнули, а Деймос лишь улыбался такой реакции под своей маской. Да, он был намерен хорошенько поразвлечься!


— Как наш испытуемый?

— Он все еще жив. По-крайней мере, нам так кажется. Он непрерывно дергается, иногда его реацу резко подскакивает, а потом снова падает настолько, словно он вообще мертвый.

— Хм, выглядит вполне себе нормально. Даже странно как-то. Маска не формировалась?

— Нет. Он по-прежнему сохраняет человеческую форму, хотя пару раз я сам видел, как его позвоночник выгнулся под неестественным углом. Живым человек после того, как его тело согнулось на девяносто градусов назад по определению быть не может, а этот потом снова вернулся в нормальное положение, а потом его голова начала дергаться. В общем, господин Арес, я не знаю, что вы с ним сделали, но мне как-то не по себе смотреть на это. Даже, несмотря на то, что я сам проходил и не через такое.

— Хм, я даже сам перестал понимать, что вообще происходит. Вроде, все идет по плану, но черт его знает. Сдается мне, что он отчаянно сопротивляется пустофикации.

— С чего вы решили, что шинигами способен стать пустым? Это ведь невозможно.

— До сегодняшнего дня я думал, что это не так, и до сих пор продолжаю так думать. Кстати говоря, мне кажется, что ему кое-чего не хватает для идеального процесса пустофикации. Урлук, не мог бы ты сходить и принести сюда немного древесного сока? Ну и прихвати с собой еще и немного древесины.

— Как скажете, господин Арес.

Я вошел в камеру и присел на корточки рядом с едва живым шинигами, который до сих пор продолжал отчаянно бороться за свою жизнь без маски. Только вот он до сих не осознал того факта, что теперь ему этой маски никогда не снять и даже ее отсутствие в данный момент не говорило, что ее нет вообще. Нет, проводник превращался в пустого. Боролся, сопротивлялся, хватался за каждую соломинку, чтобы удержаться на поверхности и не погрузиться в пучину тьмы и хаоса, но продолжал превращаться. Его тело не рассыпалось на частицы, потому что его реацу было достаточно сильным, а воля внушала уважение. Но пустофикация была необратима. Выворачивающиеся неестественным образом конечности, означало то, что процессы преобразования его тела в тело пустого шли полным ходом. Не столь быстро, конечно, но не суть важно. Формируемый внутренний пустой делал все методично и четко, захватывая все изнутри. На полную трансформацию просто не хватало сил. Я прекрасно чувствовал это, ведь пустой был частью моей сущности.

Урлук обернулся довольно быстро. Принеся довольно емкий бутыль, заполненный древесным соком и целый ворох кусков дерева, которые, как я понял, были сорваны только что, он сложил это рядом со мной.

— Что вы собираетесь с ним делать дальше?

— Его внутренний пустой слегка ослабел. Реацу, что я ему дал была потрачена на заполнение его внутреннего мира и преобразование сущности шинигами изнутри. Поэтому теперь ему не хватает сил на полное преобразование снаружи. Так что, ответ очевиден. Внутреннему пустому надобно помочь. Под питать его, дать силы для финального превращения. Кстати говоря, у меня родилась одна замечательная идея. Посмотрим, получиться ли ее реализовать.

Я взял в руки одну из веток и, повертев в руках, посмотрел на адьюкаса, который стол рядом со мной. Невольно задумался о том, что он стал достаточно сильным и верным последователем после поглощения дополнительного компонента усиления в виде тартариума, и теперь спокойно удерживал под контролем свою группу.

— Урлук, открой ему рот.

— Что?

— Рот. Держи его открытым.

— Понял.

Адьюкас схватил своими лапами голову и развел челюсти шинигами. Тот не подал признаков жизни.

— Пришло время очередного эксперимента!

Я взял и запихнул ветку ему в рот, просовывая внутрь по пищеводу. Проводник тут же поперхнулся, попытался вырваться из хватки, но я не собирался позволять ему портить мне настрой. Коснувшись его груди свободной рукой, тут же подал реацу, подавляя его, а также насыщая внутреннюю сущность пустого энергией, чтобы тот начал осваивать получаемую материю. Хм, не знаю, пошло ли все точно так, как я задумал, или нет, но ветка скрылась внутри его тела и перестала ощущаться. Я, не задумываясь, запихнул внутрь очередную ветку. Та также скрылась внутрь. Так продолжалось до тех пор, пока вся древесина не вышла. После этого влил ему в глотку весь бутыль с древесным соком. Все исчезло внутри ставшего необъятным желудка.

— Можешь отпускать, Урлук. Теперь осталась лишь моя работа.

— Понял.

Я коснулся головы шинигами, и настроился на волну внутреннего пустого, устанавливая соединение и получая возможность непосредственно заниматься освоением полученной материи, направлять ее куда следовало. Процесс занял около часа, по завершению которого, я вышел из внутреннего мира шинигами и дал мысленную команду произвести финальное превращение. После чего стоя рядом с Урлуком минут десять наблюдал, как тело шинигами вытягивалось, покрывалось какими-то почками, которые начали расширяться, деформируя изначальный человекоподобный облик в нечто странное и противное. Из неоткуда выросли дополнительные конечности (ну, так мне казалось на тот момент), голова опухла, в ней возникли антенны как у слизняков, появился длиннющий хвост. Когда этот монстр сформировался вроде бы полностью, первой мыслью, которая пришла мне в голову, и которую озвучил за меня адьюкас, было, что я создал из человека гусеницу. Но потом пришлось от этой мысли отказаться, так как после этого форма начала стабилизироваться. Громадное вытянутое склизкое существо начало менять форму, опухать, твердеть, покрываться достаточно интересными узорами. И под конец, образовавшаяся чертовщина лопнула. Оболочка треснула в нескольких местах, отслоилась и выпустила наружу довольно странное существо, которое вызвало у меня неоднозначные чувства. Человекообразное тело, покрытое совершенно белым экзоскелетом, плотно обтягивающее корпус. Голова существа была полностью покрыта оскалившейся маской, лишенную отверстий для носа. На месте глаз были круглые стекляшки (или что-то вроде того), которые были единственным черным объектом во всем теле. На груди у него был необычный провал, который углублялся приблизительно на пять-шесть сантиметров. Видимо, это нечто имитировало дыру пустого, но она была не сквозной. Дополнением к общей картине служили торчащие из-за спины странные листья зеленоватого цвета. Необычность листьев заключалось в том, что они напоминали большие ладони с множеством длинных пальцев (штук десять на одном листе). Листьев было четыре. Две пары. Первая пара начиналась в районе пояса и тянулись до колен, прикрывая сзади ноги. Вторая пара начиналась в районе плеч и тянулась до пояса. В общем, весьма своеобразное зрелище.

— Господин Арес. Пожалуй, я с этого дня не стану сомневаться в ваших решениях. Впервые вижу нечто подобное. Очень странная форма у него. Напоминает какую-то бабочку, но форма настолько приближена к человеческой.

— Она человекообразна потому, что сущность пустого сформировала новую оболочку непосредственно над его телом. Кстати говоря, ничего не напоминает?

— Листья говорят о том, что те ветки и сок попали именно в то горло, которое следовало.

— Верно. Протестируем образец. Привет друг мой. Как себя чувствуешь?

— Как будто я заново родился. Чертовски больно, непривычно, все вокруг ярко.

— Мда, сказать такое о темной камере это конечно странно, но ничего. В голове есть что-то, или кроме умения говорить ничего не осталось?

— Простите, господин Арес, я вас не сразу узнал.

Новоявленный пустой опустился на колени передо мной, демонстрируя свою абсолютную преданность.

— Хм, а вы уверены, что у него на самом деле такое лояльное отношение к вам? Учитывая то, из-за чего вы вообще подвергли его пустофикации, это смотрится как минимум, подозрительно.

— На сто процентов конечно не уверен, но видишь ли, сейчас его внутренний пустой находиться снаружи и контролирует это тело. Сущность шинигами у него внутри, и сдерживается там. Теперь старая личность обитает в его внутреннем мире и не имеет воздействия на реальность. А пустой — это моя сущность, частица моей силы. Что подразумевает его преданность. Вот и все.

— Впечатляет. А его способности шинигами теперь потеряны?

— Не сказал бы. Пустой пользуется реацу своего шинигами. А в идеале, он возможно, даже сможет пользоваться кидо. Я на это надеюсь, по крайней мере. Ну а на счет меча, то ты и сам понимаешь.

— Его занпакто теперь отдельная сущность.

— Да. Пойдем, кстати взглянем и на нее. Кстати говоря, наш новый коллега, пока побудет здесь. Пока не придет в себя после трансформации.

— Понял. Охрану не снимаем.


— Ну, как дула, дорогуша? Вижу, ты неплохо срослась со своим новым телом.

— А, это вы….

— Какая-то у тебя странная реакция.

— Нормальная для девушки, оказавшейся в теле черт знает чего. Да еще и явно рассчитанного как мужчина. Да еще и запертой в камере из этого странного стекла и находящейся под охраной падших среднего звена.

— О, тогда все ясно. Дам тебе совет на будущее. Раз уж ты теперь одна из нас, то старайся впредь не пользоваться терминологией проводников. Падшие среднего звена не особо любят, когда их так называют. А вот когда их называют адьюкасами, им это кажется даже стильным, что ли.

— Что за бредовое слово?

— Может оно и бредовое, но отныне ты сама представляешь собой вид адьюкасов, так что не думаю, что тебе стоит так произносить термин, характеризующий тебя саму.

— Как скажете.

— На счет твоего тела. Видишь ли, сами пустые, или как вы их называете, падшие, по сути, не имеют половых различий. У них нет половых органов, они не способны размножаться привычным образом, а половыми признаками являются по сути лишь самосознание как мужчины или женщины, ну и, собственно говоря, голос. Ты осознаешь себя как женщина, так что ты и являешься женщиной. Достигнешь уровня вастер лорда, или же, иначе говоря, падшими высшего звена, то в тебе проявятся именно женские особенности.

— Спасибо за объяснение.

— Не нужно так иронизировать. Я здесь, чтобы ввести тебя в курс действий, познакомить тебя с местным укладом, ну и познакомиться. Начнем именно с этого. Я — Арес. Эта крепость принадлежит мне и все здешние пустые подчиняются мне. То есть, всем заправляю я. А как твое имя?

— При жизни меня звали Агейп. А раз я не являюсь сущностью клинка, то думаю, нет смысла именовать себя названием этого оружия.

— Агейп значит. Интересное имя, признаться. Итак, Агейп, позволь объяснить тебе все то, что с тобой произошло. Ты больше не являешься частью мира проводников душ. Теперь ты составляющая нашего темного мира, имя которому Уэко Мундо. Твоя сущность живет внутри этого тела, которое очень скоро полностью преобразуется в нечто иное под влиянием твоей силы. Я пока точно не могу знать, что это будет за форма, и каковы будет твои способности, но думаю, что получиться довольно интересно. В новом теле ты находишься на уровне адьюкаса. ИП 1 был создан именно как пустой третьего поколения, хоть и довольно слабый, но вместе с твоей силой, вы можете потянуть на среднестатистического адьюкаса. Говоря вы, я имею в виду только тебя. Просто хотел обозначить то, что тело раньше было не твоим. Итак. Являясь бывшим занпакто, ты должна сохранить свои боевые навыки, твоя память полностью сохранилась, а тот кусок железа, которым ты сражалась против меня, должен давать тебе определенные преимущества в бою. Но вместе с тем, ты являешься именно пустым, что означает, что тебе отныне и впредь будут доступны сильные и слабые стороны нашего вида. Под слабостями я подразумеваю то, что ты, являясь частью иерархии обитателей нашей пустыни и звеном в пищевой цепочке, должна подчиняться воле вышестоящих существ. А именно всех тех, кто выше тебя по уровню развития. Это называется следование зову. Ты, наверное, не заметила, но уже с самого начала нашего разговора, ты подвергаешься моему зову и с этой минуты ты не имеешь права меня ослушаться и будешь следовать моим приказам.

— Хм, а ваш зов как-то меняет восприятие мира или отношение к вам?

— В зависимости от степени воздействия. Можно из подчиненного вытрясти все мозги и заставить себе служить на уровне слепого фанатизма. Можно же просто установить своеобразный контроль, при котором подчиненный будет думать и действовать полностью самостоятельно, строить коварные планы (при этих словах я слегка поменял интонацию), но стоит пользователю зова поманить пальцем, как он окажется перед ним и будет махать хвостиком, как собачка. Ты ведь знакома с такими существами, которые называются собаками?

— Вы что, меня за недоразвитую домоседку принимаете?

— Это был провокационный вопрос. Не дуйся. В общем, я применил стандартный контроль на твоем теле.

— Почему я не хочу вас убить за то, что вы сотворили со мной? Ведь вроде бы должна, но не хочу.

— Тело пустого хранит в себе огромное количество закладок в голове и программ для действия в той или иной ситуации. Над ИП 1, тело которого сейчас ты занимаешь, я успел немного поработать на досуге. Думаю, эти изменения, да и факт того, что создателем этого тела являюсь также я, сказались на твоей личности.

— И что вам от меня надо? Какова моя роль в вашем плане?

— Роль в плане? Боюсь что пока чисто символическая. Ты была экспериментальным материалом, без обид. Но я уверен, что со временем, из тебя выйдет неплохая боевая единица.

— Не слишком радужно.

— А ты как хотела. Всему есть своя цена. Твой бывший партнер заупрямился, и ты поплатилась за это…. Ладно, не подумай ничего такого, просто я пока думаю. Решу, пристроим куда-нибудь. А пока мне пора.


Громадный по меркам нынешнего времени флот начал осуществлять высадку не менее масштабного десанта. Сотни судов, которые, если не ошибаюсь, именовались триремами, «причаливали» к берегу, прорывая своими острыми «бивнями» песок местного пляжа, и из нее тут же прыгали на берег воины, одетые и вооруженные бронзой, и тут же бросались на штурм заранее заготовленной песчаной косы, которую защищали бойцы Приама. За несколько десятков минут боя, морской берег наполнился десятками трупов, из которых торчали стрелы, которыми ловкие троянские лучники буквально осыпали своих врагов. Количество греческих воинов изначально стремительно росло, по мере прибытия новых судов, а троянцев становилось все меньше и меньше. Пока подкрепления из города не прибыли, местные были в явном проигрыше. Мда, оборону действительно можно было бы организовать и получше. Помниться, по мифам, прибытие греческого флота встречало огромное войско во главе с Гектором, но здесь такого невыгодного для себя варианта развития событий греки явно избежали. Наверняка, уже вернувшись с войны, вояки из Эллады решили слегка приукрасить свои подвиги. Такого всегда хватает, а уж на фоне войне с врагами на другом континенте, то и подавно.

Битву я наблюдал сидя на крыше храма Аполлона. Вот ведь троянцы странные. Могли бы этот храм построить за городскими стенами. Но нет, установили прямо на берегу моря. Хотя, кто разберется в тонкостях местной религии. Ну да ладно, это, по сути, не важно. Гораздо важнее то, что я с интересом следил за полем боя, видел как отряд греков быстрыми темпами пробивался к храму, ломая сопротивление троянцев. Особенно выделялся молодой мужчина, одетый в черную броню, который демонстрировал просто невероятные боевые навыки, убивая своих врагов без малейших проблем. Сила, скорость, реакция, выносливость — все эти показатели у него были на очень высоком уровне. Для человека, облаченного в броню, он двигался даже через чур быстро. Удар его копья прошивал щиты, а ударом своего щита он опрокинул пару неудачливых своих противников. Да, это определенно был Ахиллес — легендарный воин, сын Пелея, если не ошибаюсь. Внешне он, конечно, был совершенно не похож на Бреда Пита, который играл его в фильме, но меня это не волновало. Примечательным для этого воина было то, что от него исходила какая-то своеобразная аура. Я не понял, была ли это аура следствием реацу в теле, или же чем-то другим, но он определенно отличался от других людей. И эта аура обеспечивала ему какую-то сверхъестественную защиту. Несколько раз стрелы отлетали от его тела, даже не поцарапав. Вне всякого сомнения, легенда о неуязвимости героя древнегреческих легенд явно не появилось на пустом месте.

Ахиллес оказался человеком бескомпромиссным в вопросах религии. Дойдя до ступеней храма, он тут же направился внутрь, где занялся уничтожением жрецов. Те отчаянно кричали, взывали к своему богу, но их враг, не задумываясь, вырезал их всех, причем, без малейшей жалости. В этот миг мне даже стало как-то не по себе. Стоило ли принимать такого жестокого убийцу в свои ряды? Нет, я понимаю, что пустые далеко не ангелы, и я сам в принципе особой лояльностью к врагам не отличался, но у пустых убийство обусловлено инстинктом самосохранения. Убьешь ты или убьют тебя. Но вырезать тех, кто по сути ничего плохого тебе не сделал и даже не был вооружен — это уже слишком. Впрочем, я позже отбросил эти размышления на почве морали, и продолжил наблюдать за действием. Прям как в фильме, к храму прискакал отряд конных воинов, которых возглавлял уже известный мне Гектор. Хм, неужели все пойдет так, как в свое время снял режиссер «Трои». Кажется, нет. Конники оказались достаточно неплохими воинами. До прибытия к храму они уже столкнулись с одним из отрядов греков. Наконечники копий были окровавлены, на щитах виднелись зарубки и следы попадания ударов копий. Вот сейчас они обрушили свой праведный гнев на воинов, пришедших с Ахиллесом. Действуя жестко, причем, весьма эффективно, они устроили на ступенях храма кровавую бойню, уничтожив одну треть отряда, что была в здании. Гектор продемонстрировал чудовищную силу. Ударом копья нанизал в оригинальный вертел сразу парочку своих врагов, игнорируя факт наличия у тех бронзовых доспехов. Вытащил меч, и один из греков стал короче на голову. Внушительно! Неужели не будет убийства Патрокла и все решиться прямо здесь, на ступенях храма? Так то, ничего страшного, в любом случае я рядом и могу тут же завербовать их.

Однако кровавой дуэли между двумя сильнейшими воинами двух сторон не последовало. Вышедший из глубин храма Ахиллес, а вместе с ним весь его отряд, а также подтягивающийся к зданию отряд под предводительством двух громил внушительного роста, подействовали на царевича отрезвляющею. Быстро оценив ситуацию, и решив отомстить за зверства позже, он дал команду к отступлению. Его воины не стали спорить с решением предводителя и немедленно последовали за ним. Правда, без короткого обмена удара все же не обошлось. Раздраженный бегством противника, Ахиллес метнул свое копье, с твердым намерением пригвоздить того к земле. Однако копье встретилось со щитом, пробило его, но тут же улетело в сторону вместе с ним. Царевич оценивающе посмотрел на него и, позаимствовав копье у своего товарища, провернул аналогичный фокус. Метательное оружие молниеносно достигло тела врага, но тот не стал рисковать и слегка изменив положение своего корпуса, с легкостью уклонился. Правда, копье все же нашло себе жертву. Ударившись о каменную стену, оно отскочило и ударило одного грека в затылок древком.

Троянцы молниеносно оказались на своих конях и ускакали до того, как подкрепление греков достигло храма. А я остался, наблюдать за сценой, которая неожиданно развернулась уже между предводителями отрядов. Прибывший один из громил, тут же недоверчиво посмотрел на трупы у стен храма и как-то косо посмотрел на Ахиллеса. Хм, неужели увидел в действиях последнего что-то предосудительное?

— Ахилл, что за безумие ты здесь вытворял? Храм Аполлона не должен был стать полем битвы!

Виновник «торжества» лишь махнул рукой.

— Не стоит об этом говорить, Аякс. Это война, а войны без жертв не бывает. А полем брани может стать даже Олимп.

— Не гневи богов! Мы потеряли немало судов, пока преодолевали Море из-за недовольства Посейдона! Хочешь, чтобы и Аполлон на нас ополчился?

— Если бы Аполлону было бы дело до его храма, то он давно бы уже меня покарал. Раз уж я все еще жив, значит Аполлон на нашей стороне и недоволен тем, что наши враги ищут у него спасения. А вообще, какая разница в том, что здесь произошло? Война на то и война, чтобы на ней умирать и завоевывать себе славу. Завтра будет битва, в которой мы завоюем свою славу, а также ощутим на себе гнев богов, и предстанем перед судом Аида.

Великан, названный Аяксом, недовольно смотрел на своего «коллегу», тот же стоял, демонстрируя свое полное спокойствие. Правда потом ему надоело терпеть такой взгляд и схватив меч, одним ударом обезглавил бронзовую статую Аполлона, стоявшую у самого входа в храм. Реакцию это вызвало неоднозначную, даже среди подчиненных Ахиллеса. Некоторые воины даже были готовы броситься на своего повелителя, чтобы не попасть под гнев разъяренного бога солнца.

— А это для того, чтобы Аполлон понял, что во всей этой резне виноват лишь я, и чтобы убил меня своими руками. Это ведь такая честь, умереть от руки бога.

Усмехнувшись, воин направился к своему кораблю, а его воины, несколько замешкавшись, последовали за ним. Аякс, молча, пропустил союзников, смотря на валяющуюся в крови голову статуи. Потом он поднял взгляд к небу и неожиданно окаменел, посмотрев на меня в упор. Судя по расширившимся от страха глазам и побледневшей коже, которая до этого напоминала бронзу из-за загара, я не был пустым местом в его глазах, то есть его глаза могли меня видеть. Интересно! Чтобы проверить сей факт, оказался вне поля его зрения и увидел, как он тут же начал недоверчиво озираться. Точно, потерял меня из виду! Ясно, значит, я не ошибся в своем предположении. Аякс, ты зачислен в список.


Для шинигами, ответственного за Трою начались очень сложные будни. Если в первый день вторжения убитых было еще не так много, то на следующий количество падших воинов перевалило за несколько тысяч. Да, грандиозная по местным масштабам битва между двумя армиями оказалась очень кровопролитной. В ходе сражения погибло немало воинов, которых я заприметил еще во время высадки, демонстрировавших прекрасные способности, среди которых оказался и муж, ищущий справедливости — царь Спарты Минелай, сраженный Гектором. Этих воинов по окончании битвы, я сразу же собрал вместе (это оказалось не очень сложно, благо увидев облаченного в черный плащ человека души сразу же с покорностью останавливались и ждали свою участь), и переправил в Уэко Мундо, где с ними провернули примерно тоже, что и с убитыми шинигами — сделали из них аналог мумии и закрыли в гробах до момента, пока нельзя будет ими заняться вплотную. Это делалось для того, чтобы законсервировать души, предотвратить быстрое разложение цепи судьбы.

Не берусь описывать ход всей троянской компании, так как в принципе это была та же самая война, что и описанная в мифах, легендах, ну и продемонстрированная в фильмах. Она не длилась десять лет, даже не полгода, а всего полтора месяца. Сразу за битвой у стен города развернулось троянское контрнаступление, в ходе которого лагерь греков был взят штурмом, и обращен в пепелище. Часть кораблей, что находились наиболее близко, также пострадали от огня, которым их щедро поливали троянцы. Погибли такие воины как Аякс, которому не повезло столкнуться в бою с Гектором, а также Агамемнон, которого сразила шальная стрела. Самым, наверное, интересным с точки зрения канона мифов, оказалась смерть Патрокла, в котором проснулся патриотизм (Ахиллес как и в оригинале поссорился с Агамемноном уже на первый день вторжения и отказался сражаться вместе со своими людьми), и решившем, что он в состоянии тягаться с царевичем троянцев. Правда его убили без малейших проблем, и, наверное, даже чисто случайно. Зато это вызвало гнев Ахиллеса, который вместе со своими воинами помог отразить троянское нашествие и потом бросился за Гектором, пылая праведным гневом. Их схватка состоялась здесь же, в лагере греков, и, по сути, прошла она невероятно быстро. Два воина нанесли лишь по одному удару копьями, и этого хватило, чтобы оба воина упали на землю, поразив друг друга. Копье Ахиллеса пробило щит и панцирь Гектора, после чего добралось до сердца сына Приама, а копье последнего лишь ранило грека в плечо. Наверное, если бы не та таинственная защитная аура, то удар пришелся бы в сердце, но копье было неведомым образом отклонено в наиболее безопасную для воина сторону. Результат оказался налицо. Царевич пал, а грек получил серьезное повреждение плечевого сустава. У него по ходу, после этого левая рука перестала двигаться.

Дальнейшая компания была не столь интересной. Греки оказались в невыгодном положении, лишенные припасов, на вражеской территории, с противником, который находился за каменными стенами, для преодоления которых не было осадных орудий, и даже лестниц (пожар был знатным). В результате они решили провернуть фокус с троянским конем. Построили из дерева громадного коня, набили его наиболее профессиональными воинами, и оставили на берегу, а сами отплыли. Забавно, но идея себя не оправдала. Троянцы хмуро рассмотрели коня, верховный жрец сделал вывод, что это дар Посейдону для того, чтобы тот был милостивым к грекам во время их возвращения на родину, а потом предложил, что было бы неплохо такой дар богам установить в городе. Только вот его идею никто не поддержал. Аристократы и члены царской семьи, потерявшие в войне немало своих родственников и друзей, отметили, что греки вторгнувшись на их землю и совершив святотатство в храме Аполлона, должны получить за это свое «вознаграждение» от пострадавшей стороны и их бога. А «вознаграждением» должно было стать лишение покровительства морского бога во время путешествия, что можно было бы сделать одним простым способом — сожжением жертвы. Несмотря на отчаянные протесты жреца (в его действиях я уловил какую-то заинтересованность в результате), царь не слишком сильно торопился делать выбор, а потом неожиданно махнул рукой и пошел в направлении города. За ним последовала и его свита, оставив коня на берегу, совершенно не беспокоясь о его судьбе. Я был несколько удивлен такому развитию событий, а потом решил, что незачем мне больше терять время, и превратил коня в большой факел, слушая, как отчаянно вопят воины-греки. Не знаю, что послужило причиной падения Трои, но греки точно не имели к этому никакого отношения.

Я был доволен результатами военных действий. Троя осталась стоять на своем месте, троянский конь сгорел в огне, а греки убрались восвояси. Что касается тех воинов, которые сидели внутри коня, такие как Ахиллес, Одиссей (жалко, что он так и не совершит свое длительное путешествие в стремлении достигнуть родного дома), то их души оказались в моих руках. Очень скоро они присоединились к своим товарищам по несчастью в гробах, обмотанные тряпьем из волокон дерева. В принципе, за всю войну мною было собрано около сотни воинов, которые показались мне наиболее интересными и перспективными для дальнейшего развития. Ахиллес, Аякс, Агамемнон, Гектор, Одиссей, Минелай, Нестор — такие известные личности в свою очередь составили своеобразную жемчужину коллекции. Остальные были не столь известны, но они составляли подавляющее большинство.


Не могу не упомянуть одну сцену, которая развернулась в самый последний момент, и, честно говоря, заинтриговала меня даже больше, чем то, что я увидел за весь ход троянской войны. В тот момент, когда троянский конь превратился в большое кострище, а находящиеся внутри него люди отчаянно пытались выбраться наружу, морская гладь неожиданно пошла волнами и из пучины вылетела молодая женщина, облаченная в блестящую как чешуя рыбы одежду, и бросилась на помощь заключенным внутри. В своей руке она держала большую раковину, заполненную водой и пеной. Стоило ей достигнуть костра, то тут же из раковины вылетела стремительная и невероятно мощная струя воды, которая обрушилась на пламя, стремясь потушить его. Поток воды был мощным, огонь тут же начал гаснуть, а воины внутри явно ощутили поддержку и перестали отчаянно вопить от боли. Странная женщина демонстрировала просто ошеломляющие способности и даже высокий уровень реацу. Интересное, кто это мог быть?

Я не мешал ей делать свое дело, лишь спокойно сидел в сторонке и поддерживал пламя своей реацу, желая увидеть все, на что она способна. Рядом со мной стоял шинигами и молча, смотрел на эту сцену.

— Знаешь, кто это? — спросил я у него.

— Без понятия. На падшую вроде не похожа, маски и дыры нет. Проводником тоже не является. Духовная сила несколько иная, необычная. По видимому, она очень сильно старается спасти этих бедолаг, которых ты решил поджарить. Может покровитель кого-нибудь из них?

— Не знаю. Не будешь вмешиваться?

— Мы с тобой договорились, что ты будешь делать здесь все что угодно в приемлемых масштабах, а я не буду в это вмешиваться, пока дела меня не касаются напрямую. Ты затеял этот костер, а она пытается его потушить. Значит, это твои проблемы.

— Логично. Ладно, пойду с ней поговорю.

— Ты там осторожнее. Не хочу, чтобы ты случайно активировал свои мины.

— Постараюсь. Иди в город, смотри, как бы они не разорвались.


Я использовал сонидо и мгновенно оказался рядом между ней и конем, остановив водную струю ударом руки, заряженной балой. Она отшатнулась и тут же отпрыгнула назад, словно до этого меня не замечала. Хм, и в самом деле реацу у нее странная. Не шинигами и не пустой. Занятно.

— Кто вы такая? И зачем вы вмешались в мой обряд жертвоприношения?

— Обряд жертвоприношения! Да как вы помели устроить такое с моим сыном!

— Сыном? Оба на, только не говори, что тебя зовут Фетида.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Неужели это правда? Выходит вы мать Ахиллеса? Интересно. Неужели вы одна из нереид? Жена так называемого Пелея, отца того парня, который сейчас жариться в огне?

— Нереида? Да, я нереида! А вы кто и что вы творите?

Неужели боги Олимпа существуют? Ведь нереиды это часть того самого пантеона, и имеет очень тесную взаимосвязь с ним, если судить по греческим легендам. Так, нужно это проверить.

— Мое имя Арес.

При этих словах женщина тут же побледнела, словно увидела приведение. Так, становиться интереснее и интереснее!

— Бог войны?

— Ты что-то о нас знаешь?

— Но ведь вас не существует! Это просто миф!

— Забавно слышать это от той, которая сама по сути является частью того же самого мифа, разве нет? Нереиды, помниться, тоже далеко не часть обыденной жизни местных обывателей.

— Я не намерена вам что-то рассказывать! Вытащите моего сына оттуда!

— Стоп, стоп, так уж сложилось, но условия здесь ставлю я. Это жертвоприношение предназначается мне, и я никуда не уйду, пока не получу свое. Твой сын входит в список тех, кто мне нужен. Так что давай обо всем по порядку, иначе я сделаю так, что он испытает перед смертью все доступные мучения, которые мне известны.

— Я могу вас убить!

— Попробуй. Только вот незадача, я сильнее.

При этих словах я выплеснул свою реацу наружу, вызвав у нее легкое шоковое состояние. Да, она хоть и обладала большим уровнем реацу, но не была ровней даже адьюкасу.

— Признаю, вы очень сильны. Пожалуйста, освободите моего сына. Он единственный из моих детей, кто остался в живых после рождения. Я не могу его потерять.

— Для начала расскажи мне, кто такие нереиды, и тогда подумаем.

— Хорошо. Нереиды — это семья. Мой отец Нерей и моя мать Дорида — это люди, наделенные силой управлять морской стихией. Я и мои сестры также можем влиять на воду, жить под водой. Мы живем долго, обладаем силой, но остаемся людьми. Стараемся не соваться в дела жителей земли, но иногда не можем этого избежать.

— Понятно. Значит, твоя сила стала основой такой защищенности твоего сына….. Итак, что я могу тебе сказать, Фетида. Я, конечно, мог бы освободить твоего сына от вполне заслуженной им участи, но подумай сама, что это изменит? Он в отличие от тебя не наделен долголетием. Ты старше него, но выглядишь так, словно годишься ему в дочери. Рано или поздно он умрет, и ты уже ничего с этим не сможешь поделать. Даже вылечи ты его, а я знаю, что ты можешь это сделать, ему не протянуть слишком долго. А после смерти, его душа окажется в руках проводников душ и они отправят его на перерождение, где он забудет и тебя и свою прошлую жизнь. Я же намерен даровать ему совершенно иное будущее. Сейчас его тело сгорит в огне, и он очищенный от плоти и крови, пойдет со мной, где я дарую ему силу и новую форму, зато его память останется при нем, и ты сможешь с ним видеться, как только пожелаешь. Устраивает такое?

— Но он умрет!

— Верно. Но его душа сохраниться, вместе с ней вся его память, личность, знания. Брось, Фетида, ты же не хочешь потерять своего сына навсегда? Я тебе гарантирую, что сохраню его как личность, и ты сохранишь с ним связь. Просто поверь мне и позволь мне закончить сожжение троянского коня.

Мать задумалась, после чего бросила взгляд увлажненных глаз на коня за моей спиной.

— Поклянитесь своей честью, что вы сдержите свое обещание.

— Клянусь. Только сразу оговорюсь, что во всем есть риск неудачи, и этот случай не исключение….


Я сидел в зале приемов и размышлял над возможностью наиболее перспективной пустофикации захваченных человеческих душ. С одной стороны, пустофицировать душу не сложно, но вот что из этого получиться не совсем понятно. А вот возможность сотворить нечто новое, не подверженное первичным недостаткам первого поколения — это уже задача посложнее.

Мои размышления прервал Фобос, который зашел в зал и сразу же поклонился. Мда, наверное сложно кланяться самому себе. А может и нет….

— Что у тебя?

— Господин Арес, мы наткнулись на кое-что интересное.

— Говори.

Фобос молча вытащил из под своего плаща небольшой сосуд из стекла, заполненный чем-то сыпучим. Я взял его и осмотрел.

— На вид вроде пепел из Тартара. Только какой-то не такой. Я бы сказал, крупнозернистый, если к пеплу вообще применимо такое слово.

— Все правильно. Только этот пепел мы взяли с совершенно другого места, а не из Тартара, куда вы, помню, запретили соваться.

— И….

— Один из наблюдательных пунктов в горах подал недавно сигнал, и я отправился туда проверить, что произошло. Оказалось, что воины наблюдатели в ходе поиска новой точки для наблюдения, наткнулись на одно ущелье, в котором обнаружилось окаменевшие трупы около десятка пустых, по размеру соизмеримых с гиллианами. Все ущелье буквально засыпано эти пеплом. И мне кажется, что пепел Тартара имеет непосредственное отношение к этому самому ущелью. Думаю, мы нашли источник.


Глава-14 Жнец и его серп | Пантеон | Глава-16 Что-то с чем-то, и так далее